Сотрудник полиции. Фото: © Елена Синеок. ЮГА.ру

28 сентября 2019, 01:43

Блокпосты обострили нерешенные конфликты на Северном Кавказе

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Регистрации и досмотры на контрольно-пропускных пунктах Северного Кавказа нарушают право людей на свободное передвижение и препятствуют развитию связей между республиками и народами. Инциденты на блокпосту "Чермен" поддерживают напряженность в отношениях между жителями Ингушетии и Северной Осетии.

Как писал "Кавказский узел", 19 сентября на КПП "Чермен" был остановлен пассажирский автобус, следовавший из Назрани в Санкт-Петербург. Силовики решили задержать автобус для тщательной проверки, после чего между ними и недовольными этим водителем и его сыном произошла потасовка. Миннац Ингушетии сообщил, что они отделались штрафом.

Полицейский пост КПП-105 на восточной окраине селения Чермен Пригородного района на границе с Ингушетией существует еще с 1975 года, в середине 1990-х годов он приобрел статус федерального. Здесь в одной точке сходятся четыре дороги – со стороны Беслана, Назрани, поселка Майского и селения Чермен.

Силовики на постах в регионах Северного Кавказа необоснованно ограничивают права граждан, но попытки отстаивания своих прав могут спровоцировать еще большие злоупотребления, считает адвокат бюро "Мусаев и партнеры" Надежда Ермолаева.

"Есть административный регламент, и есть наставление, которое утверждено приказом Росгвардии. Оно является подзаконным актом, который не может ограничивать права граждан. Все, что касается лиц (людей) — это досмотр, транспортное средство допускается осмотреть внешне, внутри — это досмотр, и он проводится в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях. Когда пассажиров вытряхивают из автобуса и называют это действо осмотром — это неверно, это досмотр. Досмотр проводится, когда есть обоснованное подозрение в совершении лицом административного правонарушения, его цель — обнаружение орудий и предметов совершения административного правонарушения. Для этого по закону должен быть установлен факт административного правонарушения", — рассказала Ермолаева корреспонденту "Кавказского узла".

Требование о прохождении некой регистрации не предусмотрено законом, подчеркнула Ермолаева. "Требование зарегистрироваться не предусмотрено ни одним нормативно-правовым актом. Это не имеет никакого смысла, и это нарушение права на свободу перемещения", — сказала она. Подобные действия силовиков противоречат статье 27 Конституции РФ и федеральному закону "О праве граждан на свободу передвижения, выборе места пребывания и жительства в РФ".

"Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства", — говорится в статье 27 Конституции РФ.

Юрист отметила, что много раз ездила с коллегами по Северному Кавказу и лично сталкивалась с проблемами при перемещении через разные контрольно-пропускные пункты. "Мы не регистрировались и не позволяли себя досматривать, но это удавалось нам в большинстве случаев лишь после предъявления удостоверений адвокатов и препирательств с сотрудниками полиции", — сказала адвокат, отметив, что простые граждане отстоять таким образом свои права не могут.

Людям, которые сталкиваются с проблемами на блокпостах, не стоит вступать в конфликт с силовиками, настаивает адвокат. "Совет: постараться твердо и доходчиво объяснить, что человек не совершил никаких административных правонарушений, потому основания для административного досмотра нет. Все эти действия нарушают ваше право на свободу перемещения, но обострять ситуацию не надо, это будет приводить к эскалации конфликта", — сказала Ермолаева.

Прокуратура признавала факты нарушений на блокпостах

Юрист Правозащитного центра "Мемориал" Ибрагим Султыгов в 2015-2016 годах вел длительную тяжбу с органами правопорядка и надзорными ведомствами, требуя пресечь систематические нарушения прав граждан на блокпостах между республиками Северного Кавказа. По словам Султыгова, 8 февраля 2015 года на посту "Урух" силовики остановили такси, в котором он ехал из Назрани в Нальчик. Сотрудник поста потребовал, чтобы водитель и пассажиры прошли для регистрации на КПП, где уже скопилась очередь из 35-40 человек.

"Среди них были пожилые люди, женщины с несовершеннолетними детьми, которых заставили выйти из автобуса и пройти на регистрацию. В помещении мне предложили выложить все металлические предметы и пройти через металлоискатель. Там же за длинным столом сидело 4-5 сотрудников, которые проводили какие-то манипуляции с документами этих людей. На мой вопрос, что происходит, у меня потребовали документы. Я начал видеосъемку и предупредил сотрудников об этом. Капитан полиции, прикомандированный из Астраханской области, объяснил мне, что их действия осуществляются в соответствии с приказом МВД России. На мой следующий вопрос, содержится ли в этом приказе требование к гражданам выйти из машины для прохождения регистрации, он отвечать не стал", — рассказал Султыгов корреспонденту "Кавказского узла".

С такими же действиями силовиков Султыгов впоследствии сталкивался на постах "Малка", "Чермен" и "Урух". Несколько раз, когда он отказывался проходить регистрацию, его доставляли в отделы полиции. Действия силовиков Султыгов обжаловал.

Руководство главного управления МВД по СКФО в ответ на жалобы сообщало Султыгову, что в действиях сотрудников нарушений не усматривается. В то же время прокуратура Кабардино-Балкарии в мае 2015 года сообщила, что "факты нарушения прав граждан сотрудниками [..] ФКПП (поста) "Урух" нашли свое подтверждение". Начальнику подразделения было вынесено предостережение.

Блокпосты мешают укреплению связей между народами

Блокпосты разделяют два народа и неизбежно осложняют как личные отношения между людьми, так и межнациональные отношения, настаивает руководитель ингушской правозащитной организации "Машр" Магомед Муцольгов, развивая свой тезис о конфликтном потенциале поста "Чермен".

"Мы живем в разных городах и не можем друг к другу свободно ездить. Нет никаких взаимосвязей, отношений ни на бытовом, ни на общественно-политическом уровне, потому и получаются сложности во взаимоотношениях между людьми. Нам говорят, что это федеральный пост, но стоят там осетины, и тут никак не обойтись [без стереотипов]. То же самое и посты "Малка", "Урух", пост между Кабардино-Балкарией и Северной Осетией, есть такой же пост в Дагестане. Когда люди живут как в резервации, не взаимодействуют, это влияет на налаживание межнациональных отношений", — сказал Муцольгов корреспонденту "Кавказского узла".

Правозащитник подчеркнул, что проблема касается всего Северного Кавказа. "Нет общения, нет совместной работы, это влияет на взаимоотношения между людьми. Мы должны ходить вместе в кинотеатры, учиться в школах, детских садах, заниматься спортом. А тут [на постах] унизительные досмотры, обыски, и это не может не оскорблять", — сказал он.

Посты должны "действовать в рамках национального законодательства и международного права", обратила внимание замдиректора отдела Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии Татьяна Локшина

"А это включает, в частности, запрет на дискриминацию по этническому и другим признакам. Если сотрудники того или иного поста дискриминируют ту или иную группу, это должно становиться предметом судебного разбирательства. Есть еще один момент: за последние годы уровень вооруженного насилия в регионе значительно упал, так оправдано ли существование такого числа постов? Тем более, когда они зачастую являются источником дополнительной напряженности и коррупции", — сказала Локшина корреспонденту "Кавказского узла".

Контрольно-пропускной пункт "Чермен" на границе с Ингушетией необходим для обеспечения безопасности, полагают опрошенные "Кавказским узлом" жители Северной Осетии. Они не согласны с Муцольговым, который назвал "Чермен" фактором осложнения межнациональных отношений. "Есть другие вопросы и явления, которые портят отношения двух народов. Я не оправдываю никакие противозаконные действия на этом посту. Не исключаю, что такие действия могут быть. Но пост не влияет на отношения двух народов. Пост — элемент обеспечения безопасности", — считает осетинский блогер Алик Пухаев.

Жители Северной Осетии периодически сталкиваются с проблемами на блокпосту "Чермен".

"Черменский пост, а вместе с ним и пост "Малка" на границе Кабардино-Балкарии и Ставрополья, и пост на въезде из Кабардино-Балкарии в Северную Осетию достаточно проблемные. Особенно это было заметно пару лет назад, в 2016-2017 годах: требовали выходить из машины, заходить к ним в будку, предъявлять документы на регистрацию. Первое время я это делал, а затем просто перестал выходить из автобуса, из маршрутки или автомобиля. Иногда говорил, что у меня нет паспорта: на удивление, как я езжу без документов, отвечал, что я не на самолете лечу и не предполагал, что паспорт мне может понадобиться. Иногда просто отказывался выходить на регистрацию, как в последнее время. Чаще они удовлетворяются тем, что регистрацию проходит водитель, а пассажиров, например, такси уже не трогают", — рассказал житель Северной Осетии Александр Меладзе корреспонденту "Кавказского узла".

Наличие таких постов "не вызывает восторга, но и не сильно напрягает", считает он. При этом Меладзе отчасти согласен с мнением о негативном влиянии поста "Чермен" на отношения между двумя народами.

"Люди к этому уже привыкли, да и в последнее время они (сотрудники постов, - прим. "Кавказского узла") действительно стали меньше требовать от проезжающих. Другое дело — пост "Чермен": учитывая, что это постконфликтная территория, такой пост не может не отражаться на межнациональных отношениях. Люди проецируют любые эксцессы там на последствия межэтнического конфликта, ведь большинство сотрудников там осетины. Но это и вопрос безопасности, в Осетии не просто так настаивают на том, чтобы пост стоял", — заключил он.

В декабре 2018 года глава Чечни Рамзан Кадыров призвал убрать все блокпосты на дорогах между регионами СКФО, но министр внутренних дел по Северной Осетии Михаил Скоков с ним не согласился. По его мнению, пост "Чермен", напротив, нужно даже укрепить. О целесообразности сохранения Черменского поста также сообщили "Матери Беслана", которые заявили, что видят в нем "некую гарантию безопасности".

В МВД Северной Осетии отказались прокомментировать корреспонденту "Кавказского узла" инцидент на Черменском посту: сотрудник ведомства сослался на то, что пост находится в федеральном подчинении и подведомственен главному управлению МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Получить комментарий от представителей управления МВД по СКФО относительно ситуации с принудительным досмотром багажа пассажиров и регистрацией в специальных журналах на КПП корреспонденту "Кавказского узла" не удалось. "Кавказский узел" 26 сентября направил письменный запрос в ведомство, в котором задал вопросы относительно нормативных актов, на основании которых предъявляются такие требования к владельцам транспортных средств и их пассажирам. Также редакция ожидает от ведомства ответа на вопрос о произошедшей на КПП драке, которая согласно распространенному ранее видео была спровоцирована сотрудником поста.

Автор: Алихан Мамсуров источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

21 июля 2024, 14:09

21 июля 2024, 13:43

21 июля 2024, 12:57

21 июля 2024, 12:00

21 июля 2024, 11:02

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей