Андрей Бабушкин и Сергей Митрохин. Фото Елены Романовой для "Кавказского узла"

13 марта 2015, 21:44

Лидер "Яблока" предложил переквалифицировать дело об убийстве Немцова на более тяжкую статью

Дело об убийстве Немцова нужно переквалифицировать на статью о посягательстве на жизнь государственного деятеля, чтобы повысить статус расследования и предотвратить нарушения со стороны правоохранительных органов, заявил лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин.

"Кавказский узел" писал, что оппозиционный политик Борис Немцов был убит 27 февраля в Москве. По подозрению в причастности к убийству заключены под стражу пять человек. Своей вины они не признают.

10 марта трое из фигурантов дела, Заур и Шагид Губашевы, а также Заур Дадаев, встретились с членами Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) и заявили им о пытках со стороны силовиков. 11 марта СКР заявил, что правозащитники нарушили закон, задавая фигурантам вопросы, касавшиеся материалов дела, а не условий их содержания. 12 марта участники встречи Андрей Бабушкин и Ева Меркачева были допрошены следователями

Пресс-конференция на тему: "О необходимости усиления общественного контроля над деятельностью Следственного комитета после дела Немцова" прошла сегодня в главном здании партии "Яблоко" в Москве. В ней приняли участие лидер партии Сергей Митрохин и зампред московского отделения "Яблока", член ОНК Москвы и Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Андрей Бабушкин.

Митрохин: членов ОНК сделали свидетелями дела, чтобы помешать их работе

События вокруг расследования убийства Бориса Немцова Сергей Митрохин назвал "громкими и в то же время странными". По его мнению, Андрей Бабушкин и Ева Меркачева просто выполняли свою работу, интересовались условиями содержания фигурантов дела и никаких других вопросов не касались.

"Тем не менее, мы узнали о заявлении Следственного комитета, которое было достаточно странным, подписанным пресс-службой ведомства, с угрозами в адрес Андрея Бабушкина и его коллеги. В нем содержались совершенно необоснованные утверждения, что они якобы нарушили закон, и приводилась угроза чуть ли не привлечь их к уголовной ответственности за какие-то мифические прегрешения, которых не было и не могло быть", – заявил Митрохин.

Он расценил действия Следственного комитета как давление на своих коллег. Кроме того, после допроса Андрею Бабушкину был присвоен статус свидетеля, с него была взята подписка о неразглашении данных следствия, что "блокирует его возможности как члена ОНК по дальнейшему контролю над этим делом", сказал Митрохин.

"Не вижу никакого повода, чтобы квалифицировать Андрея Бабушкина и его коллег как свидетелей. Это чисто политическая мера, придуманная в последнее время: присваивать статус свидетеля, чтобы заблокировать возможности общественной, адвокатской и правозащитной деятельности. Само по себе это странно и неприемлемо", – убежден он.

По словам Митрохина, он уже направил обращение на имя главы СКР Александра Бастрыкина с требованием "провести проверку сообщения пресс-службы с угрозами в адрес правозащитников и привлечь виновных к ответственности".

Выявленная правозащитниками информация о применении пыток к фигурантам бросает тень на всю систему правоохранительных органов страны, считает лидер "Яблока".

"Казалось бы, такое громкое, такое резонансное на весь мир дело, и по отношению к его фигурантам допускаются средневековые методы дознания и следствия, – сказал Митрохин. – В каком состоянии наше сегодняшнее правосудие, наша правоохранительная система, если даже по такому делу применяются подобные методы?"

Показания, добытые под пытками, не являются действительными, подчеркнул он.

"Это вызывает тревогу другого плана: что происходит с нашим правосудием, и каковы будут результаты расследования дела об убийстве Бориса Немцова, если следствие ведется такими методами? Какое доверие у общества, у оппозиции, к которой мы себя относим, будет к результатам этого расследования, если оно ведется таким вот образом?" – заявил Сергей Митрохин.

В ближайшее время "Яблоко" подготовит ряд требований к властям, главным из которых будет обнародовать данные расследования жалоб подследственных на пытки.

"Мне кажется уместным потребовать от следствия и правоохранительных органов переквалифицировать дело со статьи "Убийство" на более тяжкую статью "Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля", – добавил Митрохин. 

Это, по его мнению, повысит статус следственного процесса и может содействовать тому, чтобы правоохранительные органы вели себя более ответственно. Обращения, по словам Митрохина, будут направлены в СКР, генеральному прокурору и на имя президента России.

Бабушкин: мы не можем точно утверждать, что против фигурантов применялись пытки

Андрей Бабушкин на пресс-конференции рассказал о том, что является членом ОНК с 2010 года, и все это время со своими коллегами регулярно посещает отделения полиции, ИВС, спецприемники, колонии и следственные изоляторы. Затем правозащитник сообщил об обстоятельствах встречи с фигурантами дела об убийстве Немцова.

"Представьте себе мое удивление, когда первый же задержанный, Шагид Губашев, заявил, что к ним применялись незаконные методы воздействия. Он сказал, что его били несильно, но брату Анзору досталось здорово. Мы зашли к Анзору, увидели у него ссадины на переносице, ссадины на руках и ногах", – сказал Бабушкин.

Вместе с тем, подчеркнул Бабушкин, однозначно утверждать о применении пыток в отношении подозреваемых в убийстве Немцова нельзя.

"Мы не можем точно говорить, что против них применялись пытки. Бывали случаи, что люди сами себе наносили вред, чтобы облегчить свою судьбу и дискредитировать полученные доказательства. Но в данном случае такая ситуация маловероятна, ну хотя бы потому, что ни Анзор, ни его брат Шагид не давали никаких признательных показаний. Им не нужно было пытаться каким-то образом оговорить правоохранительные органы", – пояснил член ОНК.

Кроме того, фигуранты дела утверждали, что чувствуют себя в изоляторе в безопасности, они не жаловались на питание, медицинскую помощь и отношение администрации, отметил Андрей Бабушкин.

"Когда мы пришли к Дадаеву, мы уже примерно знали, со слов Губашева, условия содержания. Заур вел себя очень эмоционально, мы даже сделали ему замечание. Но его можно понять. Он подробно рассказал о тех методах воздействия, которые применялись в отношении него, и сказал такую фразу: "Если бы ко мне не применялись такие методы, я бы таких показаний не дал". Он пытался говорить о деле, но мы всякий раз его обрывали", – подчеркнул Бабушкин.

Больше всего членов ОНК насторожили две вещи, продолжил правозащитник.

"Первое: в отношении этих людей нарушались требования закона о полиции – они не получили права на телефонный разговор, они не получили питания, их не выводили в туалет, - рассказал Андрей Бабушкин. – Второе: следствие заявило о том, что Дадаев отказался от адвоката, приглашенного его родственниками. Дадаев впервые узнал об этом от нас, когда мы вошли в его камеру. Чтобы уголовное дело начиналось со лжи, и это никак не сказывалось на качестве расследования – я с такими ситуациями не сталкивался".

Бабушкин затруднился предположить, по какой причине следствие пошло по такому пути. Вместе с тем он убежден, что порядочных людей в правоохранительных органах гораздо больше, чем непорядочных, и органы сами заинтересованы в общественном контроле.

"Пытать стало труднее, пытать стало невыгодно. Но в прошлое пытки, к сожалению, не ушли, - констатировал он. – Нам необходимо максимально освободиться от старого опыта НКВД, от которого еще не освободились в некоторых правоохранительных структурах".

"Кавказский узел" освещает ситуацию вокруг убийства Бориса Немцова на специальной тематической странице "Немцов". Кроме того, "Кавказским узлом" составлена биографическая справка о Борисе Немцове.

"Поведение Дадаева на встрече свидетельствует в его пользу"

Отвечая на вопросы, оба участника пресс-конференции заявили, что убийство Бориса Немцова носит политический характер.

На просьбу рассказать подробнее о физическом и психологическом состоянии фигурантов дела, Бабушкин сообщил, что у Анзора Губашева были зафиксированы ссадины на переносице и на запястьях.

"У Дадаева тоже ссадины в области лодыжек. Он говорит, что ему надевали на ноги кандалы. Кандалы, вы знаете, у нас запрещены с начала XX века. На пальцах ног у него тоже ссадины. Дадаев говорит, что туда подключали провода, и по ним пропускали ток. Так это или нет, мы не вправе говорить. Такую оценку вправе дать следствие", – подчеркнул он.

Что касается психологического состояния фигурантов, то, по словам Бабушкина, Шагид Губашев при разговоре выглядел удивленным, Анзор Губашев – подавленным, а Заур Заур был очень возбужден и возмущен.

"Конечно, эмоциональное состояние ни о чем не говорит, но поведение Заура, мне показалось, свидетельствует в его пользу, – сказал Бабушкин. – Я могу, конечно, ошибаться, но чем больше я с этими людьми общался, тем больше у меня возникало сомнений в их причастности к этому уголовному делу".

Бабушкин также сообщил, что он намерен следить за ситуацией вокруг дела через своих коллег по ОНК. Он также выразил готовность принимать меры, чтобы исключить давление на фигурантов дела.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями от представителей правоохранительных органов относительно заявлений участников сегодняшней пресс-конференции.

Автор: Елена Романова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 10:24

25 мая 2017, 09:40

25 мая 2017, 09:15

25 мая 2017, 09:09

25 мая 2017, 08:45

Архив новостей