30 марта 2017, 20:08

Супруга экстрадированного уроженца Дагестана опровергла его причастность к боевикам

Тимур Эмирбеков, экстрадированный в Россию из Сербии, не выезжал в Сирию и не связан с боевиками, обвинения в отношении него сфальсифицированы, заявила супруга обвиняемого Амина Чаракова.

Как писал "Кавказский узел", 32-летний уроженец Каспийска Тимур Эмирбеков 28 марта был экстрадирован из Сербии и доставлен в Москву. Он обвиняется в участии в вооруженном конфликте на стороне боевиков, объявило МВД.

Вечером 28 марта Эмирбеков был этапирован в Каспийск, сейчас он находится там в изоляторе временного содержания, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" супруга задержанного Амина Чаракова.

По версии следствия, Эмирбеков планировал 7 октября 2013 года примкнуть в ряды запрещенной судом в России террористической организации "Исламское государство" на территории Сирии. Однако его жена утверждает, что 7 октября 2013 год — это день, когда Тимур улетел в хадж из Москвы.

"После хаджа Тимур и родственники возвращались через Стамбул, где он и остался, а через некоторое время переехал в Анталию, где мы купили квартиру и впоследствии переехали тоже к нему с ребенком. Переезд на постоянное место жительства мы планировали до хаджа, так как 18 августа 2013 года сотрудники силовых структур убили его старшего брата Расима", – заявила Амина.

По официальной версии, Расим был убит во время КТО в Манасе. Однако Амина утверждает, что брат супруга был до этого похищен в Москве, где проживал и работал.

17 августа 2013 года силовики провели спецоперацию вблизи села Манас, в результате нее были убиты три человека, в том числе человек, которого правоохранители назвали лидером "каспийской" группы боевиков. На следующий день, 18 августа 2013 года, еще три предполагаемых боевика были убиты в Хасавюрте, их также причислили к "каспийской" группе.

Жена Эмирбекова рассказала со слов мужа, что Расим во время опознания был в домашней одежде и тапочках – в том виде, в каком его и похищали из дома в Москве. "Последней каплей стало то, что поставили на учет по экстремизму вдову Расима и ее четырехлетнего ребенка, с которого снимали отпечатки пальцев и фотографировали. После этого Тимур понял, что безопасной жизни дома не будет, и стал планировать переезд", – рассказала супруга Эмирбекова.

В Каспийске Тимур был имамом мечети Каспий-Лада, сообщила Амина. Супруг часто вместе с прихожанами задерживался и доставлялся в отдел полиции для постановки на учет, об этом ранее неоднократно писал "Кавказский узел".

"Являясь имамом, он пытался договориться с местными полицейскими, пытался выйти на диалог, найти компромисс, чтобы мусульман перестали постоянно увозить из мечети. В общине они занимались благотворительной деятельностью, помогали малоимущим семьям и нуждающимся. Возможно, и это вызывало интерес у силовиков", – предполагает Амина.

После переезда на постоянное место жительства в Анталию попыток связаться непосредственно с Эмирбековым силовики не предпринимали, зато оказывали давление на родных, отметила она.

"С ним никто не связывался. С домом он контакт поддерживал, и они к родителям его приходили, вызывали в отдел, допрашивали. Отец сообщал, что мы в Анталии. В январе 2014 года я переехала вместе с дочерью к нему. С первого дня мы находились там легально, у нас был вид на жительство. Он выезжал в Боснию и возвращался, а так постоянно находился в Анталии, учился на курсах турецкого, есть банковские выписки, ни о каких розысках не было и речи. Потом мы купили там квартиру, продав свою в Каспийске", – продолжила Амина.

В этот период в городах Турции начались массовые задержания русскоязычных мусульман, и это отразилось на жизни семьи.

"В то время Тимур работал таксистом. В одно такое задержание попал и он, в ноябре 2014 года. В нашем доме жило очень много русских мусульман, и, как нам впоследствии сказали, именно это обстоятельство вызывало настороженность и привлекало внимание местных силовых структур. Тогда всех задержанных без разбора забирали в депортационные центры до выяснения обстоятельств, при этом на наличие документов не обращали никакого внимания", – говорит Амина.

Несколько дней пробыл в депортационном центре и сам Тимур. Но на момент задержания информации о розыске Эмирбекова в базах турецких спецслужб не было, и потому через несколько дней его отпустили. Тимур попытался переехать в Марокко и поступить там в вуз, чтобы получить легальный статус для проживания.

"В Турции Тимур не хотел больше оставаться. В Марокко надо было поступить в вуз, но ему не удалось, было сложно. Это было лето 2015 года, и в это время он узнал, что он в федеральном розыске. Ему посоветовали переехать на Украину, сказали, что там будет безопаснее находиться. Переезды были связаны лишь с тем, что хотелось какой-то безопасности", – подчеркнула супруга Эмирбекова.

На Украину Тимур выехал в конце июля 2015 года, находился там до марта 2016 года.

"Ему сказали, чтобы ЕСПЧ занялся его делом. Учитывая, что у него были все доказательства того, что он не находился в Сирии, он хотел доехать до Европы и попросить помощи в разрешении этого вопроса. Он выехал, проехал Украину транзитом через Турцию, и в Сербии его задержали 27 марта 2016 года. С тех пор он был в депортационном центре в Сербии", – рассказала Амина.

В Сербии Эмирбеков подал прошение о предоставлении политического убежища, обратился за помощью в тот же ЕСПЧ.

"Сербия ждала решения ЕСПЧ, а ЕСПЧ ждал решения Минюста Сербии об экстрадиции. Интересы Тимура в Сербии представляло управление Верховного комиссариата по делам беженцев ООН. Адвокат неоднократно обращалась в ЕСПЧ с формулировкой, что в Сербии нарушаются права человека и его могут экстрадировать, не дав решения суда на руки адвокату. Так оно и получилось. Решение суд вынес, но адвокату об этом не сообщили, и она не смогла обжаловать это решение, чтобы ЕСПЧ наложил вето на экстрадицию, и они его обманным путем экстрадировали. Адвокат из газет узнала об экстрадиции", – утверждает супруга.

Семья Эмирбекова готовит жалобу в ЕСПЧ на Сербию, обвиняя власти страны в незаконной экстрадиции. Что касается обвинений в адрес самого Тимура, то их Амина называет сфабрикованными.

"Я находилась с ним в Турции с первого дня. Он был дома, приезжали родственники, все его видели. Не проверив информацию, не дозвонившись до нас, на него повесили обвинение по слухам, домыслам. Все доказательства его легального нахождения есть. Это все говорит о нашем серьезном намерении жить в Турции, которая более толерантна к верующим, и мы планировали там жить и иногда приезжать к родственникам. Надеемся, что доказательства, которые у него есть, станут основанием его оправдания", – заключила она.

"Кавказский узел" направил запрос представителям управления Верховного комиссариата по делам беженцев ООН Сербии относительно обстоятельств экстрадиции Эмирбекова.

Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В "Справочнике" "Кавказского узла" опубликованы материалы "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ".

Автор: Алихан Мамсуров; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

12 декабря 2017, 12:44

12 декабря 2017, 12:42

  • Военные вернулись в Дагестан из Сирии

    Личный состав батальона военной полиции Южного военного округа, выполнявший задачи в Сирии, доставлен двумя самолетами в аэропорт Махачкалы, сообщили сегодня в Минобороны России.

12 декабря 2017, 12:41

  • 1 Солдат погиб в Нагорном Карабахе

    Военнослужащий Нарек Адибекян получил смертельное ранение на территории воинской части, сообщило сегодня Минобороны Нагорного Карабаха.

12 декабря 2017, 11:46

12 декабря 2017, 11:45

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей