05 марта 2015, 14:42

Свидетели обвинения по делу Джафарова в суде Баку дали показания в его пользу

В Азербайджане на судебном процессе по делу правозащитника Расула Джафарова в Баку выступили шесть свидетелей обвинения. Их показания, по словам адвоката Джафарова, были в пользу подсудимого.

Как сообщал "Кавказский узел", на подготовительном судебном заседании в Бакинском суде по тяжким преступлениям 15 января защита Джафарова выдвинула ряд ходатайств, в том числе о прекращении уголовного производства и изменении ему меры пресечения на домашний арест, но ни одно из них удовлетворено не было.

Задержанный 2 августа 2014 года координатор кампании "Искусство во имя демократии" Расул Джафаров был обвинен в незаконном предпринимательстве, уклонении от налогов, злоупотреблении полномочиями, подлоге и присвоении денег в крупном размере. Джафаров считает обвинения необоснованными и политически мотивированными. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Джафарова "узником совести".

В ходе первого заседания суда по существу, 27 января, Джафаров заявил о своей невиновности, а трое потерпевших - Ниджат Имранов, Анар Джабиев и Ахмед Гейбатов - просили снять с них этот статус, однако их ходатайства были отклонены. 24 февраля двое потерпевших заявили об отсутствии претензий к обвиняемому, суд приступил к допросу свидетелей обвинения.

"Надо здесь обо всем говорить, чтобы был вынесен справедливый приговор"

На заседании суда под председательством судьи Эльдара Исмайлова 5 марта было продолжено заслушивание показаний свидетелей обвинения. Первым в зал был приглашен журналист-расследователь Шахвелед Чобаноглу.

Он начал со слов: "Не Расул Джафаров совершил преступление, преступление – это его необоснованное уголовное преследование".

В это время прокурор Мубариз Мирили бросил реплику, чтобы Чобаноглу говорил по существу уголовного дела. Судья Исмайлов прервал прокурора, но сам предложил свидетелю говорить о вопросах, касающихся непосредственно свидетеля.

В ответ журналист сказал: "Надо здесь обо всем говорить, чтобы был вынесен справедливый приговор".

Чобаноглу рассказал суду, что был в близких дружеских отношениях с Джафаровым.

"Если бы Расул присваивал деньги, то проще всего он делал бы это через меня. Я был модератором обсуждений документального фильма в рамках одного из проектов в 2013 году и получил за это 100 манатов (127 долларов по тогдашнему курсу), как это было официально оформлено. Если бы Расул занимался присвоением денег, он мог выписать на мое имя и 1000 манатов и забрать себе лишнюю сумму", - сказал журналист.

Он назвал "символичным для сегодняшнего судебного процесса содержание фильма", при просмотре которого он был модератором.

"Символично, что этот фильм был про красных кхмеров, кровавую диктатуру в Камбодже, где преследовали таких же правозащитников, как Расул Джафаров", - отметил журналист.

Член судейского состава Джавид Гусейнов сначала поинтересовался наличием знаний у журналиста в области кинематографии. Чобаноглу объяснил, что его роль заключалась в предоставлении информации для аудитории о ситуации в Камбодже при красных кхмерах, сущности их преступлений, а затем после просмотра он вел обсуждение.

Затем судья Гусейнов спросил, снимался ли фильм в Азербайджане, это вызвало смех в зале.

В суде также был заслушан свидетель Гамид Муталлимов, работник Госнефтекомпании и член Общественного комитета защиты прав нефтяников.

Он сообщил, что активист движения Nida Ульви Гасанли попросил его подписаться под кассовым приходным ордером о получении 300 манатов (381 доллар по тогдашнему курсу), поскольку у него самого нет идентификационного номера налогоплательщика (ИНН). 

Муталлимов подписался под документом, и затем Гасанли передал ему полагающиеся для уплаты налогов 36 манатов (44 долларов).

Выступивший вслед за этим сам Ульви Гасанли сообщил, что участвовал в проекте как организатор фестиваля документальных фильмов в рамках правозащитной кампании "Искусство во имя демократии". Он признал, что действительно у него не было идентификационного номера. Деньги же, оформленные на имя Муталлимова, предназначались для модератора одного из обсуждений на фестивале документальных фильмов, писателя Сеймура Байджана, у которого также не было ИНН.

Следующей на процессе в качестве свидетеля выступила Татьяна Крючкина, являвшаяся бухгалтером в проекте, финансируемом американским Фондом поддержки демократии (NED).

Она сообщила, что вся финансовая документация в рамках проекта велась в соответствии с законом. Отвечая на вопросы прокурора, Крючкина сказала, что работала также главбухом в Институте свободы и безопасности репортеров (ИСБР) и участвовала в проекте Джафарова удаленно. При этом она отметила, что не владеет информацией, был ли у Джафарова офис.

Председательствующий судья Эльдар Исмайлов напомнил, что на предыдущем заседании потерпевший Джахангир Ахмедов и свидетельница Гюнай Исмайлова заявили, что у Джафарова был офис.

Крючкина обратила внимание, что была бухгалтером в проекте, финансируемом NED, и не располагает информацией о других проектах, реализованных под руководством Джафарова.

Сам Расул Джафаров пояснил, что офис использовался в рамках другого проекта, проводимого через общественное объединение международного сотрудничества волонтеров. В рамках же проекта NED аренда офиса не предусматривалась, уточнила Крючкина.

Свидетель Али Новрузов сообщил суду, что получил в рамках проекта за услуги модератора обсуждения документального фильма 100 манатов (127 долларов), что было официально оформлено.

В качестве свидетеля в суде выступил адвокат Эльчин Садыгов. Он сообщил, что в 2006 году он учредил Общественное объединение правовой защиты и просвещения. Однако в связи с избранием членом коллегии адвокатов, это НПО он так и не задействовал. В начале 2014 года по просьбе Расула Джафарова он передал управление в НПО ему.

Джафаров, по словам Садыгова, используя НПО, получил два гранта для реализации проектов. Однако, поскольку Минюст отказался от утверждения протокола об избрании Джафарова председателем правления Общественного объединения правовой защиты и просвещения, дальнейшая его деятельность была приостановлена.

После этого судья Исмайлов объявил, что на сегодня выступления свидетелей обвинения завершились. Он объявил, что остались еще четыре свидетеля.

Адвокат Джафарова ходатайствовал о дополнительном вызове двух свидетелей

Адвокат Джафарова Алибаба Рзаев выступил с ходатайством о дополнительном вызове еще двух свидетелей – супруги потерпевшего Джахангира Ахмедова, которая за него участвовала в оформлении договора об аренде офиса и мать находящегося в тюремном заключении активиста Nida Илькина Рустамзаде.

"Джахангир Ахмедов заявил, что не имеет претензий к Джафарову, поскольку арендную плату за офис он получил  в полной мере. Он лишь не признавал подписи под кассовым ордером. В то же время Ахмедов говорил, что деньги арендаторов получала его жена. Теперь давайте вызовем ее, и пусть она сама расскажет, как этот процесс проводился, кто подписывался под квитанцией о получении денег. Следствие считает, что денежный перевод, полученный Джафаровым в качестве помощи Илькину Рустамзаде, был присвоен обвиняемым. Но он эти деньги передал матери Рустамзаде", - заявил адвокат. 

Прокурор Мирили выступил против ходатайства, заявив, что защита должна была это сделать на предварительном следствии.

Судья отложил рассмотрение ходатайство до завершения слушаний показаний основных свидетелей.

Следующее заседание назначено на 12 марта.

"Ход судебного процесса показывает, что Расул Джафаров не совершал никаких противоправных действий"

Как и все потерпевшие, выступившие на данный момент девять из 13 свидетелей обвинения, фактически дали показания в пользу Джафарова, отметил, комментируя итоги заседания, адвокат Алибаба Рзаев.

"Эти потерпевшие и свидетели были привлечены для создания видимости сбора доказательств против Джафарова. Однако их выступления как раз свидетельствуют об обратном", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" адвокат.

Наблюдавший за процессом юрист Халид Багиров заявил о нелепости обвинений, выдвинутых Джафарову.

"Ход судебного процесса показывает, что Расул Джафаров не совершал никаких противоправных действий. Непонятно, за что судят человека, если потерпевшие просят снять с них этот статус, свидетели обвинения дают показания в его пользу. Это очевидно сфабрикованное дело", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Халид Багиров.

Государственный обвинитель оказался недоступным для комментариев.

Летом 2014 года в Азербайджане прошла волна арестов оппозиционных политических деятелей, журналистов, правозащитников. Случаи преследования активистов в регионах Кавказа, освещаемые "Кавказским узлом", собраны на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 11:23

22 января 2017, 10:27

22 января 2017, 09:40

22 января 2017, 08:47

22 января 2017, 07:46

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии