Соборная мечеть Майкопа. Фото: Сергей Демешкин, https://www.flickr.com/photos/160124708@N03/41485027484

28 сентября 2019, 05:30

Востоковеды признали проблемы в изучении истории ислама на юге России

История ислама на юге России и Северном Кавказе полна неразрешенных противоречий и "белых пятен". Составителям энциклопедического словаря "Ислам в Российской Федерации" пришлось отложить издание сводного тома, чтобы восполнить пробелы в изучении темы.

Ведущие зарубежные и отечественные ученые-исламоведы и специалисты по Кавказу приняли участие в международном форуме "Ислам в мультикультурном мире", который завершился 27 сентября в Казани. Темой дискуссии были - место мусульманских стран в системе современных международных отношений и исламский фактор во внешнеполитическом курсе России.

Выпуск сводного тома энциклопедического словаря "Ислам в Российской Федерации", который планировался на 2019 год, отложен до марта 2020 года, сообщил "Кавказскому узлу" накануне форума первый зампред Духовного управления мусульман России, кандидат политических наук Дамир Мухетдинов, главный редактор издания.

Российские востоковеды уже несколько лет работают над изданием серии энциклопедического словаря "Ислам в Российской Федерации". На научной конференции в октябре 2017 года Дамир Мухетдинов анонсировал издание энциклопедического словаря "Ислам на северо-востоке Кавказа".

Целью издания является поддержка формирования научного подхода к исследованию наследия российских мусульман, а препятствием стали лакуны в освещении истории ислама в ряде регионов, особенно на юге России и Кавказе. К марту 2020 года издатели словаря рассчитывают собрать весь существующий материал, чтобы "максимально закрыть фундаментальные пробелы", сказал Мухетдинов.

"Хотя все то, что не делалось в течение многих десятилетий, нельзя исправить за несколько месяцев. Не проводились археологические раскопки, не организовывались этнографические экспедиции, не занимались переводом и изданием литературы, первоисточников, рукописей. Читая книги по источниковедению, понимаешь, что ряд фундаментальных работ, о которых упоминают политики, общественные и религиозные деятели, просто не введены в научный оборот. Формат энциклопедии предполагает, конечно, постоянное переиздание, обновление и исправления, но определенный материал должен быть согласован и сдан в тираж", — объяснил он.

По словам Мухетдинова, для него стали открытием серьезные пробелы в изучении исторического прошлого ряда регионов Северного Кавказа. "Необходимо перевести, осмыслить и издать, пусть не с комментариями, но хотя бы с научным вступительным словом, книги местной богословской мусульманской мысли. Сейчас заключены соглашения со специалистами по Северному Кавказу, которые занимаются мониторингом и описанием рукописей, хранящихся в Петербурге и других городах России. Нужно обозначить приоритетные переводные проекты, которые нужно ввести в научный оборот. На Кавказе большое этническое разнообразие, и порой сложно разобраться, к какому этносу, скажем, отнести наследие того или иного богослова. Из-за этого случаются жесткие споры и дебаты", — сообщил зампред ДУМ.

Спорных вопросов в истории ислама на Северном Кавказе остается еще много - так, отдельные персоналии в описаниях тарикатов и суфийских братств региона имеют мифологический характер. "Современная этнография рассматривает их именно в жанре мифологии. Вместе с тем, есть мнение части мусульманских богословов, которые имеют свою устойчивую точку зрения на них. Иногда и политики, вопреки исторической правде и подсказкам со стороны ученых, вводят такого рода мифологемы в общество. Все-таки энциклопедия "Ислам в РФ" претендует быть научным, академическим изданием, а не собранием фольклора мусульманских народов России", — добавил он.

Создание сводной энциклопедии - очень нелегкая задача, так как в ней приходится объединять разные концепции истории ислама и мусульман в России. "Есть русскоцентричная школа, есть выдающиеся российские академические ученые, изучающие наследие Золотой Орды: Вадим Трепавлов, Илья Зайцев и другие специалисты в регионах. Они пытаются выстроить определенную линию в отношении истории мусульманских народов. Кто-то из них более объективен, кто-то менее. Есть также и мусульманские авторы, которые со своей стороны преподносят информацию", — объяснил ученый.

Описание развития ислама и мусульманских организаций в постсоветский период тоже оказалось сложной задачей, поскольку в последние десятилетия возникло множество объединений мусульман. Из-за этого издатели энциклопедии решили "ограничиться биографиями самых известных религиозных деятелей в 20 федеральных центрах", отметил Мухетдинов.

Юг России оказался проблемной зоной для изучения истории мусульман

В истории ислама и мусульман на юге России остаются неизученными длительные отрезки времени, обратил внимание член редколлегии энциклопедии "Ислам в Российской Федерации", историк Ахмад Макаров.

"На территории Волгоградской области, к примеру, о мусульманах только те исторические работы, которые описывают золотоордынский период, до конца 15 века. А исследований с конца той эпохи и до позднесоветского времени просто нет, история исламской общины как бы заново начинается с 1970-х годов. Книг, посвященных истории мусульманства на этих землях в таком огромном отрезке истории, вообще нет", — заявил он корреспонденту "Кавказского узла".

История горских народов, по словам Макарова, проработана лучше, но полна спорных вопросов. "В их истории очень много этноцентричных мифов, которые противоречат друг другу, и это создает проблемы в изучении. Например, борьба за аланское наследство, в которую включены три этнических комплекса: осетины, карачаево-балкарцы, ингуши и частично чеченцы. История ислама среди горских народов представляет собой совокупность этнических историй, и требуется привести их в порядок, чтобы они хоть как-то сочетались друг с другом. А сочетаются они не очень хорошо: по одному только Дагестану есть как минимум аварская, кумыкская, лакская и лезгинская модели интерпретации истории, в том числе истории распространения ислама в регионе", — объяснил он.

Большое "белое пятно" есть также в истории степного Предкавказья, а также золотоордынских и османских городов Причерноморья и Приазовья. "Это нынешние Ставропольский край, правый берег Кубани, а также значительная часть равнинных территорий Ингушетии, Чечни и Дагестана. Иногда эти земли называют условно "ногайскими", хотя до появления собственно ногаев здесь жили и другие тюркоязычные, а ранее ираноязычные кочевники. Опять же и понятие "кочевничества" этих племен условное, потому что в этом регионе издавна существовали города, в которых они оседали, имелось земледелие. В то же время, отгонное животноводство горских народов само по себе было похоже на кочевничество. Более или менее известен Азак (Азов), который существовал как город и в золотоордынский, и в османский периоды, а такие османские города как Анапа, Геленджик, Тамань, Темрюк в Военно-историческом архиве значатся как "ногайские крепости". В то же время достоверно известно, что в Анапе сидел паша, то есть это был провинциальный центр Османской империи", — подчеркнул он.

Материалов о многонациональной мусульманской общине Ростова-на-Дону и других городов юга и Кавказа при Российской империи также не хватает. "О татарах с Поволжья, поселившихся там, есть сведения, но о жизни большого числа турков-османцев, которые проживали там, почти ничего не пишут. В Ростове-на-Дону в царское время находилось консульство Османской империи, и турки значатся по метрическим книгам так же, как и в Екатеринодаре, в Армавире, в Ставрополе", — указал Макаров.

Исторических данных об исламе на юге России не так уж мало, но проблему представляет разрозненность этих сведений, считает специалист по военной истории ногайцев, профессор кафедры финансового права Высшей школы экономики Александр Ялбулганов. Сам он считает пробелом историю движения джадидизма ("обновленчества") среди мусульман Кавказа и Поволжья в конце 19-го и начале 20-го веков.

Важно разграничивать вопросы распространения ислама на территории современной России и функционирования мусульманских сообществ. "Источников в принципе много, но не все они доступны ученым. Не все владеют языками мусульманских народов, использовавших письменность на арабской графике: арабский, фарси, староосманский, старый крымско-татарский и другие. В Дагестане, к примеру, было много знатоков ислама и богословов, издававших книги по исламскому просвещению на арабском. Эта литература должна быть в библиотеках, в архивах, в частных коллекциях", - пояснил Ялбулганов корреспонденту "Кавказского узла".

Наследие средневековья на Кавказе не изучено археологами

Наличие "белых пятен" — нормальное состояние историографии той или иной проблемы, особенно если речь идет о "досовременных" эпохах, отметил кандидат исторических наук, сотрудник Института стран Азии и Африки МГУ Тимур Кораев. Условным рубежом он считает 18-19 века — с этого периода количество письменных и материальных источников, позволяющих реконструировать аспекты жизни большинства обществ Старого Света, резко возрастает.

"То, что историкам многое не известно, ситуация вполне нормальная. Привычная обывателю по учебникам и справочникам картина четкой смены эпох, хронологической канвы событий, чередование фактов и имен собственных — это, чаще всего, сконструированный в рамках той или иной традиции нарратив, отражающий политические, культурные, религиозные и иные приоритеты", — сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Вплоть до начала, а то и до середины 20-го века приоритет в археологических исследованиях отдавался объектам, связанным с древностью, а чаще с античностью, обратил внимание Кораев. "А монументы и объекты, относящиеся к средневековью — в контексте обсуждаемого региона это как раз время распространения и утверждения там ислама, игнорировались либо маргинализировались. И если греко-римские руины берегов Черного и Азовского морей раскапываются и тщательно обследуются уже с начала 19 века, то, например, золотоордынская археология насчитывает как особое направление не более нескольких десятилетий", — пояснил он.

Отпечаток на историографию ислама в регионах юга России наложил советский период с его атеизмом и торжеством исключительно негативных трактовок всего, связанного с религией, отметил Тимур Кораев.

Не существует исторической темы, которую можно считать стопроцентно изученной, добавил замдиректора "Кунсткамеры", исламовед и арабист, профессор Ефим Резван. Главной проблемой составления энциклопедических словарей и справочников он считает огромное количество фейковой околонаучной информации, которая широко распространена в интернете. Достоверные научные знания зачастую недоступны людям бесплатно, хотя именно их следует распространять, подчеркнул ученый.

По информации Резвана, в России есть два апробированных энциклопедических справочника по исламу. "Один из них — энциклопедический словарь "Ислам", изданный на исходе советского периода. В основном в нем затронуты фундаментальные вопросы, связанные с исламом и его терминологией. Есть также многотомный справочник "Ислам на территории бывшей Российской империи", который делался в Институте восточных рукописей РАН в Петербурге под руководством Станислава Прозорова", — сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Автор: Рустам Джалилов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

17 октября 2019, 02:17

17 октября 2019, 01:17

17 октября 2019, 00:09

16 октября 2019, 23:19

16 октября 2019, 22:40

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей