Адвокат Евгений Кузюр на заседании Черкесского городского суда по делу Руслана Рахаева. 29 апреля 2013 г. Фото "Кавказского узла"

27 июня 2013, 16:33

Защита экс-замглавы полиции Черкесска просит суд оправдать его, приговор ожидается 1 июля

Адвокат бывшего заместителя начальника ОВД города Черкесска Руслана Рахаева, обвиняемого в превышении должностных полномочий, повлекших за собой смерть человека, в ходе прений в суде заявил о фальсификации дела, назвав его "образцом правового беспредела", и попросил суд вынести своему подзащитному оправдательный приговор. Прокуратура продолжает настаивать на выдвинутых в отношении Рахаева обвинениях. Вдова погибшего заявила о намерении добиваться привлечения к ответственности оперативников, задержавших и бивших ее мужа.

Как сообщал "Кавказский узел", слушания по делу о превышении Рахаевым должностных полномочий и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего, проходят в Черкесском городском суде с 24 октября 2012 года. По версии следствия, 7 октября 2011 года Рахаев с целью получения признательных показаний избил административно задержанного Дахира Джанкезова, в результате чего Джанкезов скончался. Подсудимый, а также его защита утверждают, что Джанкезов был избит до того, как попал в кабинет к Рахаеву.

24 июня на судебном процессе завершились прения сторон, начатые 10 июня. Они длились почти восемь часов. Вину Рахаева, заявил на прениях гособвинитель, подтверждают свидетели из числа сотрудников Черкесского ОВД, в том числе четверо оперативников и двое участковых оперуполномоченных, которые проводили задержание Джанкезова, а также еще один потерпевший по делу Хаджи Джатдоев. Защита Рахаева и он сам с выводами гособвинения не согласились. Руслан Рахаев заявил, что не признает вины.

Кузюр: дело Рахаева - образец правового беспредела

Адвокат Рахаева Евгений Кузюр свое четырехчасовое выступление начал с заявления о том, что намерен доказать суду и общественности абсурдность выдвинутых против Рахаева обвинений. Дело Рахаева он назвал "образцом правового беспредела".

Адвокат представил анализ уголовного дела и привел множество доводов, доказывающих, по его мнению, несостоятельность выдвинутого против Рахаева обвинения.

Кузюр обратил внимание суда на то, что все обвинение построено на показаниях четверых оперативников - Байкулова, Братова, Тамова, Биджиева и участкового уполномоченного Тазартукова, которые, по мнению адвоката, напрямую могут быть заинтересованы в том, чтобы вина за смерть Джанкезова была возложена на Рахаева. Из 37 свидетелей, выступивших в суде, 28 из которых сотрудники полиции, только эти пятеро указывают на Рахаева, как на виновника смерти Джанкезова.

показания (свидетелей) совпадают слово в слово, словно написаны под копирку

"При этом их показания совпадают слово в слово, словно написаны под копирку", - отметил адвокат.

Джанкезов был задержан полицейскими поздно ночью, доставлен не в дежурную часть, а в опорный пункт полиции, где незаконно удерживался всю ночь, подчеркнул адвокат, отметив, что здесь, вдали от жилого массива и видеокамер дежурной части, задержанный подвергся жестокому избиению.

Основанием для этого утверждения защита называет два документа: протокол медосвидетельствования Джанкезова, составленный врачом-наркологом Л.Биджиевой при его задержании в 01.20 мск 7 октября (в нем отмечено отсутствие на его лице и теле каких-либо кожных повреждений), и протокол административного задержания Джанкезова, составленный через девять часов, в 10.50 мск, оперативным дежурным ОМВД Р.Шалашовым (в нем указано, что Джанкезов избит, рот и ухо у него в крови, лицо красное, под глазом гематома).

По версии МВД Карачаево-Черкесии, 47-летний Джанкезов был задержан участковым из-за того, что был пьян. Мировой суд Черкесска вынес постановление о признании Джанкезова виновным в совершении административного правонарушения, и он был подвергнут административному аресту сроком на 10 суток.

В суде Шалашов подтвердил данные, содержащиеся в протоколе, и добавил, что, когда указанные сотрудники полиции доставили Джанкезова в дежурную часть ОМВД, на нем были "рассечения, ссадины и гематомы". Встреча Джанкезова с Рахаевым состоялась через полтора часа после заполнения протокола. В кабинете этих же сотрудников Джанкезов умер после того, как был доставлен ими из мирового суда, отметил адвокат.

По данным же следствия, основанным на показаниях полицейских, Джанкезова и второго потерпевшего Джадтоева доставили из суда не в ИВС, как положено, а в ОВД, выполняя незаконное указание Рахаева, которое якобы он дал по мобильному телефону А.Байкулову.

Адвокат заявил, что детализация телефонных переговоров показала, что Рахаев не звонил в указанный период Байкулову, что ранее утверждал и сам подсудимый.

"Итак, звонка нет, но пять офицеров полиции утверждают, что он был, конкретно называют время его поступления, передают содержание разговора и в очередной раз вводят нас в заблуждение", - заявил адвокат, добавив, что следователь мог посмотреть детализацию телефонов и проверить правдивость показаний свидетелей, на чьих показаниях строится "единственная версия обвинения".

все показания подзащитного находят подтверждение в материалах дела, в то время как анализ показаний основных свидетелей выявляет их противоречивость и недостоверность

Евгений Кузюр также заявил, что все показания его подзащитного находят подтверждение в материалах дела, в то время как анализ показаний основных свидетелей выявляет их противоречивость и недостоверность. 

В подтверждение он привел следующие факты. Все шесть сотрудников полиции, участвовавших в задержании Джанкезова, – сотрудники различных подразделений  ОВД по Черкесску. Свою совместную работу в эти дни они объяснили тем, что входили в особую оперативно-разыскную группу, якобы созданную распоряжением начальника ОВД для борьбы с кражами. Рахаев отрицал наличие такого распоряжения и такой группы и назвал их работу в эти дни самовольным решением, а проявленное рвение - личной заинтересованностью и частным сыском. Ответ из ОВД на запрос суда подтвердил слова Рахаева: распоряжения начальника ОВД от 5 октября 2011 года о создании оперативно-разыскной группы не существует, подчеркнул адвокат.

В своих показаниях на заседании суда 14 марта специалист-полиграфолог Ирина Николаева из Краснодара сообщила суду, что проверяла на "детекторе лжи" оперативников, проводивших задержание погибшего Джанкезова. По ее словам, все тестируемые подтвердили, что не применяли к задержанному физического насилия. При этом адвокат подсудимого высказал сомнения в достаточной квалификации Николаевой для проведения исследований на "детекторе лжи".

По мнению защиты, административное дело в отношении Джанкезова сфальсифицировано, а его задержание было незаконным.

В своей речи адвокат перечислил многочисленные факты, по его мнению, указывающие на подлог в документах об административном аресте Джанкезова: подделки, правки, отсутствие во всех документах виз руководителей. Не соответствуют действительности время и место задержания Джанкезова, не установлено, кто именно его задерживал, отметил Кузюр.

"Следствие не считало нужным перепроверять их показания изначально по причине, о которой мы можем только догадываться, наделив их статусом непогрешимых свидетелей", - заключил адвокат.

заявление сотрудника полиции - не что иное, как полное правовое невежество

Отметим, что один из оперативных сотрудников, проводивших задержание Джанкезова, Артур Байкулов в своих показаниях, данных в суде, заявил, что они действовали по "внутреннему секретному приказу, разрешающему сотрудникам полиции в административном порядке задерживать подозреваемых и с ними работать".

"Из сказанного следует, что при отсутствии наработанного оперативного материала следует просто задержать подозреваемого на 10 суток за появление в общественном месте в пьяном виде, а там оперативная информация появится сама собой. Такое заявление из уст сотрудника полиции не что иное, как полное правовое невежество", - заявил адвокат.

следствие не пыталось установить причины, по которым Джанкезов подвергся такому серьезному вниманию со стороны полицейских

По мнению адвоката, из материалов уголовного дела следует, что преследование полицейскими Джанкезова, стоившее ему жизни, ничем не было оправдано.

Полицейские, задержавшие Джанкезова, утверждали в суде, что он был вором-рецидивистом, организатором серийных краж, неоднократно судимым за аналогичные и другие преступления. Между тем, как следует из показаний Рахаева, Джанкезов не проходил по какому-либо резонансному делу, в том числе о разбое, грабежах, не стоял на контроле у руководства МВД как особо опасный преступник, указал Евгений Кузюр.

Сам Рахаев, отметил он, не давал никаких указаний относительно Джанкезова своим сотрудникам по той причине, что ничего не знал о нем, а стремление из обычного безработного наркомана создать образ криминального авторитета – не что иное, как желание оправдать свои действия. Справка ИЦ МВД по КЧР, находящаяся в деле, подчеркнул Кузюр, подтверждает слова Рахаева: Джанкезов ни по аналогичным, ни по каким-либо другим делам не был судим.

"Следствие даже не пыталось установить причины, по которым он подвергся такому серьезному вниманию со стороны полицейских. Со слов оперативников нам известно, что Джанкезов был изобличен в продаже соседке одного краденого радиатора. Скорее всего, этим он и привлек к себе внимание как возможный участник крупной кражи с одной из баз Черкесска, либо просто как человек, владевший какой-либо информацией по ней, которой он должен был поделиться", - заявил адвокат.

То, что Рахаев не давал никаких указаний относительно Джанкезова, подтверждает детализация телефонных разговоров, отметил адвокат. "Из показаний все тех же пятерых полицейских следует, что задержание произошло спонтанно, якобы по согласованию с Рахаевым, но детализация телефонных звонков доказывает, что на телефон Рахаева ни вечером, ни ночью, ни утром от них не поступило ни одного звонка. Звонки поступали другому лицу", - заявил защитник.

При этом он считает, что следствие не исследовало содержащуюся в детализации звонков информацию, так как она объективно опровергала показания, на основе которых строится обвинение против его подзащитного. Детализации телефонных звонков родным Рахаева пришлось добиваться через федеральные правоохранительные органы более шести месяцев после события, а в проверке телефонов Джанкезова, потерпевшего Джатдоева и служебного телефона Рахаева было отказано без объяснения мотива, в том числе и в суде.

Хаджи Джатдоев проходит потерпевшим по делу. В зале суда он заявил, что его тоже избил Рахаев. 

"В течение 35 минут, за которые Рахаев, согласно обвинению, нанес травмы, несовместимые для жизни одному задержанному и неоднократно стремительно забегал в другие кабинеты, чтобы нанести удары второму, он успел не только пообедать, но и четырежды беседовал по мобильному телефону. А, если сюда приобщить еще и звонки по служебному телефону, то интервал между его звонками будет столь мал, что не оставит никакого шанса обвинению. Видимо, в связи с этим служебный телефон Рахаева и не был детализирован", - говорит общественный защитник Рахаева Лидия Жабелова.

в кабинете Рахаева не было найдено никаких следов преступления, в частности, следов крови

По сведениям защиты подсудимого, информация о нахождении Джанкезова всю ночь в опорном пункте, где он подвергся насилию и избиению, о чем свидетельствовали травмы и кровь на его лице, отмеченные в протоколе оперативного дежурного, поступила к следователю Александру Кучерову в первый же день расследования, но опорный пункт, в котором Джанкезова удерживали всю ночь и откуда он был доставлен с травмами и кровью на лице, был осмотрен через 10 месяцев - 8 августа 2012 года, отметил адвокат.

Он также указал на то, что не были взяты смывы, и не был осмотрен и 45-й кабинет. Именно там, по словам Джатдоева, а не в кабинете Рахаева, избивали Джанкезова. В этом кабинете, с его слов, он видел замытые полы и сломанную резиновую дубинку. В кабинете Рахаева не было найдено никаких следов преступления, в частности следов крови, подчеркнул Евгений Кузюр.

В суде ранее следователь следственного управления Следственного комитета по КЧР Александр Кучеров, который вел дело на начальном этапе следствия, заявил, что для составления протоколов видеозаписей из 12 видеокамер в ОВД были изъяты три, и что он не посчитал нужным осматривать опорный пункт. Кроме того, он подтвердил, что не отрабатывал других версий об избиении Джанкезова, кроме как версию о причастности к этому Рахаева.

Помимо осмотра опорного пункта не был проведен подворный обход, не произведен допрос сторожа школы, в которой находится опорный пункт, не даны отдельные поручения на установление лиц, которые могли бы видеть и слышать крики Джанкезова, указывает адвокат Рахаева.

Он также обратил внимание на то, что во всех 14 протоколах следственных действий, проведенных в первые же дни расследования, понятым значится одно лицо – В.В.Голубничий, как выяснено в судебном заседании, близкий родственник руководителя следственной группы.

По утверждению адвоката, в протоколе осмотра видеокамер опущено описание месторасположение четырех из 12 установленных в здании ОВД камер, а также нет видеоизображения с камеры в холле, которая должна была быть изъята, осмотрена и приобщена к делу в первую очередь. "Именно она в непосредственной близости с достоверностью отразила бы его (Джанкезова) физическое состояние", - заявил адвокат.

Евгений Кузюр также указал на то, что записи с видеорегистратора были просмотрены только спустя 11 месяцев после происшествия. При этом при составлении протокола просмотра, по словам адвоката, упускаются важные моменты происходивших в тот день событий, а изображение на камере из 9-го кабинета (кабинет разбора) меняет цвет: из цветного становится черно-белым. Защита считает, что цвет изображения был изменен, так как он позволял лучше разглядеть ссадины и гематомы на лице Джанкезова.

Проанализировав записи видеорегистратора самостоятельно, защита пришла к выводу, что доставленный в ОВД Джанкезов большую часть времени провел в туалете, крошечном помещении площадью один квадратный метр, куда следом за ним заходили двое офицеров полиции. Защита полагает, что в этот момент оперативники помогали Джанкезову смывать с себя кровь. Подтеки этой крови позднее были обнаружены на футболке и куртке потерпевшего.

Анализ видеорегистратора позволяет утверждать, что состояние здоровья Джанкезова резко ухудшается. Из более восьми сотен людей, вошедших в то утро в здание ОВД, он единственный, кто спускался и поднимался по лестнице, держась за перила. При этом на видеозаписи видно, что Джанкезов постоянно держит ладони на уровне груди, отметил адвокат.

"Следователь не дает никакого анализа просмотренного материала за исключением того, что настойчиво твердит, что "Джанкезов выглядит физически здоровым, адекватным", - заявил Евгений Кузюр.

дело Рахаева сфальсифицировано не самым качественным образом

Защита обратила внимание суда на то, что, несмотря на проведение трех судебно-медицинских экспертиз, стороне обвинения не удалось доказать, что причинение Джанкезову телесных повреждений было возможно в течение часа до наступления смерти.

По делу Рахаева основным вопросом является давность нанесения травм погибшему Джанкезову, в связи с чем было проведено три экспертизы. Первую экспертизу сразу после смерти Джанкезова провел заведующий Зеленчукским отделением Бюро судебно-медицинской экспертизы Карачаево-Черкесской Республики Рашид Чотчаев, который пришел к однозначному выводу о том, что давность нанесения травм составляет не менее 4-6 часов и не более 20 часов. В ходе предварительного следствия были проведены еще две экспертизы. Они являются комиссионными, и проводились Краснодарским краевым бюро и Ростовским областным бюро судмедэкспертизы, их выводы противоречат выводам, сделанным экспертом Чотчаевым. В обеих комиссионных экспертизах утверждалось, что давность образования повреждений на теле Джанкезова составляет около 1-3 часов до момента наступления его смерти.

Все три экспертизы опирались на гистологические исследования, которые выявили одну и ту же клеточную картину, которая, согласно судебно-медицинской науке и практике, однозначно свидетельствует о давности нанесения телесных травм Джанкезову не ранее 4-6 часов, подчеркнул Кузюр.

Именно эту позицию, по словам адвоката, отстояли в судебном заседании заведующий Зеленчукским БСМЭ Рашид Чотчаев, эксперт-гистолог Ставропольского БСМЭ Лариса Лысогора, руководитель первой независимой лаборатории судебно-медицинской экспертизы, член Российской академии естественных наук профессор Владимир Щербаков. Таким образом, если время наступления смерти Джанкезова – около 13 часов 7 октября 2011 года, то время причинения ему телесных повреждений - не позднее 7-8 часов, за четыре часа до его мимолетной встречи с Рахаевым, считает адвокат.

Евгений Кузюр попросил суд вынести оправдательный приговор.

Кузюр также обратил внимание на то, что в начале следствия к участию во всех 14 следственных мероприятиях привлекался в качестве понятого некто  Голубничий В.В., родственник руководителя следственной группы.

Вдова Джанкезова заявила о намерении добиваться привлечения к ответственности оперативников

Гособвинитель Арсен Джашеев, которому судом было предоставлено слово для реплики после выступления адвоката Рахаева, сказал, что "по делу все ясно".

"На сегодняшний день никаких обстоятельств, ушедших от внимания, не осталось", - заявил представитель гособвинения.

Адвокат Эльвира Айдинова, представляющая интересы потерпевшей стороны, сказала, что хочет еще раз обратить внимание суда на то, что смерть Джанкезова наступила от перелома грудины, как она считает, "от подпрыгивания на его груди Рахаева", и что вина подсудимого доказана.

Вдова Джанкезова Лариса Джанкезова подчеркнула, что с такими травмами ее муж не смог бы дойти до здания ОВД. Она считает, что синяки ее муж получил ранее, что оперативники его избили, а перелом грудины он получил уже в здании ОВД. "Я их тоже в покое не оставлю, вот это дело закончится, и я напишу заявление о привлечении их к ответственности", - пригрозила женщина.

Рахаев: Джанкезова убивали ювелирно

Руслан Рахаев в своем последнем слове сказал, что если бы он прыгнул на грудь умершего, на груди у него остались бы следы от прыжка, так как на тот момент он весил 90 килограмм, между тем, таких следов на Джанкезове не было.

"У него из 18 ребер полностью были переломаны только два. Его убивали ювелирно",  - заявил подсудимый.

Рахаев также сказал, что когда первая экспертиза показала, что он не причастен к смерти Джанкезова, дело было приостановлено. "Ждали полгода, чтобы тело разложилось", - указал он.

Рахаев также сказал, что никогда в жизни он не поднял бы руку на человека, который слабее его, меньше его весом и ростом, тем более, старше его по возрасту.

Ожидается, что приговор будет оглашен судом 1 июля.

Напомним, после смерти Джанкезова Руслан Рахаев скрылся, но 29 февраля 2012 года был задержан на территории Кабардино-Балкарии. К 7 октября 2011 года, когда произошел инцидент с Джанкезовым, Рахаев всего 20 дней проработал в ОВД Черкесска, куда был переведен из органов внутренних дел Нальчика после того, как дал показания в суде по уголовному делу о нападении боевиков на город 13 октября 2005 года по программе государственной защиты свидетелей.

После инцидента со смертью задержанного в полиции в Черкесске были наказаны 12 руководителей правоохранительных органов республики. Начальник отдела МВД по Черкесску Альберт Лобжанидзе был отстранен от занимаемой должности, остальные получили неполное служебное несоответствие.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 07:03

18 января 2017, 05:27

18 января 2017, 05:14

  • Защита требует рассмотреть жалобу на арест азербайджанских переселенцев

    Апелляционный суд прекратил производство по жалобе на арест четверых вынужденных переселенцев из Джебраильского района Азербайджана, арестованных за участие в акции протеста против отключения электричества в поселках для перемещенных лиц. Адвокат арестованных намерен добиться пересмотра этого решения.

18 января 2017, 04:01

18 января 2017, 03:04

Архив новостей
Все SMS-новости