Фундамент разрушенной в 1992 году исторической мечети в селе Куртат Пригородного района. Фото корреспондента "Кавказского узла".

25 июня 2023, 20:00

Жители села Куртат пожаловались на препоны строительству мечети

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Активист из села Куртат Пригородного района Адам Гадаборшев, добивающийся восстановления разрушенной в 1992 году исторической мечети, пожаловался на помехи со стороны властей. Выдано разрешение на строительство мечети в более удобном месте, возразили чиновники. Из-за спора о месте строительства ни одна мечеть в селе так и не построена, посетовали сельчане.

Как писал "Кавказский узел", осетино-ингушский конфликт затянется на десятилетия, если не будет решен комплексными усилиями властей, активистов и общества, указали в ноябре 2021 года опрошенные "Кавказским узлом" североосетинские аналитики. Ситуацию усугубляют попытки чиновников отмежеваться от межэтнической составляющей конфликта, так как это способствует росту его масштабов, подчеркнули они.

С 30 октября по 6 ноября 1992 года на территории Пригородного района Северной Осетии и во Владикавказе произошел вооруженный конфликт между осетинами и ингушами, проживающими в обеих республиках. По данным Генпрокуратуры России, пострадало более 8000 человек, из них погибли 618 человек, ранены 939 человек, говорится в подготовленном "Кавказским узлом" справочном материале "Осетино-ингушский конфликт 1992 года".

Инициатор восстановления мечети рассказал о препонах властей

Полицейский участок в селе Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла".В селе Куртат Пригородного района Северной Осетии уже несколько лет идут споры о том, где должна располагаться мечеть, и это замедляет процесс ее возведения. В обоих местах стоят фундаменты, но мечети в селе так и нет. Фундамент разрушенной в 1992 году мечети находится на изгибе сельской дороги, напротив полицейского пункта №2, располагающегося в частном доме, передал корреспондент "Кавказского узла", побывавший в селе. 

В поисках места бывшей мечети корреспондент "Кавказского узла" встретил местную жительницу, которая показала, где находится строение, и рассказала, что местный активист Адам Гадаборшев приходит к мечети и убирает там мусор и следит за участком.

Сам Адам Гадаборшев живет в центре села, неподалеку от участка, выделенного под строительство новой мечети. По его словам, он много лет добивается восстановления старой мечети, ходит по разным инстанциям, но везде получает отказы, а за его настойчивость подвергается давлению со стороны силовиков, которые обыскивают его дом. 

"В последний раз обращался [по поводу мечети] с месяц назад. Они говорят: "Не будет здесь мечети". И здесь, и в районе, и в городе [Владикавказе]. На меня столько дел здесь создано, сколько у меня обысков было! Говорят, что я экстремист, раз хочу мечеть поставить. Последний обыск был где-то полтора месяца назад. Я даже замок не вставил еще, как они выбили - так и осталось", - рассказал Гадаборшев корреспонденту "Кавказского узла". 

Адам Гадаборшев. Фото корреспондента "Кавказского узла".Старая мечеть должна быть восстановлена из-за своей исторической ценности, считает он. "500 лет эта мечеть стояла, там и медресе было. Там заезжий двор был - горная дорога пролегала. Три дня едут, с гор спускаются горные ингуши, их здесь встречают. На базар ли едут, или куда. Потом три дня обратно едут - и их снова встречают, здесь они размещаются. Если упряжка, бричка там сломалась. Это всё им меняли. А когда на первую мировую войну призывали, подключили духовенство, и прямо отсюда, из этой мечети, призывало тогдашнее ингушское духовенство идти и встать на защиту родины. Здесь был создан ингушский полк", - рассказал он. 

По его информации, медресе существовало до 1944 года. "В 1944 году разобрали несколько зданий (ритуального комплекса) и использовали этот кирпич в разных целях. Сколько я помню, там была ветеринарная лаборатория. Туда заводили поросят - для наших людей это было дико. Но мои родители, дядьки - все равно туда ходили совершать пятничный намаз. Хотя им запрещали. Стелили коврики - и дождь, не дождь - они всегда молились. Как мечеть здание было восстановлено только в 1985 году", - сказал Гадаборшев. 

По его словам, именно он в 1980-х годах заново открывал мечеть в селе Куртат и, чтобы добиться этого, связывался с руководством государства, в частности, с Михаилом Горбачевым. "Это была мечеть не на одно село, а на все места", - подчеркнул Гадаборшев. 

Он рассказал, что, когда в апреле 1991 года Верховный совет РСФСР принял закон "О реабилитации репрессированных народов", именно в мечети собирались люди, приезжали депутаты из Москвы. "А 6-7 ноября 1992 года они нас отсюда выбили и после этого мечеть сожгли. Там же убивали и сжигали людей - 85 человек с этого села. Там 8000 Коранов было сожжено. Я их по всему миру собирал. Сам Коран бесценен, но я их еще покупал в разных переплетах - дорогих, кожаных. 450 ковров там было, которые люди собрали. Всё сожгли", - сказал Гадаборшев, добавив, что "мы не думали, что с нами так сделают".

По его мнению, осетинские власти как Пригородного района, так и Северной Осетии в целом препятствуют восстановлению мечети, потому что они "переписывают историю". "Я много куда обращался, во все инстанции. Я и к Путину обращался. И каждый раз, когда мне приходят отписки, они мне говорят: "Ну и что, чего ты добился?", - рассказал Гадаборшев, не предоставив при этом письменных подтверждений своих слов. Он пояснил, что, во-первых, ему не отвечают письменно. "Они приезжают, прямо здесь останавливают и говорят: "Чего ты добился?" – сказал он. Во-вторых, по словам Гадаборшева, какие-то документы были утеряны им в результате частых обысков. "Последний раз всё унесли отсюда", - сообщил активист.

Село Куртат раньше называлось Гадаборшево, его основали предки Адама Гадаборшева, добавил он. "Тот дом, где сейчас находится полицейский участок, раньше моему прадеду принадлежал", - сообщил сельчанин. 

Гадаборшев подтвердил, что следит за состоянием места, где расположена разрушенная мечеть. "Я там 12 тысяч бутылок собрал... С района приезжают, гудят. Сейчас меньше, потому что я начал жаловаться", - рассказал он.

Адам Гадаборшев сообщил, что планирует восстановить мечеть на собственные средства. "Я и раньше начинал за свои - и сейчас начну. А потом... у меня есть друзья, есть родственники, есть люди богомольные. Мусульман много", - сказал он. 

Кирпич, собранный Гадаборшевым для строительства мечети. Фото корреспондента "Кавказского узла".Он рассказал, что уже завозил на тот участок кирпичи, доски, трубы, но, по его словам, его забрали в Центр противодействия экстремизму, а кирпич перевезли от старой мечети к его дому. "За эти 30 лет 15 раз то, что мы завезли, они (силовики) отобрали на свои нужды", - заявил он. 

Последняя попытка начать строительство мечети была предпринята Гадаборшевым, с его слов, полтора года назад. Он тогда привез на место старой мечети кирпич. "Как только машина (с кирпичом) подъехала, приехали [из] ЦПЭ по Северной Осетии, забрали меня и увезли во Владикавказ. Там меня продержали несколько часов. Потом отпустили, а кирпич отдали", - рассказал он. 

По словам Гадаборшева, в 1990-е годы он работал в Исторической (татарской) мечети в Москве, был заместителем муфтия. Тогда же он активно участвовал в движении против войны в Чечне и был хорошо знаком с Ахматом Кадыровым. "Я вырос с ним. Мы родились в Караганде. А до этого наши семьи были вместе несколько поколений. Мой и его прадеды были сподвижниками Кунта-хаджи Кишиева. И когда в 1860-х его царская власть посадила, их тоже посадили. В том числе они находились несколько дней в этой мечети, под охраной", - рассказал Гадаборшев.

Он отметил, что с Ахматом Кадыровым вместе учился и работал, общение продолжилось и в 1990-е годы. Но после смерти Кадырова-старшего таких связей уже нет, отметил Гадаборшев, показав корреспонденту "Кавказского узла" совместные фото с Ахматом Кадыровым. По словам активиста, к Рамзану Кадырову он не обращался с просьбой помочь восстановить мечеть. "Мы и сами в состоянии", - пояснил активист. 

В Куртат Гадаборшев вернулся в 2002 году, и с тех пор безрезультатно пытается добиться восстановления исторической мечети. "Эта мечеть должна быть восстановлена, потому что она стояла там 500 лет, там было медресе, и это очень важный центр, который необходимо восстановить. А то, что его не восстанавливают, это попытка стереть историю народа", - заявил он. 

Глава села и меценат объяснили выбор участка под мечеть

Проблема в том, что в центре села уже выделили место под новую мечеть, а на историческом месте мечеть в современных реалиях восстановить гораздо сложней, сказал корреспонденту "Кавказского узла" глава администрации села Куртат Ибрагим Хадзиев

"Я тоже выступаю за то, что та мечеть должна быть восстановлена, чисто исторически. Я это и властям говорил, и муфтию, и всем. Эта мечеть была еще при царях. Но они (власти) говорят: ваши жители поставили этот (новый) участок (в центре села) на учет именно под мечеть. А эта земля (старая мечеть) на учете не стоит и не стояла никогда", - сказал он. 

Администрация села Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла".Глава села отметил, что речь идет о большом участке размером в гектар в центре села, где также уже создан фундамент. "Тогда (несколько лет назад) люди здесь собрались, старейшины, поехали в район, попросили именно вот эту землю: "Дайте нам землю под мечеть". На той стороне (где была историческая мечеть) больше живут осетины, мусульман среди них нет, они в мечеть не ходят. А здесь - центр села, самое удобное место. И они его выбрали", - рассказал Хадзиев. 

Он признал, что "если исторически, по справедливости", то мечеть надо строить на старом месте. "Это мое мнение. Я хоть и глава администрации, но через 4 года я им не буду, а буду простым жителем. Мечеть - это же достояние народа, это людям надо, не властям. И люди посоветовались, пообщались, нашли место и сказали: "Тут нас устраивает". Они сами предложили, несколько лет назад. А я думаю, на старом месте надо восстанавливать. Потому что это история. Эту мечеть построили еще в 1890-1900-х годах, при царях еще. Когда муфтий звонил, я ему так и сказал. Он спросил, что же делать, я сказал, что соберу людей и поговорю. Я собрал - и стариков, и молодежь. Я им тоже сказал, что я хочу, чтоб мечеть была на старом месте. Молодежь вся поддержала. А старики, вроде бы, тоже стали поддерживать, но чуть-чуть мялись. В итоге и здесь не построили, и там не построили", - рассказал глава администрации села. 

Он пояснил, что человек, который начал строить мечеть на новом месте, "когда началось противостояние, сказал, что он строит мечеть ради Всевышнего, хочет сделать благое", а если люди ссорятся из-за этого - он так не хочет, "и поэтому он ушел".

"Основная часть общества хочет, чтобы на новом месте была (мечеть), потому что там все близко, рядом, среди ингушей. А там (на старом месте) ни стоянки, ни даже места под стоянку нет. Прямо рядом с дорогой. А в пятницу (во время пятничного намаза) очень большое столпотворение бывает, много людей, много машин. А здесь (на новом месте) место позволяет, территория огромная. Но мечети всё еще нет, потому что Адам и еще несколько человек выступили против (строительства мечети в центре). И там у них скандал получился", - сказал Хадзиев. 

По его словам, в ближайшей округе есть две мечети - на границе сел Куртат и Камбилеевское, а также в селе Дачное. "Но мечеть в каждом селе должна быть", - высказал мнение глава села. При этом он признал, что в Куртате "минимум 400 ингушских домовладений пусты, никто там не проживает", и все его усилия как главы привлечь в село людей не дают результата. "И я людям сказал - вы хотите деньги потратить на мечеть, это 40-50 миллионов. Давайте мы лучше на эти деньги поможем людям вернуться в свои дома, село наполним", - сказал он.

Глава села отметил, что ближайшая мечеть, которая находится на границе с Камиблеевским, "полупустая". "Но я бы очень хотел, чтоб на старом месте (была мечеть). Пусть бы это было сложнее, труднее. У нас, у мусульман, как - если ты отдал что-то мечети или на кладбище, то потом это обратно забирать нельзя. Тут то же самое", - сказал Хадзиев. 

Слова Гадаборшева о тысячах бутылок, выброшенных на территории старой мечети, чиновник назвал "фантазиями". "Получается, что завод работал, чтобы приехать и выбросить там бутылки? Никто не знает даже, что там стояла мечеть. Но чтобы специально приехать откуда, чтоб выкинуть там бутылки? Это же глупость. Там такой предвзятости нет, чтоб вот территория мечети - и назло (мусорить)", - сказал Хадзиев. 

По его словам, он указывал Гадаборшеву на необходимость оформления документов. "Адам приехал однажды, привез туда кирпич. Меня вызвали, я приехал. Говорю: "Адам, вот ты кирпич высыпал, я же тебе сказал - давай займемся бумагами, поставим участок на учет. Я же тебе помогал". - "Я ни с кем согласовывать не должен, здесь мечеть была, и здесь мечеть будет". Я говорю: "Много чего было, но нужна бумага, что оно было, хотя бы опросили бы стариков, собрали бы подписи, сказали бы - здесь была мечеть". Ничего, никаких бумаг, на пустом месте. В итоге сотрудники попросили его проехать с ними. Если ты хочешь построить мечеть - поставь землю на учет сначала. Он так делать не захотел", - отметил Хадзиев. 

Фундамент, заложенный под новую мечеть в селе Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла".Мечеть на новом месте, в центре села, хочет построить местный меценат Магомед Гадаборшев - правнук Астемира Сурхоева, основателя как мечети, так и всего села, ранее называвшегося Гадаборшево (Гадаборш-Юрт).

"Мечеть была построена в 1897 году, после депортации ее снесли, в 1990-1991 годах снова построили. Осенью 1992 года она снова была полностью разрушена. Потом были старания ее построить, но никому не давали возможности", - сказал Магомед Гадаборшев корреспонденту "Кавказского узла".

По его мнению, строительству препятствует ряд факторов. "Там оползневая зона, около реки. Раньше там было нормально, но потом изменилось. Кроме того, над этим местом проходят провода ЛЭП, и осетинские власти не дали разрешения строить. На данный момент даже ту маленькую мечеть, которая там была, построить невозможно - из-за оползней, из-за коммуникаций, да и места под это там нет. В связи с этим я лично - как прямой потомок Астемира Сурхоева - обращался к руководству Северной Осетии и получил разрешение на строительство в селе мечети. Пять лет назад мне выделили земельный участок в центре. Эта земля стоит на кадастровом учете для строительства мечети. Мы сделали геологию, был построен фундамент соборной мечети с минаретом. Я веду оформление документов. На каком-то моменте мы остановили процесс строительства - пока не будет закончено оформление документации. Но фундамент уже стоит", - сказал Гадаборшев. 

Обсуждение реконструкции мечети на старом месте он назвал бесполезным. "Во-первых, никто им не даст делать в одном населенном пункте две мечети. А во-вторых - сколько времени мы сами пытались, и нам не дали, потому что там нельзя ее строить. На старом месте разве можно мечеть строить в современных реалиях? Где машины ставить, как подъезд там делать? У меня претензий к руководству Северной Осетии по этому делу, по этому земельному участку нет. Всё, что могли дать, они нам дали. Просто эти люди ходят и вводят всех в заблуждение. Ничего они никогда не сделают, просто ходят и что-то имитируют", - поделился мнением Магомед Гадаборшев. 

По словам Гадаборшева, сейчас он занимается оформлением документов. "Мы приводим их в соответствие. Потому что сначала администрация Пригородного района пошла навстречу и дала возможность запустить процесс побыстрее, заложить фундамент еще до оформления всех разрешений. Вы, мол, начинайте, а параллельно оформляйте. Документы делаем, и когда у нас будет всё соответствовать строительному законодательству, это процесс небыстрый, тогда мы начнем - и останавливаться не будем. Я думаю, уже в следующем году мы начнем ее строить", - сказал он. 

Жители села высказали предпочтения о месте строительства мечети

Опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" жители села Куртат высказались скорее за историческую мечеть. Опрос не носит репрезентативного характера и отражает лишь частные мнения опрошенных.

Село Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла"."Если строить мечеть, то надо там, где она и раньше была. Но когда начали строить, делать фундамент (новой мечети), я не был против. Я не против, чтоб и тут построили мечеть. У меня мнение 50/50, я и за ту мечеть, и за эту", - сказал молодой человек Исмаил, отметив, что сейчас посещает мечеть, находящуюся на границе Куртата и села Камбилеевское. 

В Куртате должна быть своя мечеть, заявил житель села Алихан. "Если по-правильному считать, исторически там же у нас мечеть была. Я бы хотел, чтоб она там и была, чтоб ее восстановили. Наши деды, прадеды молились там", - сказал он. По его словам, большинство жителей села выступают за то, чтобы мечеть была на историческом месте. 

"У нас раньше мечеть была напротив отдела (полиции). Пусть там и строят мечеть. Где мечеть стояла, там и должна стоять, я так считаю", - сказал еще один житель села Исраил, отметив, что "это важно для сохранения традиции". 

По словам жителя села Беслана, тема мечети обсуждается в Куртате. "Я всё это знаю и слышал не раз. Мечеть исторически стояла там, это место - ее. А то, что там (поблизости от того места) половина проживает осетин, и там невозможно восстанавливать мечеть, мне кажется, даже неприлично говорить на эту тему. Ну и что, что там осетины живут? Они же люди, они же должны понимать, что мечеть - это святое для нас. У нас около мечети, которая на границе с Камбилеевским, тоже живут осетины. Им почему-то не мешает мечеть, а тут, видите ли, должна помешать. Я думаю, здесь не столько религия, сколько политика замешана", - поделился он своим мнением. 

По его убеждению, "историческое должно быть восстановлено". "Это должна была сделать администрация Пригородного района. Они должны были поддерживать. А они наоборот, подножки ставят. И муфтий Северной Осетии - он же мусульманин, он тоже первым должен был сказать, что историческую мечеть надо восстановить, потому что это правильно. И всё", - сказал Беслан. 

Село Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла".Житель села Куртат Азамат Барахоев, который регистрировал новый участок в центре на мусульманскую общину села для бессрочного пользования, сказал корреспонденту "Кавказского узла", что перед этим проходил опрос. 

"Мы все - и я, и имам - подписывались, что здесь мечеть будет. Тот, кто хотел строить, однофамилец Гадаборшева, подписи собирал, и многие подписывались. Нас опрашивали, согласны мы или нет. Мы согласны были. И они там поссорились, я не знаю, что там дальше получилось. Фундамент только положили - и так он и остался. Разногласия были - и остались без ничего, ни там, ни здесь", - сказал он. 

Сельчанин подчеркнул, что выступает "за мечеть в любом месте". "Где мечеть будет строиться - я нигде не против, потому что мечеть - это святое дело. Если построит хоть кто-нибудь - я за. Но пока получается так, что ее ни там нет, ни здесь. Но, по моему мнению, лучше было бы здесь (в центре). Тут гектар земли! А там ни стоянки, ничего нету, конечно, в центре лучше было бы - где мусульмане, а там (рядом со старой мечетью) осетины живут, зачем это? Большинству так кажется. А там не знаю, если для него (Адама Гадаборшева) это дело принципа, если он так хочет - пусть строит. Он почему не строит, уже 5 лет прошло? Кто ему мешает?", - сказал Барахоев. 

Улица в селе Куртат. Фото корреспондента "Кавказского узла".Житель села Куртат, христианин, пожелавший не называть свое имя, высказал мнение, что мечети – "это очень шумно". "У них очень много мечетей. Каждый день как начинают петь песни, резко так еще - я не знаю, что это, то ли молитвы так читают, то ли что... У меня внуки приходят - как начнут они кричать, молитву читать, дети дергаются. Да я и сам, бывает, дергаюсь, особенно рано утром. Я не против никакой религии, не против мусульман. У них хорошая вера, они всё выполняют, молятся, молодцы. Но если они на каждом шагу будут вот так (шуметь), наши дети, наверное, с ума сойдут. Можно же чуть убавить (звук)? У каждого своя вера, но мы, наши веры друг другу не должны мешать", - сказал он. 

Участок под новую мечеть уже выделен, а историческая мечеть расположена рядом с полицией, подтвердил корреспонденту "Кавказского узла" глава администрации Пригородного района Руслан Есиев. "Дело в том, что их мнения разошлись. Мы им специально выделяли земельный участок под строительство новой мечети. И село разделилось на две стороны, одни хотят на старом месте, другие хотят там, где мы выделили земельный участок", - сказал он. Есиев отрицает, что Гадаборшев к нему обращался. "К кому он ходит? У меня его не было", - сказал чиновник. 

В то же время, по мнению главы района, восстановление мечети на историческом месте действительно может быть нежелательным. "Вполне возможно, что будут (проблемы). Напротив полицейского участка - вы где-нибудь видели, чтоб церковь построили напротив здания полиции? Но еще раз повторяю: у нас было обращение от жителей Куртата. К нам обращались как граждане, так и тот человек, который был готов профинансировать строительство мечети. Мы зарезервировали земельный участок, причем побольше, они там хотели еще рядом сделать спортивную площадку, аллею - для придания мечети лучшего вида. А там практически места нет, вы же видели? Плюс непосредственная близость к реке. Мы выделили, поставили его на кадастровый учет, готовы его предоставить - пусть строят там", - сказал он. 

Муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов сказал корреспонденту "Кавказского узла", что хорошо знаком с ситуацией вокруг мечети в селе Куртат. "Абсолютное большинство жителей Куртата хочет, чтобы мечеть была построена там, где был выделен участок. Это огромный участок, есть разрешение на строительство там мечети и есть проект. Разрешение по этой земле, идя нам навстречу, администрация продлевает уже второй раз. Но есть силы, которые мешают строительству. А там, где они хотят построить, и где действительно в прошлом была мечеть, фундамент выходит прямо на проезжую часть. Это рядом с дорогой, там нет места. Сама дорога - узкая, А в центре села - все условия, огромный участок, удобный подъезд. И возникает вопрос: почему на таком месте не хотят сделать, где удобнее для большинства мусульман Куртата, а хотят именно там? По моему мнению, тут момент политического толка, а не религиозного", - сказал муфтий. 

По словам Гацалова, если бы не возражения Адама Гадаборшева, мечеть бы уже давно построили. "Подчеркну: основная масса жителей села выступает за строительство на выделенном участке. Это сами жители и захотели, это их земля", - сказал он.

Историк назвала разрушенную мечеть одной из первых ингушских мечетей

Мечеть в селе Куртат была одной из первых мечетей, построенных в равнинной части Ингушетии, но вряд ли ей 500 лет, сказала корреспонденту "Кавказского узла" доктор исторических наук, исламовед Макка Албогачиева

"Астемир Сурхоевич Гадаборшев (по документам Сурхоев) родился в 1845 году в горной Ингушетии и там же начал изучать основы ислама, но позже переселился на равнину. После обучения у чеченских и дагестанских алимов он вернулся в Ингушетию, купил землю и основал селение Гадаборш-Юрт Ингушского округа Терской области. На свои сбережения построил эту мечеть, одну из первых, и стал ее имамом. Астемир-хаджи совершал пеший хадж в священную Мекку, после возвращения открыл при мечети медресе, где обучались жители Гадаборшево и ближайших селений. Воспитал пятерых сыновей и троих дочерей, сыновья получили духовное образование. После его смерти имамом мечети был назначен его сын Ахмед. В 1937 году Ахмед и его брат Бексултан были объявлены врагами народа и расстреляны во Владикавказе", - рассказала Албогачиева. 

Фундамент разрушенной в 1992 году исторической мечети в селе Куртат Пригородного района. Фото корреспондента "Кавказского узла".Она отметила, что в первой всероссийской переписи населения 1897 года эта мечеть уже значилась, но точную дату основания мечети назвать трудно, хотя очевидно, что она была построена примерно в тот же период, в 1890-х годах, после основания села. 

"Мы, ингуши, как и все народы Кавказа, относимся к младописьменным народам России. До кириллицы у нас была письменность арабо-графическая, на Кавказе она называется аджам. Она адаптирована к разным языкам народов Кавказа, и ее даже не все умеют читать. Говорить о том, что этой мечети 400-500 лет, будет неправильно, потому что нет достоверных источников, подтверждающих существование этой мечети. Ингуши окончательно, в основной массе, приняли ислам в 1864 году. Знакомство с исламом было еще и в XVIII веке, о существовании исламской религии можно судить по памятникам, найденным в горной Ингушетии, но окончательное принятие ислама все равно произошло только в середине XIX века. И говорить о том, что у нас были мечети на территории Ингушетии - это выдавать желаемое за действительное, это миф", - сказала она. 

По словам Албогачиевой, при строительстве новой мечети нужно руководствоваться не только желанием, но и реалиями - конкретным числом прихожан. "По шариату, если мечеть не вмещает в себя всех прихожан, разрешается строить новое культовое сооружение. Это не только в исламе, в православии это тоже есть. Но если прихожан недостаточно, то новая мечеть не строится. Бывают ситуации, когда в одном селе 10 мечетей или 10 церквей, и они пустые... А все равно строят - потому что не всегда люди в этом вопросе руководствуются духовностью. Но ни в православии, ни в исламе не приветствуется строительство нового культового сооружения, если уже есть одно и оно вмещает всех прихожан", - рассказала историк. 

Скачай приложение "Кавказского узла" – работает в России без VPN! В нашем приложении на Android (пользователи этой платформы также могут использовать для обхода блокировок браузер CENO) или IOS вы всегда прочитаете материалы "Кавказского узла". Если приложение будет исключено из Google Play или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать "Кавказский узел" на сайте, как обычно, и в Twitter, а без установки VPN – в Telegram. Можно смотреть видео "Кавказского узла" на YouTube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) запрещена в России.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

17 июля 2024, 12:49

  • Блогер из Дагестана извинился за глумление над христианским крестом

    Проживающий в Москве выходец из Дагестана принес публичные извинения верующим за то, что во время прямого эфира в интернете растоптал христианский крест. Он заявил, что стал жертвой провокации. Комментаторы в соцсети потребовали наказать стримера, также они напомнили об избиении в СИЗО сыном Рамзана Кадырова Никиты Журавеля, сжегшего Коран.

17 июля 2024, 12:29

17 июля 2024, 11:35

17 июля 2024, 10:54

17 июля 2024, 10:03

  • Прокурор потребовал 22 года заключения для Малика Гандалоева

    Гособвинитель потребовал приговорить к 22 годам заключения уроженца Ингушетии Малика Гандалоева по делу об участии в "Исламском государстве"* и изготовлении взрывчатки. Гандалоев является также одним из обвиняемых в захвате заложников в СИЗО-1 Ростова-на-Дону, в котором он находился во время следствия по делу об ИГ*.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей