Фото: Дарья Корнилова/Facebook

11 ноября 2021, 04:20

Лидеры ингушского протеста возмутились заявленными прокуратурой сроками

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Сроки, которые запросила прокуратура для обвиняемых по ингушскому делу, чрезмерны и подрывают доверие простых людей к властям, заявили подсудимые. Аналогичное мнение высказали опрошенные "Кавказским узлом" жители Ингушетии, которые приехали поддержать активистов.

Как сообщал "Кавказский узел", с ноября 2020 года в суде на Ставрополье рассматривается дело лидеров протеста в Ингушетии, которых обвиняют в создании экстремистского сообщества. Обвиняемые находятся под арестом. 8 ноября по этому делу начались прения, обвинение попросило суд приговорить к девяти годам заключения Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Малсага Ужахова, а Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева – к восьми годам заключения. Для Зарифы Саутиевой прокурор запросил у суда 7,5 года колонии. 9 ноября на заседании суда защита заявила об отсутствии фактических доказательств вины подсудимых и попросила оправдать их.

26 марта 2019 года в Магасе состоялся масштабный, согласованный с властями митинг против соглашения о границе с Чечней. Протестующие не разошлись на ночь, и утром силовики попытались разогнать их. Произошли столкновения. В начале апреля 2019 года, в республике прошли массовые аресты активистов, говорится в справке "Кавказского узла" "Ингушетия: за девять дней задержаны 40 активистов". По данным Правозащитного центра "Мемориал"*, по состоянию на 21 июля, по "ингушском делу" были вынесены обвинительные приговоры в отношении 37 человек. Все судебные процессы проходят за пределами республики – в Ставропольском крае. Преследование ингушских активистов ведется по политическим мотивам и направлено на прекращение публичной критики власти, утверждают правозащитники.

Обвиняемые по "ингушскому делу" заявили 10 ноября корреспонденту "Кавказского узла", что прокуратура запросила необоснованно длительные сроки для них. 

"Если посмотреть, что всё это дело сфабриковано, и они прекрасно это знают, это было чрезмерно <...> Мы, конечно, ждали, что они срок нам объявят, потому что оправдать они не оправдают, они не могут признать свою вину. Если нас сегодня оправдают, судить надо их, так? А этого власти не допустят, мы это понимали. Но с другой стороны – они же ни одного факта не привели! Только общие разглагольствования. Это вообще бред, что они прочли. И при этом просить девять лет – это очень много", – сказал Малсаг Ужахов корреспонденту "Кавказского узла". 

Гособвинители не привели в прениях конкретных фактов – преступлений, совершенных подсудимыми, когда они были совершены, кем, где, чем это подтверждается. Всё обвинительное заключение состояло из общих слов и выводов – мол, "создали экстремистское сообщество", но никаких конкретных действий, кроме "освещения митинга через СМИ", "записи видеообращений" и подобного, что не является преступлением, прокуроры не указали.

Хотя право просить большие сроки по вменяемым статьям у прокуроров есть, признал Ужахов. "Если бы они защитили (свою версию) - такое право у них есть, и больше даже (могут просить по этим статьям). Но люди, которые за целый год ни "бэ", ни "мэ" - ничего не сказали... И всё, что они (прокуроры) приводили, – всё тут опровергалось, даже самими свидетелями обвинения. И после этого говорить то же самое – ну, это вообще никакой совести не иметь!" – заключил он.

"Нас этими сроками не сломить. Наша позиция – наша земля, наш народ – она остается такой же, как была <...> Ясно, что это политический заказ", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Ахмед Барахоев.

"Свобода человека попирается, свобода слова попирается, никаких прав мы не имеем в этой стране. И лицемерие прокуратуры, эти ложные обвинения, несуществующие экстремистские сообщества – это делается для того, чтобы сломать дух ингушского народа, чтобы ингушский народ от своей государственности отказался. Никогда мы не откажемся! Не для этого мы добивались своей государственности. К чеченскому народу мы претензий не имеем, но тем лицемерам, марионеткам Кремля, которые нас этими судами хотят сломить, я могу сказать, что всё это нас еще сильнее объединило, консолидировало, укрепило, и мы будем бороться до конца, не сомневайтесь!" – заключил Барахоев.

Барах Чемурзиев назвал сроки, которые попросила прокуратура, "чудовищными". "Как могут относиться к этому люди, которые не совершали этих преступлений? Крайне возмутительно. Запрашивать такие сроки для простых людей, которые просто вышли на митинг, чтобы заявить о своих правах, это уже за гранью добра и зла", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла". 

"Энгельс писал, что для того чтобы уничтожить государство, нужно наказывать невиновных и освобождать от наказания виновных. Если бы я был врагом России, то я советовал бы делать то, что сделали следователи и прокуроры – сажать невиновных, а виновных назначать замминистра обороны. С такими "друзьями", как следователи и прокуроры СКФО, федеральной власти врагов не надо. Приговаривая невиновных пенсионеров, женщину и многодетных отцов к восьми-девяти годам лишения свободы, прокуроры возбуждают ненависть среди жителей Северного Кавказа к российскому государству. При этом они получают за это зарплату, превышающую МРОТ в 10 раз, и всевозможные блага и льготы", – посетовал он.

Проявления излишней жестокости и несправедливости "дискредитируют федеральную власть и подрывают доверие народа к государству", предупредил Чемурзиев. "Самое страшное для любого режима – это создание такой обстановки, когда народ отворачивается от власти, становится равнодушным и саботирует взаимодействие с ней. Именно такая социально-политическая ситуация привела к тому, что в 1917 году династия Романовых, которая правила 300 лет, рухнула в один день, и никто не вышел ее защищать. То же самое произошло с советским тоталитарным режимом в 1991 году, который так же рухнул в один день совершенно бескровно", – считает Чемурзиев. 

Жители Ингушетии назвали несправедливыми запрошенные прокуратурой сроки

Прения сторон начались 8 ноября, и три дня подряд судебные заседания очевидным образом привлекали повышенное внимание жителей Ингушетии. На заседания все эти дни приезжало множество людей – гораздо больше, чем на предыдущие. 

10 ноября у здания Ессентукского городского суда стояло не менее 25 человек. На заседания и в здание суда их не пускают, так как из-за пандемических ограничений в зале могут находиться только три зрителя единовременно. Однако приехавшие смогли зайти в зал заседания в перерывах и пообщаться с подсудимыми. Они заходили по трое, общались с обвиняемыми порядка пяти минут, после чего "тройка" сменялась. 

Перед началом заседания, когда вошла уже третья "тройка" тех, кто приехал, чтобы хотя бы коротко повидаться с подсудимыми и поприветствовать их, прокурор, ожидавший начала заседания, пытался этим возмущаться. Однако судья позволил задержать начало заседания минут на 20, чтобы желающие увидеть обвиняемых могли зайти, пообщаться и выйти, уступив место следующей "тройке". Перед заседанием обвиняемых смогли поприветствовать не менее 12 жителей Ингушетии. В перерыве между первой и второй частью заседания люди также приходили.  

Опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" сочувствующие поделились своими впечатлениями по поводу запрошенных прокурорами сроков.

"Я считаю, что это преступление, которое творится не только по отношению к ним, а вообще в нашей стране. Законов нету. Люди вышли для того, чтобы потребовать от руководства России, чтобы соблюдалась Конституция РФ и законы РФ, а их сажают в тюрьмы, а преступники могут находиться на свободе! Это незаконно и несправедливо! <...> Сама Конституция Российской Федерации никем не соблюдается. Она для тех, кто имеет власть и деньги", - сказал житель Ингушетии Багаудин Хадзиев.

По его словам, новости о том, какие были запрошены сроки, в Ингушетии, в его окружении были восприняты негативно. "Мы вообще считали, что им компенсируют моральный и материальный ущерб, который был нанесен (заключением под стражу), извинятся и отпустят! Потому что они никакого преступления не совершили. А те, кто совершил преступление, сейчас управляют всем, чем угодно, но не сидят в тюрьме", – сказал Хадзиев.

"Восприняли, конечно, более чем негативно (запрошенные сроки). Когда расхищают миллиарды и десятки миллиардов, они отпускают под домашний арест. За убийство дают пять-шесть лет. А здесь люди, которые защищали права собственного народа – им предъявили обвинения в экстремизме, в создании каких-то там непонятных экстремистских организаций... Это бред и абсолютное беззаконие", – сказал член Совета тейпов ингушского народа Магомед-Рашид Плиев

"Малсаг Ужахов, будучи председателем Совета тейпов, послал письма во все силовые структуры, чтобы пригласить их, чтобы их сотрудники присутствовали на собраниях. Как мог человек, якобы задумавший что-то экстремистское, так сделать?" – недоумевает он. 

По словам Плиева, у "абсолютного большинства ингушского населения" реакция на запрошенные сроки – негативная. "Это воспринимают как издевательство над народом. Это же показательный суд, чтобы в следующий раз ингушский народ не выходил на митинги, не требовал их проведения, не подавал заявки. Чтобы предотвратить возможные протесты. Хотя поводов для проведения митингов, протестных акций у ингушского народа предостаточно", – сказал Плиев.

"Это судилище, которое сегодня происходит здесь, восстанавливает народ против нашего так называемого правосудия, восстанавливает против существующего режима. Это судилище - это как будто намеренно, чтобы народ не воспринимал политику, проводимую федеральным центром, восстанавливает народ против этой политики. Это как будто вредительство", – добавил он.

Жители Ингушетии "крайне возмущены" теми сроками, которые запросила для обвиняемых прокуратура, заявил корреспонденту "Кавказского узла" член Совета тейпов Дауд Гатиев. "Получается, люди, которые говорят правду, объявляются у нас "иностранными агентами"... Идем в сторону сталинизма. И те наследники (Андрея) Вышинского, (Генриха) Ягоды – они у нас сегодня вершат политику. Это действия, направленные на развал государства! Вот это действие власти – это полная дискредитация и федеральной власти, и местной", – сказал он.

"Народ воздерживался от митингов, дали возможность им выборы провести... Ожидали, что власть пойдет навстречу народу. Но эти последние их действия, эти огромные сроки людям, которые говорили правду... Наш народ очень чувствителен к правде. Почему люди пошли (на митинг)? Они не пошли ни из-за Ужахова, ни из-за Барахоева – они пошли из-за своих убеждений, потому что их довела эта власть. И что мы видим? Выявили у нас хищения, руководство республики об этом объявило – и ни одного уголовного дела не заведено! <...> Человек, который всю свою жизнь прожил честно, которому доверяет народ с детства... объявляется "иностранным агентом". Власти не понимают, что своими действиями разваливают страну. Их надо наказывать на самом деле!" – заявил собеседник. 

Брат Малсага Ужахова Саварбек Ужахов признался корреспонденту "Кавказского узла", что озвученные гособвинением сроки стали "большим ударом для всей семьи". "Я не ожидал. Я был на многих заседаниях и, как я понял, доказательной базы к этим статьям, которые им предъявили, нет. И я думал на основе этого, что не будет таких больших сроков. А прокурор запросил максимум. Но мы, конечно, продолжаем надеяться на лучшее", – сказал он. 

Барахоев рассказал о состоянии здоровья

В течение заседания Ахмед Барахоев надсадно кашлял. Он сообщил корреспонденту "Кавказского узла", что у него затяжной бронхит. Медицинскую помощь, оказываемую в СИЗО, он назвал "формальной". "Я уже две недели кашляю. Ну, пришел фельдшер, дал таблетки от кашля на три дня, ушел – и всё. Температуру замерил, ее не было. Он сказал, что ковида нет – "жить будешь", – рассказал Барахоев.

Также он сообщил, что уже более полугода как отдал оригиналы документов на оформление инвалидности начальнику медсанчасти СИЗО и никакого результата. "Я хотел на суде показать, что я инвалид. Но удостоверения у меня пока нет, я его не успел оформить. Отдал документы (в медсанчасть СИЗО), но они не организовывают, не вывозят (на обследование на получение инвалидности)", – сообщил Барахоев. 

В сентябре на суде выступала как свидетель супруга Барахоева Эсет Хамхоева. Она рассказала, что в 2017-2018 годы у ее супруга были большие проблемы с коленом, он перенес операцию и долго восстанавливался – вплоть до мая 2018 года, при этом не мог сам ходить.

Информация о задержаниях противников соглашения о границе с Чечней собрана в хронике "Кавказского узла" "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней", а новости об уголовном деле лидеров протеста публикуются на тематической странице "Ингушетия: дело лидеров протеста".

* организация включена Минюстом России в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Автор: Алена Садовская источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

15 июня 2024, 02:56

15 июня 2024, 01:57

15 июня 2024, 00:58

  • Жители Буйнакска пожаловались на отсутствие графиков подвоза воды

    В больнице Буйнакска остаются 89 человек, обратившихся к врачам после отравления водопроводной водой. Говорить о том, что вода соответствует нормам, пока преждевременно, отметили представители властей. Жители Буйнакска пожаловались, что график и время подвоза воды по конкретным улицам нигде не обнародован.

14 июня 2024, 23:59

14 июня 2024, 23:46

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей