Адвокат Анжелика Сикоева (слева), вдова Земфира Цкаева. Владикавказ, 4 февраля 2019 г. Фото Эммы Марзоевой для "Кавказского узла"

13 марта 2019, 04:37

Врачи рассказали об обстоятельствах смерти Цкаева

Владикавказца Владимира Цкаева доставили в реанимацию Республиканской клинической больницы из отдела полиции в бессознательном состоянии, рассказала в суде фельдшер скорой помощи. У Цкаева были синяки под глазами и следы от наручников, он умер после остановки сердца, отметили врачи-реаниматологи.

Как писал "Кавказский узел", Ленинский райсуд Владикавказа рассматривает дело о смерти в отделе полиции Владимира Цкаева с 18 февраля. Ни один из десяти полицейских, обвиненных по делу о смерти Цкаева, не признал своей вины. 4 марта рассмотрение дела было перенесено из-за болезни адвокатов. Приставы вмешались в спор подсудимых и пришедших на процесс женщин, которые заявили, что их сыновья пострадали от рук обвиняемых.

Заподозренный в ранении полицейского Владимир Цкаев умер в ноябре 2015 года после того, как был допрошен в отделе полиции. Родственники полагают, что его пытали. Двое подозреваемых в причастности к гибели Цкаева полицейских заключили сделку со следствием. Остальным - начальнику отдела угрозыска и семи его подчиненным - предъявлены обвинения в превышении полномочий, служебном подлоге, а также умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, который и привел к смерти Цкаева. Сторона потерпевших неоднократно жаловалась на затягивание дела.

На заседание Ленинского суда Владикавказа 11 марта пришли родственники Цкаевых, студенты юридического факультета, у которых сейчас практика, военнослужащие Зелим Албегов и Арсен Сланов, а также правозащитник Николай Цирихати, передает корреспондент "Кавказского узла".

Фельдшер скорой помощи рассказала о тяжелом состоянии Цкаева

Суд допросил фельдшера скорой помощи Риту Цаллаеву, которая приезжала 31 октября 2015 года на вызов в Иристонский отдел полиции. Она рассказала, что 31 октября 2015 года примерно после 23.00 мск поступил вызов на угол улиц Революции и Бутырина, сказали, что человеку стало плохо.

"Мы ехали по улице Ленина и остановились на светофоре, к нам подошел парень в гражданской форме с капюшоном на голове и ... сказал, что туда (на угол улиц Революции и Бутырина) не надо ехать, больной находится в отделе внутренних дел", - рассказала Цаллаева.

По ее словам, медработники поднялись на второй этаж и зашли в кабинет, где на диване в бессознательном состоянии лежал человек, врач осмотрела его.

После этого Цкаеву был сделан внутривенный укол, однако эффекта от введенных препаратов не было, в сознание он так и не пришел, отметила Цаллаева. Она рассказала, что давление у Цкаева было 100/60, состояние его было стабильным и позволяло его госпитализировать, отметила Цаллаева.

"На момент нашего приезда он находился без сознания. На болевые раздражители реагировал, но был не контактный. У него был симптом "очков" - это большие синие круги под глазами, которые появляются в результате сотрясения головного мозга, и следы от наручников", - рассказала фельдшер.

Цаллаева опознала в зале суда подсудимого Цугкиева. Она сказала, что видела его во время обслуживания Цкаева, он запомнился ей потому, что был в полицейской форме, все остальные были в гражданской одежде.

Цугкиев обвинен по статьям о злоупотреблении должностными полномочиями (ч.3 ст.285) и служебном подлоге (ч.2 ст.292) УК РФ.

По словам Цаллаевой, на вопрос о том, что случилось с пациентом, ей ответили, что "он не хотел давать показания, а потом упал со стула и стал биться головой об пол".

Цкаева госпитализировали в Республиканскую клиническую больницу в отделение нейрохирургии, по дороге в медучреждение с ними в карете скорой помощи ехали два парня в гражданской одежде, сказала фельдшер.

Суд изучил карту вызова скорой медицинской помощи, где была сделана запись о наличии запаха алкоголя от больного. Фельдшер пояснила, что всю документацию заполняла врач Цагараева, а запаха алкоголя от пациента она не чувствовала.

В отделе полиции сказали, что до приезда врачей они дали понюхать Цкаеву нашатырный спирт и похлопали его по щекам, отметила Цаллаева. Признаков опьянения у Цкаева не было, возможно, запах спирта появился от того, что его растирали спиртом, в машине скорой помощи его уже не чувствовалось, уточнила она.

Адвокат Цкаевых Анжелика Сикоева привела данные из медицинской карты, где указано, что сознание у Цкаева было "ясное", и что он дал согласие на госпитализацию. Адвокат спросила у фельдшера, как появилась эта информация, ведь, как следует из ее показаний, на момент приезда "скорой" в отдел внутренних дел он находился в бессознательном состоянии.

Цаллаева сказала, что карту заполняла врач, она могла сделать это некорректно. По словам фельдшера, она только заполняла первый лист медкарты: время, число, повод вызова скорой помощи, который называет диспетчер.

"Я не видела эту карту и не имею права даже читать ее", - пояснила фельдшер.

Врачи отрицали присутствие полиции в реанимации

Следующей была допрошена врач-реаниматолог Республиканской клинической больницы Светлана Карданова. Она сказала, что не являлась лечащим врачом Цкаева и не опознала подсудимых.

"Я помню, что он (Цкаев) поступал, что он был в тяжелом состоянии, не контактный. Этого больного вела не я, там был другой лечащий доктор... Визуально я видела синяки под глазами, на руке были следы", - сказала Карданова.

По ее словам, врачом Цкаева являлась Людмила Маргиева, о том, как лечили Цкаева, она не знает. Она также сказала, что в отделении реанимации не было сотрудников полиции.

"Реанимационное отделение - это закрытое отделение, я бы запомнила, если бы там кто-то был", - сказала она.

Тогда подсудимый Сослан Ситохов попросил оставить на заседании свидетеля Карданову до тех пор, пока не выступит свидетель Цаголов.

Ситохов обвинен по статьям о превышении должностных полномочий (пп "а", "б" и "в" ч.3 ст.286 УК РФ), злоупотреблении должностными полномочиями (ч.3 ст.285 УК РФ) и служебном подлоге (ч.2 ст.292 УК РФ).

По его словам, Цаголов находился в ту ночь в больнице вместе с напарником Тотиковым.

Старший сержант полиции ППС Олег Тотиков на заседании суда 25 февраля рассказал, что в 2015 году он был младшим сержантом полиции и в его функции входила охрана общественного порядка. По его словам, он помогал нести Цкаева на носилках. Подсудимый Ситохов попросил его быть в больнице и сообщать ему об изменении состояния Цкаева, рассказал суду свидетель. Он сообщил, что сидел в коридоре реанимационного отделения в трех метрах от Цкаева, который был подключен к какому-то аппарату, во рту у него была трубка, на лице были видны синяки. При этом, по словам Тотикова, Цкаев несколько раз привставал и медперсоналу пришлось его привязать. Утром, ближе к семи часам, Цкаеву стало хуже, ему стали проводить реанимационные мероприятия, рассказал свидетель.

Прокурор попросил суд огласить показания Кардановой, данные в ходе предварительного следствия, в связи с имеющимися противоречиями.

В показаниях Кардановой, зачитанных в суде, говорится, что Цкаев поступил к ним в сопровождении врача-нейрохирурга. В ходе визуального осмотра она обнаружила телесные повреждения, которые затем были отражены в истории болезни врачом-реаниматологом Маргиевой. Детально описать все имевшиеся телесные повреждения она не может, так как этим занималась другой врач, но Цкаев был не контактен и ничего самостоятельно о себе сообщить не мог, следует из показаний. По результатам осмотра Маргиевой была установлена необходимость проведения терапии больному, что и было сделано, после этого врачи стали наблюдать за его состоянием в динамике, говорится в показаниях Кардановой. 

В документе отмечено, что около 24 часов в ординаторскую отделения зашел молодой человек, который представился сотрудником полиции и продемонстрировал свое служебное удостоверение, данные из которого Маргиева внесла в историю болезни Цкаева. Он поинтересовался у врача состоянием Цкаева, но что именно она ему ответила, Карданова не знает. После этого полицейский покинул отделение. За время нахождения Цкаева в отделении им больше никто из посторонних лиц не интересовался.

1 ноября 2015 года примерно в 04.00 мск Цкаев был переведен на аппарат искусственной вентиляции легких, так как у него нарастала дыхательная недостаточность. Примерно в 07.00 мск у него была зафиксирована остановка сердца, в связи с чем Карданова и Маргиева стали проводить комплекс сердечно-легочной реанимации, который длился в течение 30 минут, однако восстановить сердечную деятельность не удалось. После этого была констатирована биологическая смерть больного, следует из показаний.

Карданова сначала заявила, что показания писала не она, но затем подтвердила свою подпись на документе.

Затем суд допросил Эдуарда Цаголова, который в день смерти Цкаева был сотрудником патрульно-постовой службы. 

Цаголов рассказал, что он и Тотиков были прикреплены к уголовному розыску Иристонского отдела внутренних дел. В тот день он работал, никаких криков и шума в здании он не слышал. Свидетель рассказал, что это он встречал скорую помощь на углу улиц Бутырина и Ленина, об этом его попросил подсудимый Ситохов. Когда Цкаева вынесли к машине скорой помощи, он увидел там своего напарника Тотикова и решил вместе с ним ехать в больницу, сказал Цаголов. По его словам, на руке у Цкаева он видел запекшуюся кровь, а на лице повреждений не заметил. После того как Цкаева привезли в больницу, спустя некоторое время туда приехали сотрудники уголовного розыска, сказал Цаголов.

Он сообщил, что находился в больнице до утра, его и Тотикова кто-то из медперсонала завел в отделение реанимации. По словам Цаголова, находиться в больнице и сообщать о состоянии Цкаева их попросил Ситохов. 

Цкаев лежал в палате на носилках до утра, пока полицейские находились в коридоре, рассказал Цаголов. По его словам, на лице у Цкаева была то ли маска, то ли трубка, точно он не помнил, но он лежал одетый. Цаголов вспомнил, что Цкаев пару раз хотел привстать и врачи связали ему руки.

Он и Тотиков уехали из больницы утром: после того как они позвонили Ситохову и сказали ему, что Цкаеву стало хуже, тот велел им ехать в отдел, сказал Цаголов.

Врач-реаниматолог Карданова заявила, что не помнит Цаголова.

Следующей была допрошена медсестра Оксана Цакоева, которая оказывала помощь Цкаеву до приезда скорой помощи. По словам медсестры, ее в отдел полиции привез полицейский Алан Дзилихов, с чьей матерью Залиной Дзилиховой дружит свидетельница.

Цакоева сказала, что Дзилихов попросил ее помочь человеку, которому стало плохо в отделе полиции.

"Я не могла отказать и поехала. Я взяла тонометр и все лекарства от высокого давления, которые были. От низкого давления у меня ничего не было, и я попросила Алана заехать в аптеку... и мы приехали на Бутырина", - рассказала свидетельница.

По ее словам, когда она зашла в кабинет, то увидела мужчину, лежащего на полу.

"Первое, что я начала делать, это мерить давление. Но я не могла этого сделать, так как у него был мышечный спазм. Я думала, что это эпилепсия. Мы начали его растирать и когда рука чуть-чуть расслабилась, я одела манжетку, давление было очень низкое", - сказала она.

По ее словам, она сразу позвонила Дзилиховой, так как она врач, та велела сделать ему укол препарата, понимающего давление.

"Я сделала ему укол подкожно в верхнюю треть плеча... Чуть-чуть оно поднялось и стало где-то 42 на 30", - сообщила Цакоева.

"Я стала кричать, чтобы вызвали скорую помощь, потому что тут нужны реанимационные меры", - отметила медсестра.

По ее словам, когда они начали растирать Цкаева, то его начало трясти.

"Водку принесли ребята. Они очень все переживали... Стали его растирать. Какие-то рефлексы у него были. Я еще окатила его холодной водой, чтобы проверить, реагирует ли он на рефлексы. Мимика его среагировала, и когда я делала укол, а он очень болючий, он тоже издавал какие-то звуки, типа "мне больно", - сказала свидетельница, отметив, что Цкаев был без сознания.

После того, как "скорая" приехала, Цакоева уехала из отдела, не пообщавшись с врачами.

На вопрос судьи, не узнает ли она кто-то из подсудимых, Цакоева ответила, что стояла на коленях в кабинете с Цкаевым и лица никого из присутствующих не видела.

По словам свидетельницы, она увидела синяки на запястьях у Цкаева и поняла, что он является задержанным. Также она видела синяки на его лице, на теле синяков не было. По словам медсестры, пока она находилась возле Цкаева, все время измеряла ему давление.

Вдова Цкаева Земфира Цкаева спросила Цакоеву, почему она, когда ее попросили приехать, не отказалась. Медсестра ответила, что хотела помочь.

На вопрос судья, сколько времени Цакоева находилась с Цкаевым, та ответила, что где-то один час.

Последней была допрошена врач-анестезиолог, реаниматолог Людмила Маргиева, которая курировала Цкаева, когда он поступил в отделение реанимации, и была его лечащим врачом. Она сказала, что не помнит подробности истории из-за срока давности и попросила дать ей посмотреть данные ею ранее показания.

Из протокола допроса Маргиевой, зачитанном в зале суда, следует, что она не помнит, во что был одет Цкаев и были ли на его теле какие-либо повреждения. В документе также говорится, что в отделение приходил молодой человек, который представился сотрудником полиции и показал служебное удостоверение, данные которого она вписала в историю болезни Цкаева. Он спрашивал о тяжести состояния Цкаева, но описать его и опознать она не может, так как все сотрудники полиции кажутся ей на одно лицо. Более развернутые показания она сможет дать, когда посмотрит историю болезни Цкаева, говорится в показаниях.

Маргиева также утверждала, что не помнит, чтобы сотрудники полиции находились в отделении реанимации.

Судья дал возможность врачу ознакомиться с медицинской картой больного, чтобы она вспомнила хоть что-то. После этого Маргиева рассказала, что пациент поступил тяжелый, практически в состоянии комы, в реанимации ему было назначено соответствующее лечение, проводился непрерывный мониторинг его состояния. Около 06.00 мск состояние пациента стало ухудшаться, нарастала дыхательная и сердечная недостаточность, из-за чего Цкаева перевели на аппарат искусственной вентиляции легких, сказала она. По словам врача, в течение 30 минут проводилась реанимация пациента, но она оказались неэффективной, и врачи констатировали летальный исход.

Подсудимый Ситохов спросил Маргиеву, помнит ли она, что ее вызвали к дверям к домофону.

"Я поинтересовался его состоянием, а вы ответили, что, возможно, он симулирует и вполне возможно его через два часа переведут в отделение", - сказал Ситохов.

Она ответила, что не помнит такого разговора, а Ситохова видит впервые.

Подсудимый рассказал, что после этого было принято решение поставить в больнице двух человек, чтобы не произошел конфликт между Плиевым и Цкаевым, который в то время тоже лежал в больнице с ранением.

Владимир Цкаев подозревался в том, что ранил из огнестрельного оружия омоновца Роланда Плиева. Позднее в его ранении признался житель Владикавказа Марат Букулов, однако он подчеркивал, что действовал в пределах самообороны. Суд приговорил Букулова к 2,5 года колонии.

Вдова Цкаева спросила Маргиеву, почему ее мужу оказывали помощь в одетом состоянии.

"Человек попал в морг в ботинках, в джинсах, в свитере.... Вы должны были его раздеть, положить на кровать или кушетку, а он у вас на полу пролежал", - сказала она. 

Маргиева ответила, что не помнит, был ли одет Цкаев, но при этом отметила, что пациенты могут находиться в реанимации в одежде.

Следующее заседание суда назначено на 11.00 мск 15 марта.

Интерес к делу Цкаева не угасает

"С учетом обещаний с разных сторон взять дело под "личный контроль" его должны были расследовать гораздо раньше, причём, выезжать в Осетию должна была независимая следственная группа из Москвы", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" главный редактор сайта "Градус Осетии" Валериан Туганов.

Смерть Цкаева случилась более трех лет назад, однако интерес к этому делу не утрачен - на каждом процессе присутствует большое количество представителей средств массовой информации, общественных организаций, блогеры, сказал он.

После смерти Цкаева во Владикавказе прошли массовые акции протеста, участники которых потребовали наказать виновных. На похороны Цкаева в его родное село пришли более тысячи человек.

"Мы ведь знаем, что Земфира непосредственно участвует в процессе, задает вопросы, подает ходатайства. После смерти Цкаева митинги держали в напряжении, ясно давали понять, что люди ждут окончания следствия и передачи дела в суд и не потерпят иного решения. Возможно, сейчас родственники не видят смысла в подобных акциях (протеста). В данный момент гораздо важнее сосредоточиться на процессе", - сказал он.

Новости о ходе расследования смерти Владимира Цкаева "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Убийство Цкаева: пытки и полиция".

Автор: Эмма Марзоева; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

25 августа 2019, 19:00

25 августа 2019, 18:32

25 августа 2019, 17:30

25 августа 2019, 16:10

25 августа 2019, 15:12

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей