Магомед Магомедов. Фото Патимат Махмудовой для "Кавказского узла"

13 декабря 2016, 22:00

Журналист Магомед Магомедов назвал свое уголовное преследование местью силовиков

Дагестанский журналист, бывший представитель салафитской мечети Магомед Магомедов считает, что за его уголовным преследованием стоит группа полицейских, пожелавших отомстить ему за правозащитную деятельность и скандал с пьяными силовиками в мечети. Магомедов также рассказал "Кавказскому узлу" о том, как был избит при задержании.

Как писал "Кавказский узел", 12 декабря суд продлил на два месяца срок домашнего ареста Магомедова, который обвиняется в незаконном хранении оружия и наркотиков. Магомедов работал официальным представителем махачкалинской мечети на улице Омарова (бывшая улица Венгерских бойцов) и является журналистом издания "Новое дело". Силовики задержали его 11 мая 2016 года. Свою вину журналист полностью отрицает.

Силовики систематически устраивали рейды по задержанию посетителей салафитской мечети, где работал Магомедов. Задержанных отвозили в полицию, где их ставили на профучет. Данная практика является одной из распространенных форм давления на салафитскую общину Дагестана и способствует радикализации представителей общины, констатировали правозащитники. Сам Магомедов также был включен силовиками в списки профилактического учета и пытается обжаловать это через суд.

Магомедов активно выступал против практики постановки на профучет

По словам Магомедова, сами сотрудники полиции признавались, что причиной его уголовного преследования стала правозащитная и журналистская деятельность.

"Дело в том, что многие верующие именно ко мне стали обращаться за содействием, в частности, в вопросах неправомерной постановки на профучет. Потому что другого выхода не видели", – рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Магомедов.

Незадолго до задержания Магомедов участвовал в заседании "круглого стола" на тему: "ИГ – как маркетинговый ход" ("Исламское государство", ИГИЛ, деятельность этой организации запрещена в России судом, – прим. "Кавказского узла"). На мероприятии присутствовали представители администрации главы Дагестана, прокурор и другие должностные лица.

"На "круглом столе" обсуждали методы, благодаря которым люди попадают во всякие экстремистские и террористические сообщества. Нас, членов общественного совета мечети на улице Омарова (Венгерских бойцов), пригласила администрация Махачкалы. На тот момент прихожане попросили меня представлять их интересы, выразить их мнение о тех или иных явлениях, что я уже делал ранее в СМИ. К тому времени о мечети рассказывали тенденциозно, многое перевирали. Поэтому прихожане хотели, чтобы я выступил от их имени. Я так и сделал – выступил и как журналист, и как представитель мечети", – говорит Магомедов.

Во время "круглого стола" он также затронул проблему профучета.

"Я обрисовал ситуацию следующим образом: своими действиями, и в первую очередь профучетом, правоохранители не давали жизни немалому числу людей, не причастных ни к какому подполью. Их притесняли, выдавливали. Некоторые из них, менее устойчивые, без твердых понятий, радикализировались и попадали в разного рода группы. Конечно были те, кто добровольно, по убеждению шел в вооруженное подполье. Но я речь вел об изначально непричастных людях", – пояснил журналист.

Свою позицию по вопросу профучета он озвучивал затем на встречах с прокурором, руководителем Центра по противодействию экстремизма МВД республики Ахмедом Кулиевым и представителями ФСБ.

"Из разговоров с ними нам вырисовывалась картина, что снизу идут доклады о тех или иных людях, которые имеют такие-то убеждения, но фактически это не соответствовало реальности. Мы просили провести проверку: кто и на каких основаниях этим занимается? Но мы не были услышаны. Я как журналист старался освещать в СМИ данные проблемы объективно, показать, что на самом деле происходит", – отметил он. 

По мнению Магомедова, по-видимому, кто-то увидел в нем "организатора деятельности по защите прав и решил утихомирить".

По информации работников и посетителей мечети на улице Омарова, 10 апреля в мечеть зашла группа пьяных сотрудников полиции. Они оскорбляли верующих, угрожали им и потребовали проследовать в отделение. МВД Дагестана назвало эти сведения "фейком"Представители мечети подали заявление с требованием привлечь к ответственности полицейских. 21 апреля они направили в прокуратуру видеозапись инцидента с камеры наблюдения.

Уголовное преследование было личной инициативой полицейских, считает Магомедов

Инцидент с пьяными полицейскими в мечети безусловно стал одной из причин уголовного преследования, уверен журналист.

"Полицейские посчитали себя опозоренными. В ответ на заявление прокуратура спустила это в управление собственной безопасности МВД Дагестана, а они в свою очередь отписались, что того, кто приходил в мечеть, "обнаружить не удалось"... Данный ответ пришел из полиции примерно в то же время, когда произошло мое задержание. Естественно, продолжить выяснение обстоятельств инцидента с полицейскими в мечети никто не мог уже", – говорит Магомедов. 

Когда Магомедова в наручниках привели к высокопоставленному сотруднику РОВД, тот первым делом упомянул именно инцидент с полицейскими, заявив, что журналист пытается оболгать силовиков.

"В дальнейшем в приватных разговорах сотрудники полиции говорили мне, что, мол, может, и выпил человек, что же его позорить сразу. Но ведь он не пришел извиняться. Может быть, если бы он это сделал, инцидент был бы исчерпан без огласки и скандала. Но я думаю, никто и не собирался извиняться", – считает Магомедов.

Инициаторами уголовного преследования он назвал представителей РОВД. В частности, по словам журналиста, там была написана справка, где его представили "страшным человеком, чуть ли не вербовщиком в запрещенные организации".

"Даже компрометирующие якобы меня фотографии прилепили. Например, на одной из них я в Саудовской Аравии с бородатым человеком. На самом деле это ныне покойный, убитый заммуфтия Северной Осетии Расул Гамзатов. Вот, якобы дружу с экстремистами. А ведь это была поездка в составе официальной делегации ДУМ Северной Осетии", – пояснил он.

В справке на Магомедова также говорится, что он призывал к митингам, вел пропаганду в соцсетх, а его оперативную разработку вела ФСБ.

"Но в ответ на запрос адвоката ФСБ заявила, что никакого отношения к моему задержанию не имело. ЦПЭ тоже не участвовал в этом. Они сказали, что никаких сведений они не давали для справки. Это полностью инициатива РОВД", – уверен журналист.

Возможно, руководство МВД Дагестана требовало от представителей РОВД какой-то определенной работы, с которой они не справились, допускает он. 

"И на мне попытались отыграться, показать, что я мешаю им работать. Ссылались на то, что я раздаю интервью иностранным СМИ и порочу силовиков. В действительности те иностранные журналисты, что приезжали, не передавали информацию от меня – они ожидали какой-нибудь желтизны в моих сообщениях, но таковой не услышали. Я ничего не придумывал, не наговаривал, никого не обливал грязью, не придумывал всякие интересные истории", – подчеркнул Магомедов.

Таким образом, как считает журналист, за составлением справки на него стоит узкая группа людей, в ведомственных интересах которой было отстранение Магомедова от деятельности.

Магомедов: при задержании избивали, но не так сильно, как других бьют

Также Магомед Магомедов рассказал об обстоятельствах его задержания 11 мая. В этот день полицейские приехали сначала к мечети, но затем увидели в небе дрон-квадрокоптер, собрались и уехали. Квадрокоптер Магомедов и его коллеги-журналисты запускали, чтобы фиксировать на видео все, что происходит у мечети по пятницам.

На меня накинулись люди в масках, скрутили, с пакетом на голове усадили в бронированную машину

"Но полицейские этого не хотели, – уверен он. – Задержали меня на улице. Я только выехал из дома на работу, остановили мою машину сотрудники ДПС. Попросили выйти из салона, показать багажник. В это время на меня накинулись люди в масках, скрутили, с пакетом на голове усадили в бронированную "Газель", – описал журналист.

Сначала Магомедова отвезли во двор отделения полиции и "с пакетом на голове стали избивать, правда, не так сильно, как других бьют".

"Сделали скидку, наверное, на то, что журналист, – предположил он. – Потом потерли руки какой-то жидкостью, об тело терли неизвестными предметами. Наверное, теми, которые подбросили. Так продолжалось несколько часов. Когда меня задерживали, избивали, мне прямо говорили: "Ты кто такой, чтобы лезть в политику? Чтобы против министра говорить и МВД? Ты защищаешь ваххабитов", – и прочее".

После этого журналиста вновь вывезли, "покатали и заехали через парадный вход" здания полиции. В этот момент с головы у него уже был снят мешок, на шее висела сумка с подброшенными запрещенными предметами – наркотиками, оружием, взрывчаткой, продолжает Магомедов.

"Такое ощущение, что всё, что безномерное было – патроны, гранаты, – они решили запихнуть ко мне в сумку", – добавил он.

Уже после задержания Магомедова в его квартире силовики провели обыск.

"Обыск в квартире проводился без меня. Там искали квадрокоптер, но его там не было. А так как уже запрещенные предметы мне лично подкинули, то в квартире уже не было нужды что-то "находить", – считает Магомедов.

При личном досмотре Магомедова в РОВД присутствовали понятые.

"Наверное, это "штатные" понятые. Было ясно, что они всех знают, их все знают. Шутили, игрались. Видно, они у них на побегушках. Их при мне отправляли то в магазин за хлебом, то еще куда-то", – отметил журналист.

В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликована хроника закрытия мечетей в Дагестане.

Ситуация с мечетями на улицах Омарова и Котрова нормализовалась

По информации Магомедова, сейчас рейды в мечеть на улице Омарова прекратились, а интересы посетителей мечети представляет сам имам. 

"Люди лишний раз не хотят ни о чем говорить после моего задержания. Тем более если нет каких-то мероприятий со стороны полиции", – пояснил журналист.

Он также прокомментировал корреспонденту "Кавказского узла" сведения от посетителей салафитской мечети на улице Котрова, которая больше год находилась под наблюдением силовиков после того, как там произошел скандал вокруг назначения имама от муфтията. Посетители мечети утверждают, что сейчас полицейские наряды от мечети отозвали. Это сделано потому, что в подобном наблюдении больше нет смысла, считает Магомедов.

"Слишком накладно их держать там. Мечеть все равно остается закрытой, молиться там не разрешили, и ясно, что никто не стремится это нарушить", – заключил он.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями от представителей правоохранительных органов относительно заявлений Магомеда Магомедова об обстоятельствах его задержания и причинах уголовного преследования.

Материалы о преследовании активистов, журналистов и правозащитников в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Рустам Джалилов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 сентября 2017, 08:28

20 сентября 2017, 08:10

20 сентября 2017, 07:43

20 сентября 2017, 07:28

20 сентября 2017, 06:29

  • Политологи отметили низкий интерес избирателей к муниципальным выборам в Грузии

    Муниципальные выборы мало интересуют оппозицию, уверен политолог Дмитрий Авалиани. Избиратель считает, что ни одна из партий не отвечает его запросам, заявил политолог Гия Хухашвили, который также высказал мнение, что второй тур выборов мэра Тбилиси весьма вероятен. Люди больше не доверяют партиям, считает депутат от "Европейской партии" Давид Дарчиашвили.

Архив новостей