19 июня 2021, 04:49

Свидетель по делу Курашовой дала показания против силовиков

Силовики до задержания жительницы Хасавюрта Юлдуз Курашовой в марте 2020 года уже выманивали у нее деньги, заявила в суде свидетель. Мотивом задержания Курашовой стала жажда подсудимых вновь получить легкие деньги, считает представитель потерпевшей. Курашова была задержана в рамках обычной работы силовиков, а синяки у нее появились, когда она оказывала им сопротивление, настаивает адвокат подсудимых.

Как информировал "Кавказский узел", 26 марта 2020 года в Хасавюрте силовики задержали Юлдуз Курашову, которая ехала в такси с подругой. По словам Курашовой, ее избивали, оскорбляли, угрожали лишением родительских прав и возбуждением дела о сбыте наркотиков. Курашова через посредника передала силовикам 250 тысяч рублей, но все равно подверглась уголовному преследованию. Изначально по ее жалобе два силовика были заподозрены в превышении полномочий, принуждении к самооговору и вымогательстве, а затем также в фальсификации доказательств и незаконном обороте психотропных веществ. 5 декабря 2020 года житель Хасавюрта признал в суде, что выступал посредником при передаче Курашовой денег силовикам. Основное дело в отношении силовиков поступило в суд в марте 2021 года. По словам представительницы потерпевшей Лейсан Маннаповой, 9 июня в суде подсудимые вели себя грубо, запугивая потерпевшую и свидетелей.

В Хасавюртовском городском суде состоялось очередное заседание по делу бывших силовиков, которых жительница Дагестана Юлдуз Курашова обвинила в превышении полномочий с применением насилия (статья 286 УК РФ) и фальсификации доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности (статья 303 УК РФ). Изначально речь шла также о вымогательстве, но при передаче дела в суд такой статьи УК РФ обвиняемым уже не вменялось.

В суде 17 июня выступила свидетель стороны обвинения, подруга потерпевшей Тутугуш Гамидова. Ее подробно расспросили по очереди прокурор, юрист "Комитета против пыток", представляющая интересы потерпевшей, и адвокат, защищающий подсудимых, передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавшая на процессе.

Свидетельница сообщила, что подсудимые просили ее не давать против них показания. "Они просили не наговаривать на них. Я не наговариваю. Я сказала, что расскажу всё, как было", - заявила она.

Гамидова рассказала, что вечером 26 марта 2020 года поехала с Курашовой на такси в магазин, их остановили подсудимые, которые также были на автомобиле. "Они "подрезали" нас, преградили дорогу. Вышли из машины и подошли к такси. Я дремала на заднем сиденье. Когда начался шум, я проснулась и увидела с правой стороны, что [один из силовиков] тянул Курашову, чтоб она вышла", - рассказала свидетельница.

По ее словам, сотрудники показали "корочку" таксисту, но не объясняли, почему вытаскивают Курашову из машины. Гамидова отметила, что Юлдуз сопротивлялась, не хотела выходить, спрашивала, почему ее забирают, но ответа не было.

По словам свидетельницы, Курашову силой "вытянули из машины и запихнули" в автомобиль силовиков. Когда ее увезли, Гамидова села в такси и поехала вслед за ними, а приехав к отделу, начала звонить знакомым. После этого, со слов Гамидовой, к ней подошел один из подсудимых, забрал телефон и попросил выйти из машины, после чего силовики, свидетельница и Курашова вместе прошли на второй этаж в кабинет. "Когда Курашова начала паниковать, что ее забрали, [один из подсудимых] подошел и ударил ее по лицу", - сказала Тутугуш, уточнив, что Юлдуз дали пощечину.

Минут через пять свидетельница была отпущена, потому что за ней приехали те, кому она звонила из такси, а Курашова осталась в отделе. По словам Гамидовой, даже в кабинете Юлдуз не была названа причина задержания, а в ее адрес звучали угрозы, что теперь ее посадят. Свидетельница уточнила, что в ее присутствии Курашовой никаких оснований для задержания предъявлено не было, также при ней у Юлдуз ничего не находили, но и не осматривали ее.

Утром 27 марта свидетельница увидела у потерпевшей синяки. По словам свидетельницы, Курашова пояснила, что эти синяки у нее появились в результате жесткого задержания и того, что ее силой запихнули силовики в свой автомобиль. "Она была вся подавленная, заплаканная, в истерике. Запуганная пришла с пустыми пакетами и сказала, что у нее забрали все деньги", - продолжила Гамидова.

Со слов Курашовой свидетельница знает, что в ту ночь у Юлдуз забрали крупную сумму, для чего ей приходилось ехать из отдела к себе домой. Сумма состояла из двух частей - деньги Курашовой, около 100 тысяч, и еще большую сумму Юлдуз "одолжил" родственник одного из подсудимых для передачи силовикам. "Мы вместе [утром 27 марта] пошли к ней на квартиру, она отсчитала деньги, около 100 тысяч, по-моему, и вынесла… [родственнику подсудимого] И еще где-то 10 тысяч она ему перевела, потому что он передал [силовикам деньги] за нее", - отметила она.

По ее словам, впоследствии этот же родственник подсудимого после подачи заявления Курашовой на силовиков приходил к Юлдуз для беседы, когда она гостила у третьей подруги. "Он приходил, просил Юлдуз выйти, угрожал ей, говорил, что, если она написала на них заявление, он ее убьет, кричал, стучался в двери", - рассказала Гамидова. Таким образом, свидетельница подтвердила показания этой третьей подруги, которая допрашивалась в качестве свидетельницы 9 июня.

Свидетельница рассказала о передаче денег силовикам за месяц до задержания

Гамидова отметила, что видела этого мужчину, который был одновременно знакомым Курашовой и родственником одного из подсудимых, не только в марте 2020 года, но и примерно за месяц до этого, когда их вместе с Юлдуз также задерживали те же самые силовики. "Мы также выехали из дома, нам так же перегородили [эти силовики] дорогу... Я их тогда не знала, не понимала, что происходит... Я поняла, что Юлдуз их знает и что это сотрудники... Они забрали так же нас в отдел", - сказала она.

Свидетельница предположила, что это было связано с тем, что Курашова ранее работала в аптеке и продавала рецептурные сильнодействующие препараты. На тот момент, когда силовики забирали Курашову в 2020 году, она, со слов Гамидовой, этой деятельностью уже не занималась и ничего не продавала из запрещенного. "Я никогда не видела, чтоб Юлдуз реализовывала кому-либо запрещенные препараты, чтоб кто-либо давал Курашовой деньги за таблетки", - пояснила она. При этом девушка не стала отрицать, что сами они употребляли таблетки, но, по словам Тутугуш, она уже несколько месяцев не употребляет, а Юлдуз за употреблением таблеток видела в последний раз до событий марта 2020 года.

По словам Гамидовой, в ходе февральского задержания силовики не применяли насилия к Курашовой, но требовали у нее деньги. "За то, что при нас находились рецептурные таблетки", - уточнила она, пояснив, что при них тогда нашли таблетки "Лирика" и "Тропикамид". Гамидова подчеркнула, что эти таблетки были у них для личного употребления.

По ее словам, первое задержание никак не оформлялось, силовики никак не зафиксировали то, что нашли у девушек таблетки. "Юлдуз сказала мне, что они потребовали у нее за это [невозбуждение дела] деньги, 200 тысяч", - рассказала она.

Курашова поехала вместе с родственником подсудимого к другой подруге, попросила у нее эту сумму и передала мужчине, и во второе задержание силовики потребовали деньги за то же самое также с привлечением того же родственника одного из них, отметила Гамидова. "Она [Курашова] сказала, что они посадят ее, была напуганная и, чтобы ее не посадили, отдала им деньги", - сообщила свидетельница.

"Вы говорите, что она отдала деньги. А за что она деньги отдала, если ее и так оформили [во второй раз], как вы говорите? Получается, и деньги отдала, и оформили?" - спросил прокурор Руслан Талалаев. "Да, поэтому она обратилась повыше", - ответила Гамидова.

На возражение судьи, что февральский случай не имеет отношения к рассматриваемому делу, юрист "Комитета против пыток" Лейсан Маннапова, представляющая интересы потерпевшей, сказала: "Когда прокурор спрашивает у нее [свидетельницы], для чего они проявили интерес к Курашовой в марте, я пытаюсь объяснить, что ранее они получили от нее сумму очень легко, и второй раз у них был мотив снова быстро заработать крупную сумму".

"При расследовании уголовного дела был сделан недостаточный акцент на мотивы подсудимых. Так, уже в обвинительном заключении исчезла статья о вымогательстве. При этом именно деньги являются основным мотивом незаконных действий обвиняемых. Они легко и быстро "заработали" 200 тысяч рублей в феврале [2020 года], напугав Курашову уголовным преследованием. И у них был корыстный мотив повторить план месяцем позднее и "заработать" даже побольше", - пояснила Лейсан Маннапова корреспонденту "Кавказского узла" после заседания.

По ее словам, на потерпевшую и свидетелей оказывается давление. "Друзья подсудимых и свидетели защиты постоянно собираются у здания суда, пытаются поговорить со свидетелями со стороны потерпевшей, вкладывают им записки с номером телефона и просят позвонить, - сказала Маннапова. - Некоторых свидетелей им действительно удалось убедить изменить показания, несмотря на то, что они были предупреждены об ответственности за лжесвидетельство. 17 июня мы видели, как свидетель обвинения, которая ранее давала показания, что ее подпись как понятой подделали подсудимые и ее не было в отделе... о чем она также говорила потерпевшей по телефону, уже стояла вместе с подсудимыми и, очевидно, стала свидетелем защиты".

После заседания около выхода из суда стояла группа мужчин в гражданской одежде, которые убыли после того как корреспондент "Кавказского узла" стала вести фотосъемку у здания суда.

Стороны оценили изменение показаний свидетелем

"Комментарии пока давать преждевременно, процесс идет. Но будем добиваться законного решения", - сказал "Кавказскому узлу" после заседания прокурор городской прокуратуры Руслан Талалаев.

При этом он отметил, что на предыдущем заседании 9 июня свидетель "не всю правду сказал". "По моему ходатайству были оглашены его [предыдущие] показания - и он действительно неоднократно менял свои показания. И даже на заседании он давал путаные показания. В ходе прений будем давать критическую оценку его показаниям, данным на судебном заседании", - отметил гособвинитель.

"Кавказский узел" писал, что на заседании 9 июня, со слов Лейсан Маннаповой, бывший парень Курашовой был допрошен в качестве свидетеля обвинения, он несколько раз менял показания и в конечном итоге обвинил Курашову в продаже наркотиков.

Изменения в показаниях этого свидетеля связаны с влиянием Юлдуз Курашовой, полагает адвокат подсудимых Руслан Умаев.

"Изначально... он давал правдивые показания, что он купил у Курашовой эти таблетки. Но потом изменил показания в пользу Курашовой. И когда его опрашивали второй раз, он дал объяснения, что ничего такого не было, он у Курашовой в тот вечер ничего не приобретал. В июле прошлого года я у себя в кабинете подробно его опросил, как было, что было, при каких обстоятельствах. И он мне сказал, что из-за того что Юлдуз его попросила, из-за того что у них были отношения, и чтобы против нее не возбудили дело, он "повелся" и дал показания в ее пользу", - сказал Умаев "Кавказскому узлу" после заседания.

По его словам, сразу после опроса этого парня обратился с ходатайством о его допросе. "И с июля 2020 года по февраль 2021 года, в течение семи месяцев, его не опрашивают, игнорируют. Я думаю, что они ждали, пока он "поломается" и даст другие показания, опять в пользу Курашовой. Но он и на суде продолжил говорить, что Курашова ему сбывала", - отметил он.

Умаев подчеркнул, что за весь этот период, а это уже более года, было лишь краткое время, два-три месяца, когда этот свидетель давал показания в пользу Курашовой, потому что тогда они были в отношениях.

Адвокат настаивает, что его подзащитные всего лишь выполняли свою работу. По его словам, в заключении судмедэкспертизы говорится о причиненном Курашовой легком вреде здоровью. "Легкий вред - это должно быть кратковременное расстройство здоровья, до 21 дня. У нее - пара синяков. Курашова - не спортсменка, не занималась ни легкой атлетикой, ни каким-то видом спорта, чему мы нашли подтверждение в суде [из показаний Гамидовой]. Тело - обычное женское, мягкое. Она едет в машине. Когда... [силовик] в ночное время, имея сообщение о преступлении, о только что произошедшем сбыте, говорит лицу, два раза судимому за хранение наркотических и сбыт сильнодействующих веществ, в отношении которого есть очень много информации, выйти из машины... Конечно, сотрудники... не могут применять насилие к задержанным. Но у нее какое насилие? Они сами говорят, и Курашова, и сегодня [17 июня] в суде свидетельница - что, когда... [подсудимый] сказал ей, что надо проехать в отдел, она сопротивлялась, не хотела ехать", - сказал Умаев.

По его словам, женщина находится на профучете как лицо, имеющее отношение к незаконному обороту наркотиков. "И когда сотрудник ей говорит: "Поехали в отдел", тем более если речь идет о том, что она только что сбыла гражданину, и вот она оказывает сопротивление. Она ногами дергала, брыкалась в узком пространстве, задевала панель и так далее. А на женских ногах, не тренированных, при малейшем воздействии, даже случайном, могут быть синяки. Эту пару синяков на ногах, что, считать теперь признаком насилия?" - продолжил защитник.

Любой гражданин обязан подчиниться требованию сотрудника силовой структуры, отметил он. "Основанием для доставления в той ситуации являлась полученная... по телефону оперативная информация о преступлении. Был звонок на мобильный телефон от еще одной гражданки, знакомой этих подруг, которая тоже является потребительницей, тоже была в их кругу. Она включена в список свидетелей защиты. Она сообщила сотрудникам... [что происходит сбыт]. Они поехали, когда въезжали во двор, ухватили момент сделки - увидели, что Курашова передала что-то [своему бывшему парню]. И пока они подъехали, тот ушел. В данной ситуации кого ловить? Только сбытчика. Что они и стали делать", - заявил Умаев.

Он также дал оценку пощечине Курашовой, о которой говорит как сама потерпевшая, так и свидетельница Гамидова. "А пощечина, что, повлекла за собой легкий вред? Это же не удар кулаком. Никто не говорит, что она отлетела, ударилась головой или что. Где основания для того, чтобы считать, что это было не применение физической силы, а именно легкий вред здоровью? Легкий вред предполагает, что у нее были телесные повреждения и кратковременное расстройство здоровья. И якобы у Курашовой от этой пощечины образовалось сотрясение мозга. Но во время нахождения в отделе Курашова называла ряд лиц, имен... Речь идет о сбытчиках - как их зовут, что продают, по какой цене. Это была беседа с оперативниками, и это было зафиксировано", - отметил Умаев, указав, что экспертизу Курашова пошла делать не на следующий день, а через три дня.

Что касается свидетельских показаний Гамидовой, то, отметил Умаев, она является "заинтересованным лицом". "Она у нее [Курашовой] проживает, кормится у нее, она от Курашовой зависит", - считает адвокат.

По его мнению, подзащитные подверглись оговору со стороны потерпевшей, для которой это является "формой защиты".

Однако, по словам Лейсан Маннаповой, силовики необоснованно применили силу к потерпевшей. "Они ее насильно вытащили из такси. Потом насильно засунули в машину, где везли в положении скрюченном, головой вниз, не давая ее поднять. Потом один из них дал пощечину, - сказала Маннапова. - Даже пощечина, которую дает... [силовик] в отделе - это в практике ЕСПЧ унижающее достоинство человека нарушение статьи 3 Конвенции (о правах человека), так как человек в отделе... находится под ответственностью государства. Если он до встречи с сотрудником... был без телесных повреждений, а вышел с ними - это полностью ответственность государства. Так как у... [силовиков] есть власть, и в отделе... человек уязвим и находится под протекцией государства, любое насилие в любой форме, которое не было обязательным и необходимым, это превышение полномочий".

Следующее заседание по делу назначено на 6 июля. На нем запланирован допрос двух свидетелей обвинения - таксиста, который вел машину, когда ее остановили подсудимые, и мужчины, который фигурирует как понятой в документах.

Автор: Алена Садовская источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

31 июля 2021, 06:48

31 июля 2021, 05:48

  • Власти Грузии заявили об ухудшении ситуации с коронавирусом

    В Грузии за последние две недели наблюдается увеличения числа заболевших коронавирусом, страна сейчас находится на стадии роста заболеваемости после третьей волны или в начале четвертой волны COVID-19, заявил глава Национального центра контроля заболеваний Амиран Гамкрелидзе.

31 июля 2021, 04:50

  • Возобновившиеся бои не затронули населенные пункты в Кельбаджарском районе Азербайджана

    Вынужденные переселенцы еще не вернулись в приграничные села в Кельбаджарском районе, перешедшем после осенней войны 2020 года по контроль Азербайджана, поэтому локальные бои и перестрелки, возобновившиеся на этом направлении, угрозы мирным жителям не представляют, сообщили глава Общества гуманитарных исследований Аваз Гасанов и член Коллегии адвокатов Азербайджана Бахруз Байрамов.

31 июля 2021, 03:55

31 июля 2021, 03:12

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей