14 мая 2019, 04:03

Уроженец Чечни отказался признать вину в финансировании терроризма

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Уроженец Чечни Али Гехаев, выданный России бельгийскими властями, не признал себя виновным в финансировании терроризма. Брат Гехаева получил от него денежный перевод и уехал в Сирию воевать на стороне боевиков. Свидетели обвинения подтвердили, что Гехаев не знал о планах родственника уехать в Сирию.

Первое заседание по делу Али Гехаева состоялось в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону 13 мая. Подсудимый, находящийся под домашним арестом, прибыл в суд в сопровождении двух сотрудников уголовно-исполнительной инспекции. Во время заседания Гехаев сидел на стуле рядом с адвокатами - в стеклянный "аквариум" для подсудимых его не заводили. Единственным журналистом на заседании был корреспондент "Кавказского узла".

Гахаев обвиняется в финансировании терроризма (часть 1 статьи 205 УК РФ). Согласно версии обвинения, он, находясь в Бельгии, перевел деньги своему двоюродному брату Асламбеку Мусаеву, который уехал в Сирию воевать на стороне боевиков.

"Мусаев в мае 2013 года, точные дата и время не установлены, вступил в вооруженное формирование «Ахрар аш-Шам»*, не предусмотренное законодательством Сирии, откуда в июне 2013 года вернулся в Чеченскую республику", - зачитала прокурор обвинительное заключение. 

Как следует из обвинения, Гехаев 21 мая 2014 года перевел брату через систему Western Union 1262 евро, достоверно зная, что тот воюет на стороне боевиков в Сирии. Мусаев получил эти деньги в Грозном и купил путевку в Турцию, покинул Россию под видом туриста, оттуда перебрался в Сирию и снова присоединился к боевикам. На стороне "Ахрар аш-Шам"* он воевал до июня 2016 года. 26 декабря 2016 года Урус-Мартановский городской суд приговорил его к трем годам и шести месяцам за участие в незаконном вооруженном формировании (часть 2 статьи 208 УК России).

Али Гехаев заявил, что вину не признает, а показания готов дать в конце процесса. После этого прокурор перешла к представлению доказательств обвинения.

Свидетель заявил о давлении силовиков

Первым был допрошен сам Асламбек Мусаев, который находился в зарешеченном помещении СИЗО в Грозном. Молодой человек пояснил, что он осужден Урус-Мартановским судом по делу об участии в незаконном вооруженном формировании. По другую сторону клетки находился его адвокат Алавди Амаев.

"Я купил туристическую визу, вылетел из Минеральных Вод в Анталию, после этого поехал в Стамбул, затем в Сирию. Перед тем, как выехать, я попросил деньги у двоюродного брата, но я не сообщал ему о том, что еду в Сирию. Сказал: "Приеду к вам в Бельгию»", - рассказал суду Мусаев.

Отвечая на вопросы обвинителей, свидетель сообщил, что прежде брат не оказывал ему материальную помощь. С 2008 года он жил некоторое время у своей тети в Бельгии, но с Гехаевым общался мало: Гехаев в Бельгии работал, а Мусаев жил на пособие по безработице. О планах уехать в Сирию Асламбек Мусаев ни с кем из родственников не говорил.

"Вы всегда давали такие показания?" - спросила свидетеля прокурор. "Меня заставили давать такие показания, что он (Гехаев) знал о моей поездке в Сирию. Мне задавали вопрос про деньги, я ответил про брата и сказал, что он не знал", - заявил Асламбек Мусаев. Свидетель отметил, что на него оказывали "и физическое, и психологическое давление". "Какое только можно, такое и оказывали", - объяснил он.

По словам Мусаева, в связи с делом Али Гехаева его допрашивали, в частности, в исправительной колонии в Ульяновской области. В допросах участвовали следователь из Чечни и неизвестный силовик, который угрожал ему. "Он мне сказал, что сотрудники в Чечне мной заинтересованы, хотят меня этапировать. Как только меня привезли в Грозный, ко мне стали приходить неизвестные сотрудники, которые угрожали применить пытки", - рассказал Мусаев.

Как утверждает свидетель, он опасался повторения пыток, которым его уже подвергали после возвращения из Сирии в 2016 году, поэтому подписывал протоколы допроса, не читая их. На одном из допросов в Чечне силовики записали его показания на видео, хотя сам Мусаев разрешения на съемку не давал. Мусаев отметил, что прежде давал правдивые показания только следователю из Ульяновской области, который не оказывал на него давления.

Следователи рассказали о допросах Мусаева

После Мусаева были допрошены сразу несколько свидетелей обвинения. Все они давали показания по видеосвязи из Грозненского гарнизонного военного суда. Свидетель Ансар Селимханов рассказал, что в 2016 году он был следователем по особо важным делам и работал с делом Асламбека Мусаева, который "давал признательные показания об участии в НВФ". О давлении, по словам Селимханова, Мусаев не заявлял.

Старший следователь Следственного управления СКР по Чечне Руслан Хариков подтвердил, что допрашивал Асламбека Мусаева в исправительной колонии в Димитровограде. По его словам, в комнате для допросов находились только он и осужденный. Мусаев "нормально и спокойно" отвечал, что выехал в Сирию на деньги, полученные от Гехаева, и "не сообщал о давлении", заверил судей следователь.

Защитники Гехаева задали свидетелю вопросы о сотруднике ингушского центра "Э", который прилетел в Ульяновск тем же самолетом, что и Хариков. Руслан Хариков не отрицал, что знаком с этим человеком и летели они вместе, но утверждал, что ингушский силовик прилетел в Ульяновск "по своим оперативным делам" и при допросе Гехаева не присутствовал.

Во время допроса свидетеля подсудимый сделал заявление. "Он (Хариков) приходил ко мне домой с одним человеком с бородой. Они заставили меня сесть и настаивали, чтобы я связался с Мусаевым по видео", - заявил Али Гехаев. Подсудимый добавил, что рассказывал об этом визите инспектору ФСИН, и указал на сидящего в зале сотрудника. Следователь Хариков в ответ заявил, что приходил к Гехаеву один и никакого давления на него не оказывал.

Показания в суде также дал оперативник чеченского центра "Э" Ваха Аушев, который присутствовал при первом допросе Асламбека Мусаева. "Мусаев у нас и ранее проходил как участник НВФ на территории Сирии. Мне стало известно, что его депортируют и передают в ЦПЭ. Мы ранее задерживали его односельчанина, гражданина Дункаева, он дал на него показания", - рассказал Аушев.

По словам силовика, до возбуждения дела в отношении Мусаева никакой оперативной информации об Али Гехаеве не было. Аушев также заявил, что не оказывал на Мусаева давления. "Никак нет, категорически отрицаю. Когда привозят такой контингент — они сами все рассказывают!" - заявил он суду.

Родственники не знали о поездках в Сирию

Житель Чечни Алихан Дункаев пояснил, что был знаком с Асламбеком Мусаевым, был осужден в 2015 году за участие в незаконном вооруженном формировании и уже отбыл наказание. "Мы купили турпутевки, поехали в Анталию, прибыли в Стамбул, там разошлись", - сообщил Дункаев.

По словам Дункаева, проводников через турецко-сирийскую границу он нашел в соцсети "Одноклассники". О деньгах, которые Гехаев перевел Мусаеву, он ничего не знал, как и о намерениях Мусаева ехать в Сирию. "О таких вещах не разговаривают", - сказал он.

На вопрос, склоняли ли его к даче показаний против Гехаева, свидетель ответил утвердительно. "Требовали сказать, что он выслал нам деньги, или меня посадят по делу 222 - хранение взрывных устройств, найдут гранату. Я тогда «соскочил»: сказал, что пообщаюсь с родными, и сразу обратился к адвокату", - заявил Дункаев.

Отец подсудимого Абдулмуталиб Гехаев подтвердил, что его сын жил и работал в Бельгии, иногда приезжая домой. По словам свидетеля, на момент задержания он жил в Бельгии уже больше десяти лет. Асламбек Мусаев - племянник жены Абдулмуталиба Гехаева.

"Он мне сказал, что на это - поездку в Сирию - деньги не отправлял", - сообщил отец Гехаева, отвечая на вопрос о беседах с сыном. Мать подсудимого Тамара Гехаева, плохо владеющая русским языком, отказалась давать показания, и обвинение огласило протокол ее допроса во время следствия.

Родители Асламбека Мусаева - Ильяс и Мариат Мусаевы - заверили суд, что не знали о пребывании сына в Сирии и происхождении денег, потраченных им на поездку. Следующее судебное заседание начнется в 11.00 мск 14 мая, на нем сторона обвинения продолжит представлять доказательства. 

* - организация признана террористической и запрещена в России судом.

Автор: Константин Волгин источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

24 мая 2024, 03:39

  • Защита Алескера Мамедли обратилась в ЕСПЧ

    Адвокаты арестованного учредителя Toplum TV Алескера Мамедли вновь ходатайствовали о его переводе под домашний арест и обратились в Европейский суд по правам человека в связи с отсутствием у Мамедли доступа к медпомощи.

24 мая 2024, 02:40

  • Нальчане назвали непригодными для освоения участки в микрорайоне "Нарт"

    Десятки семей, получивших участки для строительства домов в нальчикском микрорайоне "Нарт", не смогли за восемь лет построить жилье из-за отсутствия в поселке коммуникаций и дорог. Власти обещают решить проблему с электричеством и водоснабжением уже несколько лет, рассказали "Кавказскому узлу" немногочисленные жители поселка.

24 мая 2024, 01:41

  • Обвиняемые добились исключения экспертизы из дела Джабиева

    Суд исключил выводы судмедэксперта Зарины Дзагоевой, которая исследовала травмы на телах Инала Джабиева и Николая Цхоребова, из уголовного дела, сославшись на ряд нарушений установленной формы экспертизы. Вдова Джабиева намерена добиваться наказания для силовиков.

24 мая 2024, 00:42

  • Историки оценили перспективы требований нальчанина прекратить героизацию Сталина

    В современных российских реалиях инициативы с требованием прекратить реабилитацию сталинизма бесполезны и могут привести к репрессиям против их авторов, предположил Павел Полян, комментируя обращение по этому поводу в парламенты республик Северного Кавказа жителя Нальчика Олега Келеметова. Подобные инициативы важны, и если их проигнорируют адресаты, заметят жители республик, считает Никита Соколов. Келеметов сообщил, что Следком перенаправил в МВД его обращение с требованием проверить решения Сталина о депортации народов Кавказа.

23 мая 2024, 23:47

  • Бакинские аналитики объяснили подход властей к сносу зданий в Карабахе

    Снос строений в Ханкенди и Дашалты связан с обновлением городской инфраструктуры, при этом с точки зрения международного права эти действия законны, заявили опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" аналитики в Баку. Под снос не подпадают здания, имеющие историческую ценность, а объекты или храмы, построенные с целью изменения культурного облика региона в годы, когда эти территории не контролировались Азербайджаном, не находятся под защитой, пояснили они.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей