23 июня 2021, 04:53

Правозащитники раскритиковали решение Страсбургского суда по делу Радика Бапинаева

Европейский суд по правам человека не назначил компенсацию родным застреленного силовиками жителя Кабардино-Балкарии Радика Бапинаева, что снижает значимость принятого им решения, отметили правозащитники Валерий Хатажуков и Магомед Абубакаров. Это решение суда в любом случае не окажет влияния на российские власти, считает правозащитник Магомед Муцольгов. Мать Бапинаева надеется, что после этого решения сможет захоронить тело сына.

Как писал "Кавказский узел", Радик Бапинаев, убитый в 2007 году в центре Нальчика в ходе столкновения с милицейским патрулем, подозревался в участии в нападении и убийстве сотрудников ГИБДД в 2005 году. Верховный суд Кабардино-Балкарии в 2008 году отказал матери  в выдаче тела для захоронения. 15 июня стало известно, что Страсбургский суд признал неправомерным отказ Бапинаевой в выдаче тела сына, но не стал назначать ей компенсацию морального ущерба.

В конце февраля 2005 года в Нальчике  был ликвидирован лидер джамаата "Ярмук" Муслим Атаев. В ходе спецоперации погибла сестра Радика Бапинаева, Олеся Трунова, которая была на восьмом месяце беременности. После гибели сестры Бапинаев примкнул к джамаату "Ярмук".

В соответствии со статьей 8 Федерального закона №8 "О погребении и похоронном деле" власти обязаны выдать тело умершего супругу, близким родственникам или иным законным его представителям, взявшим на себя обязанность осуществить погребение, пояснил корреспонденту "Кавказского узла" адвокат "Правовой инициативы"* Рустам Мацев.

Согласно этому же закону, выдача тела не может быть задержана на срок более двух суток с момента установления причины смерти, подчеркнул он. На сроки выдачи тела, с точки зрения закона, могут повлиять только процедуры, связанные с проведением судебно-медицинских экспертиз, указал юрист. "Но в данном случае, для проведения генетической и иных экспертиз, сами тела, по идее, не требуются, достаточно мазка слюны, образца крови", - пояснил Мацев.

В то же время этом законе есть статья 14.1, регулирующая вопрос погребения лиц, чья смерть наступила в результате пресечения их террористической деятельности, добавил адвокат.

"Погребение лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с их участием в террористической деятельности прекращено из-за их смерти, наступившей в результате пресечения данной террористической акции, осуществляется в порядке, установленном правительством России. Тела указанных лиц для захоронения не выдаются, и о месте их захоронения не сообщается", - говорится в статье 14.1 Федерального закона №8 "О погребении и похоронном деле".

"Сам факт безоговорочного отказа, установленного на законодательном уровне, в выдаче тел любых убитых в ходе контртеррористической операции, без индивидуального разбирательства по каждому конкретному убитому человеку является вмешательством в частную и семейную жизнь и нарушением статьи 8 Европейской конвенции о защите прав и свобод человека (о праве на уважение частной и семейной жизни)", - сказал Мацев. "Хотя Европейский суд допускает, что не всякое подобное вмешательство в частную жизнь, обязательно будет нарушением права, предусмотренного статьей 8", - добавил он.

Мацев отметил, что обжаловать решение ЕСПЧ по жалобе Бапинаевой будет сложно. "Теоретически любое постановление ЕСПЧ можно обжаловать в Большую палату суда. Вопрос в оценке перспектив, а их, на мой взгляд, практически нет. По сути, это попытка изменить прецедентную практику суда, а это не так просто" ,- сказал юрист. Он отметил, что ситуации, когда ЕСПЧ признает нарушение, но не назначает компенсацию, "типично для суда по такой категории дел".

Мать Радика Мадина Бапинаева сказала корреспонденту "Кавказского узла", что решение ЕСПЧ ее "очень расстроило". "Столько лет с надеждой ждать, а потом вот так вот. Мы столько документов собирали - и характеристику с учебы, и всё. Он такой спокойный был [...] Все соседи, весь район наш, кто знал моих детей - все были в шоке. И я очень много бумаг для суда собрала, подписывала много. Столько денег потратила. Эти-то ребята ("Правовая инициатива"* - прим. "Кавказского узла") у меня ничего не брали, но у меня был еще свой адвокат - ему платила. Каждое заявление стоило больших денег. Я думала, что будет компенсация", - отметила она.

По словам Бапинаевой, Радик не был кремирован, он "захоронен на кладбище, где хоронят тех, кого считают террористами", под номером. Она сказала, что теперь надеется перезахоронить тело сына. "Сейчас делают перевод (решения ЕСПЧ - прим. "Кавказского узла").  Она добавила, что не знает пока, куда обращаться по вопросу перезахоронения, и надеется на помощь адвокатов в этом вопросе.

"В деле с Бапинаевым власти проигнорировали вопрос суда о том, известно ли им, где находится тело", - рассказал Мацев. По словам адвоката, конкретных сроков по выдаче тела после решения ЕСПЧ нет, и "суд их тоже не устанавливает". "Постановление суда вступает в силу через три месяца, после чего она может обратиться с заявлением с просьбой сообщить место захоронения,  ссылаясь на постановление суда, то есть как бы во исполнение судебного решения. Но какая будет реакция - неизвестно. По делам, где была кремация, это не привело к желаемому результату, а что ответят ей - будет видно", - сказал Мацев.

"Я так хотела забрать единственного сына. Он инвалид с детства. Я его и отучила до 25 лет (Радик был убит, когда ему было неполных 26 лет - прим. "Кавказского узла"), и как всё это было непросто. Сперва дочку убили, потом сына - какая-то напасть", - посетовала Бапинаева. "Я воспитала неродного сына, от первого брака, и его убили в Абхазии, в абхазско-грузинской войне. Но его хоть захоронить дали. Мы поехали с отцом, привезли [...] Осталась только младшая девочка у меня", - рассказала она.

Отсутствие решения о компенсации вызвало недоумение правозащитников 

"Мы это (решение ЕСПЧ) приветствуем. Это тема, которая постоянно поднималась после 13 октября 2005 года. Мы постоянно требовали выдачи тел, постоянно об этом говорили, были даже обращения в Конституционный суд, связанные с невыдачей тел. Так что это решение правильное", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" руководитель "Кабардино-Балкарского правозащитного центра" Валерий Хатажуков

Он отметил, что не совсем понимает ситуацию, когда нарушение признали, а компенсация не назначаются. "Тогда ведь государству будет плевать на жалобы людей. Ну, признали (нарушение) - так признали. Если нет компенсации, влияние этого решения на органы власти будет неполноценным. Мы считаем неправильным то, что нет компенсации", - добавил правозащитник. 

Случаи невыдачи тел получили широкое распространение в Кабардино-Балкарии после октября 2005 года, сказал Хатажуков. "Мы с этим столкнулись в массовом порядке, вокруг этого было много шума", - отметил он. Но последние пару лет этой проблемы нет, добавил правозащитник. 

"Государство основывает свое решение, ссылаясь на федеральный закон о погребении, где оговаривается, что тела лиц, которые были убиты в результате совершения ими террористического акта или пресечения такового, родственникам для захоронения не выдаются. И место их захоронения не указывается, и родственники не информируются. Якобы этот закон принят для того, чтобы такие места - места погребения указанных лиц - не стали каким-то культом. Я считаю, что это неоправданно - по крайней мере, ни одного такого факта не было, который можно было бы привести в оправдание", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат из Кабардино-Балкарии Магомед Абубакаров. Он по соглашению с "Правовой инициативой"* представлял интересы Бапинаевой на стадии исчерпания внутренних средств правовой защиты (то есть еще в России - прим. "Кавказского узла"). 

"Очень часто бывали случаи, особенно на Северном Кавказе, когда речь шла, по сути, об убийствах... Могут убить любого человека, рядом положить оружие и сказать, что он оказал сопротивление. Сейчас таких случаев, к счастью, мало, но ранее, после событий октября 2005 года, было очень много. Тяжело разобраться, когда такие случаи происходят, где на самом деле человек оказал вооруженное сопротивление - ведь такое тоже было, нельзя это отрицать", - пояснил Абубакаров. По его словам, эффективного расследования по таким делам не проводится.

"Если выпускают постановление в связи со смертью о прекращении уголовного дела, оно ведь не означает, что человек виновен - это дело всего лишь прекращено. У нас и Конституционный суд по этому поводу высказывался. У нас виновным может признать только вступившее в законную силу решение суда. В случае с Бапинаевым этого нет. Как и во многих других подобных случаях. И вопрос, действительно ли он оказывал  сопротивление, очень сложный... Есть случаи, факты, когда человека просто убивали, и даже когда тело выдавали, там были следы пыток. Это, например, дело Аслана Емкужева. Там тело было выдано, и явные следы пыток были. То есть было видно, что человека сперва похищали, пытали, намеренно или не намеренно это приводило к его смерти, и они инсценировали такую ситуацию, что якобы человек оказал вооруженное сопротивление", - сказал Абубакаров. 

16 марта 2011 года в ходе контртеррористической операции в Нальчике силовики убили Аслана Емкужева. По данным Национального антитеррористического комитета, он проходил диверсионно-террористическую подготовку в Ливане и воевал на стороне боевиков. Российское правительство в мае 2020 года заявило, что жительница Кабардино-Балкарии Хайшат Емкужева обратилась в Европейский суд по правам человека, не исчерпав средства правовой защиты внутри страны. Следствие отказалось расследовать убийство ее сына во время спецоперации, возразили в "Правовой инициативе".

Он добавил, что ранее такие случаи "были многократны, а на сегодняшний день таких случаев, к счастью, практически нет". 

"Сам факт, что признано нарушенным право (ЕСПЧ), - это, конечно же, правильно. Это очевидно, учитывая, что не было приговора, решения, что он действительно оказал вооруженное сопротивление и совершал те преступления, в которых его обвиняют. Возбудили дело, убили человека, прекратили дело. Мертвый уже не может оправдаться. А для родственников этого, конечно же, недостаточно. Я полагаю, что здесь должна была быть какая-то компенсация. Хотя деньгами этот вопрос, эту боль матерей, родных не закрыть", - сказал  Абубакаров.

Он сказал, что положительно оценивает признание Европейским судом нарушение права. "Но не думаю, что это решение как-то успокоит или удовлетворит родителей и близких родственников. Я думаю, чтобы власти более серьезно и ответственно подходили к таким вопросам, хорошая компенсация должна быть назначена", - отметил правозащитник.

"Важен факт, что если подводить под этот закон (статью 14.1 Федерального закона № 8. - Прим. "Кавказского узла"), смерть должна наступить в результате совершения или пресечения самого террористического акта. Других каких-либо исключений для невыдачи тел у властей нет. Но они пренебрегают этим положением, вешая любые ярлыки, любые обвинения - и без судебного решения, без установления каких-то фактов и обстоятельств, подтверждающих попадание данного случая именно под действие этого закона, они просто не выдают тела, а потом их кремируют. И тогда, даже если решение ЕСПЧ есть, тело выдать уже нельзя... С точки зрения непосредственно родственников, их право на совершение религиозных обрядов, на захоронение по своим традициям и обычаям уже не восстановить и не компенсировать каким-либо решением", - добавил Абубакаров.

По его мнению, сыграла роль, в том числе, и активность людей, которые обращались в ЕСПЧ. "В этом плане это решение очень правильное и имеет существенное значение, потому что подобная практика, которую создают юристы... действует как сдерживающий фактор. Потому что, в любом случае, это предается огласке. Если бы такие случаи замалчивались, и работы не было бы, я уверен, что таких случаев было бы намного больше", - заключил Абубакаров. 

"Европейский суд правовым языком подтвердил, что не выдавать тела убитых силовиками подозреваемых в преступлениях - неправильно, аморально и является кощунством. С какой стороны ни смотри, подобная практика не несет ни одного положительного эффекта, наоборот, она является позорным явлением. Как еще можно назвать войну с трупами? Я уверен, что подобное оправдывать нельзя, даже если смотреть не с правовой точки зрения, а с учетом общественно-политического значения. Подобные демонстративные политические акты подавляющее большинство оценивает негативно. Никто опрос, конечно же, не проводил, но реакция общества говорит сама за себя. Шантаж и спекуляции трупами - недопустимы", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" ингушский правозащитник Магомед Муцольгов.

"Коль вопрос идет о Кабардино-Балкарии, я считаю необходимым напомнить политиканам масштаб возмущения жителей этой республики после отказа властей выдать тела убитых, обвиненных в нападении на силовые структуры в октябре 2005 года. Летом 2013 года Европейский суд по правам человека уже признавал невыдачу тел боевиков аморальной и нарушающей статью 8 Европейской конвенции по правам человека. Еще восемь лет назад ЕСПЧ решил, что отказ вернуть тела родным является нарушением прав истцов на уважение их частной и семейной жизни", - добавил он.

Европейский суд по правам человека признал невыдачу тел боевиков аморальной и нарушающей ст. 8 Европейской конвенции по правам человека, сообщила 6 июня 2013 года "Газета.ру". Суд встал на сторону родственников Аслана Масхадова и 55 убитых в Нальчике в 2005 году боевиков, которые жаловались на отказ российских властей вернуть им тела погибших, он также обязал Россию оплатить им судебные издержки в размере 32 тысяч евро. Суд счел, что отказ возвратить тела их семьям представляет собой вмешательство в частную и семейную жизнь. Судьи отметили, что российские власти никогда не используют индивидуальный подход и принимают решение автоматически, и, таким образом, нарушают статью 8 Европейской конвенции.

"К огромному сожалению, такая демонстрация борьбы с трупами время от времени происходит на Северном Кавказе. И республика Ингушетия не избежала подобного, сходу могу назвать несколько резонансных случаев. Это гибель в результате взрыва Басаева и его окружения летом 2006 года, а так же убийство участников незаконного вооруженного формирования во главе с Гатагажевым в 2014 году", - напомнил Муцольгов.

Утром 24 мая в ходе спецоперации в селе Сагопши были убиты семь человек, среди которых был опознан эмир боевиков Ингушетии Артур Гатагажев. Убитые, по информации представителя администрации главы республики, готовили серию терактов ко Дню Ингушетии.

"Особо возмутительным и кощунственным, я считаю дело Ибрагима Алиева, который в июне 2018 года был задержан спецслужбами. Спустя несколько дней его родным сообщили о том, что он был убит в здании ФСБ, но его тело не выдавалось в течение месяца, на протяжении которого шел шантаж его родственников с требованием захоронения тела без экспертизы и какой-либо фиксации. Кстати, за его убийство так никто и не ответил. Совсем недавно мы помним трагическую историю с нападением братьев Тимурзиевых на полицейских в Грозном, насколько я знаю, их тела тоже не выдали, и буквально на днях в СМИ появилось обращение их отца к главе Чеченской Республики Рамзану Кадырову с просьбой помочь получить тела сыновей для захоронения", - добавил правозащитник.

9 июня 2018 года житель Ингушетии заявил о похищении своего двоюродного брата, 29-летнего жителя Назрани Ибрагима Алиева. По словам родственника, утром 8 июня силовики устроили обыск в доме мужчины, избили его и увезли в неизвестном направлении. Родственник уверен, что гранату и самодельную бомбу Алиеву подбросили. Спустя пять дней силовики заявили родным Алиева, то он был убит при попытке напасть на следователя сбежать.  Силовики отказались выдать тело Алиева его родным для захоронения.  Однако затем брат Алиева рассказал, что представители силовых структур неофициально согласились выдать родным тело убитого при условии, что похороны пройдут тайно.

28 декабря два уроженца Ингушетии были, по версии чеченских силовиков, убиты при нападении на полицейских в Грозном. Погиб один сотрудник полиции, Магомед Джабраилов, другой получил ранения. Рамзан Кадыров заявил, что на полицейских напали с ножами два брата, переехавшие в Чечню из Ингушетии в 2012 году и работавшие в пекарне. Первоначально он утверждал, что нападавшие пытались отобрать оружие у полицейских. Позднее Кадыров изложил другую версию: что полицейские были без оружия. Представители ингушских родов Тимурзиевых и Султыговых в видеообращении к Рамзану Кадырову потребовали доказательств того, что убитые силовиками были террористами. Спикер парламента Чечни Магомед Даудов, отвечая на их обращение, назначил им встречу и предупредил о кровной мести со стороны родственников убитых. Позднее представители Тимурзиевых и Султыговых опубликовали второе видеообращение, пояснив, что посмотрели видео с места событий, на котором четко видны действия нападавших - Хасана и Хусейна. Они признали свою неправоту и выразили соболезнования семье убитого силовика.

"Я думаю, что решение ЕСПЧ не имеет никакого значения для российских властей. Соответственно, ни положительной, ни негативной реакции от этого решения ожидать не следует. Мы вынуждены констатировать, что с каждым годом в нашей стране все больше и больше неправовых решений, а политически мотивированных, если их вообще можно так назвать. По факту, это не что иное, как диктатура и репрессии", - заключил он.

* - организация включена Минюстом России в реестр иностранных агентов.

Автор: Алена Садовская источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

30 июля 2021, 04:35

30 июля 2021, 03:38

30 июля 2021, 02:40

30 июля 2021, 01:42

30 июля 2021, 00:43

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей