04 апреля 2014, 01:51

Активисты Nida на судебном процессе заявили о безосновательности предъявленных обвинений

На проходящем в Баку процессе по делу Nida двое подсудимых Узеир Мамедли и Заур Гурбанлы заявили о несостоятельности обвинений, предъявленных всем фигурантам дела, передает корреспондент "Кавказского узла". 

 7 марта 2013 года по подозрению в призывах к насилию перед акцией против небоевых потерь в армии были задержаны активисты Nida Бахтияр Гулиев, Шахин Новрузлу и Мамед Азизов. 14 марта – один из лидеров движения Рашад Гасанов, 30 марта – два члена правления Nida Узеир Мамедли и Рашадат Ахундов, 1 апреля - активист организации Заур ГурбанлыИлькин Рустамзаде был задержан 17 мая по подозрению в хулиганстве - так следствие расценило организацию танцевального флешмоба Harlem Shake и размещение видеосюжета в YouTube. 

Изначально активистов обвиняли в хранении наркотиков и взрывчатки. 12 сентября 2013 года всем им, а также Рустамзаде было предъявлено новое обвинение в организации массовых беспорядков. 28 ноября 2013 года во время судебного заседания прокурор Немат Авазов зачитал обвинительный акт. 15 января на процессе начали заслушивать показания свидетелей обвинения, 6 марта было объявлено о завершении слушаний свидетелей стороны обвинения. Далее на процессе стали выступать с показаниями свидетели защиты.

На заседании 3 апреля обвиняемые пожаловались на то, что после предыдущего заседания к ним в автозак был запущен слезоточивый газ.

Как рассказал обвиняемый Заур Гурбанлы, инцидент произошел у въезда в Кюрдаханский СИЗО.

"У Кюрдаханского СИЗО автомобиль остановился в ожидании въезда на территорию изолятора. При этом вентиляционная система в машине выключилась (в Азербайджане в настоящее время заключенных перевозят в современных, специально оборудованных микроавтобусах марки Fiat Ducato. - Прим. "Кавказского узла"). Илькин Рустамзаде - сердечник, я страдаю астмой и талассемией, нам не хватало воздуха. Ребята позвали помощь. К нам заглянул солдат, и мы ему передали, что внутри невозможно дышать. Он пошел, позвал "старшего". Тот приоткрыл дверцу, когда мы ему сказали, что невозможно дышать, он выругался нецензурной бранью и ушел. Тогда мы стали стучать по стенке автомобиля. Этот офицер, открыв дверцу, прыснул из спрея газ внутрь. Около 15 секунд мы задыхались. Это был переченый газ. Нас стало тошнить. Я потерял сознание", - сообщил Заур Гурбанлы.

По его словам, через несколько минут автозак заехал в СИЗО. Молодые люди пожаловались руководству учреждения. "Вчера (2 апреля) приезжали из Пенитенциарной службы и якобы начали расследование. Но нас же самих виновными хотят выставить. Якобы мы хотели бежать, и поэтому конвой на законных основаниях применил спецсредство. Мы доводим это до сведения суда, потому что сейчас находимся под надзором суда. Сейчас мы чувствуем себя нормально", - сказал Гурбанлы.

Адвокат Мустафаев: использование газа можно расценить как пытки 

Адвокат Намиг Гаджиев заявил, что родители обвиняемого Шахина Новрузлу выражают обеспокоенность в связи с недомоганием своего сына.

Судья поинтересовался у обвиняемого его самочувствием.

"У меня сейчас температура, тошнит", - сказал Шахин Новрузлу, добавив, что он может участвовать в процессе.

В свою очередь, адвокат Асабали Мустафаев заявил, что в этом инциденте по меньшей мере имело место "плохое обращение". "В этом даже есть признаки "пытки". Плохое и бесчеловечное обращение и пытки запрещены Европейской конвенцией о защите прав человека", - сказал Мустафаев. Он ходатайствовал перед судом об обращении в прокуратуру с целью расследования инцидента.

Судья Джавид Гусейнов сказал, что расследование уже ведется Пенитенциарной службой, на что адвокат Асабали Мустафаев указал, что "Пенитенциарная служба является пристрастной стороной".

Судья, отклонив ходатайство, напомнил обвиняемым и защите о праве самим подать жалобу в прокуратуру.

Пенитенциарная служба опровергает заявления обвиняемых о нехватке воздуха в автозаке

Автозак, в котором находились активисты, был остановлен "на некоторое время", поскольку впереди находилась другое транспортное средство, говорится в релизе Пенитенциарной службы, распространенном в связи с инцидентом. 

"У нескольких обвиняемых это вызвало недовольство, и они начали стучать по автомобилю и подняли шум. Несмотря на то, что караул просил их соблюдать дисциплину, они продолжили свои действия. Информация о том, что у обвиняемых было недостаточно воздуха, распространенная в ряде СМИ, не соответствует действительности. Обвиняемые перевозились на спецмашине Fiat Ducato, которая является транспортным средством, соответствующим всем современным требованиям. В данных машинах безопасность перевозимых, свежий воздух обеспечивается на высоком уровне. Ввиду того, что обвиняемые не вняли требованиям караула, личный состав караула обеспечил безопасность в соответствии с требованиями положения. Во время обеспечения безопасности пострадавших не было", - говорится в сообщении.

Ариф Гаджилы: спецсредства против заключенных применяются в исключительных случаях

По мнению бывшего политзаключенного, ныне главы аппарата партии "Мусават" Арифа Гаджилы, который отбывал наказания в тюрьмах в 2000-2005 гг. и 2011-2012 гг, спецсредства против заключенных применяются лишь в исключительных случаях.

"То, что автозак задержался на въезде в СИЗО, это нормально, потому что одновременно приезжают несколько машин и необходимо время для приема-сдачи арестантов. Но применение слезоточивого газа необоснованно. Спецсредства применяются в исключительных случаях – если есть угроза побега, или совершения преступления заключенным. В данном случае у молодых людей не было возможности для побега. Внутри автозака они содержатся в железной клетке, двери которой закрыты. Если бы открыли дверь автомобиля, то они все равно оставались бы запертыми в клетке", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Ариф Гаджилы.

Узеир Мамедли: обвинение является вымыслом следствия

На процессе с показаниями выступил обвиняемый Узеир Мамедли. Он сообщил, что движение Nida было создано в феврале 2011 года с целью содействия демократизации Азербайджана.

"По целям и методам деятельности наше движение было схожим с украинской "Порой" или сербским "Отпором". Мы занимались просветительской деятельностью, в том числе среди студентов, помогали в защите прав граждан, старались привлечь внимание к проблемам коррупции в образовании. Мы хотели способствовать формированию демократического толерантного общества и считали, что достичь этого можно реформами, как власти, так и изменениями в самом обществе. Почему мы не пошли в уже действующие политические партии? Потому что у нас не было цели прийти к власти. Мы видели свою миссию в формировании такой среды, чтобы народ сам избирал во власть кого хочет", - сказал Мамедли.

При этом он указал, что движение никогда не реализовывало проектов на крупные суммы и не получало грантов ни от внутренних, ни от внешних доноров. "Мы обходились собственными возможностями. Для нашей деятельности крупных средств не надо было", - отметил Мамедли.

Выражая отношения к изъятию из квартиры обвиняемого Шахина Новрузлу 94 тыс. манатов (около 120 тыс. долларов), предназначенных, по версии следствия, для "организации беспорядков", Мамедли сказал, что следствие не представило доказательств происхождения этих средств.

"Обвинение выдвинуто, но (в деле) нет сведений, откуда у нас эти деньги. Следствие проверяло деятельность американского Национального демократического института и там тоже не нашли "следов" того, что мы получили от них средства", - продолжил Мамедли.

Он также отверг обвинение в том, что 28 февраля 2013 года обвиняемые собрались в кафе "Венеция" с целью планирования беспорядков во время акции 10 марта против небоевых потерь. Мамедли заявил, что в этом кафе с осени 2012 года собраний движения не проводилось вообще.

Мамедли полностью восстановил хронику своих действий и передвижений 28 февраля и подчеркнул, что в этот день он даже не появлялся в районе кафе "Венеция" "в радиусе двух километров".

Мамедли сказал, что все обвинение против него строится только на показаниях обвиняемого Мамеда Азизова, данных им в первые дни после задержания "под пытками" и некого Анара Аббасова, который "подписался под написанным следователями текстом".

"Этот "свидетель" в суде не мог разъяснить даже элементарных понятий использованных в своих показаниях на предварительном следствии, таких как "просвещение", "свобода выражения" и др., а также описать внутреннее убранство кафе "Венеция". Анар Аббасов говорил, что якобы с нами познакомился на нашем собрании в сквере Мирзы Фатали Ахундова. Это выдумка следствия. Да у нас были собрания "философского клуба", но они проходили в другом сквере, Сабира, причем летом. Кто будет зимой на открытом воздухе проводить собрания?" - отметил Мамедли.

Далее он заявил, что активисты Nida не то, что "не планировали беспорядков, а, напротив, в виду неэффективности несогласованных акций хотели провести согласованную акцию протеста против солдатских смертей".

"В Facebook уже шло обсуждение вопроса о проведении акции протеста против смерти солдата Сеймура Аллахвердиева в связи с сомнениями в его самоубийстве. Но мы решили, что лучше организовать согласованную акцию, чтобы привлечь внимание к проблеме большей аудитории. Но городские власти не ответили на наше уведомление. Мы приняли участие в акции протеста 10 марта, которая уже была объявлена через Facebook, хотя и не были ее организаторами. Никаких беспорядков не было. Всего были задержаны 198 человек, но никто к уголовной ответственности не был привлечен", - сказал Мамедли.

Мамедли обратил внимание на то, что движение Nida, привлекая внимание к проблемам в армии, "частично достигло целей". "Мы требовали отставки министра обороны, наказания лиц, виновных в солдатских смертях. Тогда это не сделали. Но в октябре после президентских выборов был сменен министр обороны, повысилось внимание к проблемам солдат, теперь уже погибших на фронте солдат хоронят с почестями, награждают медалями, сократились факты неуставных взаимоотношений. Но полностью негативные явления не искоренены. Для этого недостаточно смены министра, необходимо изменение всей политической системы", - полагает Мамедли.

В заключение он заявил, что отвергает все обвинения и считает их политически мотивированными.

Заур Гурбанлы: в Азербайджане нет независимого суда

Далее с показаниями выступил обвиняемый Заур Гурбанлы. Обвиняемый прежде обратил внимание на то, что он также является и свидетелем, и попросил судью для выступления освободить его из-за железной решетки. Судья разрешил, однако при этом ему на руки надели наручники. 

Гурбанлы указал на то, что из обвинения не ясно, какое преступное деяние он совершил. Он подчеркнул, что в отношении него, Узеира Мамедли и Рашадата Ахундова "нет ни одного, даже клеветнического, сфабрикованного доказательства". "Я не должен доказывать свою невиновность. Но такое бывает в независимом суде, чего у нас в Азербайджане нет. Поэтому я вынужден выступить с показаниями и показать несостоятельность обвинения", - отметил Гурбанлы.

При этом он указал на беспочвенность представления обвиняемых "организованной преступной группой". "Движение NIda таковым следствием не представляется. Не ясно также, кто входил в эту "организованную преступную группу" – восемь человек, находящихся на скамье подсудимых, или девять человек, которых назвал Мамед Азизов в первых показаниях, выбитых у него под пытками. Если второе, то почему четверо человек из девяти не привлечены к ответственности. С другой стороны, признаками "организованной преступной группы" согласно уголовному законодательству и толкованию Конституционного суда являются стабильность ее деятельность на протяжении определенного времени, четкое распределение полномочий между членами, наличие планов по распределению выгоды от преступной деятельности и др. Но в нашем случае ни одного из этих признаков нет. Мы все вместе ни разу не собирались. Более того, до ареста мы не были знакомы с Шахином Новрзлу", - продолжил Гурбанлы.

Гурбанлы также указал, что следствие первоначально обвиняло молодых людей "в незаконном хранении взрывчатых веществ". "Когда же мы указали на то, что "коктейли Молотова" не взрывчатое вещество, а воспламеняющееся, эти бутылки вдруг "обросли аксессуарами". Когда задержали Мамеда Азизова, Бахтияра Гулиева и Шахина Новрузлу, по телевизору показывали обычные бутылки. Но потом в материалах дела появились бутылки, которые были обвязаны некими взрывчатыми веществами", - отметил Гурбанлы.

Он также указал на неправильность инкриминирования подсудимым обвинения в "приготовлении" организации массовых беспорядков или участия в них. По его мнению, это тот вид преступления, к которому неприменима статья 28 ("приготовление") общей части Уголовного кодекса.

"Приготовления "организации" не может быть. Если "организация", то это уже свершившееся преступление. Но такого не было. 10 марта на акции протеста не было никаких беспорядков. В официальном сообщении также ничего не говорилось про беспорядки. Ни один из 198 человек не был привлечен к уголовной ответственности за это", - заявил Гурбанлы.

Далее Гурбанлы подробно восстановил хронику своих действий 28 февраля 2013 года, доказывая, что его не было в кафе "Венеция". По его словам, "никакой встречи в кафе "Венеция" не было, значит, и нет события преступления".

Гурбанлы попросил суд оправдать всех обвиняемых.

Адвокаты расценили как грубое нарушение Европейской конвенции по правам человека допрос Гурбанлы перед судом в наручниках. Судья Гусейнов никак не отреагировал на это замечание.

Далее адвокат Халид Багиров представил суду ряд "доказательств невиновности подсудимых", которые были основаны на официальной информации и сообщении СМИ.

В частности, он указал, что смерть солдата Сеймура Аллахвердиева, ставшая причиной акции протеста 10 марта 2013 года произошла 28 февраля в 15.30.

"А это означает, что 28 февраля в 15.00 обвиняемые не могли обсуждать в кафе "Венеция" вопрос о проведении акции протеста против смерти солдат", - сказал Багиров.

В СМИ информация о смерти солдата появилась только утром 1 марта. После этого тема стала активно обсуждаться в социальных сетях, и была назначена акция протеста на 10 марта. Первая информация об акции в СМИ появилась 1 марта в 15.00.

По словам адвоката, следствие должно было проверить алиби всех обвиняемых отрицающих факт встречи в кафе "Венеция" 28 февраля. 
Багиров в связи с этим представил список лиц, которые могут подтвердить, что обвиняемые по этому делу 28 февраля не были в кафе "Венеция" и находились в других местах.

"Я взял показания этих лиц. Но чтобы они были официальным доказательством их должен допросить суд", - сказал Багиров, выдвинув соответствующее ходатайство.

Судья Гусейнов оставив это ходатайство нерассмотренным, назначил следующее заседание на 10.30 4 апреля.

Представители стороны обвинения оказались недоступны для комментариев. Ранее представитель Центра общественных связей МНБ опровергал заявления обвиняемых и их адвокатов о каком-либо давлении на активистов Nida.

Международная правозащитная организация Amnesty International признала всех обвиняемых по этому делу "узниками совести".

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 09:23

  • Двое полицейских осуждены в Ростове-на-Дону по делу о взятке

    Начальник отделения полиции по делам несовершеннолетних Советского района УМВД Ростова-на-Дону приговорен к четырем годам колонии за получение взятки, местный участковый за посредничество во взяточничестве осужден условно, сообщили в региональной прокуратуре.

27 мая 2017, 08:23

27 мая 2017, 07:25

27 мая 2017, 07:15

27 мая 2017, 06:14

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей