28 июля 2023, 09:05

Три вердикта присяжных не помогли уроженцу Дагестана добиться оправдания

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Апелляционный суд отменил третий по счету оправдательный приговор двум уроженцам Дагестана, обвиняемым по делу об убийстве сотрудника "Черномортранснефти" Сергея Сайпутдинова. Один из подсудимых рассказал, что его пытали, в том числе в Чечне, чтобы добиться признания.

Как писал "Кавказский узел", в июне 2013 года уроженец Дагестана Абдул-Муслим Сулейманов был задержан по подозрению в убийстве сотрудника службы безопасности ОАО "Черномортранснефть" Сергея Сайпутдинова. Родственники и адвокат сообщали, что Сулейманов рассказывал им о пытках в СИЗО и принуждению к даче ложных показаний. Обвиняемым по делу также проходил Давуд Омаров, которого следствие считает организатором убийства. В 2016 году присяжные признали обоих невиновными, однако Верховный суд России направил дело на новое рассмотрение в Верховный суд Дагестана.

Начальник кизлярского филиала службы безопасности "Черноморсктранснефти" Сергей Сайпутдинов был убит в ночь на 29 июня 2012 года. Абдул-Муслиму Сулейманову было предъявлено обвинение по статье 222 УК РФ (незаконный оборот оружия) и по 105 УК РФ (убийство). Сулейманова задержали на посту в Махачкале, когда он выехал проведать свою родственницу. Защита заявляла о фальсификации дела, поскольку у Сулейманова имелось алиби: в день убийства он находился в больнице рядом с попавшим в ДТП двоюродным братом, за которым ухаживал 27 дней.

Присяжные трижды оправдали Сулейманова и Омарова

Оправдательный приговор был отменен уже три раза, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Сулейманова Эльвира Айдинова. "Следствие было окончено, [дело] направлено в ВС Дагестана и трижды был оправдательный приговор. Каждый раз апелляционная инстанция отменяла и направляла в суд первой инстанции. 27 апреля по апелляционному представлению гособвинителя Щербина А.Г. оправдательный приговор ВС Дагестана от 1 февраля отменен. Суд апелляционной инстанции мотивировал решение тем, что "на присяжных оказывалось давление, что исследовались вопросы, касающиеся процедуры собирания и закрепления доказательств, которые были способны вызвать предубеждение у присяжных". Дело направлено в ВС Дагестана, чтобы в новом составе суда начать новое, четвертое по счету разбирательство", - рассказала она.

27 апреля Третий апелляционный суд общей юрисдикции, вынося решение об отмене приговора по апелляционному представлению прокурора, мотивировал это тем, что в прениях защитники "выходили за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными, ставили под сомнение допустимость доказательств, искажая их содержание, обсуждали полноту и качество предварительного расследования". "Такими заявлениями представители защиты подвергли сомнению соблюдение уголовно-правовой процедуры получения на предварительном следствии доказательств, формируя тем самым, негативное отношение коллегии присяжных заседателей к доказательствам, представленным стороной обвинения", - говорится в мотивировочной части апелляционного определения, копия которого имеется в распоряжении "Кавказского узла".

7 июня замгенпрокурора России Андрей Кикоть направил суду ходатайство об изменении территориальной подсудности и переносе дела из Дагестана в Карачаево-Черкесию или Ставрополье, пояснив, что "при рассмотрении дела повторно в Дагестане объективность и беспристрастность разбирательства по делу будут поставлены под сомнение", так как оправдательные приговоры трижды отменялись по представлению гособвинения. Также он указал, что, по данным УФСБ по Дагестану, Давуд Омаров и Абдул-Муслим Сулейманов, "имея связи в криминальной среде республики", могут повлиять на присяжных и исход судебного рассмотрения. 30 июня Пятый Кассационный суд общей юрисдикции в Пятигорске не удовлетворил требование Генпрокуратуры.

25 июля в Пятый кассационный суд Пятигорска поступила кассационная жалоба защиты на апелляционное определение суда от 27 апреля, сообщила Эльвира Айдинова. Она пояснила, что защита требует отменить апелляционное определение и оставить в силе третий по счету оправдательный приговор от 1 февраля 2023 года.

"Столько лет рассматривается это дело, но [следователи] не теряют надежды склонить суд к необходимому им решению. Во время следствия подсудимых возили в КЧР, Ставрополье. Где их только ни пытали, и что только с ними ни делали! Согласно версии следствия, Омаров является заказчиком убийства Сайпутдинова, а Сулейманов – исполнителем. Их оправдывают, выпускают, после чего Сулейманова похищали в Чечню по этому же делу, где оказывали давление и применяли пытки. По этому делу их трижды оправдывали, трижды отменяли приговор, и это не заканчивается", - рассказала Айдинова.

Защита также требует прекращения уголовного преследования Сулейманова и Омарова. "Приговор постановлен в соответствии с требованием закона, регламентирующим рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей и на основании оправдательного вердикта, вынесенного в отношении Сулейманова и Омарова. Суд сохранял объективность и беспристрастность, обеспечил равноправие сторон. В обосновании обжалуемого апелляционного определения суд ссылается на допрос адвокатом обвиняемых свидетеля, во время которого она охарактеризовала подсудимых как неплохих людей, а также довела до сведения присяжных заседателей информацию о наличии у них семьи и детей. При этом в определении не указано, каким образом доведение до сведения присяжных этих сведений могло вызвать предубеждение", - указала Айдинова в своей кассационной жалобе.

Сведения о наличии у подсудимых семьи и детей не относятся к таким данным о личности подсудимого, которые, согласно положениям УПК РФ, могут вызвать предубеждение присяжных заседателей, заявила адвокат.

Она сообщила, что уголовное преследование имело серьезные последствия для здоровья ее доверителя. "Его совсем запытали током, он передвигается на костылях, перенес операцию на сердце, мы писали на все это множество жалоб", - сказала Эльвира Айдинова.

По словам Айдиновой, ее допускали не ко всем следственным действиям. "Следствие должно производиться в том месте, где совершено преступление, но чтобы оказать давление, Сулейманова возили по всем республикам Северного Кавказа. Меня для участия в следственных действиях не допускали, их проводили с дежурными адвокатами", - рассказала она. 

Сулейманов сообщил о пытках в Чечне и фальсификации уголовного дела

Попытка Генпрокуратуры перевести дело в иной регион связана с желанием оказания давления на суд и вынесения неправосудного решения, считает сам Абдул-Муслим Сулейманов. По его мнению, заявление, основанное на рапорте ФСБ о наличии у него и Омарова криминальных связей в Дагестане, стало "откровенной дезинформацией суда".

"В суде одна из свидетелей, Квитко Валя, заявила, как давление на нее оказывал лично прокурор, на которого указала прямо в зале судебного заседания, он являлся представителем гособвинения. Он пришел к ней домой с готовыми показаниями […] что она должна говорить в суде, чтобы оговорить меня. Она заявила об этом в суде и принесла лист бумаги, с которого он сказал ей читать показания. Этот лист был приобщен к материалам дела. Давление оказывается именно таким образом, как оказывали на нас, когда похищали и пытали, заставляя признаться в том, что мы не совершали. У нас же на каждом судебном заседании судья спрашивала у присяжных, оказывалось ли на них какое-либо давление, кто-либо подходил, угрожал? И подобное никто не сообщал на протяжении всех трех судебных процессов с разными составами присяжных", - рассказал Сулейманов корреспонденту "Кавказского узла".

Он заявил, что все эти годы он и его семья живут в страхе и под давлением со стороны силовиков. Давление оказывают как республиканские и федеральные силовики, так и сотрудники из соседних регионов, рассказал Сулейманов.

"Все это длится 10 лет. Меня похищали в Чечню 6 января 2017 года, лично [руководитель подразделения силовой структуры] меня пытал. Я там тоже ни одну бумагу не подписал. Во время пыток меня били какой-то пластиковой трубой, на ней бы саморез, которым меня ударили в шею и саморезом вскрыли мне вены, разрез был до позвоночника, у меня до сих пор шрамы. Меня отвезли тогда в реанимацию, наложили 26 швов, вновь привезли в отдел и продолжили пытки, чтобы я согласился с убийством и с пистолетом. Не добившись ничего, мне придумали там дело о фальшивомонетничестве. Меня 1 год и 10 месяцев там держали, и в суде отпустили за отсиженным сроком. Я как на минном поле, переживая за свою жизнь, за своих родных и близких. Это угрозы, давление со всех сторон, постоянные обыски, попытки "отжать" имущество, они сделали меня инвалидом II группы", - сказал он.

Также Сулейманов заявил о множестве противоречий в материалах уголовного дела, подтасовках и "откровенных фальсификациях". "Я не поставил свою подпись ни под одним протоколом, несмотря на пытки. Однако подписи там стоят, и мы заявляли множество ходатайств о почерковедческой экспертизе. У меня железное алиби, которое подтверждают врачи, пациенты и их родственники, с которыми в этот период мы находились в больнице, когда я ухаживал за ныне покойным братом. Следствие утверждает, что в одних показаниях я взял 250 тысяч [рублей] за убийство, в других 130, а в третьих – бесплатно. Они утверждают, что я в "Вольво-центре" должен был закрыть долг в 250 тысяч рублей и потому убил человека. И они пишут сами, что задержали меня на бронированном "Гелендвагене" стоимостью 840 тысяч евро. У меня одни колеса на авто стоили 1,5 миллиона рублей. Моя семья в то время не нуждалась в деньгах, у нас были транспортные компании, хороший бизнес", - рассказал Сулейманов.

По его словам, фальсификация материалов уголовного дела происходила и на судебной стадии, когда следствие изъяло из дела материалы, компрометирующие версию следователей. "Из дела они просто расшили [изъяли из подшивки] всё, что им мешало, и удалили. Когда мой адвокат включил аудиостенограмму суда, они просили не поднимать шум об этом. Они просто удалили с компакт-дисков то, что им мешало", - сказал Сулейманов.

Предварительное слушание по новому рассмотрению дела Сулейманова и Омарова было назначено Верховным судом Дагестана на 11 июля, однако заседание не состоялось. Дата нового заседания пока неизвестна ни обвиняемым, ни их защитникам, передал 27 июля корреспондент "Кавказского узла".

Читайте "Кавказский узел" в Telegram без установки VPN и используйте браузер CENO для обхода блокировок. Также призываем читателей установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если позднее приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, или доступ к "Кавказскому узлу" будет ограничен – вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением. Через VPN можно продолжать читать "Кавказский узел" на сайте, как обычно, и в Twitter. Можно смотреть видео "Кавказского узла" на YouTube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) запрещена в России.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

26 мая 2024, 08:51

  • Военный из Каспийска убит в зоне СВО

    Марат Муртузалиев убит в зоне спецоперации на Украине, сообщили власти Каспийска. С начала военной операции официально признаны убитыми не менее 898 военных из Дагестана.

26 мая 2024, 07:57

26 мая 2024, 07:03

26 мая 2024, 06:09

26 мая 2024, 05:14

  • Аналитики отметили политический характер преследования НПО в Абхазии

    Власти Абхазии предвзято относятся к сотрудникам местных неправительственных организаций, оказывая на них фактически давление, отметили опрошенные "Кавказским узлом" аналитики. По их словам, такое давление вкупе с законом об иноагентах, который находится на рассмотрении парламента, может серьезно ухудшить ситуацию с деятельностью НПО.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей