RSSПолитическая география Южного Кавказа

Реактор ААЭС может действовать и после 2026 года. Есть ли будущее у атомной энергетики в Армении?

02:56, 12 декабря 2019

Продление срока эксплуатации Мецаморской АЭС

Министр территориального управления Армении Сурен Папикян сегодня отвечает также и за энергетику. 10 декабря он заявил, что АЭС, действующая в Армении, может продолжать действовать и после 2026 года. Речь идет о возможности продлить срок ее работы еще на 10 лет, до 2036 года. Папикян также объявил, что надеется, что возможность продолжения использования мирного атома Арменией будет воспринята западными партнерами с пониманием.

Также он заявил, что пока что Армения не рассматривает вопрос строительства новой атомной станции. Подробнее на сайте Общественного радио.

Еще в середине 2000-ых на Армению оказывалось определенное давление с требованием закрыть атомную станцию. Планировалось, что в 2016 году нынешняя АЭС закроется, а в 2018 году будет закончено строительство новой, которая не только заменит действующую АЭС, но и будет более мощной. Однако время шло, а денег не было и поэтому было решено продлить срок эксплуатации АЭС еще на десять лет – уже до 2026 года. Это в свою очередь вызвало недовольство иностранных партнеров: сейчас атомная энергетика не очень модна.

Министр объявил, что Армения не рассматривает возможность строительства новой станции, но в будущем такая возможность может появиться (то есть она не исключена), а главный инженер ААЭС уже заявлял, что исследования по поводу возможности строительства малой АЭС уже проводятся. Все это выглядит достаточно логично. Сейчас рассматривать возможность строительства новой АЭС совершенно не имеет смысла – на это нет денег не только сейчас, их не будет и в ближайшие десять лет. А в таких условиях вступать в споры по поводу ее целесообразности явно не стоит. Кроме того, нынешний энергоблок вполне способен после модернизации проработать до 2036 года. Он уже морально устарел, но не физически и пока еще способен работать. Вот на период после 2036 года, думаю, уже должна быть альтернатива, дальше продлевать его работу было бы неправильно.

Но атомная энергетика в Армении – вопрос довольно интересный, он обсуждается довольно часто и, в том числе на региональном уровне. Довольно смутное понимание относительно ААЭС существует как в Азербайджане и Турции, так и в Грузии. Так что поговорить об АЭС точно стоит. Рассмотрим политические, экономические и технические обстоятельства, связанные с ААЭС.

 

Взгляд извне Армении

Споры относительно Мецаморской атомной электростанции, находящейся в 35 километрах от Еревана, идут давно. Турецкая сторона регулярно высказывает озабоченность и недовольство тем, что в Армении действует АЭС, расположенная сравнительно недалеко от границы с Турцией. К этой критике на международном уровне регулярно присоединяется и Азербайджан. В Грузии о Мецаморской АЭС знают мало; эта тема находится вне фокуса общественного дискурса, но в редких случаях обсуждения этой проблемы взгляд опять же, как правило, обеспокоенный и критический.

Европейский союз также озабочен судьбой реактора. Имея опыт Чернобыля, в Европейском Союзе опасаются неконтролируемого развития ситуации в случае непредвиденных обстоятельств. Чиновники ЕС призывают Армению закрыть атомную станцию, а по соглашению о Всестороннем и расширенном партнерстве (CEPA) с Евросоюзом, Армения взяла на себя обязательство по безопасной эксплуатации и закрытию АЭС в Мецаморе (ст. 42, п. g-ii.).

Мало того, в международных СМИ иногда можно встретить упоминание Мецамора как «самого опасного атомного реактора в мире». Это не может не создавать обоснованные опасения как у граждан Армении, так и у жителей сопредельных стран и регионов. Казалось бы, ответ очевиден: решение закрыть атомную станцию и забыть ее как «плохой сон». Но так не происходит. Армянское правительство в прошлом не раз отвергало предложения ЕС по финансовой поддержке в деле закрытия АЭС и, судя по всему, не собирается закрывать ее и сейчас. Чем это вызвано?

 

Взгляд из Армении

В Армении куда более распространена точка зрения, что стране нужно не меньше, а больше атомной энергии. Любые разговоры об отключении АЭС вызывают воспоминания о первой половине 1990-ых гг., сопряженной с тяжелейшим энергетическим кризисом, когда атомная станция была отключена. На данный момент даже гипотетическое отключение АЭС возможно компенсировать: необходимо импортировать больше газа, переводя его в термальную энергию на ТЭЦ, однако эта энергия будет в 4-5 раз дороже, чем энергия, производимая на АЭС, а также Армения станет более зависимой и уязвимой.

На протяжении 1990-ых гг., газотранспортная инфраструктура Грузии, через которую Армения импортировала тогда весь газ для собственного потребления, прекращала свою работу многократно, в том числе из-за азербайджанских диверсий на газопроводе, ведущем в Армению, особенно частых в 1993 году. Таким образом, без АЭС, энергосистема Армении становится очень уязвимой в случае возобновления боевых действий, а также повышается зависимость от стороны поставщиков газа, в первую очередь, России, которая сможет ультимативно диктовать цену на газ.

Атомная станция играет значительную роль в экономике Армении. На сегодняшний день, производство и распределение по сети энергии, произведенной АЭС, генерирует около 0.6% ВВП, но в прошлом эта доля была выше и колебалась в пределах 2.0-2.8% ВВП в 1996-2002 гг., и около 1% в 2005-2016 гг. Таким образом, атомная станция имеет непосредственное влияние на экономику. Влияние на энергетику также значительно. АЭС вырабатывала около 40% всей производимой в Армении электроэнергии в 2000-ых гг. и около трети – в последние десять лет, что значительно.

Однако помимо перечисленного, наличие АЭС воспринимается как вопрос, связанный с престижем страны. Еще до недавних пор, Армения была единственной страной в регионе, имеющей атомную станцию. В последние годы Иран открыл атомную станцию в Бушере, Турция строит АЭС «Аккую», что, разумеется, в результате чего АЭС в Мецаморе больше не будет эксклюзивной, но тем не менее, на Южном Кавказе пока еще нет других атомных станций. Поэтому в Армении не только привержены идее продолжения эксплуатации АЭС, но и строительству новой АЭС или по крайней мере нового реактора той же самой АЭС, причем парламент принял соответствующее решение еще десять лет назад. Это подтвердит ядерный статус Армении, а также может положительно повлиять на внешнюю безопасность страны: в случае гипотетической войны с Азербайджаном или Турцией, внимание внешнего мира к региону вырастет.

Смена власти не повлияла на намерение властей Армении эксплуатировать атомную энергию. О том, что при высоком значении безопасности, власти намерены использовать атомную энергию, говорил в 2017 году премьер-министр Карен Карапетян, а уже в сентябре 2019 года похожую позицию высказал уже представитель нового правительства – министр территориального управления и инфраструктур Сурен Папикян, ответственный за энергетику в правительстве Армении.

 

Экономическая и энергетическая значимость Мецаморской АЭС для Армении

Как уже было сказано, на данный момент АЭС вырабатывает порядка трети всей электроэнергии, производимой в Армении. Рассмотрим динамику в деталях.

График 1. Динамика структуры производства электроэнергии в Армении, 1970-2018

Источники: Сборник под ред. Егиазаряна Л. В. «100 лет энергетики Армении, 1903-2003». Ереван, 2003. Официальные статистические сборники и обзоры Статистического комитета Армении. Данные за 1992-95 скорректированы.

График 2. Значимость электроэнергетического сектора в экономике Армении

На основании этих данных, пусть и умозрительно, но можно попробовать рассчитать долю валовой добавленной стоимости в экономике Армении, приходящуюся на производство и распределение атомной энергии и, как следствие, долю ААЭС в экономике Армении. В 2018 году она составила 0.6%, что все еще существенно, тогда как в худшие годы она приближалась к 3%.

График 3. Динамика оценочной доли производства и распределения атомной энергии в ВДС Армении

Если посмотреть на это шире и посмотреть на влияние атомной энергии на всю энергетику Армении, включающую в себя также импортируемое ископаемое топливо, то стоит обратиться к данным IEA (международное энергетическое агентство). Приведу их график энергетического баланса Армении.

График 4. Производство первичной энергии по видам исходного топлива (источник – IEA).

График 5. Структура производства первичной энергии по видам исходного топлива (источник – IEA).

Как мы видим, доля атома во всех поставках энергии в стране стабильно превышала 25% на протяжении длительного периода и лишь в 2017 году снизилась до 21% (вероятно, в 2018 году было дальнейшее снижение). Но даже такая доля критически важна для балансирования энергетики страны. В противном случае Армении придется, как и в конце 1980-ых – начале 1990-ых гг. импортировать огромное количество энергии.

 

Насколько серьезна ситуация с безопасностью Мецаморской АЭС

При том, что безопасность Мецаморской АЭС является дискуссионным вопросом, информационный фон вокруг нее сгущен. Источником большинства отрицательных оценок является Турция, создающая таким образом политическое и экономическое давление на Армению. Международные и местные эксперты не находят столь серьезных рисков. Для понимания того, насколько в действительности безопасна Армянская АЭС, нужно учитывать несколько факторов.

Во-первых, срок эксплуатации действующего реактора не 43 года. Первый реактор был запущен в строй в декабре 1976 года, второй – в 1980 году. В начале 1989 года, на фоне разговоров о Чернобыле и землетрясении в Спитаке, работа АЭС была остановлена. В конце 1995 года второй реактор вновь был запущен и с 1996 года вновь работал в штатном режиме, но на 92% от установленной мощности. Таким образом, реальный срок работы второго, действующего реактора – 33 года.

Во-вторых, реактор на ААЭС отличается от того, который использовался на Чернобыльской АЭС и более безопасен. На ЧАЭС использовался реактор РБМК, а на ААЭС – ВВЭР-440 (водо-водяной энергетический реактор), который имеет 4 барьера безопасности, лучше изучен, а его срок эксплуатации продлевается сравнительно безопасно. Такие АЭС действуют в Словакии, Чехии, Венгрии, Финляндии, Украине и России, а их более мощные версии действуют или строятся также в Болгарии, Индии Иране, Китае, Турции, Бангладеш и Беларуси.

В-третьих, известные нам параметры говорят о том, что риск повреждения реактора на данный момент невелик. В 1993 году было учреждено Агентство по регуляции атомной энергии, которое с тех пор проводит мониторинг рисков повреждения реактора. В 2010 году риск повреждения реактора составлял два случая на 10 000 лет (стр. 34), что считалось недостаточным. К примеру, в США тогда этот риск составлял 2 случая на 50 000 лет, а рекомендации для Армении были по снижению риска в два раза. Основным компонентом риска является сейсмическая активность: хотя реактор разработан с учетом этого риска, но в Армении случаются и очень сильные землетрясения. На протяжении последних десяти лет на АЭС проводились работы по модернизации и повышению уровня безопасности, в том числе, при поддержке Европейского Союза. В результате риск повреждения реактора от землетрясения был снижен в 7.5 раз (стр. 21), однако внутренние факторы АЭС вышли на первый план (стр. 30-33) и, согласно проверкам 2015 г., суммарный риск сократился примерно в два раза и составляет 0.93 раза в 10 000 лет. Если суммировать вероятность катастрофы по разным факторам, то она выглядит следующим образом.

График6. Основные факторы, создающие риск повреждения реактора Мецаморской АЭС (% риска, согласно обследованию 2015 года)

В-четвертых, последние проверки Международного агентства по атомной энергии (IAEA) показали повышение уровня безопасности, по сравнению с 2015 годом. На данный момент АЭС была присуждена оценка 3.82 по 4-балльной шкале. Основные улучшения коснулись управления радиоактивными отходами.

Все это, однако, не означает, что риск минимален. Летний скачок напряжения в энергосети Ирана вызвал блэкаут по всей Армении. Власти утверждали, что это никак не повлияло на АЭС, но насколько можно гарантировать отсутствие подобных инцидентов в будущем? Учитывая, что энергосистема Армении в ближайшее время будет все активнее интегрироваться с Грузией, Ираном и Россией, это создает новые риски.

Кроме того, по известным нам инцидентам, мы знаем, что человеческий фактор обычно играет ключевую роль в вопросах нарушения безопасности. Постоянная эмиграция и старение специалистов уже привели к снижению качества кадров. Это стало предметом основной озабоченности экспертов IAEA во время проверки 2019 года. Это может повысить роль человеческого фактора в непредвиденных ситуациях, а при расчете рисков повреждения реактора человеческий фактор не учитывается.

 

Выводы и перспективы

Хотя в ходе переговоров с ЕС, Армения и взяла на себя обязательство по консервации и закрытию атомной станции, никаких конкретных соглашений по срокам заключено не было. При этом, на данный момент, Мецаморская АЭС характеризуется довольно высоким уровнем безопасности, если не принимать в расчет человеческий фактор, который должен быть в фокусе внимания властей Армении в ближайшие годы.

Атомная электростанция генерирует дешевую энергию, в значительной степени гарантируя Армению от неожиданностей и смягчая последствия транспортной блокады, в условиях которой страна живет уже тридцать лет. В последние годы около трети электроэнергии и 21% всей энергии Армении поступает от одной АЭС, что делает страну очень зависимой от использования атомной энергетики.

Нынешние власти Армении, также, как и прошлые, планируют продолжать использовать атомную энергию для обеспечения собственной энергетической безопасности. Для этого планируется постройка нового реактора или продление срока действия действующего. Однако для постройки нового реактора средства так и не были найдены и вряд ли следует ожидать, что Армения сможет этого добиться в ближайшие годы.

Поэтому этот вопрос будет откладываться до середины 2020-ых гг., когда завершится срок эксплуатации нынешнего реактора. Его можно будет еще раз продлить на 10-12 лет, либо законсервировать. Иностранные партнеры, учитывая опыт аварии на АЭС «Фукушима», будут настаивать на закрытии, но какой именно будет внешняя конъюнктура к тому моменту, сказать уверенно невозможно. В большой степени именно от этого будет зависеть, будет ли Армения продолжать использовать атомную энергетику в ближайшие десятилетия. В стране развивается «зеленая» энергетика, что, в случае доступности и успеха, может снять вопрос о строительстве новой АЭС, но насколько быстро она позволит компенсировать атомную энергию – большой вопрос.