05 ноября 2021, 23:55

Аналитики шести стран скептически оценили перспективы создания формата "3+3" на Южном Кавказе

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Создание платформы для сотрудничества шести стран, несмотря на их взаимный интерес, невозможно без урегулирования территориальных споров между Грузией и Россией в вопросе о Южной Осетии и Абхазии, а также Арменией и Азербайджаном в вопросе о статусе Нагорного Карабаха, заявили опрошенные "Кавказском узлом" аналитики.

Армянские политологи указали на препятствия по созданию платформы для сотрудничества трех стран

Создание платформы "3+3" невозможно без урегулирования территориальных споров между Россией и Грузией, а также Арменией и Азербайджаном, сказал корреспонденту "Кавказского узла" политолог Андриас Гукасян.

С инициативой о шестистороннем формате сотрудничества (Азербайджан, Армения, Грузия, Россия, Турция, Иран) по Карабаху и вопросу разблокировки экономических и транспортных связей в регионе ранее выступили лидеры Азербайджана и Турции Ильхам Алиев и Тайип Эрдоган. Иран приветствовал эту идею, заверив в готовности содействовать шагам по укреплению мира в регионе. Официальный представитель МИД РФ Мария Захаров также поддержала эту инициативу, отметив, что создание механизма сотрудничества в формате "3+3" для стран Южного Кавказа и их соседей может повысить уровень доверия в межгосударственных отношениях, сообщил 3 октября ТАСС. При этом глава Пентагона Ллойд Остин, комментируя предложение по созданию формата "3+3" по Закавказью, отметил, что "России... следовало бы уважать условия соглашения 2008 года о прекращении огня, прежде чем говорить о новых платформах".

Он напомнил, что цель создания платформы "3+3" — обеспечение коллективной безопасности и сотрудничества на Южном Кавказе. Однако, по словам политолога, для ее создания нужен консенсус между Грузией и Россией в вопросе Южной Осетии и Абхазии, а также Арменией и Азербайджаном в вопросе статуса Нагорного Карабаха.

"В регионе три региональных игрока – Россия, Турция и Иран, три относительно новых государств – Армения, Азербайджан и Грузия, которые получили независимость после распада СССР, две частично непризнанные республики — Абхазия и Южная Осетия, одна непризнанная республика — Арцах (самоназвание Нагорного Карабаха), статус которой, согласно решениям ОБСЕ, должен быть определен референдумом. Для создания региональной организации, которая бы гарантировала безопасность и обеспечивала сотрудничество между странами, должны быть найдены общие подходы урегулирования конфликтов", — отметил политолог.

Турецкая инициатива не может обойти эти сложные вопросы, но ее предложение, скорее всего, заключается в реализации торговых проектов и не подразумевает урегулирование конфликтов, добавил Гукасян. "Региональная международная организация не может существовать на таких принципах", — подчеркнул он.

По его мнению, еще одним важным аспектом проблемы на Южном Кавказе является военное присутствие России в Южной Осетии, Абхазии и Нагорном Карабахе. "Инициатива Турции предполагает вывод войск или нет? Полагаю, Эрдоган, предложив Западу формат "3+3", заверил, что он  как политик, пользующийся уважением российского президента Путина, который не раз заявлял, что ценит качества Эрдогана, обладает возможностью добиться вывода российских войск из региона. Без вывода войск говорить о мире — простая демагогия, а сам формат не имеет политического содержания", — считает политолог.

Идея формата "3+3" заключалась в том, что США и Евросоюз не будут вмешиваться в дела Южного Кавказа, доверив миссию Турции, продолжил Гукасян. "Запад не верит, что Эрдоган сможет договориться с Россией о выводе ее войск из Южного Кавказа. Если бы Турция была надежным партнером, возможно, Запад не возражал бы против такого формата. И на встрече Байден–Эрдоган на полях саммита G20 нечто подобное прозвучало, что Запад мог бы и согласиться, но не при Эрдогане. Щедрые комплименты Путина в адрес Эрдогана о доверии и надежном партнерстве подорвали доверие Эрдогана на Западе", — пояснил он.

На саммите G20 Эрдоган попытался заручиться поддержкой США в вопросе формата, но попытка провалилась, о чем, по его словам, свидетельствует быстрый отъезд Эрдогана и его неучастие в саммите по климату в Глазго.

Саммит "Большой двадцатки" проходил 30-31 октября в Риме. Саммит лидеров ведущих мировых держав завершился принятием декларации "группы двадцати", основными пунктами которой стали решения о вакцинации 70% мирового населения к середине 2022 года и введении минимального налога для крупных корпораций, сообщил 31 октября "Коммерсант". Климатический саммит в шотландском Глазго продлится до 12 ноября, ожидается, что в общей сложности его посетит свыше 25 тысяч человек из 196 стран, сообщил 1 ноября ТАСС.

"Кроме того, Запад не поддерживает турецкую инициативу из-за плохой миротворческой репутации Турции. Во всех конфликтах, в урегулировании которых Турция приняла активное участие, сколь-нибудь значимых результатов достичь не удалось. Ни в Ливии, ни в Сирии, ни в Ираке. Более того, Турция использовала конфликты в продвижении своих собственных интересов, как, например, вопрос о разграничении в Средиземном море, что вызвало протест Греции, Франции, Иордании и Египта, и реакция международного сообщества вынудила Турцию отступить. В такой обстановке доверия, что Турция на Южном Кавказе сможет сыграть значимую роль, у Запада нет", — сказал политолог.

Инициатива Турции натолкнулась на неприятие США, отметил Гукасян. Свидетельством отсутствия поддержки США являются заявления Турции о том, что Грузия, за которой во внешнеполитических вопросах стоят США, выступает против формата "3+3", считает он. 

"Изначально формат "3+3" был невыполнимой политической задачей, потому что либо Россия должна отказаться от признания Абхазии и Южной Осетии, как этого требует НАТО, либо Грузия должна признать Абхазию и Южную Осетию. Но тогда это уже формат не "3+3", а "3+5". Перспектива же, что Грузия признает независимость Абхазии и Южной Осетии нулевая. Почему Азербайджан не должен признавать Арцах, а Грузия должна признать Абхазию и Южную Осетию? Турция не сможет привести ни одного весомого аргумента в пользу того, что вывод российских войск из Абхазии и Южной Осетии станет для Грузии позитивным результатом. Россия озвучила условие вывода своих войск, предложив демаркацию и делимитацию. Грузия могла бы на это согласиться, но США подсказывают другой путь. США оказывают влияние на Грузию. В регионе уже сложился расклад сил "3+3" — США, Россия и Турция, а также страны, которые находятся под их влиянием – Грузия, Армения и Азербайджан. И нет причин для того, чтобы США уступили лидерство Турции. Это желание Турции, которая ничего не может предложить Западу", — полагает Гукасян.

По мнению политолога, Россия поддержала инициативу Эрдогана, потому что это ее последний шанс избежать размещения военной базы США в Грузии. "Суть формата "3+3", чтобы в регионе не было США и Евросоюза и их военного присутствия. Очевидно, что США решили, какую политику им вести в регионе. Иран, в свою очередь, видит в этом нечестную игру и прохладно относится к идее "3+3". Иран, в частности, обратил внимание, что на самом деле формула "3+3" распадается на "2+2+1+1", где первая двойка — это Россия и Армения, вторая — Турция и Азербайджан, а единицы — Иран и Грузия. И если у Ирана и Грузией не будет механизма выработки совместных решений, тогда и Грузия, и Иран в такой региональной платформе будут все время проигрывать России и Турции, у которых, по сути, будет по два голоса за счет влияния на Армению и Азербайджан, соответственно. Иран и заинтересован, чтобы в регионе не было военного присутствия, но иметь взамен ущемленное положение, подчиненное положение у России и Турции Ирану также не хочется", —  сказал он.

Политический обозреватель Наира Айрумян отметила, что смысл данного формата в том, чтобы региональные проблемы решали региональные страны. Заинтересованность в этом, по ее словам, не раз озвучивали Россия и Турция, впрочем, и Иран.

"Но "выбивание" Франции и США означает вывод региона из системы международных отношений на региональный уровень, где вопросы решаются не в соответствии с международными нормами, а в нелегитимном русско-турецком формате. Запад против этого формата, потому что в этом случае он не только потеряет рычаги влияния в важном регионе, но и допустит вывод целого региона за скобки международного права", — заявила она корреспонденту "Кавказского узла".

В данном контексте вероятность присоединения Грузии к формату ничтожно мала, считает политобозреватель. "И дело не только в участии России в этом формате, а в том, что таким образом Грузия уступит часть суверенитета в пользу платформы, где будут верховодить Россия и Турция. Иран также вряд ли откажется от части суверенитета, тем более, что взамен ничего не получит. Для Армении этот формат будет означать пролонгацию русско-турецких договоров [Московского и Карсского] по разделу региона, из которых сейчас есть шанс выбраться. То есть от этого формата никто не выигрывает, зато как минимум четыре страны могут лишиться части суверенитета", — подчеркнула Айрумян.

Политобозреватель усомнилась, что Турция и Россия смогут реализовать этот формат. "Собственно, они и не надеются на это, для них главное — не допустить, чтобы Армения обратилась в международные инстанции и пыталась решать проблемы как суверенное государство. Россия и Турция надеются, запугав, уговорить Армению", — считает она.

Иранский политобозреватель Саак Шахмурадян считает, что даже если Иран согласится на участие в формате "3+3", его региональные конкуренты (Россия и Турция), к которым присоединился также Израиль, всячески будут препятствовать иранским инициативам в регионе. "После осенней войны Азербайджан и Турция проводят совместные военные учения, что не придает уверенности в вопросах безопасности в регионе. При этом заявления лидеров обоих государств были далеко не доброжелательные в отношении Ирана. Постоянное военное присутствие Турции в Пакистане и Катаре, совместные с ними военные учения в Азербайджане и Нахиджеване, присутствие израильских военных специалистов в Баку, тот факт, что Иран не пригласили принять участия в учениях, свидетельствуют о нежелании стран формата "3+3" считаться с интересами Ирана в регионе", — заявил он корреспонденту "Кавказского узла".

С 27 сентября по 9 ноября 2020 года в Нагорном Карабахе шли полномасштабные боевые действия. По их итогам непризнанная Нагорно-Карабахская Республика утратила контроль над двумя третями территории. Какие это территории, можно посмотреть на карте, подготовленной "Кавказским узлом". 

 С 6 по 11 сентября в Лачинском районе Азербайджана проходили совместные с Турцией учения. Солдаты отработали навыки ведения разведки, организации засад, обнаружения и уничтожения диверсантов. Армянские политологи указали, что азербайджано-турецкие учения продемонстрировали Армении уязвимость Лачинского коридора между Ереваном и Степанакертом, который проходит по этой территории и контролируется российскими миротворцами. По мнению российских военных экспертов, азербайджано-турецкие учения в Лачинском районе не были значительными по масштабу и носили тактический характер.

В сентябре в Баку также впервые прошли совместные учения войск спецназа Азербайджана, Турции и Пакистана "Три брата–2021".

Участие в формате "3+3" противоречит интересам Ирана, считает политобозреватель. "Иран заявил, что будет выстраивать собственный формат отношений с ближневосточными странами и с соседними странами с более глобальной взвешенной политикой. При этом МИД Ирана четко обозначил красные линии, в частности, недопущение внешнего вмешательства, целью которого является ухудшение отношений с соседними странами, в частности, с Арменией", — отметил Шахмурадян.

Иран – не та страна, на которую внешние центры могут оказать давление для реализации своих планов, добавил он. "Иран свыше 20 лет противостоит экономическому и политическому давлению, а также санкциям США. Ни Россия, ни Турция не способны оказать давление на Иран, чтобы тот дал согласие на участие в платформе, тем более, если учитывать, что политика русско-турецкого тандема противоречит интересам Ирана на Южном Кавказе, в частности, в вопросе транспортных и региональных коммуникаций", — пояснил политобозреватель.

Грузинские аналитики назвали неприемлемым формат "3+3" для страны

Этот формат – попытка вытеснить из региона Запад, что неприемлемо для Грузии. Для страны неразумно говорить с Россией без Запада, и этот формат стране ничего не даст, сказал корреспонденту "Кавказского узла" аналитик "Грузинского фонда стратегических и международных исследований" Нодар Харшиладзе.

"Грузия в основном зависит от Запада, а не от Турции и Ирана. Турки могут попросить Грузию принять участие в формате, но давить вряд ли станут", — сказал он.

По словам аналитика, создание этого формата было анонсировано до начала второй Карабахской войны. Однако Запад против его создания по той причине, что в формате участвуют Россия и Иран, с которыми у Запада натянутые отношения, отметил Харшиладзе. К тому же Турция "стала вести себя очень странно в отношении Запада", по этой причине Запад не считает хорошим этот формат, считает он.

Формат "3+3" не будет внедрен: его не смогут осуществить, поскольку Грузия не примет в нем участия, считает аналитик Грузинского фонда стратегических и международных исследований Валерий Чечелашвили. Он пояснил, что Грузия не станет участвовать в формате, в котором задействована Россия, без США и Евросоюза.

"Мнение и влияние США и Евросоюза в регионе для нас очень важно, поэтому автономное участие в любом формате без наших партнеров не считается целесообразным. Россия и Иран находятся под очень жесткими международными санкциями. Я не представляю, как такие страны могут создать платформу мира и стабильности", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Чечелашвили. Он также отметил, что Грузию не устраивает поведение России в отношение Абхазии и Южной Осетии.

Грузия могла бы рассмотреть свое участие в формате "3+3", если бы Россия предприняла определенные шаги в проведении определенной политики в отношении Абхазии и Южной Осетии – закрыла бы свои дипмиссии там, отозвала бы своих послов или сняла бы свою колючую разграничительную проволоку, считает Чечелашвили. "России следовало бы дать ясные и понятные сигналы. У Турции есть свои интересы в регионе, она всегда проводила свою политику в отношении трех стран региона на основании международных принципов и норм международного права, среди которых вопросы территориальной целостности и нерушимости границ, невмешательства во внутренние суверенные дела", — отметил он.

По словам Чечелашвили, Турция и Россия – одновременно и партнеры, и конкуренты- противники, "у них сложный клубок взаимоотношений". "У каждого из них есть свои интересы в регионе. Запад выступает против этого формата потому, что Турция действует легитимно и оправданно на основании принципов международных норм и права, а Россия — нелегитимно, и идет в разрез с этими нормами. Кроме того, Иран находится под международными санкциями. В связи с этим никакого конструктива не будет достигнуто на этом формате... Все это хорошо понимает и Запад", — считает он.

О создании этого формата не было консультаций и с Западом, у которого вложены крупные инвестиции во все инфраструктурные проекты, отметил аналитик. Западные страны в 90-е годы оказывали серьезную институциональную помощь регионам, поэтому считают себя вправе иметь свой голос в процессах, развивающихся там, а их проигнорировали, сказал Чечелашвили.

"Если власти Грузии пойдут на такой шаг, считайте, что у оппозиции появится шанс на новую "гаврилиаду", а США и ЕС могут предпочесть  слишком  самостоятельной и ершистой "Мечте" "адептов Саакашвили", — написал 7 ноября в своем блоге на "Кавказском узле" блогер BERG...man Tbilisi. 

Он усомнился, что этот союз возможен без участия Грузии. "Турки и русские хотят короткий путь из РФ в Турцию... а он — через Грузию. Даже если представить, что Армения пойдет на компромисс, в чем я пока сомневаюсь, путь через Армению — это совсем не то, чего хотелось  бы, имхо –  Анкаре, Москве и не только. В общем, в плане транзитов ситуация, с одной стороны, имхо, понятная, а с другой — крайне сложно осуществимая", — написал блогер.

Он подчеркнул, что "экономически это крайне выгодно, но при этом почти все, кто адекватно оценивает, имхо, политическую ситуацию в регионе, понимает... что на данном этапе (это предложение о создании сотрудничества в этом формате) практически невыполнимое", –  заключил блогер.

Политические противоречия могут стать препятствием к реализации формата "3+3" 

Предлагаемая платформа сотрудничества в формате "3+3" нацелена на взаимное увязывание интересов крупных и малых региональных игроков, считает директор информационного агентства Turan Мехман Алиев. На его взгляд, геополитическое значение платформы заключается в  создании  единого общекавказского пространства для сотрудничества.

"Она предполагает вовлечение всех кавказских стран. Дело в том, что Турция и Иран также являются частично кавказскими странами. Горы Малого Кавказа охватывают также Иран и Турцию. По сути, северо-западные районы Исламской Республики Иран и восточная часть Турции  являются Южным Кавказом. А то, что традиционно называется Южным Кавказом — Азербайджан, Армения и Грузия — это, по сути,  Центральный Кавказ. Таким образом, в формат "3+3" вовлекается весь Кавказ: Южный — Турция, Иран; Центральный — Азербайджан, Армения и Грузия и Северный —  Россия", — считает Алиев.

По его словам, в данной ситуации главными интересантами среди региональных держав формата "3+3" выступают Россия и Турция. "Они много веков соперничали в регионе. Однако сейчас приходит понимание того, что лучше договариваться и сотрудничать и получать выгоды всем. Для этого должны быть урегулированы конфликты в регионе, открыты коммуникации, сформирована атмосфере доверия", — отметил Алиев.

По его словам, после 44-дневной войны осенью 2020 года появились благоприятные условия для реализации данного формата сотрудничества. Так, восстановление полного контроля Азербайджана над границами с Ираном и Арменией позволяет реализовать проект Зангезурского транспортного коридора. Только одно открытие этого коридора позволит обеспечить прямое железнодорожное сообщение между всеми шестью странами региона.

15 июня президенты Азербайджана и Турции подписали шушинскую декларацию о союзнических отношениях, которая включает соглашение о взаимной военной помощи. Декларация закрепляет итоги карабахской войны 2020 года и оформляет правовую базу для военного союза между странами, указали азербайджанские военные эксперты, отметив, что в документе нет конкретики относительно использования военной силы или военных баз.  По поводу Зангезурского коридора в декларации говорится, что его открытие "и строительство железной дороги Нахичевань–Карс в качестве продолжения этого коридора внесут важный вклад в дело интенсификации транспорта и сообщения между двумя странами" — Азербайджаном и Турцией. Азербайджан полагает, что создание Зангезурского коридора предусмотрено трехсторонними соглашениями о прекращении боевых действий в Нагорном Карабахе. Однако Армения, через территорию которой должен пройти коридор, этого не признаёт.  Текст декларации о союзнических отношениях между Азербайджаном и Турцией, подписанной 15 июня президентами двух стран в городе Шуша (армянское название — Шуши), опубликован на "Кавказском узле".

Так, Азербайджан получает через 46-километровый коридор по территории Армении сквозное железнодорожное сообщение с Нахичеванской автономной республикой и с Турцией. Армения через Нахичевань  получит железнодорожное сообщение с Ираном, а через остальную часть Азербайджана — с Россией, сказал Алиев. Иран также через Нахичевань и Зангезурский коридор восстановит железнодорожное сообщение с Россией и, помимо всего прочего, сможет получить по железной дороге выход к черноморским портам Грузии через Нахичевань и далее Армению, пояснил он.

Однако, по словам аналитика, практическая реализация формата "3+3" наталкивается на противоречия между государствами региона. "В Армении, несмотря на очевидные выгоды новой платформы, позволяющей вывести страну из региональной изоляции, против нее выступает оппозиция и реваншистски настроенная часть общества. Противники платформы считают, что  соединение Турции и Азербайджана прямым сухопутным сообщением усилит враждебное окружение Армении", — отметил Алиев.

Грузия также настороженное относится к "платформе шести" из-за отсутствия дипотношений с Россией и поддержки ею Южной Осетии и Абхазии, считает директор информагентства. "В свое время Россия поддерживала Армению в Карабахском вопросе. Тем не менее, Азербайджану постепенно удалось добиться нейтралитета Москвы. Так и Грузия, может быть, войдя в эту платформу, вступит в диалог с Россией. И налаживание сотрудничества может через некоторое время изменить позицию Кремля относительно целостности Грузии. С другой стороны, через "платформу шести" Грузия может восстанавливать выгодные экономические связи с Россией, обходя политические нюансы", — отметил эксперт.

Что касается Ирана, то Тегеран пока занимает сдержанную позицию, отметил Алиев. "Предыдущая администрация Ирана поддержала идею "платформы шести". Однако после избрания нового президента и смены правительства Тегеран предпринял недружественные действия против Азербайджана и отдал предпочтение усилению связей с Арменией. Но, скорее, это было проявлением недовольства новыми поствоенными реалиями в регионе, приведшими к усилению влияния России и Турции. Тегеран почувствовал себя обделенным", — сказал Алиев. Однако после того как проект Зангезурсого коридора будет реализован, Иран начнет пользоваться новыми возможностями, считает он.

Власти Ирана не приняли победу Азербайджана в осенней войне 2020 года, заявил ранее обозреватель агентства Turan Тофиг Тюркель. "В результате военных действий Азербайджан взял под контроль 132 километра границы с Ираном вдоль Джебраильского и Зангиланского районов.  До этого Иран активно... использовал территории, находящихся под контролем армянской армии, извлекал экономические выгоды от этого партнерства. После второй карабахской войны Иран лишился этой возможности. Кроме того, итоги войны привели к усилению в Азербайджане Турции — извечного соперника Ирана в регионе", — сказал эксперт.

Однозначно пока формат "3+3" поддерживают Россия, Турция и Азербайджана, отметил Алиев. "После войны Азербайджан заинтересован в закреплении новых политических реалий через многосторонние договоренности. Кроме того, открытие коммуникаций будет способствовать ускорению возрождения разрушенных в ходе конфликта территорий Азербайджана", — предположил он.

Запад против платформы "3+3", так как у Евросоюза, к примеру, свое видение будущего региона, сказал Алиев. "Они хотят, чтобы все три государства интегрировались в Европу, разделяли ее ценности, и потому возражают усилению влияния России и Турции", — отметил глава информагентства.

Он отметил, что Россия и Турция всегда имели влияние на страны региона: Турция – на Азербайджан, Россия — на Армению и Азербайджан. "Формат "3+3" как раз задумывается для того, что воздействовать не через рычаги давления, а через уважение взаимных интересов. Ибо только в таком случае можно переформатировать ситуацию в регионе — отказаться от исторической вражды и перейти к прагматическому сотрудничеству", — сказал Алиев.

Член Азербайджанского национального общественного комитета по евроинтеграции Тогрул Джуварлы считает платформу "3+3" в большей мере геополитическим проектом. "Сейчас в мире пошел тренд на регионализацию. Создаются различные форматы сотрудничества и объединения в рамках отдельных регионов", — сказал Джуварлы корреспонденту "Кавказского узла".

По его словам, наибольший интерес у Турции и России. "Турции важны новые транспортные коммуникации, поскольку ее экономика диверсифицирована, и Анкаре много чего нужно продавать и покупать. У России, однако, больше политического интереса. Москва, участвуя в урегулировании конфликта между Арменией и Азербайджаном и поддерживая идеи создания региональной платформы, стремится поставить заслон продвижению здесь Запада, который и так укрепляется у ее границ везде, где это возможно", — сказал Джуварлы.

Однако он считает маловероятным реализацию платформы "3+3". "Уж очень сильны противоречия между потенциальными участниками. Между Турцией и Ираном очень сильная конкуренция за лидерство в мусульманском мире. С учетом этого вряд ли им удастся найти общий язык на Южном Кавказе. Иран и так не хочет мириться с усилением роли Турции в регионе после 44-дневной войны", – отметил Джуварлы.

На его взгляд, другие потенциальные участники платформы — Армения и Грузия — также настороженно относятся к этому формату. Грузия избегает какого-либо сотрудничества с Россией, пока та признает независимость Южной Осетии и Абхазии, и больше выступает за усиление сотрудничества региона с Западом, а в Армении сильные настроения против участия в проектах сотрудничества с Азербайджаном и Турцией, отметил политолог. 

Джуварлы считает, что у региональных держав есть определенные  рычаги давления на государства Южного Кавказа, однако полностью воздействовать на их внешнюю политику они не могут.  Вместе с тем, он не исключил, что России удастся добиться примирения между Азербайджаном и Арменией хотя бы по вопросам делимитации границ и разблокировке коммуникаций с отсрочкой на неопределенное время решения вопроса об окончательном политическом урегулировании конфликта.

Российские аналитики поспорили о жизнеспособности формата "3+3"

Формат "3+3", несмотря на то, что в регионе во многом усилиями России установилась относительная стабильность, достаточно интересен для всех этих стран, считает военный аналитик Василий Дандыкин. "У всех стран есть свои проблемы. К примеру, Иран и Армения очень заинтересованы в прекращении блокады путей сообщения. Иран и Азербайджан — в разрешении конфликта, который уже подошел к опасной грани, когда иранские войска встали на границе. Азербайджан и Армения надеются с помощью внешней поддержки разрешить конфликт в Карабахе... Грузия, получающая доходы от транспортировки энергоносителей из Азербайджана, также заинтересована в спокойствии в регионе. Турции интересно взаимодействие с Азербайджаном в рамках геополитических амбиций. Для России — это стратегия по продолжению борьбы за сохранение своей сферы влияния на Кавказе, тем более что именно ее усилиями была остановлена прошлогодняя (осенью 2020 года) война в Нагорном Карабахе", — сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Отрицательная реакция Запада на предложения о создании формата вызвана не тем, что сам союз плох, а тем, что его создают "не те" страны, заметил Дандыкин. "Что бы ни делали Россия и Турция в регионе — это все будет восприниматься отрицательно, поскольку западные страны не устраивает самостоятельность России в проведении внешнеполитических акций и усиление Турции", — отметил он.

Подобное сотрудничество — "абсолютно нежизнеспособная конструкция", сказал корреспонденту "Кавказского узла" политолог Дмитрий Орешкин.  "Объединяет эти страны (которые предполагается включить в формат "3+3") лишь геополитический момент и сопротивление нормам глобализации. Экономические проекты между этими странами крайне сомнительны. К тому же Россия и Иран конкурируют на рынке газа", — отметил он.

По мнению политолога, Россия в таком формате сотрудничества пытается найти себе союзников среди консервативных режимов — Турции, Ирана, Азербайджана. "Таким образом, единственное, что остается — это военный союз, то, что у нас называют защитой суверенитета, союз не для развития, а для обороны", — подчеркнул Орешкин.

Реакцию Запада на объявление о союзе Орешкин объяснил тем, что в него вошла единственная страна, имеющая возможность нанести вред Западной Европе, Россия, вошла в такой союз. Это "не вызывает никакого удовлетворения" на Западе, отметил он.

Автор: Тигран Петросян, Инна Кукуджанова, Фаик Меджид, Александр Степанов источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

09 декабря 2021, 07:29

  • Грузинская оппозиция возобновила акции за освобождение Саакашвили

    Около двух тысяч сторонников оппозиционной партии "Единое национальное движение" провели 8 декабря акцию протеста около резиденции президента Грузии с требованием освободить Михаила Саакашвили. Не добившись встречи с Саломе Зурабишвили, они пригрозили перейти к более жестким формам протеста.

09 декабря 2021, 06:33

09 декабря 2021, 05:44

09 декабря 2021, 04:45

09 декабря 2021, 03:50

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей