Татьяна Карпенко (слева) и Наталья Гришина в зале суда. Фото Валерия Люгаева для "Кавказского узла"

23 июня 2017, 04:54

Главный свидетель обвинения дала противоречивые показания по делу Карпенко - Гришиной

На процессе по делу Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной, обвиненных в подготовке теракта в одном из торговых центров Ростова-на-Дону, продолжился допрос главной свидетельницы Виктории Семеновой. На вопрос, почему ее показания в суде и на стадии предварительного следствия отличаются, Семенова ответила, что не знает и ей нечего пояснять по этому поводу, передает корреспондент "Кавказского узла".

Как писал "Кавказский узел", 16 июня по видеосвязи была допрошена Виктория Семенова, которая рассказала, как вышла замуж за боевика, как узнала о его смерти и как в квартире, которую они снимали, появился жилет со взрывчаткой. Допрошенные 20 июня свидетельницы по делу Карпенко и Гришиной не подтвердили версию следствия о том, что подсудимые готовили теракт.

Уроженка Цимлянска Татьяна Карпенко и уроженца Казахстана Наталья Гришина обвиняются в подготовке террористического акта в одном из крупных торговых центров Ростова-на-Дону. Им также вменяется в вину содействие террористической деятельности, незаконном обороте взрывчатых веществ и взрывных устройств. Карпенко также обвиняется в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Виктория Семенова, которая проходит по этому же делу, заключила досудебное соглашение с прокуратурой, дав показания против Карпенко и Гришиной и признательные показания. Ее дело будет рассмотрено в особом порядке.

В Северо-Кавказском окружном военном суде 22 июня состоялось новое заседание по делу Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной, передает корреспондент "Кавказского узла"

Суд продолжил прерванный 16 июня допрос главной свидетельницы обвинения Виктории Семеновой. Согласно обвинительному заключению, эта девушка поддалась на психологическое давление со стороны Карпенко и Гришиной и согласилась стать террористкой-смертницей, чтобы отомстить за своего погибшего мужа. Дело Семеновой выделено в отдельное производство. Показания она снова давала посредством видео-конференц-связи из здания ФСБ в Ростове-на-Дону.

В начале судебного заседания вопросы задавала прокурор Виталина Чуркова. Она попыталась выяснить роль Натальи Гришиной в подготовке предполагаемого теракта и задала целый ряд вопросов. Ее, в частности, интересовало, высказывала ли Гришина негатив в отношении правоохранительных органов; склоняла ли Гришина Семенову к совершению теракта путем "словесных убеждений", как это сказано в обвинительном заключении; знала ли Гришина для чего Карпенко принесла в дом, где жили девушки, жилет со взрывчаткой (о том, что Татьяна Карпенко принесла в дом по адресу Народного Ополчения, 85 начиненный взрывчатым веществом жилет, свидетель рассказала 16 июня).

Виктория Семенова рассказала, что подсудимая Гришина напрямую не склоняла ее к совершению теракта, и негативных высказываний в адрес правоохранительных органов и людей другой веры она от нее не слышала, за исключением случая, когда Гришину однажды арестовали на несколько суток. Тогда Гришина заявила, что силовики "беспределят" и "беспричинно задерживают девушек, принявших ислам".

"Конкретно, чтобы Гришина говорила мне что-нибудь посмотреть экстремистское или что-нибудь сделать — такого не было", - рассказала свидетель.

В то же время в начале допроса Семенова подтвердила, что Гришина знала о жилете со взрывчаткой и его предназначении: "Карпенко ей говорила. Для взрыва в торговом центре".

Прокурор поинтересовался, кто должен был принимать участие в теракте. Семенова ответила, что кто-то из них троих: она, Карпенко или Гришина. Своими показаниями свидетель вновь вступила в противоречие с обвинительным заключением, согласно которому все роли в преступной группе были четко расписаны, и теракт должна была совершить именно Семенова. Сроки проведения теракта Семенова определила лишь приблизительно, "где-то с конца декабря по январь".

Защитник Натальи Гришиной Дарья Мирошниченко спросила, находилась ли Гришина дома в тот вечер (точную дату свидетель не помнит), когда Карпенко, согласно обвинительному заключению, принесла пакет с жилетом, набитым взрывчаткой. Семенова затруднилась ответить на этот вопрос. Тогда Мирошниченко поинтересовалась, когда Карпенко объясняла Гришиной предназначение жилета.

"Я не знаю, когда она поясняла, и что она на этот счет говорила", - ответила свидетель. Мирошниченко поймала свидетеля на явном противоречии. Она заметила, что буквально 10 минут назад Семенова в суде говорила, будто слышала разговор Карпенко с Гришиной, в котором первая поясняла второй, что жилет предназначен для взрыва в торговом центре. "Я говорила не о жилете, а в общем о подготовке ко всему этому", - туманно сказала свидетель.

Когда другие защитники и подсудимые пытались выяснить, в чем заключалась подготовка подсудимых к теракту, Семенова отвечала однообразно, в основном, "в приискивании места" для теракта.

Адвокат Курносова, представляющая интересы Семеновой, задала своей подзащитной вопрос-утверждение, согласно которому план совершения теракта Карпенко и Гришина составили раньше, чем они посвятили в него Семенову. Свидетель ответила утвердительно. Тогда судья спросил, из каких фактов, сведений, разговоров и обстоятельств Семенова сделала такой вывод, призвав свидетеля ничего не придумывать и не сочинять.

"Я уходила в комнату. Они (Карпенко и Гришина) разговаривали на кухне на разные темы, но конкретно они ни о чем таком (теракте) не общались", - ответила Семенова, тяжело вздохнув. Она пояснила, что не знает и не слышала, чтобы Карпенко и Гришина разговаривали о теракте.

Тем не менее в ответах на уточняющие вопросы судьи свидетель заявила, что Гришина знала о планируемом теракте, поскольку у нее с Карпенко "велся разговор об этом".

На вопрос председательствующего, с какой целью Наталья Гришина посещала торговые центры, для поиска места теракта или для покупок продуктов и одежды, Виктория Семенова ответила, что "наверное, она ездила присматривать место для теракта, но я конкретно с ней этот вопрос не обсуждала".

После допроса свидетеля Татьяна Карпенко заявила ходатайство об исследовании существенных противоречий между показаниями Семеновой, данных в суде и на стадии предварительного следствия. Карпенко указала, в частности, что на допросе у следователя Семенова утверждала, что Гришиной не было в комнате 16 января 2016 года при перекладывании пакета со взрывчаткой в другое место, а в суде свидетель утверждала, наоборот, что Гришина находилась в комнате и видела пакет.

Также Карпенко зачитала еще один отрывок из допроса Семеновой, в котором та признается, что конкретного плана действий по совершению теракта у девушек не было. Карпенко попросила пояснить, почему в суде Семенова заявила о каком-то якобы существующем плане теракта, хотя на предварительном следствии утверждала обратное.

Кроме того, на предварительном следствии Семенова утверждала, что Карпенко запрещала ей обращаться к докторам во время беременности и родов, а в суде рассказала, что Карпенко, наоборот, помогала ей пользоваться услугами современной медицины во время беременности и после родов. Карпенко спросила, почему свидетель постоянно лжет.

"Не знаю, почему я дала такие показания. Мне нечего пояснить по этому поводу", - сказала Семенова, закрыв лицо руками. После уточняющего вопроса судьи она добавила, что настаивает на тех показаниях, которые сделала в суде.

В показаниях свидетеля Виктории Семеновой не прозвучало конкретных дат, времени и места совершения предполагаемых преступлений, за исключением 16 января 2016 года, когда ее бывшая подруга Татьяна Карпенко, по словам Семеновой, решила за день до ареста перепрятать жилет со взрывчаткой. Практически все ее ответы носили предполагаемый характер и начинались с фраз "Может быть", "Наверное", "Скорее всего". Периодически девушка тяжело вздыхала, брала долгие паузы, отводила глаза, опускала голову и закрывала лицо руками.

"Свидетель Семенова сегодня (22 июня) дала крайне противоречивые показания, и непонятно, как суд теперь их будет оценивать", - сказал после заседания корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Рамиль Сефиханов.

"Семенова заинтересована в исходе дела, мы считаем, что она оговаривает Карпенко и Гришину, и сегодня это было ярко видно. К сожалению, из-за своего процессуального статуса, Семеновой не грозит уголовная ответственность за дачу ложных показаний, поэтому она может менять показания без какой-либо опасности для себя", - рассказал Сефиханов.

Комментарии остальных участников процесса пока не поступали.

Автор: Валерий Люгаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

18 декабря 2017, 11:53

18 декабря 2017, 11:25

18 декабря 2017, 10:26

18 декабря 2017, 10:05

18 декабря 2017, 09:28

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей