30 октября 2015, 03:42

Представители подозреваемого в содействии терроризму студента пожаловались на неполучение им медпомощи в СИЗО

Студент 5 курса ставропольской медакадемии Магомед Алиев, обвиняемый в содействии терроризму, после операции по извлечению из глазницы шариковой ручки жалуется на головные боли, при этом он не получает квалифицированную медицинскую помощь, сообщила его сестра. Алиев не может получить консультации специалистов, заявила адвокат студента. 

Как сообщал "Кавказский узел", 22-летний студент ставропольского вуза Магомед Алиев был задержан 21 ноября 2014 года в Москве. В Ставрополе 24 ноября его заключили под стражу, однако 27 ноября он поступил в местную больницу в тяжелом состоянии. Врачи извлекли из глаза молодого человека ручку, которая задела мозг, и констатировали повреждения внутренних органов. В Ставропольском УФСИН заявляли о попытке суицида, совершенной Магомедом Алиевым.

Магомед Алиев, обвиняемый в пособничестве террористической деятельности, находится в СИЗО города Ставрополя. После проведенной операции по извлечению из глазницы Алиева шариковой ручки он нуждается в медицинской помощи, однако следствие не реагирует на заявления родственников и защиты Алиева, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" сестра обвиняемого Амина Алиева.

"Магомед сейчас в СИЗО Ставрополя. Там много фигурантов, и все они даже друг друга нормально не знают. Они заставили всех ребят взять особый порядок. Когда он пошел на особый порядок, следователь обещал, что его осмотрит невропатолог, окулист, снова сделают томографию. Ничего не делают. Адвокат сколько пишет - они не реагируют. У него уже сильные головные боли, но они ничего не делают", - сказала Амина Алиева.

Глава 40 УПК РФ  предусматривает особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Так, особый порядок предусматривает постановление обвинительного приговора без проведения судебного следствия при полном признании лицом своей вины, то есть  без фактического исследования доказательств в судебном заседании. Свидетели не допрашиваются и не вызываются в судебное заседание, не исследуются другие доказательства, содержащиеся в материалах уголовного дела.

Она также сообщила, что "до настоящего времени доподлинно не знают о том, что произошло в камере СИЗО", откуда Алиев был экстренно госпитализирован с проникающим через глазное отверстие ранением шариковой ручкой в мозг.

"После истории с ручкой мать несколько раз пустили к нему. Они не дают разговаривать наедине и не дают говорить на своем языке. Только обычные вопросы, все время контролируют, и он тоже боится что-то сказать. Про ручку с тех пор он ничего не сказал, он сразу переключается на другую тему. Мы сами хотим понять, но слава Богу, что он живой, а не "овощ", как говорили врачи", - отметила Алиева.

С ее слов, на обвиняемых по делу оказывается давление.

"Недавно один парень отказался от своих показаний. Следователь был очень злой, даже не дал нашей матери увидеться с Магомедом в тот день. Этого парня бросили в карцер, и он не выдержал, вновь подписал признание и взял особый порядок. Они настолько устали, потому идут уже на что угодно, лишь бы их не трогали, и готовы поскорее сесть, лишь бы все это закончилось. Доказательной базы в деле нет. Потому их и заставили брать особый порядок", - считает она.

Алиев нуждается в комплексном обследовании специалистами, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Ольга Камилова.

"Состояние здоровья у него очень плохое. Он постоянно жалуется на головную боль. Я несколько раз заявляла ходатайство о проведении ему обследования, в том числе и МРТ, рентгена и консультаций невролога, невропатолога, нейрохирурга. Ничего не сделали. Единственное, ему дают таблетки, от которых у него непонятная эйфория, он не совсем адекватно себя ощущает после них», - сказала она.

Проверка по факту причинения вреда здоровью Алиева не выявила признаков состава преступления, отметила Камилова.

«Мне никогда не ограничивали доступ к нему, просто в силу занятости я не могу туда часто ходить. Даже когда он находился в больнице, мне предоставили возможность общаться с ним наедине. Тайну общения с клиентом не нарушают. Более того, я очень подробно с ним разговаривала, делала аудиозапись. До того момента, пока я сама с ним лично не пообщалась - у нас были всевозможные версии о том, что помогли ему ручку определить в то место, где ее обнаружили. Но пока я не поговорила с Магомедом, я не могла быть уверена ни в чем. Первый мой вопрос, когда он уже смог говорить, был о ручке и он ответил, что сделал это сам. Впоследствии он начал уже мне рассказывать, как это было, поэтому, я не могу говорить, более того, мы смотрели видео и он объяснял, что и как делал, и с ним находился в камере человек, которому есть доверие», - рассказала адвокат.

«Он хотел уйти из жизни. Более того, эта травма вообще не совместима с жизнью. Это просто чудо, что он остался живой, хотя обещали, что он останется "растением". Когда он пришел в себя и начал выздоравливать, все врачи сказали, что это чудо», - сказала Камилова.

С ее слов, по факту причинения вреда дело было закрыто. «Была проверка, в рамках которой было установлено, что он сделал это самостоятельно. Проверка проходила достаточно долго, сразу же по происшествию мы обратились, где-то 28-29 ноября 2014 года, изъяли видеозапись с камер наблюдения. Он находился в камере, где наблюдение было. В рамках уголовного дела нам эту запись предоставили, мы посмотрели. Постановление об отказе в возбуждении дела я пока не взяла у СКР, меня просто проинформировали», - сообщила адвокат.

По ее словам, в настоящее время решается вопрос о передаче материалов дела в суд.

"Информации о передаче у нас нет, но у них нет другого выхода. Они 12 месяцев содержатся под стражей. Если они не передадут дело, прокурор не подпишет, значит, вернет дело для доследование. А это в любом случае будет за [установленными законом] сроками. Нас ознакомили с материалами дела. У него ст.205.1 УК РФ (пособничество террористической деятельности, - прим. "Кавказского узла"), он взял особый порядок. Санкция от пяти до 10 лет. По делу проходят около семи человек, практически у всех 205 (теракт). В отдельное производство выделили одного обвиняемого, у него оружие, ст.226 (хищение оружия) и ст.228 (незаконный оборот наркотиков)  УК РФ", - рассказала Камилова.

По подсудности дело Алиева и других участников передадут в окружной военный суд в Ростове-на-Дону, сообщила адвокат. "Дело о терроризме, потому в Ставрополе не тот уровень суда для рассмотрения ст.205.1", - заключила Камилова.

В Северо-Кавказский окружной военный суд дело на Магомеда Алиева не поступало, сообщила 29 октября корреспонденту "Кавказского узла" руководитель пресс-службы суда Алена Катькало.

В прокуратуре Ставропольского края дату передачи материалов в суд не сообщили.

 

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

19 сентября 2017, 16:34

  • Самовыдвиженец обвинил чиновников в краже его победы на выборах в Адыгее

    Итоги голосования на выборах депутатов Тахтамукайского района Адыгеи сфальсифицированы по заказу чиновников и застройщиков, заявил кандидат в депутаты Владислав Гаманович. Власти были заинтересованы в поражении Гамановича из-за его регулярной критики чиновников, отметил координатор группы наблюдателей движения "Голос" в Адыгее Александр Карманов.

19 сентября 2017, 16:29

19 сентября 2017, 16:23

19 сентября 2017, 16:10

19 сентября 2017, 16:10

Архив новостей