VK22701SM
Водитель общественного транспорта в медицинской маске и перчатках. США, март 2020 года. Фото: REUTERS/Mike Segar

22 марта 2020, 12:10

Армянские журналисты указали на специфику чрезвычайной ситуации из-за коронавируса

Режимы чрезвычайной ситуации, которые вводили в Армении в 1988 и 2008 году, люди воспринимали, как попытки властей оказать на них давление и запугать, а нынешние ограничения из-за коронавируса общество в целом воспринимает, как желание защитить их от опасности, считают опрошенные "Кавказским узлом" журналисты.

Как писал "Кавказский узел", С 16 марта в Армении в связи с коронавирусом действует чрезвычайное положение, запрещены мероприятия с участием более 20 человек. В страну закрыт въезд из 16 стран. В учебных заведениях объявлены каникулы. 20 марта парламент Армении одобрил поправки в Административный и Уголовный кодексы, которые предусматривают крупные штрафы за нарушение режима карантина или предписания о самоизоляции, а в случае массового заражения людей - до пяти лет лишения свободы. 11 журналистских и общественных организаций обратились к правительству с призывом отменить ограничения для СМИ.

По данным на 21 марта число зафиксированных в Армении случаев заражения коронавирусом достигло 190. Первый случай заражения коронавирусом был подтвержден в Армении 1 марта: врачи диагностировали вирус у 29-летнего местного жителя, который 28 февраля прибыл из Тегерана, сообщается в обновляемой справке "Кавказского узла" "Коронавирус добрался до Кавказа".

Чрезвычайные положения, вводимые в Армении в разные годы отличаются, и сравнивать их по строгости сложно, сказал корреспонденту "Кавказского узла" глава Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.

В 1988 году ввели комендантский час, и после определенного времени запрещалось выходить на улицу без особых пропусков. "Подавляющее население страны восприняло введение чрезвычайного положения как действие против интересов армянского народа. Люди считали, что имеют право на митинги в поддержку своих требований присоединения Нагорного Карабаха к Армении. И фактически это восприняли как ограничение их свобод внешними силами", - рассказал Навасардян.

20 февраля 1988 года в Ереване на площади Свободы состоялся первый митинг Карабахского движения. В феврале 1988 года внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) приняла обращение о выходе из состава Азербайджана и присоединении к Армении, что привело к массовым межэтническим столкновениям, завершившимся изгнанием армян из большинства городов и районов Азербайджана.  18 июля в Москве состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР на котором было  решено направить в Нагорный Карабах "специального представителя".  Это решение Президиума Верховного Совета в июле 1988 года привело к недовольству армянской оппозиции, "Комитет Карабах" принял план длительной борьбы и приступил к формированию Армянского общенационального движения, программа которого предусматривала проведение в Армении широкомасштабных реформ. В ответ московское руководство направило в Ереван войска МВД и ввело комендантский час, сообщила "Русская служба BBC".

Попытки обойти ограничения были, но это были частные случаи, так как люди понимали, что силовики будут строги, поэтому достаточно дисциплинировано следовали требованиям (комендантского часа), добавил он.

Глава пресс-клуба рассказал, что особенность чрезвычайного положения 2008 года была в том, что применялись большие ограничений, чем было прописано в постановлении об особом положении. Фактически чрезвычайное положение было объявлено только в Ереване, но ограничительные меры действовали по всей стране, пояснил Навасардян.

После гибели десяти человек во время беспорядков 1-2 марта 2008 года в Ереване, вызванных несогласием с победой Сержа Саргсяна на выборах президента в Армении, занимавший пост президента Роберт Кочарян ввел в Армении чрезвычайное положение, говорится в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Бунт в Армении". В разделе "Персоналии" на "Кавказском узле" опубликована биографическая справка о Роберте Кочаряне

"В 2008 году также большая часть общества воспринимала введение чрезвычайного положения, как враждебное действие и следовало ограничениям только в силу страха и опасения за свою безопасность. Для средств массовой информации была введена предварительная цензура. Многие из них  из-за этого прекратили свое деятельность, так как были лишены возможности информировать общество", - отметил он.

При этом он отметил, что при нынешнем чрезвычайном положении и в 2008 году непонятно, кто следит за выполнением ограничений по части, касающейся средств массовой информации. В частности, непонятно, кто определяет, какая публикация сеет панику, а какая нет. Требование удалить новость предъявляет полиция, однако возникал вопрос, компетентна ли полиция определить, что публикация сеет панику, сказал Навасардян. "Нет документа, в котором был бы указан орган, который получил бы такие полномочия (определять, какая публикация сеет панику). Сходство (чрезвычайных положений) в том, что в 2008 году приходили люди, которые указывали, что может быть опубликовано, а что нет. Но они не показывали какого-либо документа о своих полномочиях. Кто уполномочил, кто они такие, и кто был бы ответчиком, если, скажем, кто-то посчитал бы нужным обратиться в суд, было непонятно", - подчеркнул Навасардян.

По его наблюдениям, сегодня подавляющее большинство общества сознательно относится к необходимости ограничительных мер, в том числе касательно прессы. Навасардян считает, что это обусловлено уровнем доверия (в обществе) к премьер-министру Николу Пашиняну, который лично информирует граждан о ситуации с коронавирусом, в том числе и в прямом эфире в Facebook.

"Подобного авторитета не было ни в 1988 году, ни в 2008 году. Люди воспринимают введение чрезвычайного положения как меру, принятую в их интересах... Может, чересчур строгие меры, может, и не нравятся, но в целом решение о введении положения общество одобряет", – подчеркнул он.

Власти вынуждены были ввести ограничения для средств массовой информации, считает журналист Арташес Хачатрян.  "Большинство оппозиционных средств массовой информации контролируются прежними властями. С первых дней подтверждения заражения коронавирусом оппозиционная пресса начала распространять панику, что подействовало на общество и создало нервозность для властей. Поэтому власти так болезненно отреагировали", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Чрезвычайное положение в 1988 году было связано с карабахским движением, указал журналист. "Армянское общество сплотилось вокруг цели, несмотря на попытки Центра сломить его. Спитакское землетрясение в декабре 1988 года еще больше сплотило (армян). С трагедией Карабахское движение обрело мощь", – поделился воспоминанием Хачатрян.

Землетрясение, известное как Спитакское, произошло в Армении 7 декабря 1988 года. Село Налбанд, наиболее близкое к его эпицентру, было полностью разрушено, серьезно пострадали еще более 340 деревень и 20 городов. Город Спитак был разрушен полностью, а Гюмри (в 1924-1990 годах город назывался Ленинакан), Степанаван, Ванадзор – частично. Жертвами трагедии стали более 25 тысяч человек, не менее полумиллиона человек остались без жилья.

По его словам, люди старались не нарушать комендантский час, а представители комитета "Карабах" сами призывали население следовать ограничениям. Демонстрации проходили днем, поэтому по ночам ходить не имело смысла, пояснил он.

Журналист рассказал, что военные патрулировали не только улицы, но и ереванские дворы. "Если случалось задержаться в гостях, приходилось оставаться на ночь. Моего знакомого – водителя такси, патруль перехватил прямо во дворе. Припарковался, дошел до подъезда, а там его задержали. Пришлось ему до утра сидеть в комендатуре", – рассказал Хачатрян.

В 2008 году после беспорядков власти опасались новой волны протестов, продолжил он. "Власти испытывали нервозность и понимали, что если вспыхнет (новый протест), то с ним не смогут справиться. Достаточно было одной искорки... Хотя комендантский час не объявляли, в те дни город патрулировала полиция. Не позволяли собираться в группы, особенно в центре Еревана. В основном гоняли молодежь в центре», - заключил журналист.

У объявленных в Армении в разные годы чрезвычайных положений есть своя специфика, считает писатель и журналист Ашот Газазян. По его словам, чрезвычаные положения 2020 года и 1988 года не стоит сравнивать. «Чрезвычайное положение (1988 года) предполагало (в случае нарушения) удары дубинками по спине и ограничения передвижения после комендантского часа, у пресса были серьезные ограничения. При нарушении условий комендантского часа люди попадали в комендатуры, но обычно их можно было легко вызволить, если речь шла о бытовом нарушении, а не умышленном. Тогда, все ощущали себя немного революционерами, разваливался СССР, был разгар Карабахского движения, войны за независимость Арцаха (самоназвание Нагорного Карабаха)», - сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

При чрезвычайном положении в 2008 году до выхода газет, особенно ангажированных, публикации корректировались главными редакторами, которых инструктировали свыше, продолжил писатель. «В 2008 году на улицах города погибли десять человек, было ранено свыше 250 человек, сотни были арестованы. Это отставило отпечаток на настроениях в обществе. Был страх, который основывался на том, что если власть пошла на расстрел демонстрантов, она может пойти и дальше», - заявил Газазян.

Сейчас я не ощущаю гонений на свободу слова, чрезвычайный режим содержит в себе один посыл – следите за собой и будьте осторожны, чтобы не подхватить заразу, которая сегодня дошла до нас, подчеркнул он. По мнению Газазяна, ограничения, которые регулируют деятельность прессы в режиме чрезвычайного положения – вынужденные, направлены на то, чтобы исключить манипуляции.

"Большинство прессы подконтрольно прежним властям... Никол Пашинян не стал менять главредов, для него свобода прессы приоритетна. Поэтому большинство медийного поля автоматически стали оппозиционными, и они часто манипулируют, искусственно нагнетая обстановку", – пояснил писатель.

Газазян считает, что после развала СССР и обретения независимости Нагорного Карабаха Армения находится в перманентном состоянии чрезвычайного положения. "Армения, в принципе, вынуждена жить по тем же законам, поскольку конфликт не урегулирован", – пояснил он.

После обострения карабахского конфликта в апреле 2016 года стороны объявили о перемирии, говорится в справке "Кавказского узла" "Карабах: два года спустя после четырехдневной войны". В течение первых двух лет обстрелы в зоне конфликта фиксировались ежедневно, следует из инфографики "Кавказского узла" "Карабах после перемирия – два года войны". По подсчетам Минобороны Нагорного Карабаха, в 2019 году число обстрелов было наименьшим за 10 лет.

В связи с чрезвычайными положениями можно еще вспомнить расстрел парламента в 1999 году, считает Газазян. Хотя тогда особый режим не был официально не объявлен, но люди ощущали, что что-то не так и, что каждый должен быть собран и ответственен, заключил он.

27 октября 1999 года группа вооруженных людей ворвалась в зал заседаний Нацсобрания Армении и открыла стрельбу по депутатам и членам правительства. В результате нападения погибли премьер-министр Армении Вазген Саркисян, председатель Нацсобрания Карен Демирчян, а также еще шесть человек. Семеро получили ранения. В ходе теракта более 40 человек были взяты в заложники. Утром следующего дня террористы получили гарантии безопасности и сдались. "Кавказским узлом" подготовлена справка "Теракт в парламенте Армении 27 октября 1999 года".

"Жизнь в Ереване кипит. Улица Абовяна полна народу, все куда-то спешат, причем мужчины, как обычно, курят, а женщины говорят по мобильным телефонам. Абрикосовые деревья цветут, а нищие, как ни в чем ни бывало просят милостыню. Некоторые прохожие в масках", - написал 19 марта блогер "Кавказского узла" Ереванец. "Это не первое чрезвычайное положение, которое мне довелось пережить... Во всех этих случаях запрещалась публикация информации не из официальных источников. И всегда говорилось, что это делается во избежание слухов и сплетен. Однако слухи и сплетни почему-то во всех этих случаях не хотели слушать правительство и упорно расходились", – написал он в своей публикации "Как мы живем сегодня в Ереване".

Советы специалистов, как избежать заражения коронавирусом, "Кавказский узел" опубликовал в материале "Врачи про коронавирус: что делать?". Номера телефонов для консультаций по коронавирусу приведены в справке "Коронавирус. Горячие линии". Новости о распространении новой инфекции публикуются "Кавказским узлом" на специальной тематической странице "Коронавирус рвется на Кавказ".

Автор: Тигран Петросян; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

02 апреля 2020, 17:34

02 апреля 2020, 17:16

02 апреля 2020, 16:57

02 апреля 2020, 16:38

02 апреля 2020, 16:22

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей