Теракт в Домодедово. Москва, 24 января 2011 г. Фото: Yuri Timofeyev (RFE/RL)

31 октября 2012, 17:44

На процессе по делу о теракте в аэропорту Домодедово потерпевшие заявили гражданские иски о возмещении вреда

В ходе рассмотрения дела о теракте в аэропорту Домодедово в январе 2011 года в Московском областном суде дали показания потерпевшие Василий Демиденков, Юрий Мартанов, Константин Васильев, Николай Багданов, Дмитрий Мухин. Двое потерпевших заявили гражданские иски о компенсации морального вреда и физических страданий на 1 млн и 1,2 млн рублей. Также все потерпевшие попросили суд освободить их от дальнейшего участия в процессе, в том числе в прениях сторон.

Теракт в Московском международном аэропорту Домодедово был совершен 24 января 2011 года, погибли 37 человек. Ответственность за организацию теракта взял на себя лидер боевиков Северного Кавказа Доку Умаров.

"Кавказский узел" писал, что в совершении теракта обвиняются братья Ислам и Илез Яндиевы, Ахмед Евлоев и Башир Хамхоев. В настоящее время проходит судебное разбирательство по уголовному делу о теракте в аэропорту "Домодедово".

Заседание суда 30 октября началось с сорокаминутным опозданием. Первым показания суду дал Василий Демиденков.

"24 января 2011 года я встречал представителя Германии, рейс опаздывал. Потом меня волной отбросило в сторону обменных пунктов валюты. Погас свет. Я хотел уйти, но лифты были поломаны, а везде лежало много людей. Я остановился, у меня в ушах был неприятный звук, была контузия, полопались перепонки, я долго не слышал. У меня было ранение на затылке, куда наложили восемь швов, а ещё рассечен правый бок. Я стоял у места взрыва, метрах в 5-7. Потом начали вывозить раненых людей на колясках. Я уже сам выйти не мог, ран я не чувствовал", - рассказал он.

В ходе следствия потерпевший предъявлял иск на 10 миллионов рублей к аэропорту "Домодедово" о компенсации морального вреда и тяжких физических страданий, в зале суда он заявил иск на 1 миллион рублей к виновникам.

При этом потерпевший отметил, что "это всё произошло из-за "Домодедово", потому что там все наплевательски ко всему относятся". "Рамок там не было, а контроль осуществлял только милиционер", - уточнил он.

"У меня "прыгает" давление, здоровье не восстановилось. Я подсознательно приседаю, услышав громкие звуки", - описал Демиденков последствия пережитого.

Из оглашённых в суде документов следовало, что потерпевший в результате теракта получил закрытую черепно-мозговую травму, осколочные ранения, минно-взрывную травму, причинившие средней тяжести вред здоровью. Такое заключение дали судебно-медицинские эксперты.

По словам второго потерпевшего Юрия Мартанова, он работал в день теракта водителем в аэропорту "Домодедово". "Я привёз пассажиров в аэропорт "Домодедово" и должен был встретить рейс из Бельгии. В 16.30 мск я с левой стороны стоянки подошёл к табло, где проходили паспортный контроль. Было много народу, я встал по центру сзади табло. Двое встречающих спросили у меня что-то. Вдруг прогремел взрыв, я открыл глаза и увидел лежащих людей впереди. Я ничего не слышал, у меня была полная контузия, со лба текла кровь. Кто-то схватил меня за руку и вывел. На выходе на лестнице сидел парень, у которого текла кровь из ран. Потом я позвонил диспетчеру и домой, сообщил, что живой. Встретил своего пассажира и поехал домой. Уже из дома зять повёз меня в больницу, вечером мне сделали операцию, потом ещё две, а через несколько дней удалили осколок изо лба", - рассказал потерпевший.

Он сказал в суде, что заявлять гражданский иск не намерен.

"Рентген показал, что во мне 30 осколков, два из них я "выковырял" сам, несколько вытащили на операциях. Плохо слышу на правое ухо", - ответил Мартанов на вопрос прокурора о причинённом вреде здоровью.

Третьим в суде был допрошен Константин Васильев. "Я встречал девушку, самолёт задерживался, и я прошёл в отделение прилёта. В аэропорту шёл ремонт, было очень много народу. Я подошёл к табло. В 16.20 мск произошёл хлопок, посыпалась штукатурка. В первый момент я почувствовал большой осколок, задевший моё лицо. Я упал, один осколок попал мне в коленный сустав. Я сразу понял, что произошло, потому что я сам врач. Началась паника, возникла "давка", все бросились выбегать. Я увидел, что у меня течёт кровь из коленного сустава, я остановил кровотечение на лице, а с кровотечением из ноги справиться сам не смог, перетянул рану шарфом и стал выбираться в другое крыло аэропорта. По дороге валялись люди, которые просили помощи. В другой половине аэропорта люди регистрировались, меня кто-то повёз в медпункт, там уже во всех комнатах лежали люди, истекающие кровью. Я дохромал до аэроэкспресса, стюардессы перевязали и обработали мне раны. Друг забрал меня на Павелецком вокзале. В электричке я понял, что у меня осколок в лёгком, дырку в свитере в области груди я заметил уже на вокзале", - рассказал в суде потерпевший. Он также отказался от гражданского иска.

Четвёртый потерпевший Николай Багданов, по его словам, встречал гостя из Цюриха. Потерпевший уточнил, что вошёл в аэропорт беспрепятственно, досмотра там не было. "Прогремел взрыв, меня скосило, я оглянулся и увидел везде пыль и гарь. Встать я не смог, дополз до выхода и сел на снег, кто-то посадил меня на тележку и отвёз в медпункт, оттуда меня уже забрала скорая", - рассказал потерпевший.

Гражданский иск он заявил в размере 1 миллиона 200 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда к виновным в теракте.

Пятым давал показания Дмитрий Мухин, вызванный на допрос прокуратурой. "Приехал встречать знакомого из Бельгии и ждал его на парковке со стороны прилёта. Мне позвонили с работы, и я отошёл в сторону кафе. Потом прогремел взрыв, я упал, повалил дым. Я выбежал в зал вылетов, у центральной стойки информации мне не поверили, что произошёл взрыв. Я почувствовал боль, перетянул рану сам около стойки, мужчина довёз меня на транспортной тележке в медпункт, а оттуда меня перевезли в больницу № 31, операций мне не делали", - рассказал он.

Все потерпевшие просили суд освободить их от дальнейшего участия в процессе, в том числе в прениях сторон. Судебная коллегия Московского областного суда удовлетворила эти ходатайства потерпевших.

Плановым назвала состоявшееся судебное заседание адвокат обвиняемого Башира Хамхоева Татьяна Окушко. Однако она обратила внимание на то, что в зале суда озвучивалась позиция потерпевших о том, что на предварительном расследовании они подавали гражданские иски о компенсации морального вреда к аэропорту "Домодедово".

"Потерпевшие и на заседании говорили о том, что меры безопасности там были очень слабо отработаны. Я и раньше говорила, что этого могло не произойти, если бы в аэропорту система безопасности сработала на должном уровне", - пояснила адвокат.

Суд по делу о теракте в "Домодедово" продолжится 1 ноября.

Напомним, что родственники погибших в теракте в ходе заседания 16 октября заявили гражданские иски на суммы от одного до 40 миллионов рублей. Все потерпевшие просят взыскать эти суммы с тех, кто будет признан виновным в преступлении. В Пресненский суд Москвы также был подан иск о возмещении вреда к аэропорту "Домодедово" в связи с терактом. Общая сумма заявленных требований составляет 50 млн рублей.

Автор: Юлия Буславская; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 05:46

24 мая 2017, 04:47

  • "Свободное слово" назвало репрессии против журналистов на Северном Кавказе самыми тяжелыми в России

    Давление властей оказывается не только на средства массовой информации, но и на писателей, художников, кинематографистов и работников культуры в целом, заявили члены ассоциации «Свободное слово» на презентации доклада о состоянии свободы слова и свободы творчества в России в 2016–2017 годах. Репрессии в регионах Северного Кавказа члены ассоциации охарактеризовали как наиболее жесткие, а фальсификации, допускаемые при преследовании журналистов и общественных деятелей, назвали самыми топорными, передает корреспондент "Кавказского узла".

24 мая 2017, 03:45

  • Панов попросил исключить оперативную видеосъемку из числа доказательств

    Часть оперативных видеозаписей по делу гражданина Украины Артура Панова, обвиняемого в подготовке теракта в Ростове-на-Дону, являются постановочными, поскольку либо переснимались, либо были вырваны из контекста, заявил подсудимый. Суд отложил рассмотрение ходатайства Панова до следующего заседания, передает корреспондент "Кавказского узла".

24 мая 2017, 02:45

24 мая 2017, 01:51

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей