Сара Бибулатова. Фото: Кризисная группа СК SOS.

12 октября 2023, 20:19

Этническая чеченка рассказала о побеге из России после изгнания джиннов

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Чеченка Сара Бибулатова смогла уехать за границу за несколько дней до визита силовиков в шелтер, где она находилась. Причинами побега из дома стали семейное насилие, запрет на учебу и изгнание джиннов, сообщила сегодня Кризисная группа CK SOS*.

"Кавказский узел" писал, что девушек из Чечни и Дагестана, которые рассказали свои истории в фильме BBC "Когда я сбежала", вынудили решиться на побег от родных насилие в семье, принуждение к браку и угрозы убийством. Для жертв домашнего насилия побег зачастую становится единственной возможностью сохранить жизнь, подчеркнули правозащитники.

Саре Бибулатовой, этнической чеченке, всю жизнь прожившей в Баку, удалось сбежать из семьи и покинуть Россию после того, как родные отправили ее на лечение - изгнание джиннов - в Дагестан, сообщила сегодня Кризисная группа CK SOS*.

Сара жила в Баку в религиозной чеченской семье. Ее воспитывали богобоязненной мусульманкой. С самого детства она делала намаз, читала Коран, а с 10 лет держала Уразу — мусульманский пост. В 13 лет Сара начала носить хиджаб. Она сопротивлялась этому, а отец ее бил за недостаточную религиозность, разговоры с мальчиками-одноклассниками, за игры на улице. "Мне с самого детства говорили, что работать и учиться я не буду. В детстве было тяжело это принять: все другие дети о чем-то мечтают, а мне запрещено. Моя цель в этой жизнь — просто быть хорошей, послушной дочерью, выйти замуж и сохранить свой брак", — приводятся слова Сары в публикации. 

По ее словам, ее хотели забрать из школы сразу после шестого класса, но власти Азербайджана потребовали, чтобы девочка закончила девять классов. Предполагалось, что сразу после учебы девушку выдадут замуж, семья не могла ее сосватать, так как она не умела готовить, по этому поводу возникали ссоры. "Меня пытались научить готовить. Четыре раза была на четырех разных курсах по кулинарии. Я просто приходила туда, ела и шла домой. Я прекрасно знала, что чем бездарнее я в глазах родителей, тем дольше я останусь дома, поэтому я просто строила из себя такую вот никчемную, мол, не могу, не получается", — отметила Сара.

Сара сообщила, что четыре года после окончания учебы сидела дома, почти не выходя из своей комнаты. Появляться на улице без сопровождения отец не разрешал, о дальнейшей учебе мечтать не приходилось. В 2022 году она обратилась в представительство ООН, контакты организации нашла в сети и пожаловалась им на свою ситуацию. Сотрудники организации пригласили семью на встречу, на которую приехали Сара, ее мама и брат. Их развели по разным комнатам, и пока сотрудники беседовали с мамой и братом, Сару увели, посадили в машину и увезли в шелтер. Там она прожила несколько месяцев. А затем родители узнали, где находится Сара и потребовали отдать им дочь. Сотрудники заявили, что не отдадут девушку без ее согласия. По словам девушки она согласилась вернуться в семью, когда ее стала убеждать психолог, которая приходила в шелтер. "Я сама согласилась. Поверила родителям, вернулась домой. Я очень легко поддаюсь влиянию, особенно если это психолог. Потом я узнала, что моя семья ее подкупила. Мне об этом рассказала мама. Мы сидели за столом как-то раз, а мне мама так с юмором говорит: "А мы же ее подкупили", — рассказала Сара.

Домой девушка вернулась на определенных условиях: соцработник пообещала, что будет каждую неделю приходить и проверять, все ли хорошо у Сары. В случае проблем обещали, что девушку снова заберут в шелтер. Однако ровно через неделю Сара вместе с мамой и братом улетела в Саратов. Ей обещали, что там она пойдет в колледж, ведь в Саратове у них есть родственники, и там много русскоязычных учебных заведений. 

Она поверила, что ситуация изменилась. "Эта неделя между шелтером и Россией — это было самое лучшее время, которое я когда-либо проводила со своей семьей. Было такое внимание, забота, понимание. Мы с отцом говорили обо всем, что я чувствовала все это время, как мне было тяжело, и он вроде бы все понимал, и я искренне поверила, что все будет нормально. Но оказывается, у них все это время был план: вывезти меня из Азербайджана", — приводятся в публикации слова девушки.

Вместо учебы Сару отвезли к сестре в Дагестан, попросив надеть хиджаб. Через несколько дней после приезда Сары в Дагестан в дом ее сестры пришли два имама — их пригласила мать. Мужчины заявили, что в Саре сидят джинны и ей необходимо серьезное лечение. Девушка успела написать об этом сотрудникам ООН, прежде чем у нее отобрали телефон, однако те уже ничем не могли помочь. Два месяца Сару дважды в неделю возили в Исламский центр в городе Махачкала, где девушку упорно лечили от джиннов. Имам полтора часа читал ей Коран, потом плевал в лицо, давал нюхать травы, клал на спину и сильно бил по телу длинной палкой — так, что оставались синяки. Если Сара пыталась отказаться от процедур, имам угрожал ей электрошокером. Брат бил ее, если она отказывалась ехать в центр, говорится в материале. 

Родители, особенно мать, верили, что это излечит Сару от неправильных жизненных ориентиров, рассказала девушка. "Мама искренне в это верила, она каждый раз плакала, говорила, что ей тяжело видеть и знать, что ее дочь больна. <...> В первые дни я пыталась ее переубедить. Я все время плакала, пыталась донести до родителей, но они смотрели на меня как на душевнобольную. И я поняла, что смысла нет. Чем больше я пытаюсь их переубедить, тем больше они считают меня обезумевшей", — отметила Сара. 

По ее словам, она притворилась выздоравливающей, попутно с маминого телефона связалась с СК SOS* и смогла убедить мать съездить в Саратов, где правозащитники помогли устроить ей побег. "Я подбирала разные дни, общалась с координатором из СК SOS*. Бывало, что мы находили удобный маршрут и время, а потом получалось, что у меня вообще не выходит, потому что кто-то дома. И вот в один день племянница ушла на работу, все спят, и это было 09.00 утра. Я даже часы уже знала, когда мама крепко засыпает. Мы были с ней в одной комнате, она спала на кровати прямо напротив меня. И я знала, что в 09.00 утра она очень крепко уснет. Это был мой шанс. Я собрала вещи, мне заказали такси и написали: "Выходи". Я не успела ничего нормального с собой взять: закинула рюкзак, у меня в руках были сапоги и куртка. Из документов взяла только российский паспорт, все остальное от меня прятали. Я открыла дверь, и от этого звука проснулась моя мать, она произнесла мое имя, а я уже просто бежала к лифту. Мне казалось, что лифт слишком долго не приходил. Я сильно нервничала, уже слышала крики мамы, она будила племянника. И я успела выбежать на улицу — слава богу, такси прямо у подъезда ждало. Так я сбежала", — рассказала она.

После побега Сара жила в кризисной квартире и подружилась с другими подзащитными, в том числе с Седой Сулеймановой. "Переезда в другую страну пришлось долго ждать. Но, к счастью, я без проблем перенесла перелет. И страна, которая меня приняла, тоже прекрасная. У меня все вышло отлично. Я этому очень рада. Я решила уехать, потому что не хотела всю жизнь прятаться и бояться, что меня найдут, что за мной придут", — говорит она.

23 августа к сбежавшей из Чечни в Санкт-Петербург 26-летней Седе Сулеймановой и ее партнеру пришли силовики и забрали их в отделение, объяснив, что девушка подозревается в краже украшений. Затем молодого человека отпустили, а девушку отправили в Грозный, где допросили как свидетеля по делу о краже и передали дяде и тете. Адвокатам не позволили встретиться с подзащитной, сославшись на отказ девушки от их услуг, сообщила 25 августа Кризисная группа СК SOS*. 29 августа уполномоченный по правам человека в Чечне Мансур Солтаев отчитался о встрече с Седой Сулеймановой. Он заявил, что девушке ничего не угрожает, и она находится в безопасности, опубликовав также фотографию, на которой он и девушка сидят в креслах. При этом Кризисная группа СК SOS* отметила, что Солтаев опубликовал не видео беседы, а лишь фото, на котором на шее девушки виден след, похожий на гематому.

Через несколько дней после отъезда Сары из страны в кризисную квартиру СК SOS* пришли сотрудники полиции, которые искали ее как пропавшую без вести. Заявление подали родственники, хотя знали, что девушка ушла из дома добровольно. Сара дважды снималась с розыска и писала заявление, что ушла сама и не хочет возвращаться домой. Перед отъездом ее не было в розыскной базе данных. Лишь убедившись, что Сара покинула Россию, сотрудники прекратили поиски, а локацию шелтера пришлось менять.

Cара отметила, что самым большим потрясением для нее стала не адаптация к новому месту, а новости о том, что силовики увезли в Чечню Седу Сулейманову. "Несколько суток я просто проплакала. Я вообще не думаю, что смогу забыть эту ситуацию", — сказала девушка Сара. 

Она опасается за Седу Сулейманову. "Я знаю, что она никогда не подстроится под это окружение. У нее очень сильный характер, и она ни в коем случае не станет под это все подстраиваться. И тогда, и сейчас — мне очень тяжело. Особенно когда думаю, через что она сейчас может там проходить", — приводятся в публикации слова Сары.

"Кавказский узел" также писал, что Европейский суд по правам человека указал на нарушение статьи о запрете пыток и унижающего достоинство обращения и обязал Россию выплатить компенсацию правозащитницам Светлане Анохиной и Майсарат Килясхановой, которые находились в махачкалинском шелтере во время визита правоохранителей, силой забравших уроженку Чечни Халимат Тарамову.

10 июня 2021 года в Дагестане силовики и их коллеги из Чечни явились в Махачкале в шелтер — квартиру для жертв домашнего насилия, задержав журналистку Светлану Анохину, сотрудников проекта "Марем" и мать 15-летней дочери, скрывавшейся от семейного насилия. Их целью было вывезти из шелтера жительницу Чечни Халимат Тарамову, которая сбежала из республики, пожаловавшись на домашнее насилие. На теле Ираиды Смирновой, Майсарат Килясхановой и Светланы Анохиной, находившихся тогда в шелтере, были зафиксированы различные травмы, некоторые от ударов тупым предметом. 28 марта стало известно, что ЕСПЧ коммуницировал их жалобу. В шелтере были задержаны журналистка Светлана Анохина и волонтеры проекта "Марем". Их обвинили в сопротивлении полиции, но все задержанные были оправданы махачкалинским судом, который не нашел в их действиях состава преступления. Соосновательница сети взаимопомощи женщинам "Ты не одна" Алена Попова после вывоза Тарамовой из махачкалинского шелтера в Чечню заявила, что врио главы Дагестана Сергей Меликов должен уйти в отставку, если не может обеспечить безопасность женщин в республике.

Читайте "Кавказский узел" в Telegram без установки VPN и используйте браузер CENO для обхода блокировок. Также призываем читателей установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если позднее приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, или доступ к "Кавказскому узлу" будет ограничен – вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением. Через VPN можно продолжать читать "Кавказский узел" на сайте, как обычно, и в Twitter. Можно смотреть видео "Кавказского узла" на YouTube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp** могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* включено в реестр иностранных агентов.

** деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) запрещена в России.

Автор: "Кавказский узел"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

12 июля 2024, 19:03

  • Осетинские журналисты сочли надуманной проблему никабов

    Вопрос о запрете никабов не стоит в Северной Осетии и муфтият не выступал с рекомендацией отказаться от их ношения, заявил заместитель муфтия региона. Связи между экстремизмом и одеждой нет, а для противодействия ему нужно развивать гражданские институты и повышать уровень жизни, считают опрошенные "Кавказским узлом" журналисты и блогеры.

12 июля 2024, 18:07

12 июля 2024, 17:15

12 июля 2024, 16:28

12 июля 2024, 15:46

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей