16 августа 2019, 05:31

Адвокат указал на нарушение прав сотрудников "Правовой инициативы" при обыске

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Вторжение силовиков в московский офис "Правовой инициативы" не имело четкой цели, предположили правозащитники. Адвокат организации считает, что проверка телефонов правозащитников при обыске стала необоснованным вмешательством в их частную жизнь.

Как информировал "Кавказский узел", проведение 14 августа обыска в московском офисе "Правовой инициативы" силовики объяснили интересом к другой организации в этом же здании. Силовики без предъявления каких-либо документов объявили правозащитникам, что у них есть постановление на обыск во всем здании. По словам правозащитников, сотрудники спецслужб фотографировали паспорта сотрудников офиса и задавали вопросы о работе организации на Северном Кавказе, а при отсутствии разрешения на изъятие и осмотр телефонов силой забирали их у сотрудников офиса.

"Правовая инициатива" работает с 2000 года и представляет в ЕСПЧ родственников исчезнувших, внесудебно казненных, пострадавших от пыток и несправедливого судебного разбирательства. В работу правозащитников входят дела из Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Дагестана, сообщила "Медиазона".

"Обыск был у соседней организации, а у наших сотрудников пересняли фото паспортов, изымали телефоны и осматривали их - просматривали контакты и мессенджеры. Как вы понимаете, мы не имеем отношения к соседнему офису, в который изначально пришли сотрудники [спецслужб]", - сообщила 15 августа корреспонденту "Кавказского узла" пресс-секретарь "Правовой инициативы" Ксения Бабич.

Пока точно невозможно сказать, связано ли появление силовиков в офисе "Правовой инициативы" с деятельностью самой организации, пояснил "Кавказскому узлу" адвокат правозащитной организации Рустам Мацев. "Так-то мы не знаем их истинных намерений. Вероятно, силовики нагрянули на "всякий случай". По крайней мере, они [силовики] говорили, что их интересует другая организация в соседнем офисе, к которой мы не имеем отношения. Возможно, опасались утечки информации или проверяли, нет ли связи с теми, кто их интересовал в тот момент. Поэтому они по-быстрому провели свою оперативную работу", - рассказал он.

"Оперативная работа", уточнил он, заключалась в осмотре помещений офиса "Правовой инициативы" и телефонов сотрудников. "Сказать, что силовики конкретно что-то искали в офисе "Правовой инициативы", нельзя. Посмотрели, полазили, но целенаправленного обыска не было. Но вместе с тем у сотрудников забрали телефоны, посмотрели, какие приложения стоят, у одной сотрудницы даже потребовали разблокировать телефон и посмотрели переписку. Сфотографировали паспорта. Потом поставили все телефоны в режим полёта до конца обыска у соседей и вернули их", - пояснил он.

По мнению Мацева, эти действия нарушают права сотрудников правозащитной организации, потому что это вторжение в их частную жизнь. "Готовим жалобы. Мы думаем, что в действиях силовиков есть нарушения в отношении наших сотрудников, у которых забирали телефоны. Это нарушение статьи 8 Конвенции [о правах человека]. Это не было обоснованным, пропорциональным вмешательством в частную жизнь граждан", - уверен адвокат.

Согласно статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. При этом не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Мацев также сообщил, что силовики устно заявили, что есть постановление об обыске во всем здании, а не только в офисе одной организации. "Но постановления не предъявили, сказав, что с ним ознакомлен собственник здания. Но это неправильно. Ведь в здании большое количество арендаторов и субарендаторов, которых тоже нужно было ознакомить с постановлением", - считает он.

Правозащитник предположил, что обыск в "Правовой инициативе" был случайным

Вторжение силовиков в офисы правозащитных организаций, в том числе "Правовой инициативы", могло быть случайностью, считает председатель совета Правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов.

"Если бы это не было бы случайностью, то интерес был бы более пристальный. А так, что называется: "шёл в комнату - попал в другую". Проверка... [силовиков] проводилась в этом здании в отношении нотариальной конторы и была связана с расследованием коррупции в госкорпорации... А заодно силовики наведались в соседние офисы, в одном из которых находились две правозащитные организации. Конечно, печально, что они изымали и осматривали телефоны сотрудников этих организаций, но это, скорее всего, "сопутствующий ущерб", и это говорит о том, что никогда не стоит терять бдительность. Но насколько я знаю, протокол безопасности у "Правовой инициативы" хорошо составлен и хорошо исполняется", - рассказал он "Кавказскому узлу".

По словам Черкасова, обычная практика такова, что аффилированные друг с другом конторы находятся под одной крышей, поэтому при расследовании уголовных дел у силовиков возникают подозрения в отношении соседних организаций. "Вероятно, этим опасением и был вызван визит силовиков в "Правовую инициативу", - резюмировал он.

Каждое действие силовиков при обыске должно быть обосновано в постановлении суда

Важным является то, какая именно территория обыска была обозначена в постановлении на проведение оперативных мероприятий, сообщил "Кавказскому узлу" адвокат Тимофей Широков, не имеющий отношения к "Правовой инициативе".  "Надо смотреть, что было написано в постановлении об обыске. Формально, если постановление выписано на обыск во всем здании, где располагалась интересующая организация, то в этом случае полномочия силовиков расширены, и они имеют право требовать доступ во все интересующие их помещения, предъявлять требования об ограничении разговоров по телефону, вплоть до временного изъятия", - сообщил он.

Другое дело, если постановление касалось только офиса конкретной организации и никак не касалось помещений, где располагаются правозащитные организации, тогда со стороны силовиков это был чистой воды волюнтаризм, считает адвокат. "Они, прежде всего, нарушают такими действиями уголовно-процессуальное законодательство... если мы исходим из того, что силовики вышли за пределы отведенной для обыска территории", - пояснил он.

По словам Широкова, силовики всегда находят причину для таких действий. "Они могут заявить, что, мол, у них возникли опасения о совершении правонарушения или то, что может помешать их действиям в связи с обыском у соседей и прочее. Они могут таким образом, например, обосновать проверку документов", - сообщил он.

В то же время, по мнению адвоката, если уголовное дело не касается конкретных граждан, что были в правозащитной организации, то у силовиков не было права ограничивать свободу их передвижения и изымать телефоны, которые, прежде всего, являются личным имуществом граждан. "Для всех действий должно быть обоснование, каковым по закону в данном случае является постановлении суда о проведении обыска", - подчеркнул Широков.

"Кавказский узел" также писал, что юристы "Правовой инициативы" подключились к проверке сведений "Новой газеты" о том, что в Чечне в январе 2017 года были казнены задержанные после нападения на полицейских. Юристы правозащитных организаций сумели получить материалы расследования информации о расстреле 27 жителей Чечни. По их данным, вывод следствия о том, что 22 человека из "расстрельного списка" уехали к боевикам в Сирию, был сделан лишь на основе показаний двух свидетелей, осужденных за терроризм и находящихся в заключении.

В июле 2019 года "Правовая инициатива" участвовала также в проверке сообщения о 20-летней жительнице Москвы, которую, по данным кризисного центра "Китеж", родители вывезли в Чечню против воли, чтобы выдать замуж. После отъезда в Чечню девушка больше не связывалась с "Правовой инициативой", сообщила тогда Ксения Бабич. Сама девушка и ее родственники в эфире чеченского ТВ заявили, что о замужестве против воли "не могло быть и речи". Глава Чечни Рамзан Кадыров после этого телерепортажа выступил с новыми угрозами в адрес правозащитников, заявив, что они "хуже террористов". Слова Кадырова несут открытую угрозу жизни правозащитников в разных регионах России, указывали тогда представители правозащитных организаций.

Автор: Рустам Джалилов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

16 июня 2024, 07:53

16 июня 2024, 06:59

16 июня 2024, 06:04

16 июня 2024, 05:10

16 июня 2024, 04:14

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей