12 марта 2014, 05:28

В Баку начался процесс по делу журналиста Парвиза Гашимли

В Бакинском суде по тяжким преступлениям 11 марта под председательством судьи Новруза Керимова начались судебные слушания по существу по делу журналиста Парвиза Гашимли, обвиняемого в контрабанде и незаконной торговле оружием. В ходе заседания был оглашен обвинительный акт. Гашимли назвал конкретных должностных лиц, против которых, по словам журналиста, от него требовали показаний на следствии, передает корреспондент "Кавказского узла".

Напомним, Парвиз Гашимли был задержан 17 сентября 2013 года. Еще одним фигурантом его дела является гражданин Таваккюль Гурбанов, с которым, по версии следствия, Гашимли вступил в сговор, чтобы продавать оружие из Ирана. 27 февраля в Бакинском суде по тяжким преступлениям начались предварительные слушания по делу журналиста

Парвиз Гашимли является сотрудником газеты "Бизим йол" (Наш путь), главой сайта moderator.az и руководителем общественного объединения "Центр защиты политических и гражданских прав граждан". Журналист не признает свою вину

11 марта в начале судебного заседания Гашимли выступил с устным ходатайством о предоставлении ему возможности ознакомиться с протоколами подготовительных судебных заседаний. В ответ судья Керимов сообщил, что по завершению судебного следствия у Гашимли будет возможность в течение трех дней ознакомиться с протоколами заседаний.

Адвокат журналиста Бахруз Байрамов обратил внимание на то, что 17 сентября 2013 при обыске в доме Гашимли сотрудники министерства национальной безопасности (МНБ) поломали камеры видеонаблюдения во дворе и унесли с собой карты памяти. При этом адвокат представил диск с видеозаписями кадров сломанных камер видеонаблюдения. Адвокат ходатайствовал о востребовании с МНБ карт памяти с камер видеонаблюдении и просмотра их на процессе.

"Согласно обвинительному акту, якобы в доме Парвиза были найдены пистолет "Макаров", семь патронов к нему, пять ручных гранат и их взрывающиеся части. Если мы проведем просмотр видеокамер, то можем определить, кто пронес эти предметы в дом Парвиза", - сказал адвокат Байрамов.

Судья оставил ходатайство не рассмотренным. По его словам, оно будет рассмотрено "во время расследования документов и доказательств".

Адвокаты Бахруз Байрамов и Эльчин Садыгов возразили, указав, что доказательства расследуется в конце судебного следствия. В ответ судья сказал, что "спешка ни к чему". "Если вы торопитесь, то сами можете дать адвокатский запрос в МНБ", - заметил судья Керимов.

"Конечно же, вы никуда не торопитесь, потому что вы вечером уходите отсюда к себе домой. А я возвращаюсь в маленькую душную камеру", - эмоционально заявил Гашимли.

Прокурор зачитал обвинительный акт

В нем указывается, что Гашимли и Гурбанову предъявлены обвинения по статьям 206.3.2 (контрабанда по предварительному сговору лиц), 228.2.1 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия и боеприпасов, совершенные по предварительному сговору лиц ) и 228.2.2 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия и боеприпасов, совершенные повторно).

Согласно обвинительному акту, Гашимли и Гурбанов, "войдя в предварительный сговор с гражданами Ирана Рзой и Хусейном и другими лицами, контрабандным путем ввезли крупную партию огнестрельного оружия и боеприпасов из Ирана в Азербайджан с целью продажи". По поручению Рзы Хусейн 17 сентября контрабандным путем перевез оружие и боеприпасы из Ирана в Азербайджан и передал их Гурбанову в местности, расположенной в 14 км от города Билясувар. За это Гурбанов передал Хусейну 12 тысяч долларов из 15 тысяч, переданных ему Гашимли, а остальные три тысячи долларов взял себе как оплату за услугу.

Гурбанов спрятал оружие в собственном автомобиле Volkswagen Caddy и привез в Баку, однако в результате комплексных мер, проведенных сотрудниками МНБ, 17 сентября 2013 года был задержан во время управления машиной, в которой находился и Гашимли. В салоне автомобиля были найдены шесть пистолетов марки Макаров, шесть магазинов и 40 патронов калибром 9 мм. В качестве вещественных доказательств изъяты также 2 800 долларов США из трех тысяч, которые Парвиз Гашимли дал Таваккюлю Гурбанову.

Судья спросил, считают ли подсудимые себя виновными. Гашимил ответил "нет", Гурбанов – "да".

Далее с показаниями выступили обвиняемые.

Гашимли предупредил о своем готовящемся аресте посла США

Первым выступил Гашимли. "Я не совершал преступлений. Это настолько ясно, что не требует доказательств, подобному утверждению о том, что Баку находится на берегу Каспия. Против меня готовилась провокация. Я до ареста чувствовал слежку. Я даже несколько, раз находясь вместе с супругой в автомобиле, чувствовал слежку. Останавливал машину на обочине, чтобы они поняли, что я их заметил. В подконтрольных МНБ газетах обо мне писали ложь и клевету. Я знал, что меня арестуют, но не полагал, что они это сделают за несколько дней до свадьбы моего брата", - заявил обвиняемый.

"Я знал о своем аресте и написал об это письмо послу США в Азербайджане. Я написал, что меня арестуют, но в чем обвинят, не знал. Я также писал письмо главе администрации президента Рамизу Мехтиеву о том, что меня арестуют. Весь мир знает, что мой арест заказной. Со специальным заявлением по моему делу выступила спецпредставитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович. Мой арест осудили Human Rights Watch, Freedom House, Amnesty İnternational. Меня признали политзаключенным, "узником совести", - сказал Гашимли.

13 декабря правозащитная организация Amnesty International направила обращения главе МНБ Азербайджана Эльдару Махмудову, генеральному прокурору Закиру Гаралову и омбудсмену Азербайджана Эльмире Сулеймановой в связи с сообщениями о пытках над журналистом Парвизом Гашимли. Правозащитники призвали незамедлительно расследовать заявление журналиста о жестоком обращении, а также прекратить конвоировать его в маске и проводить допросы журналиста, во время которых ему завязывают глаза.

В ходе заседания суда журналист отметил, что его задержали, применив "особую жестокость". "Большое количество людей в масках набросились на меня. Они скрутили мне руки. Меня повалили на землю и сзади надели наручники. Они поранили мне локти и колени. Меня, посадив в машину, привезли в близкое к МНБ место. Потом они осмотрели машину этого (указал на обвиняемого Гурбанова) и спросили у него, кому он привез оружие, а он стал утверждать, что якобы все это он привез мне", - продолжил Гашимли.

Гашимли назвал чиновников, против которых у него пытались взять у него показания

После задержания, по словам журналиста, его привезли в МНБ, где попросили рассказать, по чьему заданию ему привезли оружие. "Я им сказал, что не имею отношение к этому оружию. Чтобы оказать на меня психологическое давление меня завели в комнату, где были инструменты для пыток. Они показывали каждый инструмент и описывали его конкретное предназначение", - рассказал журналист. 

После задержания речь зашла о статьях, которые он публиковал. 

Передо мной положили статьи, которые я написал о МНБ два года назад. Одна из них касалась операции МНБ в Гяндже, в ходе которой погибли один сотрудник МНБ и одно гражданское лицо. Я подготовил об этом репортаж из Гянджи и выразил мнение о непрофессиональной подготовке операции. В другой статье под заглавием "Предприниматель ждет помощи от Эльдара Махмудова (глава МНБ)" вообще ничего критического не было. И еще одна статья под заглавием "Али Нагиев будет контролировать должностных лиц". Она посвящалась назначению бывшего замглавы МНБ заместителем начальника Антикоррупционного управления при генпрокуроре. Далее мне сказали: "Ты всегда писал статьи в пользу Али Нагиева". Все это еще одно свидетельство того, что меня арестовали по политическим мотивам", - сказал Гашимли.

Судья сделал ему замечание, предложив "говорить по существу".

"Я как раз говорю по существу. Далее мне сказали, что Али Нагиев, его брат Вели Нагиев (предприниматель) и Джавид Гурбанов, президент ЗАО "Азерйолсервис" (крупная государственная компания по строительству автодорог, депутат парламента) якобы мне давали деньги, чтобы я их передавал оппозиции. Я сказал, что не могу признать того, чего не было. Они дали мне Коран, чтобы я поклялся. Я поклялся. Правда, у меня с этими лицами, были отношения. Если на то пошло, у меня со многими людьми были связи. Но денег у них я не брал. Я дружил с половиной депутатов парламента. Много глав районных администраций мои знакомые", - отметил Гашимли.

Далее Гашимли напомнил, что к нему домой проводить обыск посылали 30 вооруженных лиц.

"Они вломились через окна. Моя беременная жена и пятилетняя дочь от страха спрятались в ванной. Маленький ребенок умоляла их "не убивайте нас". Супруга от страха потеряла ребенка. Она от страха так заболела, что часто теряет сознание", - сказал Гашимли. Далее он процитировал Достоевского: "Никакие богатства мира не стоят слезы ребенка". "Не надо забывать Бога, никто не вечен в должности, поэтому прежде подумайте о справедливости", - добавил он.

Гашимли назвал другого обвиняемого специально подученным человек и заявил, что тот ранее был судим за контрабанду. По словам Гашимли, с Гурбановым он познакомился в сентябре 2013 года через знакомого в городе Гянджа по имени Ильгар.

"Он сообщил, что у Гурбанова сын учится в Азербайджанском государственном экономическом университете и якобы у парня и у других студентов вымогают взятки за пересдачу экзамена. Я сказал, чтобы Гурбанов принес конкретные письменные свидетельства студентов, чтобы я написал статью. Он также хотел, чтобы его сын участвовал в общественно–политических процессах. Все телефонные звонки на мой мобильный поступали от него. Если я ему "заказывал" оружие, наверное, я должен бы искать его, а не он меня", - подчеркнул Гашимли.

По его словам, Гурбанов хотел сначала ему послать "корзину продуктов" из Гянджи автобусом. Однако Гашимли не поехал на автовокзал. "Оказывается, это у них был такой план. Они бы меня сняли бы на видео с этой корзиной, и показывали бы по телевидению, представляя как "получателя оружия". Потом Гурбанов сказал, что сам приедет в Баку. Он настойчиво хотел встретиться со мной. Я ему предложил зайти в офис. Но он позвонил с улицы рядом с офисом и попросил меня выйти. Когда я выходил из офиса, как раз меня и схватили", - рассказал Гашимли.

"Как это могло произойти, что иранец спокойно провез оружие на машине через границу, получил деньги и вернулся? Почему Гурбанова не взяли с поличным, и он двести километров с оружием доехал до Баку?" - задал вопросы обвиняемый.

Подсудимый Гурбанов признает вину

Сам Гурбанов заявил, что поставил оружие Гашимли по заказу журналиста, и они были знакомы с 2005 года по совместной деятельности в партии Народного фронта.

Адвокат Садыгов спросил у Гурбанова, чем занимался Гашимли в первой и во второй половине 2005 года. В ответ Гурбанов сказал, что не помнит. "Хороший знакомый должен был помнить, что Парвиз в первой половине 2005 года еще находился на службе в армии. А во второй половине 2005 года баллотировался в депутаты на парламентских выборах", - сказал адвокат Садыгов.

Далее Гурбанов заявил, что Гашимли ранее ему передавал для продажи антиквариат, ввозимый им из Ирана. В ответ Гашимли заявил, что никогда не был в Иране и это легко доказать по запросу в погранслужбе и отсутствию штампов в паспорте.

Гашимли также заявил, что Гурбанов был ранее судим за ввоз в страну напитков без акцизных марок. 

Судья объявил заседание закрытым. Следующее заседание назначено на 10.30 11 марта.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями Али Нагиева и Джавида Гурбанова, о которых, по словам Гашимли, упоминалось в ходе допросов в МНБ.

Представители МНБ ранее отвергали заявления Гашимли и его адвокатов о фальсификации уголовного дела против журналиста и нарушении его прав в СИЗО.

Напомним, что 25 ноября 2013 года Гашимли начал голодовку, протестуя против условий содержания и непредоставления ему встреч и телефонных разговоров с родными. После встречи с омбудсменом страны он прекратил голодовку.

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 января 2017, 05:27

24 января 2017, 04:29

24 января 2017, 03:59

  • Автор книг о приходе к власти Путина назвал взрывоопасным отсутствие свободы мнений в Чечне

    Население в Чечне лишено возможности выражать свое мнение, и подобная ситуация не может гарантировать стабильность в регионе, заявил американский журналист Дэвид Саттер, получивший известность после расследования взрывов домов в Москве и Волгодонске в 1999 году, обстоятельств, приведших к началу второй чеченской кампании, а также публикации книги о приходе к власти Путина. Презентация его новой книги состоялась в Париже. Участники встречи рассказали, как были вынуждены эмигрировать во Францию из Чечни в связи с усиливающимся давлением.

24 января 2017, 03:10

24 января 2017, 01:53

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии