09 декабря 2015, 17:07

Адвокаты Умаханова обжаловали приговор по делу о вербовке в ИГ

Суд при вынесении приговора Шамилю Умаханову не учел два смягчающих обстоятельства, заявил адвокат Сергей Сердюков. На фигурантов дела о вербовке в ИГ оказывалось давление, не исключает адвокат еще одного осужденного, Султана Яхьяева.

Как сообщал "Кавказский узел", Султан Яхьяев, Асад Мусаев, Магомед Алиев, Шамиль Умаханов, Мухамед Шамсутдинов и Расим Джалалов обвинялись по статьям "Содействие террористической деятельности" и "Незаконное хранение оружия и боеприпасов" УК России. 1 декабря суд приговорил их к срокам от 5 до 7 лет лишения свободы. О намерении обжаловать приговор суда заявляли родственники Шамиля Умаханова.

По данным следствия, подсудимые создали в Ставрополе вооруженную группу для вербовки через интернет в ряды ИГ (ранее ИГИЛ, признано террористической организацией в России, США, Турции и ряде других стран - прим. "Кавказского узла") для участия в боевых действиях в Сирии в составе отряда Абу Ханифы. Обвинение просило назначить фигурантам дела от 5 до 7,5 лет колонии.

«Суд должен вынести законное и мотивированное решение»

Защита Умаханова считает приговор несправедливым, а наказание «чрезмерно жестоким», заявил адвокат Сергей Сердюков.

«Мы обжаловали приговор в апелляционной инстанции. Гособвинитель просил назначить Умаханову наказание в виде пяти лет лишения свободы. А суд, ничем не обосновав свое решение, приговорил Умаханова к шести годам заключения. При том, что у него два смягчающих обстоятельства, а у остальных осужденных по одному. С учетом этого мы считаем, что приговор не справедлив и будем просить, чтобы Верховный суд смягчил его», - сказал корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Сергей Сердюков.

Среди смягчающих обстоятельств представитель защиты назвал «активное способствование раскрытию преступления» и «наличие двоих малолетних детей на иждивении». Апелляционная жалоба подана сегодня, но сам текст приговора защитой еще не получен, сообщил адвокат.

«В приговоре нет конкретики, суд не указывает обстоятельства совершения преступления. Там указывается, что фигуранты дела по предварительному сговору «склонили четверых молодых людей к вступлению в ряды ИГ», а конкретно кого и как - эти обстоятельства судом опускаются», - рассказал адвокат.  

«Поскольку фигуранты дела избрали особый порядок рассмотрения дела и вину свою признали, мы не вправе отходить от той позиции, которую заняли наши подзащитные. Хотя я не считаю, что все было именно так, как считает следствие. Но раз мой подзащитный избрал такую позицию - я не могу от нее отойти. Мы потому и обжалуем приговор из-за его несправедливости», - сказал Сердюков.

Адвокат считает, что суд «должен вынести законное и мотивированное решение». «Прогнозировать результат рассмотрения жалобы я не берусь, суд может пойти на изменение срока. Приговор должен быть законным, обоснованным и мотивированным», - заметил Сергей Сердюков.

«В приговоре суд не мотивировал, почему Умаханову  было назначено наказание в виде шести лет свободы, хотя у моего подзащитного есть два смягчающих обстоятельства. Вот это нужно было указать в приговоре, и то, что суд их не указал, - это нарушение», - заметил Сердюков.

«Яхьяев ранее согласился на общий порядок рассмотрения дела»

О своем несогласии с приговором заявили и адвокаты Султана Яхьяева. «В деле есть надуманные доказательства. И на Умаханова, на Яхьяева оказывалось давление, когда они находились в следственном изоляторе. Суд не пошел на то, чтобы перевести их в ростовский изолятор для того, чтобы они присутствовали в зале судебного заседания в Ростове-на-Дону. Свой приговор фигуранты дела заслушали в ставропольском СИЗО, чтобы местное УФСБ не потеряло контроль над ними», - сообщила корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Султана Яхьяева.

Адвокат отметила, что она сообщила своему подзащитному «все правовые последствия общего режима и особого порядка рассмотрения дела». По ее словам, сторона защиты решила настаивать на общем порядке рассмотрения дела, в связи с непризнанием вины.

«Однако 17 ноября в судебном заседании по ходатайству гособвинителя было рассмотрено ходатайство о моем отводе. Поскольку моя позиция и мнение Яхьяева разнились в выборе порядка судопроизводства. Меня это очень сильно удивило, поскольку 13 ноября я встретилась с Яхьяевым в СИЗО и разъяснила ему все правовые последствия избрания им особого порядка рассмотрения дела. И он согласился с общим порядком. Поскольку на момент встречи со мной он вину свою не признавал», - рассказала адвокат Яхьяева.

По утверждению адвоката, Яхьяев «отрицал свою причастность как в содействии террористической деятельности, так и незаконном обороте оружия».

«Яхьяев мне пояснил, что он к инкриминируемым ему преступлениям отношения не имел и никого не вербовал. Те люди, которые уехали в Сирию, к Яхьяеву никакого отношения не имеют. В материалах уголовного дела есть показания родственников лиц, которые, по мнению органов предварительного следствия, уехали якобы в Сирию, но прямых доказательств этому нет», - заметила адвокат.

«В материалах дела есть то, что они выехали на территорию Турции. Но информация о том, что  они участвуют в НВФ или выехали в Сирию, - не доказана. Органы предварительного следствия неоднократно обращались в Интерпол с запросом о том, чтобы найти этих людей, - их не нашли. Если бы судебное производство было общее, то судья разобрался бы. И я не исключаю, что дело было бы отправлено прокурору для доследования», - считает адвокат.

«Фигуранты дела каждый день находились под давлением»

Адвокат также отметила, что «федеральные каналы изложили суть обвинения в искаженном виде».

«Все федеральные каналы, не разобравшись, показывают Яхьяева, как организатора «медицинского» джамаата. В обвинительном заключении никаких формулировок про «джамаат» нет. И я недоумеваю, почему СМИ вовсю трубили про «медицинский джамаат». Ребята каждый день находились под давлением. Я не исключаю, что по отношению к ним применялись пытки», - сказала адвокат.

Адвокат обратила внимание, что Султану Яхьяеву «дали максимальное наказание среди всех фигурантов дела».

«Ему дали больше всех потому, что он не женат, детей у него нет. Фигурантам дела говорили, что избрав особый порядок, им максимально им дадут по 3,5 года. В чем я очень сильно сомневалась, потому что срок по ст.205.1 (содействие террористической деятельности — прим. «Кавказского узла») предусматривает лишение свободы на срок от 5 лет. Но мой подзащитный был под таким прессингом, что просто устал физически, и в таких случаях люди стараются уехать в колонию с любым сроком», - заключила адвокат.

Напомним, 22-летний студент 5 курса ставропольской медакадемии Магомед Алиев был задержан 21 ноября 2014 года в Москве. В Ставрополе 24 ноября его заключили под стражу, однако 27 ноября он поступил в местную больницу в тяжелом состоянии. Врачи извлекли из глаза молодого человека ручку, которая задела мозг, и констатировали повреждения внутренних органов. В Ставропольском УФСИН заявляли о попытке суицида, совершенной Магомедом Алиевым.

 Алиев приговорен судом к пяти годам колонии общего режима.

"Кавказский узел" в настоящее время не располагает комментариями представителей остальных фигурантов дела о намерении обжаловать решение суда.

В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" размещен материал "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ". На тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата" публикуются новости и статьи о влиянии ближневосточной войны на ситуацию в регионах Кавказа.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

11 декабря 2017, 07:13

11 декабря 2017, 06:13

11 декабря 2017, 04:38

11 декабря 2017, 03:40

  • Члены рыбацкого кооператива провели в Геленджике митинг на воде

    Владельцы маломерных судов провели в бухте Геленджика митинг на воде и потребовали от городских властей отменить снос кооператива "Морской". По словам председателя кооператива Юрия Бердикова, это единственное в городе оборудованное место для выхода в море маломерных судов. Кооператив существует с 1948 года, и власти города обещали, что передадут его в собственность рыбакам, сказал он. На месте кооператива планируется строительство набережной, сообщили "Кавказскому узлу" в администрации Геленджика.

11 декабря 2017, 02:41

  • Родственники Магомеда Маматова исключили версию убийства из-за денег

    Родным жителя Ингушетии Магомеда Маматова уже 113 дней неизвестно о его местонахождении. С собой у него было около 30 тысяч рублей - не та сумма, из-за которой убивают, а значит, это не ограбление, считает сестра пропавшего Лейла Маматова. Аналогичное мнение высказал юрист Руслан Муцольгов, который предположил, что грабители забрали бы и автомобиль, который был найден неподалеку от КПП на Черменском перекрестке. Семье поступало много телефонных сообщений о местонахождении Магомеда, но все они оказались ложными, рассказал брат Маматова Руслан.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей