30 апреля 2016, 18:46

Защита Рахаева заявила о недостоверности показаний следователя Кучерова

Следователь Александр Кучеров был допрошен 28 и 29 апреля в качестве свидетеля по делу бывшего замначальника Черкесского ОВД Руслана Рахаева. Кучеров уклонялся давать конкретные ответы и был уличен в том, что часть его показаний не соответствует действительности, что говорит о его заинтересованности в сокрытии фактов или халатности, считает защита.

"Кавказский узел" сообщал, что 8 июля 2013 года суд приговорил Рахаева к 13 годам лишения свободы, признав его виновным в превышении полномочий и умышленном причинении задержанному Дахиру Джанкезову тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. Верховный суд Карачаево-Черкесии отменил приговор и вернул дело в суд первой инстанции. Обвинение против Рахаева строится на показаниях оперативных работников ГОВД Черкесска.

По версии следствия, 7 октября 2011 года Руслан Рахаев при попытке получить признательные показания от Джанкезова избил его, в результате чего мужчина скончался. Защита уверена, что Джанкезов был избит до того, как попал в кабинет к Рахаеву, а обвинение сфальсифицировано. Потерпевшим по делу проходил также Хаджи Джатдоев, заявивший на суде, что его тоже избил Рахаев.

На 28 апреля был назначен допрос Артура Байкулова – одного из оперативников, участвовавших в задержании Джанкезова. Выяснить местонахождение свидетеля не удалось, в связи с чем гособвинитель ходатайствовал допросить следователя Александра Кучерова, передает корреспондент "Кавказского узла".

Как пояснил прокурор, следователь Кучеров может прояснить обстоятельства, о которых ранее сообщал свидетель Каппушев. В частности, рассказать об обстоятельствах осмотра кабинета Рахаева.

Следователь может быть допрошен только по обстоятельствам проведения тех или иных процессуальных действий, возразил адвокат Рахаева Петр Заикин. Допрос следователя с целью пополнения доказательной базы обвинения запрещен законом, подчеркнул он. Несмотря на возражения защиты, суд удовлетворил ходатайство.

Следователь утверждает, что был свидетелем реанимационных действий с телом Джанкезова

Во время допроса Александр Кучеров подтвердил известные суду обстоятельства, отраженные в протоколах первоочередных следственных действий: о времени прибытия в здание ОВД по поводу смерти Джанкезова, о расположении тела, о состоянии одежды.

Гособвинитель спросил Кучерова, почему тот не участвовал в осмотре служебного кабинета Рахаева, но свидетель ответил, что в ОВД прибыло несколько следователей и у каждого был свой участок для осмотра. Лично Кучеров осматривал труп Джанкезова и кабинет оперативников, где он находился. От каких-то кабинетов, по его словам, не было ключей.

По словам Кучерова лицо Джанкезова все было в синяках и ссадинах. Когда врач скорой помощи пыталась сделать непрямой массаж сердца Джанкезову, раздался хруст костей.

На вопрос гособвинителя о том, какую версию смерти Джанкезова на допросе выдвинул Рахаев, Кучеров ответил, что, по версии Рахаева, тот упал с лестницы.

Кучеров: Рахаев отказался давать срезы ногтей для следствия

Свидетель рассказал, что 8 октября 2011 года собирался в рамках следственных действий изъять у Рахаева мобильный телефон, предметы одежды и срезы ногтей.

"Однако, как только я произнес, что собираюсь произвести выемку, он стал уклоняться и уходить. Он сорвал данное следственное мероприятие, я не смог взять у него срезы ногтей", – заявил Кучеров.

"У вас имелись подозрения в отношении Рахаева?" – спросил гособвинитель.

"Да. Мы располагали сведениями о том, что он видел Джанкезова последним", – ответил свидетель.

Адвокат Петр Заикин поинтересовался, исследовались ли другие версии происшествия, в частности о причастности иных должностных лиц ОВД к смерти задержанного.

"Исходя из того, что дело я вел не длительное время, всего два или три месяца, я этого не помню. Группа, которую я возглавлял, допрашивала всех сотрудников, которые контактировали с погибшим. Их допрашивали, а также по всем по ним были назначены судебно-медицинские экспертизы. Мы их исключить не могли", – ответил Кучеров.

Многочисленные экспертизы по делу Рахаева давали противоречащие друг другу заключения. Из дела Рахаева следует вывод, что заключения судебно-медицинских экспертиз, выдаваемых разными экспертными учреждениями, необходимо взять под государственный контроль, заявлял ранее академик РАЕН Владимир Щербаков.

Защитник также попросил перечислить все помещения, где мог в ОВД находиться Джанкезов. Кучеров сказал, что задержанный мог быть в двух смежных кабинетах оперативников, кабинете Рахаева, а также на лестничном пролете.

"Было ли установлено место, где держали Джанкезова с момента задержания до его доставления в отдел внутренних дел Черкесска?" – спросил адвокат Заикин.

Кучеров ответил, что опорный пункт, где ночью держали Джанкезова, не осматривал и он не знает, осматривали ли его другие следователи.

"Я не придавал значения данному опорному пункту, так как труп мы все-таки обнаружили в здании ОВД", – пояснил свидетель.

Правовой оценки того, что Джанкезов в течение 11 часов удерживался в опорном пункте, следователь, по его словам, "наверное, не давал".

Кучеров также сказал, что не помнит, были ли все материалы дела подписаны надлежащим образом, а также не стал отвечать на вопрос, писал ли он рапорт на отказ Рахаева от участия в следственных действиях.

Рахаев: заключение по исследованию срезов ногтей есть в деле

Руслан Рахаев указал на то, что в деле имеются протокол о взятии у него срезов ногтей и заключение об отсутствии на них биологических следов Джанкезова.

"Ну, значит, я что-то другое не смог взять, я уже не помню", – ответил Кучеров.

На вопрос о том, почему записи с видеорегистратора в ОВД были исследованы только через 11 месяцев после инцидента, Кучеров сослался на загруженность. На многие вопросы следователь не ответил, в том числе не прояснил, почему он допросил людей, которые находились с Джанкезовым в кабинете, спустя четыре дня после инцидента, а большинство оперативников вообще не были направлены на экспертизу.

При этом Кучеров заявил, что, по его мнению, заключение судмедэкспертизы, в соответствии с которым травмы Джанкезову были нанесены за 4-6 часов до наступления смерти, было сфальсифицировано по просьбе Рахаева. Почему рапорт об этом не был составлен, он не ответил.

По итогам допроса Петр Заикин заявил, что многочисленные упущения со стороны следователя свидетельствуют о его заинтересованности в сокрытии виновных, либо являются проявлением халатности.

"Следствие выбрало одну, наиболее вероятную с их точки зрения, версию. Мы же пытаемся доказать, что имела место альтернативная версия",– заявил адвокат.

Слова Кучерова о реанимационных действиях в ОВД опровергают данные с видеорегистратора

29 апреля суд продолжил допрос Александра Кучерова. На большинство вопросов свидетель отвечал: "Не помню", – передает корреспондент "Кавказского узла".

В частности, он не смог сказать, давал ли поручение задержать Рахаева как члена вооруженного формирования, что мотивировало силовиков применять к Рахаеву жесткие методы.

В ходе допроса выяснилось, что Кучеров не мог быть очевидцем реанимационных действий с телом Джанкезова, о чем говорил 28 апреля. Согласно видеорегистратору, скорая помощь покинула помещение ОВД на 40 минут раньше, чем туда прибыла следственная группа, отметила защита. Кучеров в ответ предположил, что узнал об этом от других, а со временем решил, будто видел это сам. Адвокат потребовал от суда сообщить об этом в Следственный комитет.

На вопросы по всем существенным обстоятельствам в деле Кучеров пытался уклоняться от ответа, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" Петр Заикин по итогам заседания.

"Несмотря на то, что допрос Кучерова занял значительное время, какой-то информации о том, чтобы пролить свет на альтернативные версии преступления, добыть не удалось", – отметил адвокат.

В деле появились два новых свидетеля

29 апреля был допрошен один из двух новых свидетелей, появившихся в деле только при втором рассмотрении, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" общественный защитник Рахаева Лидия Жабелова.

"Это сотрудник МВД РФ по КЧР Владимир Доморев. Для нас не было неожиданностью, когда в ходе судебного заседания, он подтвердил, что является двоюродным братом руководителя следственного отдела СК РФ по г.Черкесску. В производстве данного отдела уголовное дело находилось почти пять месяцев, были осуществлены первоочередные следственные действия. Только 20 февраля после наших многочисленных обращений во многие инстанции дело было передано в СУ СК РФ по КЧР. Но к тому времени было сделано все, чтобы обвинить Рахаева в преступлении", – рассказала она.

Второй новый свидетель также является сотрудником ОВД, отметила общественный защитник.

Следующее заседание пройдет 12 мая.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями представителей обвинения и Следственного комитета относительно результатов допроса следователя Кучерова.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 сентября 2017, 23:06

26 сентября 2017, 22:54

26 сентября 2017, 22:18

  • Керим Фатахов приговорен к условному сроку

    Суд признал жителя Махачкалы Керима Фатахова виновным в хранении наркотиков, но с учетом смягчающих обстоятельств назначил ему три года условного лишения свободы. Осужденный заявил о намерении обжаловать приговор.

26 сентября 2017, 22:07

26 сентября 2017, 21:46

Архив новостей