29 марта 2009, 14:49

"Они как будто упали с неба!". Контртерроризм, нарушения прав человека и безнаказанность в Ингушетии

Доклад Human Rights Watch.

I. Краткое содержание

II. Рекомендации

III. Методология

IV. Общие сведения: история развития конфликта в Ингушетии

V. Национальное контртеррористическое законодательство

VI. Внесудебные казни

VII. Похищения, насильственные исчезновения и пытки

VIII. Спецоперации, сопровождавшиеся жестоким и унижающим достоинство обращением

IX. Общественные протесты и реакция властей

I. Краткое содержание

"Это невыносимо! Республиканские власти и руководство силовых
структур будто бы не знают, кто это с нами сделал. Вооруженные до
зубов люди входят в село, избивают жителей, спокойно уходят. И
никто потом не дает ответ, что же на самом деле произошло: они
как будто упали с неба!"

Житель Ингушетии о спецоперации 28 июля 2007 г. в с. Али-Юрт

Последствия вооруженного конфликта в Чечне продолжают сказываться на стабильности и безопасности во всем северокавказском регионе. В Ингушетии, на которую чеченские события оказали самое непосредственное влияние, отмечаются негативные тенденции, ставшие типичными для конфликта в соседней республике.

Последние несколько лет в Ингушетии растет активность боевиков, нацеленная на дестабилизацию ситуации и – в долгосрочной перспективе – свержение власти и изгнание из региона федеральных силовых структур в процессе создания исламского государства на Северном Кавказе. С лета 2007 г. число нападений боевиков на государственных служащих, сотрудников силовых структур и мирных жителей значительно выросло, не смотря на усилия силовых структур по подавлению вооруженного подполья.

Хьюман Райтс Вотч осуждает насильственные действия боевиков и признает за российскими властями право и обязанность предупреждать их, преследовать виновных и привлекать последних к ответственности. Нападения на мирных жителей, государственных служащих и сотрудников силовых структур – это тяжкие преступления. Российское правительство, как и любое другое, имеет законное право осуществлять расследование и уголовное преследование по таким преступлениям, но при этом обязано действовать в соответствии с национальными и международными нормами о правах человека. И в данном случае приходится с сожалением констатировать, что эти нормы российскими властями не соблюдаются. Силовыми структурами, участвующими в операциях против боевиков, совершены десятки внесудебных казней, внепроцессуальных и произвольных задержаний, а также актов пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

Складывающаяся в Ингушетии практика напоминает, хотя и в намного меньших масштабах, творившиеся на протяжении более десяти лет в Чечне массовые насильственные исчезновения, убийства и пытки. Произвол и безнаказанность силовиков вызывают антагонизм среди местного населения и приводят к дальнейшей дестабилизации обстановки в республике и в северокавказском регионе в целом.

Российские власти должны оперативно принять действенные меры по прекращению нарушений прав человека и привлечению виновных к ответственности. В противном случае ситуация в Ингушетии рискует перерасти в полномасштабный кризис с правами человека, по модели чеченского.

В настоящем докладе, написанном на основе специально проведенных полевых исследований, документированы упомянутые выше нарушения и проанализирован их правовой и политический контекст.

По оценкам российского правозащитного центра "Мемориал", имеющего офис в Ингушетии, только в 2007 г. в ходе спецопераций в республике силовыми структурами внесудебным казням подверглось до 40 гражданских лиц. 1 В настоящем докладе документировано восемь подобных случаев. Самый младший, 6-летний Рахим Амриев, был убит во время спецоперации в доме его родителей, где, как считали силовики, скрывался боевик. Расследование по данному эпизоду еще не завершено. Однако сам факт проведения расследования является исключением из общего правила и, скорее всего, связан с возрастом убитого, просто не позволившим властям "записать" его в боевики. В большинстве же случаев никакого расследования по фактам убийства предполагаемых боевиков не проводится. Так, летом 2007 г. на авторынке в Назрани сотрудники силовых структур открыли огонь по Исламу Белокиеву, после чего блокировали доступ к раненому, пока тот не умер от потери крови. В отношении убитого было возбуждено уголовное дело об участии в деятельности незаконных вооруженных формированиях и покушении на сотрудников правоохранительных органов; расследования убийства, как такового, не проводилось.

Силовые структуры также произвольно задерживают лиц, подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях (НВФ). Сам факт задержания власти в большинстве случаев не отрицают, однако человек на некоторое время оказывается incommunicado, и родственникам о его местонахождении не сообщается. Эту практику в регионе называют "похищениями". По данным ПЦ "Мемориал", в 2007 г. таким образом были "похищены" 29 человек, из них трое впоследствии пропали без вести, один был убит. 2 Как правило, сотрудники силовых структур забирают молодых мужчин, по той или иной причине подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях и терроризме. Повышенному риску "похищения" подвергаются три категории молодых людей: родственники или знакомые предполагаемых боевиков; лица, которые ранее уже задерживались и фигурируют в базе данных правоохранительных органов или спецслужб, вне зависимости от того, привлекались они в итоге к ответственности или нет; и наконец, мусульмане, строго соблюдающие исламские обряды. Многие "похищенные" подвергаются пыткам; некоторые исчезают бесследно.

Так, в сентябре 2007 г. сотрудники правоохранительных органов забрали из дома в с. Верхние Ачалуки Мурада Богатырева. Через несколько часов на глазах у родственников его тело со следами пыток вынесли непосредственно из отделения милиции. Правоохранительные органы утверждали, что Богатырев умер от сердечного приступа. Несмотря на веские доказательства, в том числе заключение судмедэкспертизы о наличии телесных повреждений и сделанные родственниками фотографии и видеосъемку изуродованного тела, расследование по данному факту (квалифицированному как "превышение должностных полномочий") до настоящего времени не привело ни к установлению подозреваемых, ни к привлечению кого-либо к уголовной ответственности. Месяцем ранее в Карабулаке 30-летний Ибрагим Газдиев пропал без вести после задержания сотрудниками силовых структур. За несколько месяцев до задержания сотрудники ФСБ проводили обыск у него дома на предмет обнаружения доказательств сотрудничества с боевиками, однако ничего не нашли. Расследование по факту исчезновения Газдиева пока никаких результатов не принесло, и он по-прежнему числится пропавшим без вести.

Задержания, больше похожие на похищения, а также убийства нередко происходят в Ингушетии во время "спецопераций", которые обычно проходят по сценарию массовых зачисток и адресных операций, характерных для чеченского конфликта. В ходе таких операций некая территория блокируется вооруженными сотрудниками спецслужб, милиции и/или внутренних войск МВД. Силовики в камуфляжной форме и, зачастую, в масках прибывают на БТРах и/или другом транспорте, во многих случаях – с отсутствующими номерами. После этого начинается проверка домовладений. Поскольку прибывшие не представляются, жители обычно называют их просто "сотрудниками". Проверяющие, как правило, не предъявляют никаких санкций и не объясняют причин своих действий. В четырех документированных в настоящем докладе случаях во время спецопераций имело место силовое проникновение в дома, избиение некоторых жителей, повреждение и кража имущества.

В Ингушетии, население которой составляет всего около 300 тыс. человек, известия о похищениях, исчезновениях, убийствах и спецоперациях распространяются быстро. Возмущенные произволом силовиков и отсутствием реагирования со стороны властей граждане начали собираться на митинги протеста. И в ситуации, когда президент республики М.Зязиков неизменно говорит о ситуации в Ингушетии как о нормальной и стабильной, к осени 2007 г. местные власти стали делать все возможное, чтобы исключить новые протесты и перекрыть работу СМИ по освещению протестных выступлений. Проведение митингов не санкционировалось, а демонстрантов разгоняли с непропорциональным применением силы.

Беспрецедентным шагом по запугиванию независимых наблюдателей стали похищения, задержания, избиения и выдворения из республики силовыми структурами правозащитников и журналистов. С такими формами обращения столкнулись 16 представителей СМИ и сотрудников "Мемориала", пытавшихся отслеживать митинги в ноябре 2007 г. и январе 2008 г.

Противодействие активности боевиков регламентируются российским контреррористическим законодательством, которое предусматривает возможность широкого ограничения основных прав и свобод без какого-либо судебного или парламентского контроля. Подозреваемые в терроризме и участии в НВФ могут содержаться под стражей без предъявления обвинения до 30 суток. Органы безопасности вправе вводить "режим контртеррористической операции", что позволяет властям произвольно обыскивать дома, запрещать массовые мероприятия и приостанавливать работу прессы. Органы безопасности самостоятельно определяют продолжительность и территорию действия операции и не обязаны обосновывать соразмерность ограничения прав и свобод существующей террористической угрозе. Закон также не устанавливает критериев пропорциональности применения оружия при проведении контртеррористических мероприятий.

Впрочем, при всей своей неоднозначности режим контртеррористической операции вводится в Ингушетии достаточно редко. Намного большую обеспокоенность на практике вызывает то, что у сотрудников силовых структур есть все основания рассчитывать на полную безнаказанность при проведении любых операций, нацеленных на борьбу с терроризмом и противодействие НВФ. Сотрудники силовых структур не привлекаются к ответственности за нарушения прав человека в республике. Если уголовное дело по таким фактам все же возбуждается, реального расследования органы прокуратуры не проводят. В большинстве случаев следствие даже не устанавливает ведомственную принадлежность лиц, ответственных за убийства и другие нарушения, а это могут быть сотрудники милиции, ФСБ и внутренних войск МВД.

Многие из тех, кто пытается добиться привлечения виновных к ответственности или кто стал свидетелем нарушений, сталкиваются с запугиванием и давлением. Об отсутствии эффективных средств национальной защиты для жертв нарушений прав человека в Ингушетии в Ингушетии свидетельствует и растущее число обращений жителей республики в Европейский суд по правам человека.

II. Рекомендации

Правительству Российской Федерации

Прекращение нарушений прав человека в ходе деятельности по подавлению НВФ и предотвращению и пресечению терроризма

  • Немедленно прекратить практику внесудебных казней, насильственных исчезновений, похищений и других нарушений со стороны силовых структур.
  • Безотлагательно сообщать всем задержанным основания задержания и любые имеющиеся обвинения. Информировать родственников о задержании, его основаниях и месте содержания под стражей. Обеспечить родственникам возможность регулярных контактов с задержанными.
  • Обязать всех сотрудников, привлекаемых к участию в спецоперациях и оперативно-розыскных мероприятиях, представляться и называть свою ведомственную принадлежность.

Обеспечение ответственности и прозрачности

  • Обеспечить наличие механизмов реального привлечения к ответственности виновных в серьезных нарушениях, а также прозрачность расследования и/или уголовного преследования, в том числе их результатов.
  • Обеспечить тщательное и независимое расследование как прошлых, так и возможных будущих фактов убийства в ходе спецопераций. Руководствоваться при этом ооновскими Принципами эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней.
  • Обеспечить журналистам и правозащитникам благоприятные условия работы в регионе.
  • Прекратить необоснованное ограничение свободы собраний в Ингушетии и притеснения организаторов массовых акций протеста.

Изменение законодательства

  • Внести поправки в законодательство о борьбе с терроризмом, с тем чтобы:
    • Обеспечить оперативное предъявление любому задержанному обвинения либо освобождение его из-под стражи;
      o Установить четкие временные и территориальные рамки контртеррористической операции, в пределах которых силовые структуры могут ограничивать права и свободы граждан;
    • Установить принцип пропорциональности при ограничении прав и свобод на период контртеррористической операции;
    • Обусловить разрешение применять огнестрельное оружие только в ситуации, когда это абсолютно необходимо, и обеспечить надлежащую подготовку силовых структур, имеющих право на применение огнестрельного оружия, в области соответствующих стандартов.
  • • Подписать и ратифицировать Международную конвенцию о защите всех лиц от насильственных исчезновений.

Обеспечение международным наблюдателям доступа в регион

  • Российское правительство должно эффективно сотрудничать с мандатом спецдокладчика ООН по пыткам и полностью принять его методологию работы. Спецдокладчику, наконец, получившему приглашение от РФ в 2006 г., но не способному осуществить визит, пока российский власти не согласятся гарантировать ему свободу деятельности в полном соответствии с мандатом, должно быть разрешено проводить конфиденциальные встречи с лицами, задержанными по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям в Ингушетии, и обеспечен беспрепятственный доступ в места содержания под стражей на Северном Кавказе, где находятся такие лица 3.
  • Удовлетворить имеющийся запрос на приглашение в Россию Рабочей группы ООН по насильственным и недобровольным исчезновениям.
  • Направить приглашение спецдокладчику по внесудебным, произвольным и суммарным казням, имея в виду полное признание его мандата и методики работы.
  • Направить приглашение спецпредставителю Генерального секретаря ООН по правозащитникам, имея в виду полное признание его мандата и методики работы.

Международным партнерам России

  • Правительства, в особенности стран – членов Евросоюза и США, должны продвигать приводимые здесь рекомендации в рамках многосторонних форумов и двустороннего диалога с российскими властями.
  • Призывать российское правительство обеспечить доступ в регион международным наблюдателям, в том числе спецдокладчикам по пыткам и по внесудебным, произвольным и суммарным казням.
  • Добиваться от России полного исполнения решений Европейского суда по правам человека по жалобам, связанным с Чечней, что послужило бы эффективному предупреждению аналогичных нарушений на всем Северном Кавказе.

Совету Европы

  • Парламентская ассамблея должна включить вопрос о складывающейся в Ингушетии кризисной ситуации с правами человека в свою повестку с выходом на принятие резолюции, в которой следует признать ухудшение ситуации и призвать Россию прекратить нарушения в республике, привлечь виновных к ответственности и обеспечить проведение там любых правоохранительных мероприятий в соответствии с нормами российского законодательства и международного права.
  • Генеральный секретарь должен призвать Генеральную прокуратуру России обеспечить полное и всестороннее расследование нарушений со стороны военных и силовых структур в Ингушетии, в том числе внесудебных казней, похищений, насильственных исчезновений и пыток. Такое расследование должно в полной мере соответствовать стандартам расследования заявлений о нарушениях прав человека, содержащимся в решениях Европейского суда.
  • Комиссар по правам человека должен посетить Ингушетию для ознакомления с ухудшающейся ситуацией.
  • Европейский комитет по предупреждению пыток, посещавший Ингушетию весной 2007 г., должен включить в повестку повторные периодические посещения региона.
  • Профильные органы СЕ должны призывать Россию к изменению закона о противодействии терроризму 2006 г. в интересах обеспечения его соответствия стандартам Совета Европы.

III. Методология

Настоящий доклад основан преимущественно на исследованиях, проводившихся в ходе пребывания представителей Хьюман Райтс Вотч в Ингушетии в декабре 2007 г. В общей сложности Хьюман Райтс Вотч были взяты интервью у 53 человек, главным образом – жертв нарушений прав и их родственников. Одно интервью с пострадавшим проводилось в октябре 2007 г. консультантом Хьюман Райтс Вотч, находившимся в регионе в рамках другого проекта. Еще с несколькими респондентами, преимущественно экспертами по региону и юристами, мы встречались в Москве или связывались по телефону из Москвы. Чтобы отразить в докладе официальную позицию республиканских властей, представители Хьюман Райтс Вотч в мае 2008 г. встречались в Магасе с президентом Ингушетии, прокурором и министром внутренних дел РИ, заместителем председателя Народного собрания и республиканским уполномоченным по правам человека 4. Наш запрос о встрече с начальником республиканского УФСБ удовлетворен не был.

Все интервью проводились на русском языке сотрудниками, для которых он является родным.

При подготовке доклада использовались официальные документы, в том числе протоколы обыска, постановления прокуратуры, заключения судмедэкспертов, публичные заявления федеральных и республиканских официальных лиц, а также аналитические доклады российских правозащитных групп и материалы СМИ.

IV. Общие сведения: история развития конфликта в Ингушетии

Краткая справка об Ингушетии 5

Самая маленькая из республик Северного Кавказа, Ингушетия занимает территорию в 3210 кв. км и имеет население около 300 тыс. человек 6. Граничащая на востоке с Чечней, на севере и западе – с Северной Осетией и на юге – с Грузией, Ингушетия традиционно служила буфером между Чечней и ее западными соседями 7. Население республики относительно молодое: средний возраст составляет около 29 лет. Уровень безработицы, в июле 2007 г. официально превышавший 32%, является одним из самых высоких по России 8.

Хотя между ингушами и чеченцами существуют определенные различия, их многовековые контакты сделали культурную и религиозную историю обоих народов практически неразрывной. До XVI в. ингуши населяли предгорные и горные районы долины р. Асса, однако в последующие два столетия из-за изменений климата и постоянных нападений со стороны русских они расселились и на равнине, что привело к дальнейшему сближению с чеченцами 9.

В советский период оба народа имели общую административную территорию (1917 - 24, 1934 - 44 и 1957 - 91 гг.), собственную автономию (1924 - 34 гг.), а в 1944 - 56 гг. вообще не имели национальной государственности после массовой депортации во время Второй мировой войны, которая унесла жизни от четверти до едва ли не половины их населения. После провозглашения Чечней в 1991 г. независимости Ингушетия стала республикой в составе Российской Федерации 10.

Между ингушами и чеченцами существует тесное лингвистическое, религиозное и культурное родство. Их языки, будучи формально самостоятельными, в значительной степени похожи, так что люди могут понимать друг друга; широкое распространение у обоих народов получил и русский язык. Принятие ислама ингушами и чеченцами происходило в XVII – начале XIX вв. Представители обоих народов являются последователями одного из двух суфийских орденов (Кадири или Накшбанди) 11. В конце ХХ в., когда в регионе появились зарубежные проповедники, незначительная часть ингушей и чеченцев перешла в ислам салафитского толка 12.

В жизни и ингушей, и чеченцев по-прежнему ощущается сильное влияние исконных горских обычаев. Социальная организация обоих народов основана на национально-клановых принципах, и принадлежность к определенному тейпу до сих пор во многом определяет статус и поведение человека в обществе 13.

В ноябре 1992 г. между ингушами и осетинами вспыхнул конфликт по поводу спорного Пригородного района, который официально входит в состав Северной Осетии. В результате конфликта было разрушено 2728 ингушских и 848 осетинских домов, и от 43 до 64 тыс. людей стали вынужденными переселенцами 14. На сегодняшний день большая часть осетинских беженцев вернулась в свои дома, однако неоднократные решения о возвращении ингушских беженцев в значительной степени остаются невыполненными. На момент подготовки настоящего доклада в Ингушетии оставалось 10 тыс. вынужденных переселенцев из Пригородного района 15.

От кризиса к кризису: развитие ситуации в Ингушетии

1999 г.: Ингушетия и вторая чеченская война

С начала в 1999 г. второго чеченского конфликта в Ингушетии нашли убежище тысячи вынужденных переселенцев из Чечни. По официальным данным, с 1999 по 2003 гг. в республике было зарегистрировано в общей сложности до 308 тыс. временно перемещенных лиц 16. Впоследствии большинство из них вернулись в Чечню или перебрались в другие районы. В периоды наиболее активных боевых действий, однако, численность вынужденных переселенцев едва ли не превосходила население самой Ингушетии.

Ситуация для чеченских вынужденных переселенцев в Ингушетии оставалась относительно стабильной и безопасной до 2002 г., когда Руслана Аушева на посту президента республики сменил Мурат Зязиков – бывший генерал ФСБ, активно поддержанный Кремлем 17. Вскоре после его избрания в апреле 2002 г. федеральными властями был принят развернутый план возвращения вынужденных переселенцев в Чечню. Реализация этого плана новым руководством республики привела к массовому, иногда принудительному, возвращению и к окончательной ликвидации в июне 2004 г. палаточных лагерей, где жили тысячи людей 18. На момент подготовки настоящего доклада в Ингушетии оставалось около 38 тыс. чеченских беженцев, разместившихся в частном секторе, общежитиях и в других приспособленных под жилье местах 19.

Ситуация с безопасностью и правами человека в Ингушетии в 1999 – 2003 гг.

Когда в Чечне начался второй вооруженный конфликт, основное международное внимание было сосредоточено именно на этой республике. По сравнению с Чечней, ситуация в Ингушетии казалась на удивление мирной и оказывалась в поле зрения международного сообщества практически исключительно в контексте проблемы чеченских беженцев. К концу 2003 г. все большую обеспокоенность стала вызывать эскалация нападений на сотрудников силовых структур Ингушетии.

Федеральные и ингушские власти постоянно заявляли, что палаточные лагеря и стихийные поселки служат укрытием для выдавливаемых из Чечни боевиков 20. Однако федеральные войска в Ингушетии практически отсутствовали, за редким исключением не прослеживалась и активность боевиков 21. Первое крупное боестолкновение в Ингушетии произошло в сентябре 2002 г., когда почти 200 боевиков проникли на территорию республики, сбили вертолет федеральных сил и уничтожили по меньшей мере 17 военнослужащих 22.

Осенью 2002 г. ситуация с безопасностью в Ингушетии ухудшилась на фоне многочисленных нападений на сотрудников республиканских правоохранительных органов. По словам одного из представителей местных властей, в 2002 г. по меньшей мере 11 ингушских милиционеров были застрелены "в преступных эпизодах, так или иначе связанных с Чечней" 23.

В том же 2002 г. силовыми структурами в Ингушетии осуществлялись задержания, больше походившие на похищение, и насильственные исчезновения, ставшие к тому времени отличительной особенностью чеченского конфликта 24. В тот момент объектом нарушений становились только вынужденные переселенцы из Чечни, поэтому внешние наблюдатели воспринимали их как распространение кризисной ситуации с правами человека на соседнюю республику 25.

После захвата заложников "Норд-Оста" в октябре 2002 г. 26 федеральный центр развернул в Ингушетии дополнительные силы, что стало свидетельством принятого Москвой решения расширить охват "контртеррористической операции" на Северном Кавказе. Массовые "зачистки", бывшие до этого в Ингушетии исключительно редким явлением, к лету 2003 г. участились. Только в июне 2003 г. в местах компактного проживания беженцев и в ингушских селах было проведено семь спецопераций такого рода 27.

2003 г.: "зачистки" и нападения боевиков

Спецоперации проходили по "чеченскому" сценарию: поселок беженцев или весь населенный пункт окружала большая группа военнослужащих, часто прибывавших на БТРах или военных машинах без номерных знаков, после чего начинались повальные или выборочные проверки. Военнослужащие, как правило – в масках, не представлялись и не информировали жителей о причинах проведения спецоперации. Многие жители при этом подвергались побоям или жестокому обращению, отмечены случаи грабежей 28.

2003 г. был также отмечен заметным ростом числа похищений. Правозащитниками было зафиксировано 52 случая задержаний такого рода, из них в 41 случае фигурировали вынужденные переселенцы из Чечни 29. При этом власти демонстрировали нежелание признавать сами факты нарушений, не говоря уже о расследовании и привлечении виновных к ответственности. Представители силовых структур, участвовавшие в спецоперациях на территории Ингушетии, пользовались полной безнаказанностью, давно ставшей характерной чертой чеченского конфликта 30.

Середина 2004 г.: резкое ухудшение ситуации

Нападение боевиков на Назрань и Карабулак

В 2004 г. ситуация с правами человека и безопасностью в Ингушетии резко ухудшилась. Вечером 21 июня группа боевиков совершила нападение на Назрань и Карабулак, атаковала объекты силовых структур и до утра следующего дня удерживала контроль над обоими городами. 31 Боевиками руководил чеченский полевой командир Шамиль Басаев, который до этого снискал себе зловещую славу как организатор едва ли не самых жестоких терактов в российской истории. Басаевская группа насчитывала несколько сотен боевиков, среди которых были как чеченцы, так и ингуши. 32

Потери среди ингушских правоохранительных структур были огромными. Боевики в камуфляже и масках ничем не отличались от силовиков. Они останавливали машины на улицах и перекрестках якобы для проверки документов и расстреливали всех сотрудников силовых структур. По официальным данным на 23 июня, были убиты 24 ингушских милиционера, 12 сотрудников республиканского УФСБ и 16 сотрудников милиции, временно командированных в Ингушетию из других регионов России. 33 Во время этих событий погибли и.о. министра внутренних дел Ингушетии, его заместитель, прокуроры Назрани и Назрановского района. 34

Нападения сопровождались значительными потерями среди мирного населения, поскольку боевики расстреливали не только сотрудников правоохранительных органов, но и едва ли не всех государственных служащих, у кого находили то или иное служебное удостоверение. Так, среди убитых были начальник республиканской почты, чиновник из республиканского минсельхоза и чиновник из республиканского министерства транспорта. По состоянию на 23 июня общее число убитых гражданских лиц приводилось на уровне 44. 35

По информации на официальном сайте Ингушетии, общие потери в результате нападения составили 98 убитых и 104 раненых, включая силовиков, чиновников и обычных граждан. 36

Для такой небольшой республики, как Ингушетия, потери были очень существенными. Большинство местных жителей также шокировало то, что немалую часть басаевской группы составляли ингуши. После этих событий люди сплотились вокруг правительства и требовали от властей принятия оперативных и решительных мер, чтобы исключить возможность повторного нападения. Соответственно, активизация спецопераций в середине 2004 г. поначалу получила широкую поддержку в обществе. 37

Дальнейшие операции против боевиков

Последовали немедленные "зачистки" в районах с заметным присутствием вынужденных переселенцев из Чечни. Они не сопровождались массовыми нарушениями, большинство задержанных вскоре отпускали. Однако за этим стали проводиться адресные спецоперации, когда местные силовики без соблюдения каких-либо процессуальных норм забирали людей, подозреваемых в связях с боевиками. Некоторые после этого бесследно исчезали, другие подвергались пыткам и принуждению к признанию в участии в незаконных вооруженных формированиях и терактах, в том числе в причастности к нападению на Назрань. 38

После захвата школы в Беслане в сентябре 2004 г. отмечены дальнейшая активизация контртеррористических мероприятий и расширение масштабов нарушений прав человека. 39

По данным правозащитного центра "Мемориал", в 2004 г. силовыми структурами в Ингушетии были "похищены" 75 человек, половину из них составляли жители республики 40. Впоследствии один из этих людей был найден мертвым, 23 пропали без вести, другие либо освобождались после длительных допросов и пыток, либо обнаруживались в следственных изоляторах. Многие из числа последних содержались в СИЗО во Владикавказе, сознавшись в совершении тяжких преступлений и дав изобличающие показания на других жителей Ингушетии, которых затем ожидала аналогичная участь. 41 Правозащитный центр "Мемориал" документировал целый ряд таких случаев и утверждает, что во время спецопераций сотрудники силовых структур не представлялись и не предъявляли каких-либо оснований. Они просто забирали людей, в отношении которых имели некоторые сведения об участии в незаконных вооруженных формированиях, оставляя родственникам гадать о дальнейшей судьбе и местонахождении задержанных. Последние подвергались пыткам и психологическому давлению в официальных или неофициальных изоляторах. Как правило, им отказывали в доступе к независимому защитнику и заставляли подписывать признательные и изобличающие показания. 42

Особенно пристальное внимание уделялось набожным мусульманам, поскольку предполагалось, что религиозность делает их вероятными кандидатами в ряды боевиков. Как показано ниже, вооруженное сопротивление властям в Ингушетии имеет исламскую окраску, и значительная часть боевиков принадлежит к числу приверженцев ортодоксальных направлений ислама. Имеется целый ряд сообщений о том, что силовым структурам на Северном Кавказе было поручено составить списки так называемых "ваххабитов". Этот термин некорректно используется для обозначения любых последователей ислама салафитского толка и в более широком контексте – для огульного обозначения предполагаемых сторонников вооруженного сопротивления и терроризма. Те, чьи фамилии фигурировали в списках, как правило, становились первой мишенью контртеррористических операций. 43

Ситуация с 2006 г. до последнего времени: идеология и действия боевиков в Ингушетии, операции против боевиков

Рейд басаевской группы в 2004 г. убедительно показал, что среди действующих в Ингушетии боевиков присутствуют жители республики. Последующие их операции также строились на активном привлечении ингушей. 44 После связанных с Бесланом контртеррористических мероприятий деятельность боевиков в Ингушетии активизировалась. Мишенью нападений были сотрудники силовых структур, административные работники и местные религиозные лидеры, выступавшие против салафитского ислама.

Что касается контртеррористических мероприятий, то исследования ПЦ "Мемориал" за 2006 г. дают основания говорить о заметном переходе от "похищений" к внесудебным казням: в ходе спецопераций 15 мирных жителей были похищены и около 40 - убиты. 45

2007 г.: эскалация нападений на сотрудников силовых структур и административных работников

В 2007 г. активность боевиков резко возросла. Начало года было отмечено покушениями на муфтия и еще двух религиозных лидеров, а также нападением на военную колонну в ингушской части Пригородного района Северной Осетии. Особенно широко в СМИ освещались нападения на родовой дом М.Зязикова в селе Барсуки 16 июля и на президентский кортеж 21 июля, а также нападения на УФСБ и президентский дворец в Магасе 27 июля 2007 г. 46 Если годом ранее было зафиксировано 37 нападений на сотрудников правоохранительных органов, в ходе которых погибли 15 милиционеров и четверо мирных жителей 47, то в 2007 г., по словам главы республиканского МВД, было совершено уже 86 таких нападений 48, в результате которых, по информации республиканской прокуратуры, было убито 65 сотрудников различных силовых структур 49.

С июня по сентябрь включительно ПЦ "Мемориал" зафиксировал свыше 50 нападений боевиков на сотрудников силовых структур, военнослужащих и административных работников 50. Среди убитых были замглавы администрации Плиевского района, работник республиканской администрации, четверо сотрудников ингушской милиции и полковник ФСБ, расследовавший похищения ингушей и чеченцев в Северной Осетии.

Еще 28 нападений на сотрудников силовых структур было зафиксировано властями за первые три месяца 2008 г. 51

Нападения на жителей нетитульной национальности

Особую обеспокоенность в связи с активизацией боевиков вызывала волна убийств жителей нетитульной национальности – русскоязычных лиц различной этнической принадлежности.

Первая серия таких нападений отмечена в январе – марте 2006 г. По данным ПЦ "Мемориал", три человека были убиты, трое – ранены. Еще шесть русскоязычных семей подверглись нападению на жилище с использованием бутылок с зажигательной смесью 52. Вторая серия нападений последовала в 2007 г. и в июле – ноябре достигла угрожающего размаха: предположительно боевиками были убиты 24 русскоязычных жителя (русские, цыгане, корейцы). Большинство убитых уже давно жили в республике и пользовались уважением соседей. Опасаясь новых нападений, родственники некоторых из них уехали из Ингушетии 53.

Убийства русскоязычных семей летом 2007 г. вызвали в Ингушетии широкое общественное возмущение. 16 июля в ст. Орджоникидзевская были убиты русская учительница Людмила Терехина и ее дети Марина и Вадим. Через два дня в результате подрыва на их похоронах самодельного фугаса ранения получили еще десять человек. В ночь с 30 на 31 августа в Карабулаке была убита семья русской учительницы Веры Драганчук: муж Анатолий и сыновья Михаил и Денис. 54 Власти обещали, что преступники в кратчайшие сроки предстанут перед судом, однако последовавшие оперативно-розыскные мероприятия силовых структур сопровождались внесудебными казнями местных жителей, подозреваемых в причастности к убийствам, что также вызвало возмущение в обществе и привело к дальнейшему нарастанию напряженности в республике 55.

Многие в Ингушетии отказываются верить в то, что русскоязычных жителей убивали боевики, приписывают убийства спецслужбам. Одно это свидетельствует о нарастающей неприязни к ФСБ, которая формируется по мере все новых нарушений в ходе спецопераций 56. Однако причастность боевиков представляется вполне вероятной в свете заявления одного из их лидеров, которое было опубликовано на сайте "Кавказ-центр" в мае 2006 г. В нем утверждается, что боевики в последнее время "уже осуществили ряд ответных акций и боевых операций на действия ФСБ и других структур кафиров и мунафиков, в том числе и против русских на территории Северного Кавказа (в том числе Ингушетии), которых отныне мы рассматриваем как военных колонистов со всеми вытекающими из этого для них последствиями". 57 Аналогичная позиция высказывалась лидером незаконных вооруженных формирований Доку Умаровым в заявлении от 21 ноября 2007 г. 58

Операции против боевиков в 2007 – 2008 г.

Для пресечения нарастающей активности боевиков 25 июля 2007 г. в Ингушетии была объявлена "комплексная профилактическая спецоперация": местная милиция была переведена в режим постоянной готовности, в республику были введены внутренние войска численностью 2,5 тыс. человек с несколькими десятками БТРов. На момент подготовки настоящего доклада операция продолжалась 59, однако она показала свою неэффективность в сложившейся ситуации, поскольку внутренние войска стали новой мишенью для боевиков. В среднем, с июля до начала осени 2007 г. нападения боевиков происходили по несколько раз в неделю, а иногда и ежедневно 60. С наступлением холодов их частота несколько снизилась, однако весной 2008 г. фактически вернулась на прежний уровень 61. На момент подготовки настоящего доклада нападения боевиков продолжались 62.

Документированные в настоящем докладе нарушения прав человека, совершавшиеся как в ходе последней операции, так и в ходе спецопераций предшествующего периода, очевидно способствовали дальнейшей эскалации напряженности. По информации ПЦ "Мемориал", только в 2007 г. 29 гражданских лиц были "похищены" и до 40 – убиты сотрудниками силовых подразделений 63.

Официальное признание нарушений в ходе контртеррористических мероприятий

Произвол, которым сопровождаются операции против боевиков и террористов в Ингушетии, официально признан республиканским парламентом. Для анализа ситуации с правами человека была создана временная комиссия, которая в феврале 2008 г. обнародовала соответствующий доклад. В нем, в частности, отмечалось, что в 2004 – 2007 гг. жертвами внесудебной казни в Ингушетии стали 149 человек 64. В докладе указывалось, что статистика исходит от правоохранительных органов.

Общая характеристика действующих в Ингушетии боевиков, связи с Чечней

Достоверные сведения о численности боевиков в Ингушетии отсутствуют. Правоохранительные органы и СМИ приводят крайне низкие оценки на уровне 50 – 100 человек. Не существует и достаточной информации об их организационной структуре и идеологии, однако представляется, что они тесным образом связаны с Чечней.

По сообщениям СМИ, в Ингушетии действуют три основные группы: "Баракат", "Назрань" и "Талибан" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") под общим командованием Ахмеда Евлоева 65. На сайте "Кавказ-центр" утверждается, что Евлоев 66 был назначен командиром боевиков в Ингушетии непосредственно Доку Умаровым – известным чеченским полевым командиром, бывшим президентом самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия 67. В октябре 2007 г. Умаров ликвидировал Ичкерию и объявил себя амиром "Кавказского эмирата" 68. Среди прочего, факт назначения Евлоева Умаровым может служить подтверждением широко распространенного мнения о том, что боевики на Северном Кавказе подчиняются единому командованию – так называемой "маджисуль шуре", или совету полевых командиров, во главе с Умаровым.

В октябре 2007 г. Умаров прямо осудил "все те названия, которыми неверные разделяют мусульман", т.е. любое этническое или территориальное деление Северного Кавказа 69. Соответственно, можно предполагать, что после сохранявшегося несколько лет симбиоза исламистских и сепаратистских ветвей вооруженного подполья, сепаратизм уступил воинствующему исламизму 70.

Как подчеркивал один из ведущих экспертов по Северному Кавказу, вооруженное сопротивление властям в регионе на сегодняшний день носит выраженный "джихадистский" характер 71. Среди новобранцев могут быть лица, неприверженные фундаменталистскому исламу, которыми поначалу движет лишь желание отомстить за убитых силовиками родственников, за похищение и пытки, жертвой которых стали они сами, и пр. Однако, оказавшись среди боевиков, они подвергаются соответствующей идеологической обработке в духе ортодоксального и воинствующего ислама 72. Заявленной стратегической целью боевиков является установление на Кавказе единого исламского государства 73. Тактические цели внятно не обозначены и, как представляется, сводятся к дестабилизации обстановки в регионе и к изгнанию существующей власти.

Не исключено, что в стремлении завоевать определенную поддержку в обществе боевики с 2004 г. стараются избегать убийств этнических ингушей или мирных жителей республики из числа мусульман другой этнической принадлежности 74. При этом спецоперации, проводимые силовыми структурами после нападений боевиков на военнослужащих и гражданских чиновников, сопровождаются убийствами и похищениями местных жителей. В результате у части населения невольно складывается представление о том, что боевики, как минимум, не хуже силовиков и потворствующей их произволу действующей власти 75.

Резкая активизация боевиков в Ингушетии может быть в значительной степени связана с установлением Рамзаном Кадыровым жесткого контроля над Чечней и успехом его стратегии по привлечению боевиков в республиканские силовые структуры под гарантии личной безопасности. Это все в большей степени осложняет боевикам проведение операций в Чечне. Одним из следствий такого положения дел стало то, что к концу 2007 г. их внимание оказалось сосредоточено на соседней Ингушетии, власти которой слишком слабы, чтобы эффективно контролировать ситуацию, а царящие среди жителей настроения безысходности, формируемые насилием и произволом силовых структур, обеспечивают постепенное расширение социальной базы поддержки незаконных вооруженных формирований 76.

V. Национальное контртеррористическое законодательство

Противостояние вооруженному подполью в Ингушетии формально регламентируются федеральным контртеррористическим законодательством. Оно предусматривает значительное ограничение или приостановление основных прав и свобод на период проведения контртеррористических операций и дает силовым структурам право по собственному усмотрению определять наличие оснований и объем таких ограничений. Для лиц, задерживаемых по подозрению в участии в незаконных вооруженных формированиях или в причастности к террористической деятельности, предусмотрен более длительный период содержания под стражей до предъявления обвинения. Допускается также проведение обыска без соответствующей санкции, применение огнестрельного оружия "в случае необходимости", а также запрет массовых мероприятий и ограничения работы прессы. Федеральная служба безопасности, осуществляющая общее руководство контртеррористическими операциями, вправе вводить такие ограничения в рамках режима КТО на любой период времени на любой территории по собственному усмотрению и не обязана доказывать их соразмерность существующей террористической угрозе.

Изменения 2006 г.

Российское законодательство о борьбе с терроризмом включает базовый федеральный закон и ряд других законодательных норм и подзаконных актов, в том числе уголовного, административного и уголовно-процессуального характера 77. В 2006 г. законодательство было существенно изменено с учетом опыта Чечни и для практических потребностей силовых структур 78.

Основу новой редакции законодательства составил принятый в марте 2006 г. федеральный закон "О противодействии терроризму" 79, сменивший закон о борьбе с терроризмом 1998 г 80. В новом законе прежнее определение терроризма было расширено: если раньше речь шла о воздействии на принятие органами государственных власти решений посредством устрашения населения и/или иных противоправных насильственных действий 81, то в новой редакции к этому были добавлены "пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности" 82, а также "информационное или иное 83 пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта" 84. Эти нормы ощутимым образом негативно сказываются на свободе выражения мнений, включая в отношении освещения терактов и контретеррористических мероприятий в СМИ. Размытость формулировок чревата их широким и произвольным толкованием и, соответственно, может приводить к нарушению Россией международных обязательств в области гарантий свободы выражения мнений, предусмотренных как статьей 10 Европейской конвенции о правах человека, так и статьей 19 Международного пакта о гражданских и политических правах 85.

В 2006 г. было также изменено понятие "режима контртеррористической операции". Если до этого зона ее проведения ограничивалась определенной территорией, зданием, с прилегающей территорией и т.п., то новая редакция не предполагает ограничений ни по территории, ни по срокам. И первое, и второе определяются руководителем регионального оперативного штаба по месту проведения операции 86.

Ограничение прав и свобод при проведении контртеррористических мероприятий

В соответствии с законом 2006 г. в период проведения контртеррористической операции силовые структуры вправе проводить проверку документов, личный досмотр и вводить ограничения на передвижение людей и транспортных средств.

Ранее в Уголовно-процессуальный кодекс было внесено изменение, позволяющее задерживать подозреваемых в терроризме и ряде других преступлений на срок до 30 суток без предъявления обвинения, в то время как в обычной ситуации этот срок не может превышать 10 суток 87.

Закон также дает сотрудникам силовых структур право беспрепятственного доступа в жилые помещения, контроля и поиска в средствах передачи информации, а также блокирования или ограничения связи 88. Эти положения допускают серьезное вмешательство в право на неприкосновенность частной жизни, жилища и корреспонденции, признаваемое статьей 8 Европейской конвенции о правах человека, статьей 17 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 23 Конституции России. Причем последняя дополнительно оговаривает, что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Закон 2006 г. вводит значительные ограничения на свободу выражения мнений, в частности на свободу прессы, позволяя властям закрывать зону проведения контртеррористической операции для журналистов и независимых наблюдателей. Как показано ниже, данная норма уже применялась властями, чтобы помешать журналистам освещать события в Ингушетии 89.

Вышеперечисленные ограничения схожи с теми, которые вводятся при чрезвычайном положении, однако в отличие от последнего контртеррористические операции не подлежат ни парламентскому, ни международному контролю 90.

Основания проведения контртеррористической операции

Закон не содержит конкретных критериев для объявления контртеррористической операции. Говорится только, что она "проводится для пресечения террористического акта, если его пресечение иными силами или способами невозможно" 91. Статья 12-2 закона 2006 г. дает территориальным органам безопасности право принимать решение о начале операции на своей территории и самостоятельно определять ее цели, время, охват и исполнителей. Статья 9 предусматривает возможность привлечения вооруженных сил вплоть до соединений 92.

Содержащееся в законе 2006 г. чрезмерно широкое определение террористической деятельности в сочетании с предоставленными органам безопасности широкими полномочиями по определению характера контртеррористической операции и объему ограничения прав и свобод вызывает обеспокоенность в связи с возможностью его недобросовестного применения для подавления оппозиции или реализации собственных интересов власти в отсутствие реальной угрозы терроризма. В частности, в Ингушетии закон применялся властями для обеспечения запрета на проведение протестного митинга.

Регламентация применения огнестрельного оружия

Законом 2006 г. не устанавливаются критерии соразмерности применения силовыми структурами огнестрельного оружия. В постановлении правительства о мерах по реализации закона указано, что оружие и боевая техника могут применяться для "задержания лиц, причастных к террористической деятельности и пытающихся скрыться, если другими способами и средствами осуществить задержание невозможно" 93. При этом военнослужащий обязан предупредить о намерении применить оружие за исключением случаев, если промедление "создает непосредственную опасность для жизни или здоровья гражданских лиц, военнослужащих и других лиц, участвующих в контртеррористической операции", либо если "такое предупреждение является невозможным", без дальнейшей детализации. Именно отсутствие детализации и вызывает особенное беспокойство и способствует произвольным практикам.

При этом, как утверждают ингушские власти, в 2007 – 2008 гг. режим контртеррористической операции вводился в республике только дважды: в июле 2007 г. на время проведения спецоперации в с. Али-Юрт после нападения боевиков на Магас 94 и в январе 2008 г. – фактически для недопущения митинга протеста, который, по оперативным данным правоохранительных органов, создавал угрозу терактов 95. Неоднократные же "спецоперации" на территории республики квалифицируются не как контртеррористические, а как регулярные оперативно-розыскные мероприятия, направленные на предупреждение преступлений террористического характера (например, арест предполагаемых участников незаконных вооруженных формирований) 96. В то же время при их проведении нередко задействуются значительные силы и средства и применяется оружие и боевая техника 97. Как заявил Хьюман Райтс Вотч прокурор  РИ Ю.Турыгин, сотрудники силовых структур "применяют оружие в случаях, когда им угрожает опасность". Он также заявил, что прокуратура считает наличие угрозы для личного состава одним из основных признаков теракта 98.

Отметим, что закон "О противодействии терроризму" в статье 22 объявляет правомерным лишение жизни лица, совершающего теракт, при пресечении теракта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом. При отсутствии конкретизации, какие мероприятия могут попадать под категорию "иные", такая формулировка вызывает особое беспокойство. Согласно п. 4(б) статьи 3 закона, борьба с терроризмом – это выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование теракта. Таким образом, лишение жизни может рассматриваться как правомерное и, например, на стадии выявления или предупреждения теракта, и теоретически под такие мероприятия возможно подвести любые действия против неугодных лиц.

Организационная сторона контртеррористической операции

Как показано ниже, в проведении контртеррористической операции могут участвовать самые различные ведомства. Статья 15-3 закона 2006 г. называет "подразделения, воинские части и соединения Вооруженных Сил Российской Федерации, подразделения федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами безопасности, обороны, внутренних дел, юстиции, гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах, и других федеральных органов исполнительной власти, а также подразделения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации".

Четкая структура подчинения в законе не прописана, однако общее руководство однозначно отдается ФСБ. Ключевыми инициаторами контртеррористических операций и их исполнителями со всеми полномочиями являются на федеральном уровне федеральный оперативный штаб, руководитель которого назначается директором ФСБ 99, а на региональном уровне региональный оперативный штаб, который по должности возглавляет начальник соответствующего УФСБ 100. Именно оперативные штабы принимают решение о проведении операции, разрабатывают план операции, обеспечивают межведомственное взаимодействие и отвечают за непосредственное осуществление операции 101. Руководитель операции осуществляет руководство и несет персональную ответственность за ее проведение 102, определяя привлекаемые для этого силы и средства 103. Созданные специальным указом президента РФ Национальный антитеррористический комитет (председатель – директор ФСБ) на федеральном уровне и региональные антитеррористические комиссии (руководители – главы субъектов федерации) несут координационные функции и нацелены на минимизацию и ликвидацию последствий проявлений терроризма 104.

Президент Ингушетии М.Зязиков заявил Хьюман Райтс Вотч, что возглавляемая им республиканская антитеррористическая комиссия проводит заседания "на регулярной основе", обсуждает стратегии в области предотвращения и пресечения терроризма, "но не планирует конкретных операций, поскольку это – задача профессионалов", то есть ФСБ. По словам министра внутренних дел РИ, на заседаниях оперативного штаба во главе с начальником УФСБ на основании имеющейся оперативной информации принимается решение о наличии оснований для контртеррористической операции, и соответствующие рекомендации доводятся до республиканской комиссии, после чего операция может быть начата 105.

Сопутствующие изменения в законодательстве

Изменения в связи с принятием нового закона о борьбе с терроризмом были внесены, в частности, в закон о СМИ и в закон о Федеральной службе безопасности 106.

Поправки в закон о СМИ запрещают публичное оправдание терроризма 107 и устанавливают, что "порядок сбора информации журналистами на территории (объекте) проведения контртеррористической операции определяется руководителем контртеррористической операции" 108. Запрещается "распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приемах и тактике проведения такой операции" 109, а также использовать СМИ для "распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов" 110.

Поправки в закон о ФСБ предусматривают возможность проведения "гласных и негласных, оперативно-боевых и иных мероприятий" с целью как собственно пресечения теракта, так и "выявления лиц, причастных к подготовке и совершению террористического акта", а также "добывания информации о событиях или действиях, создающих угрозу терроризма" 111. На практике это приводит, например, к "зачисткам" с привлечением внутренних войск МВД и адресным операциям спецслужб, чрезватым широким спектром нарушений прав человека.

VI. Внесудебные казни

По оценкам ПЦ "Мемориал", в январе – декабре 2007 г. в ходе спецопераций против боевиков в Ингушетии силовыми структурами было убито до 40 мирных жителей 112. В настоящем докладе документировано 8 случаев незаконного убийства сотрудниками правоохранительных органов 113 и один случай покушения на убийство и выявлено наличие в Ингушетии систематической практики внесудебных казней. За исключением одного, во всех восьми случаях силовики оправдывали убийство ссылками на сопротивление аресту. По горячим следам в отношении жертвы обычно возбуждается уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, участии в незаконном вооруженном формировании и незаконном хранении оружия. После этого дело вскоре закрывается в связи со смертью подозреваемого.

Свидетели убийств в интервью Хьюман Райтс Вотч обычно отвергали официальную версию о том, что убитые были вооружены или оказывали сопротивление. Однако зачастую они не отваживаются давать показания под протокол, опасаясь преследования со стороны спецслужб. Хьюман Райтс Вотч не имеет возможности проверить достоверность как заявлений очевидцев, так и утверждений властей. Однако мы отмечаем, что ни в одном из случаев не последовало реальной проверки обоснованности применения оружия силовыми структурами. Мы также не располагаем сведениями о каких-либо судебно-медицинских или баллистических экспертизах, которые могли бы подтвердить официальную версию.

Внесудебные казни являются прямым нарушением основополагающего права на жизнь, составляющего часть международно-правовых обязательств России в области прав человека. Лишение человека жизни представителями государства считается исключительно серьезным случаем 114. Соответственно, обстоятельства, при которых такие действия могут быть признаны оправданными, должны быть определены предельно конкретно 115.

Европейский суд по правам человека неизменно указывает, что намерен самым внимательным образом рассматривать все случаи лишения жизни, в особенности, когда речь идет о преднамеренном применении оружия на поражение 116. Такое применение должно быть строго соразмерно достижению законных целей, перечисленных в статье 2 Европейской конвенции о правах человека 117. В решениях Суда подчеркивается, что особенно уязвимыми считаются задерживаемые лица, поэтому власти тем более обязаны отчитываться об обращении с ними в случае их смерти. В таких случаях бремя доказывания в части предоставления правдоподобного объяснения ложится на государство 118. Суд уже применял эти принципы к нескольким делам, связанным с внесудебными казнями в Чечне, по которым было установлено нарушение права на жизнь 119.

Необеспечение властями расследования по фактам внесудебных казней в Ингушетии также является нарушением международно-правовых обязательств России по расследованию и привлечению виновных к уголовной ответственности 120. Родственникам убитых должны быть обеспечены эффективные средства правовой защиты 121. Расследование может считаться проведенным надлежащим образом только в том случае, когда оно является независимым, дает возможность сделать вывод об обоснованности применения силы и установить и наказать виновных 122. Европейский суд уже неоднократно признавал Россию ответственной за непроведение надлежащего расследования случаев внесудебных казней в Чечне 123.

Убийство Ислама Белокиева

20-летний Ислам Белокиев и его родители торговали автозапчастями на рынке в Назрани. 30 августа 2007 г. он был застрелен там сотрудниками силовых структур. По словам очевидцев, около 16:00 на выходе с рынка его окликнули из припаркованной неподалеку машины, в которой находились несколько человек. Как только он обернулся, из машины был открыт огонь.

Свидетели видели, как раненый Белокиев упал, после чего его сразу окружили вооруженные люди в штатском, блокировав подходы к этому месту 124. Вскоре прибыли сотрудники в форме, масках, бронежилетах и шлемах, а военнослужащие на БТРе. По словам свидетелей, в тот момент Белокиев был еще жив и слабо шевелился, однако вооруженные люди не оказывали ему помощи и не давали никому приблизиться. К тому моменту, когда на рынок допустили врачей и работников прокуратуры, Белокиев уже умер от потери крови.

Один из свидетелей утверждает, что один из сотрудников подложил Белокиеву пистолет и гранату 125.

Этот же человек рассказывал:

Там выстрелы были, все побежали кто куда, посмотреть [что происходит]… Эти люди были в масках и в камуфляже. Парня как куренка убили… Он не сразу умер. Минут сорок они вокруг него стояли, все перекрыли… Люди собрались, все это видели. Автоматы на нас наставили. Ближе не подойдешь. Парень еще какое-то время дергался. Все боялись что-то делать из-за автоматов этих. Кто-то попытался на [мобильный] телефон заснять, так один из этих, с автоматами, его матом обложил, телефон забрал, разбил. 126

Через несколько часов, в ночь на 31 августа, в соседнем Карабулаке расстреляли семью русской учительницы Веры Драганчук. Комментируя этот инцидент для прессы, старший помощник прокурора РИ З.Томова высказала предположение, что муж и двое сыновей Драганчук были убиты в отместку за убийство Белокиева. Она подтвердила, что последний "был убит при проведении оперативно-розыскных мероприятий по его задержанию сотрудниками силовых структур". По версии республиканской прокуратуры, "Белокиев оказал вооруженное сопротивление во время проведения спецоперации по его задержанию сотрудниками Центра "Т" МВД РФ и УФСБ Ингушетии и был уничтожен ответным огнем". 127

Свидетели убийства Белокиева, с которыми беседовали представители Хьюман Райтс Вотч, настаивают на том, что у него не было оружия, и никакого сопротивления он не оказывал. Работавший на том же рынке знакомый Белокиева утверждает, что один из оперативников настаивал, что в палатке Белокиева спрятана взрывчатка. Оперативникам тут же дали возможность осмотреть торговое место, однако ничего обнаружено не было.

Упомянутый знакомый Белокиева убежден, что тот не мог оказать вооруженного сопротивления: "Как он мог что-то такое сделать? Было три или четыре выстрела пистолетных – явно один человек из одного и того же оружия стрелял. И еще очередь автоматная. Ну, откуда у него автомат?" 128 Об этом же, среди прочего, этот человек заявил и прокуратуре.

Остается неясным, в какой мере прокуратурой были учтены показания вышеупомянутого свидетеля, если они вообще были приняты во внимание. С уверенностью, однако, можно говорить о том, что надлежащего расследования обстоятельств убийства Белокиева проведено не было.

Хьюман Райтс Вотч не имеет полномочий и возможности судить о наличии или отсутствии у Белокиева оружия. Ответ на этот вопрос могли бы дать материалы судебно-медицинской экспертизы, если бы таковая была проведена, однако информацией о попытках фиксации соответствующих доказательств мы не располагаем. С другой стороны, если верить очевидцам, со стороны сотрудников оперативных служб явно имело место незаконное применение избыточной силы, поскольку они открыли огонь без предупреждения в ситуации, когда непосредственная опасность для какого-либо лица отсутствовала. Их действия усугубляются еще и тем, что они оставили раненого Белокиева умирать на земле.

К пассивности следственных органов добавляется общая атмосфера, не способствующая проявлению активности со стороны свидетелей. Большинство их были слишком напуганы, чтобы давать показания прокуратуре. Один из таких людей в интервью Хьюман Райтс Вотч объяснял: "Все эту сцену видели. Допустим, скажу я об этом, а потом мне домой идти – так меня через час заберут без суда и следствия, пропаду потом без следа. И зачем мне это надо? У меня семья. Такие вот дела. Полное беззаконие". 129

Убийство Апти Далакова

2 сентября 2007 г., когда 22-летний Апти Далаков с друзьями выходил из игрового клуба на ул. Осканова в Карабулаке, рядом с ними остановились два микроавтобуса "Газель" без номеров. Оттуда выскочили примерно 30 вооруженных людей и наставили на Далакова и его друзей оружие. Молодые люди попытались убежать, за ними немедленно бросились в погоню.

Свидетелями инцидента стали многочисленные прохожие, которые впоследствии рассказали семье Далакова, что Апти пересек ул. Джабагиева и забежал во двор бывшего детского сада "Рябинка" 130. Двое вооруженных людей нагнали его и открыли огонь, Далаков был ранен и упал. Один из преследователей, который был в штатском и закрывал лицо собственной футболкой, несколько раз выстрелил в Далакова и прикончил его выстрелом в голову, после чего вложил убитому в руку небольшой предмет.

Прибывшие на место убийства сотрудники местной милиции и ОМОНа не без труда задержали вооруженных людей, установили их принадлежность к ФСБ и доставили их в городской ОВД. Однако вскоре туда прибыли высокопоставленные сотрудники республиканского УФСБ, которые потребовали освободить сотрудников и вернуть им оружие и боеприпасы, включая собранные на месте преступления отстрелянные гильзы.

Один из омоновцев впоследствии рассказывал Хьюман Райтс Вотч: 131

Нам по рации сообщили, что нападение на Карабулак, стрельба у детского сада, рядом с первой школой. Когда мы подъезжали, была слышна автоматная стрельба. Подъехали – лежит парень молодой в крови, вокруг человек 12 с оружием. Четверо или пятеро – в штатском, остальные – в масках и камуфляже. Некоторые на вид ингуши, другие – русские. Еще, вроде, чеченцы и осетины. Мы не знали, кто это… У парня убитого ни пистолета не было, ничего. Потом выяснилось, что у него в кулаке граната была пустая, но местные говорили, что видели, как ему ее подкинули. В любом случае, надо было этих с оружием забирать. Они сопротивлялись, матюгами крыли, пугали, но нас больше было, так что в конце концов им пришлось подчиниться. У нескольких корочки фэ-эс-бэшные были. Доставили мы их в отдел, а потом – меня там в тот момент не было – их начальники их фактически вытащили. В итоге мы еще и крайними остались. 132

Главным управлением Генпрокуратуры по Южному федеральному округу против сотрудников милиции было возбуждено уголовное дело в связи с превышением полномочий. В дополнение к этому МВД Ингушетии получило замечание от тогдашнего полномочного представителя Президента в ЮФО Д.Козака за вмешательство в операцию ФСБ. 133 На просьбу Хьюман Райтс Вотч прокомментировать ситуацию прокурор РИ Ю.Турыгин ответил, что не может ничего сообщить, пока не завершено следствие 134.

Уже 2 сентября прокуратурой постфактум было возбуждено против Апти Далакова уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов 135 и незаконном хранении оружия 136, после чего дело было закрыто в связи со смертью подозреваемого. Получив соответствующее уведомление 137, родственники Далакова подали встречную жалобу с просьбой провести эффективное расследование обстоятельств убийства Апти и привлечь виновных к ответственности 138. В жалобе, в частности, названы свидетели, подтвердившие, что у Далакова не было оружия и что признаки насилия в его действиях отсутствовали. Однако на момент подготовки настоящего доклада никакого расследования по жалобе начато не было.

Точно так же, как в случае с убийством Ислама Белокиева, были предприняты попытки увязать инцидент с убийством семьи Веры Драганчук. Уже 3 сентября УФСБ по РИ объясняло СМИ, в том числе корреспонденту федерального телеканала, что Апти Далаков и его знакомый Илез Долгиев, который был задержан в тот же день 2 сентября, были «ваххабитами» и активными участниками «бандитского подполья в Карабулаке». В УФСБ утверждали, что эти двое молодых людей причастны к убийству семьи учительницы и к совершению целого ряда других тяжких преступлений 139. При этом Долгиева в итоге отпустили, сняв с него все подозрения 140, что дает веские основания считать убийство Далакова абсолютно произвольным.

Убийство 6-летнего Рахима Амриева

Убийство 6-лентнего Рахима Амриева вызвало самый сильный резонанс в Ингушетии и послужило поводом для бурных общественных протестов. Он был убит, а его мать ранена в ходе спецоперации, как утверждается, по задержанию дальнего родственника его родителей.

Ранним утром 9 ноября 2007 г. в с. Чемульга появились три БТРа и значительное число других машин с военными и силовиками. Они перекрыли несколько улиц, включая и ту, на которой жили Амриевы.

Примерно в 6:30 семья проснулась от шума, и в доме услышали команду с улицы через мегафон: "Женщины и дети, на выход!" В тот момент, когда к двери подошли четверо детей с родителями, в дом ворвались трое сотрудников, сразу открывших огонь. Рахим Амриев был убит на месте, его мать Раиса получила ранение в руку. После этого семью, в том числе и раненую женщину, босиком в одном белье выгнали из дома, который – уже пустой – потом обстреляли и забросали гранатами. Отец Рахима – Рамзан Амриев рассказывает Хьюман Райтс Вотч:

Как только они ворвались – сразу стрелять стали. Кошмар просто... Я одного сына правой рукой закрывал, другого – левой. Слышал – жена кричит, потом вдруг вижу – у Рахима кровь на лбу. Ему прямо в голову попали, я даже не заметил, как он умер. Выгнали нас из дома. Тело сына забрать не дали. Так он один внутри и остался... Потом несколько сотрудников меня обратно к нам в дом завели. Говорят: "У тебя, сука, секунда есть мальчишку забрать!" Ну, пошел я, завернул Рахима в одеяло, чтобы другие дети не видели, вынес. Мне сказали, чтобы я проваливал, но я еще видел, как они дом гранатами забрасывали. Еще БТРом в стену въехали. 141

С телом сына на руках Рамзан Амриев присоединился к остальным членам семьи и соседям, собравшимся на небольшом холме недалеко от дома. Едва одетым мужчинам, женщинам и детям 142 пришлось простоять на холоде несколько часов – примерно до 11:00.

Малика Хациева, которая была в этой группе, рассказывает:

Когда мы услышали приказ, чтобы женщины с детьми выходили, это 6:30 утра было. Наша семья во двор вышла, нас всех на землю положили. Так мы минут 10-15 пролежали. Дети раздетые были, а земля холодная очень. Потом велели нам идти на дальний конец села, где все их БТРы и другие машины стояли. Женщины с детьми просто под конвоем шли, а мужчин заставили по грязи ползти. От холода мы все синие были, а вернуться какую-никакую одежду взять – не разрешали, даже для детей. Раису [Амриеву] тоже туда привели. Она плакала: "Ребенка моего убили!" У нее рука сильно кровила, а они даже доктора не позвали. Мы издалека видели, как дом Рамзана [Амриева] гранатами забрасывали, как по стенам стреляли и как БТР прямо в дом въехал. Дети так напуганы были, до сих пор в себя прийти не могут. 143

В 11:30 в село прибыли представители военной и гражданской прокуратуры. Они отвели Рамзана Амриева в его дом, показали автомат у порога и спросили, принадлежит ли оружие ему. Амриев ответил, что первый раз видит. Позднее прокурорские работники взяли у него отпечатки пальцев, однако автомат больше не упоминался.

На следующий день после убийства Рахима Амриева военная прокуратура в ст. Троицкая 144 возбудила уголовное дело по факту "гибели ребенка в ходе спецоперации". В материалах дела отмечено, что сотрудники УФСБ по РИ проводили в Чемульге оперативно-розыскное мероприятие с целью задержания Р.Махаури, подозреваемого в совершении ряда тяжких преступлений, включая организацию незаконного вооруженного формирования 145. Хотя Махаури действительно приходится дальним родственником Рамзану Амриеву, Амриевы утверждают, что не видели его уже шесть лет.

Как заявил Хьюман Райтс Вотч прокурор РИ Ю.Турыгин, он считает масштаб спецоперации и применение оружия оправданными с учетом того, что Махаури подозревается в совершении 11 особо тяжких преступлений террористического характера, включая убийства русских жителей. Он также сказал, что непреднамеренное убийство 6-летнего ребенка должным образом расследуется, на момент подготовки настоящего доклада следствие пыталось установить лицо, которым был произведен смертельный выстрел 146. Как представляется властями не было предпринято никаких попыток привлечь к ответственности ни других участников операции, ни руководившего ей сотрудника ФСБ.

Таким образом, несмотря на официальное признание ответственности сотрудников ФСБ за убийство Рахима Амриева, конкретные лица так не установлены и не привлечены к ответственности. Остается только догадываться, почему за шесть месяцев, прошедших после убийства, не удалось установить, из какого оружия был убит Рахим Амриев, и за кем это оружие числилось.

На недостаточную серьезность расследования указывает и то, что двоюродный брат Рамзана Амриева – Аслан, работавший в администрации в Чемульге, заявил Хьюман Райтс Вотч, что лишился работы из-за отказа дать ложные показания о спецоперации:

Ко мне подошли двое прокурорских: один - в штатском, другой – в сером камуфляже. Спрашивают: "Кто стрелял из дома [Амриевых]?" - "Никто не стрелял", - говорю. Тогда в камуфляже который говорит: "Сейчас я тебя выведу отсюда и выпущу в тебя рожок патронов... Нет, ты у меня без вести пропадешь!" А я отказался неправду говорить. Вот, когда они уходили, который в форме спрашивает: "Где работаешь?" Говорю, что в местной администрации, управляющий. А он тогда пообещал: "Больше ты там работать не будешь". Ну и 14 декабря этого года уволили меня. Я там восемь лет проработал, все нормально было. Скорее всего, администрацию заставили уволить меня из-за этого дела. 147

Убийство Саид-Магомеда Галаева и Руслана Галаева

Братья Саид-Магомед (1983 г.р.) и Руслан (1986 г.р.) Галаевы были убиты 27 сентября 2007 г. в с. Сагопши в ходе спецоперации, проводившейся сотрудниками федерального и республиканского МВД.

По словам их матери Фасиман и старшего брата Тагира, операция началась в 6:00, когда в семье все еще спали. Жену Саид-Магомеда Мадину разбудил шум на улице. Она попросила мужа посмотреть, что происходит. Саид-Магомед подошел к окну у входной двери, выглянул и закричал: "У двери сотрудники!" Проснувшиеся от его крика остальные члены семьи сразу услышали за дверью выстрелы 148.

Продолжая стрелять, в дом ворвались около десятка вооруженных людей. В комнату, где Фасиман с младшим 11-летним Саид-Ахметом в оцепенении сидела на кровати, ввалился раненый Руслан и упал на пол рядом с матерью. За ним вошли несколько человек, которые не прекращали стрелять. Несколько пуль попало в стены, одна, едва не задев, прошла над головой Саид-Ахмета, забившегося в угол кровати. Саид-Магомед был убит у двери своей спальни 149.

Фасиман, Мадину, Тагира и Саид-Ахмета вывели во двор, не дав одеться. Галаевы видели, как в дом забросили несколько гранат. Солдаты приказали Тагиру вытащить тела убитых братьев на улицу, а женщинам с мальчиком – сесть рядом с трупами.

Двор Галаевых был окружен двумя БТРами и десятком бронированных микроавтобусов УАЗ. Вооруженных людей было около сотни. Несколько человек схватили Тагира и потащили его со двора, избивая. При этом они отказались что-либо объяснить матери.

Пока Галаевы находились во дворе, силовики обыскали дом без ордера и без понятых. После этого они вышли с сумкой, в которой находились якобы найденные в доме граната, два пистолета, автомат и патроны. Сами Галаевы категорически отрицают, что у них в доме было оружие 150.

Фасиман Галаева рассказывает:

Когда Руслан упал у моей кровати, я подумала, что, вот - мальчик мой мертвый, но еще двое живые, и младший тут, со мной. Потом второго сына убили. Я умоляла их: "Вы уже двоих детей у меня убили, пожалуйста, хоть этих мне оставьте", - а они забрали Тагира, не объясняли ничего. Невестку мою, сына маленького и меня на земле заставили сидеть под автоматами. Я просила их: "Отпустите меня! Мне надо мальчиков моих хоронить!" А они только отмахивались: "Ничего, посидишь, никуда твои сыновья не денутся". Так я и сидела рядом с телами их, смотрела, как кровь вытекает. Один со мной по-доброму: разрешил Руслана за руку взять. Я чувствовала, как рука под моими пальцами холодеет, молилась, чтобы Тагир был жив еще. 151

Позднее в тот же день Фасиман и Мадину доставили в Малгобекский РОВД, где они обнаружили доставленного туда же Тагира. Каждого из них по отдельности допрашивал следователь прокуратуры, который хотел знать, откуда в доме взялось оружие и в каких незаконных вооруженных формированиях участвовали Руслан и Саид-Магомед. Тагира прямо спрашивали, где находились его братья и он сам ночью 8 сентября, когда нападению боевиков подверглась в/ч 3733, дислоцированная в Малгобеке.

Во второй половине дня к РОВД пришли родственники и соседи Галаевых, чтобы потребовать их освобождения. К вечеру всех отпустили.

Тагир Галаев рассказывает:

Меня забрали в 6:30 утра, а отпустили после 10 вечера. По дороге в милицию били меня по ногам и по голове. Ругались, говорили, что я боевик, ваххабит. Следователь еще хотел на меня с братьями повесить нападение на военную часть. Я объяснил, что в ту ночь они все были у наших родственников на большой молитве, многие это подтвердить могут. Если бы не наши родственники, которые пикет у РОВД сделали, меня бы не отпустили. 152

В отношении Руслана и Саид-Магомеда Галаевых было возбуждено уголовное дело об участии в незаконных вооруженных формированиях, незаконном хранении оружия и оказании вооруженного сопротивления сотрудникам правоохранительных органов 153. В ноябре 2007 г. Фасиман Галаева обратилась в прокуратуру с жалобой на незаконные действия последних. В ответе прокуратуры сообщалось, что по заявлению проведена проверка и что "действия военнослужащих Временной оперативной группы МВД в Малгобекском районе Ингушетии и сотрудников Малгобекского РОВД, производивших обыск в доме, принадлежащем Галаевой Ф.Х., были правомерными, нарушений не установлено". В возбуждении уголовного дела Фасиман Галаевой было отказано 154.

Комментируя решение об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Галаевой, прокурор РИ Ю.Турыгин заявил Хьюман Райтс Вотч, что у сотрудников правоохранительных органов имелась судебная санкция на обыск в доме Галаевых. По их словам, когда они вошли в дом, братья Галаевы смотрели видеозапись захвата заложников "Норд-Оста" в Москве в октябре 2002 г., и это якобы указывало на их поддержку терроризма 155. Прокурор также утверждал, что Руслан и Саид-Магомед первыми начали стрелять, и сотрудники были вынуждены открыть ответный огонь 156. Хьюман Райтс Вотч не располагает доказательствами вооруженного сопротивления со стороны братьев, однако приводимое Галаевыми описание операции (силовое вторжение в жилище, стрельба без предупреждения) дает основания говорить о применении избыточной силы, в частности о неоправданном применении огнестрельного оружия. Более того, нет никаких данных, которые указывали бы на то, что для подтверждения факта вооруженного сопротивления со стороны братьев Галаевых проводилась баллистическая экспертиза.

Убийство Хусейна Муталиева

Хусейн Муталиев был смертельно ранен в Малгобеке неустановленными сотрудниками федеральных силовых структур 15 марта 2007 г. По словам его родственников, между 17:00 и 18:00 часами к ним домой ворвались около 20 вооруженных сотрудников в камуфляже. Некоторые были в масках. Несколько человек перелезли через забор и открыли ворота остальным. После этого они ворвались в дом, не представляясь и не объясняя причин, и уложили всю семью лицом на пол.

Мать Хусейна Муталиева рассказывает:

Весь дом перерыли. Я спрашиваю: "Что вы ищете?" А они: "Ничего, мы знаем что, лежать, не дергаться!" Толкнули меня [на пол]. Потом сына из дома вывели, руки ему за спину заломили. Я говорю: "Кто вы такие?" Они в ответ: "Российские военнослужащие, президент Путин нас послал!" Никаких бумаг не показывали... Сын мой не сопротивлялся, говорит: "Мама, не беспокойся, разберутся и отпустят меня". А они, когда его уводили, - по затылку его прикладом. Когда он упал, они ему под ноги стрелять стали. Он вскочил, побежал. Они в него попали – я видела, кровь у него из шеи шла. Потом закинули в машину и уехали. Мы все кричали. 157

Брат Хусейна – Хасан Муталиев на машине последовал за силовиками на некотором отдалении. Он видел, как их машины в какой-то момент остановили сотрудники ингушской ДПС. После короткого разговора с инспекторами силовики проследовали в направлении Северной Осетии. У одного из инспекторов Хасану Муталиеву удалось выяснить, что они предъявили удостоверения группы оперативного управления на Северном Кавказе 158 и, соответственно, имели право беспрепятственного проезда.

На следующий день сотрудники ингушской милиции привезли домой тело Хусейна Муталиева. По их словам, его доставили во Владикавказ, и там он умер в больнице. Прокуратурой в отношении Муталиева было возбуждено уголовное дело, поскольку, по версии силовиков, у него была граната, и он пытался оказать вооруженное сопротивление аресту. После этого дело было вскоре закрыто в связи со смертью подозреваемого.

Причастность силовых структур к смерти Муталиева косвенно подтверждается материалами внутренней переписки между МВД и Минюстом. Указывая на необходимость прекращения практики доставления задержанных из Ингушетии во Владикавказ, министр внутренних дел РФ отмечает общественное возмущение, вызванное смертью Хусейна Муталиева, "доставленного из Ингушетии в следственный изолятор во Владикавказе" 159.

В феврале 2007 г., за несколько недель до этих событий, Хусейн Муталиев обращался с просьбой о защите в офис ПЦ "Мемориал" в Назрани. Он объяснил, что учился в Египте, поэтому органы безопасности, похоже, записали его в исламские экстремисты, и он уже подвергался задержанию и пыткам. В своем заявлении он писал:

Они задержали меня в сентябре 2006 года, избивали и пытались заставить взять на себя преступления, которых я не совершал. Потом выпустили, так как у них против меня ничего не было. Но и теперь меня преследуют. После покушения на муфтия [Ингушетии] 160 снова вызвали в милицию для дачи показаний. Что мне делать? Я готов ответить на все вопросы, но чтобы обращались нормально. Все это из-за того, что я учился в Египте, они меня преследуют из-за этого, я даже в мечеть уже не хожу, потому что всех, кто ходит в мечеть, считают ваххабитами... 161

По информации ПЦ "Мемориал", Хусейн Муталиев собирался вновь прийти в офис с еще несколькими молодыми людьми, которые подвергаются преследованиям за религиозную практику и связи. Он рассчитывал, что там им помогут составить открытое письмо о том, что они готовы ответить на вопросы властей, но требуют соблюдения своих прав 162. Однако этим планам не суждено было сбыться, поскольку он погиб от рук силовиков.

Убийство Адама Гарданова и Магомеда Чахкиева

Адам Гардамов и Магомед Чахкиев были застрелены сотрудниками силовых структур в центре Назрани примерно в 13:00 7 февраля 2008 г. По словам свидетелей, они находились в машине Гарданова, припаркованной у входа на рынок. Машина была блокирована примерно 20 сотрудниками, которые подъехали на нескольких автомашинах и сразу открыли огонь: сначала был убит Чахкиев, затем Гарданов. В интервью Хьюман Райтс Вотч родители Гарданова подчеркивали, что его тело было изрешечено пулями; в подтверждение они предъявили фотографию. 163

В УФСБ по РИ утверждают, что их сотрудники попытались арестовать Гарданова и Чахкиева, однако те стали стрелять и были убиты в перестрелке. В отношении обоих прокуратура постфактум возбудила уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов 164 и незаконном хранении оружия 165. При этом, как утверждают родственники и их адвокат Магомед Гандаров, на месте событий присутствовали десятки людей, которые говорят, что Гарданов и Чахкиев не оказывали никакого сопротивления и были убиты на месте без предупреждения 166.

Мать Адама Гарданова рассказывает:

Через два или три дня, как их убили, нас вызвали в милицию на допрос. Я спросила следователя: "Почему вы стреляете в невиновных?" Вот, он отвечает: "Если бы твой сын в тот день с тем другим парнем не был, тогда бы с ним все в порядке было. Сам виноват. Чахкиев разыскивался за разные преступления. Вот поэтому так вышло. Твоему сыну не надо было с ним связываться" 167.

Магомед Гандаров от имени родственников Гарданова подал жалобу в прокуратуру, требуя провести проверку действий силовиков, допустивших применение избыточной силы. Однако на момент подготовки настоящего доклада по жалобе даже не была начата проверка, не говоря уже о возбуждении уголовного дела. 168

Покушение на убийство Адама Мальсагова

4 июля 2007 г. в Насыр-Кортовском районе Назрани неустановленные сотрудники силовых структур пытались убить 23-летнего Адама Мальсагова, создав при этом угрозу жизни его несовершеннолетних родственников – сестры и двоюродных братьев.

По словам родителей Мальсагова, 4 июля он сидел с больной бабушкой, которая живет рядом с ними. Ближе к 15:00 его пришли проведать двоюродные братья 11-летний Тимур и 13-летний Исмаил Халухоевы. Подростки сказали ему, что недалеко от многоквартирного дома, где живут они и Мальсаговы, стоит автомашина ВАЗ серебристого цвета. Они забеспокоились, поскольку машина стояла довольно долго и казалось, что находившиеся внутри люди чего-то ждут. 169

Адам Мальсагов решил проверить, в чем дело, и вернулся к дому с двоюродными братьями. Когда они вошли во двор, к ним вышла 15-летняя сестра Адама – Айна. В этот момент во двор заскочили трое вооруженных людей в камуфляже, без предупреждения открывшие огонь в направлении Адама. Одна из пуль попала в трубу прямо у него над головой. Айна остолбенела от испуга, Адам и двое братьев-подростков бросились бежать. Вооруженные люди продолжали стрелять, но так и не попали. Поняв, что Адам ушел, они связались с кем-то по рации, и через несколько минут дом был окружен примерно 40 сотрудниками, прибывшими на БТРе и микроавтобусах «Газель».

Мать Адама - Мариам Мальсагова в тот момент находилась на работе в принадлежащем семье магазине в том же доме. Она рассказывает:

Я услышала выстрелы и вышла на улицу. Вижу – Адам с двумя мальчишками убегают, а по ним эти люди стреляют: один стоя, еще двое - с колена. Не знаю, как им удалось убежать, как только Адаму удалось! 170

Силовики предъявили родителям Мальсагова постановление на обыск и на арест Адама, выданное ФСБ 171. Один из них, представившийся следователем ФСБ, утверждал, что Адам прячет дома оружие и взрывчатку и что некие боевики должны принести ему еще. Поставив понятыми двух солдат соседней в/ч 3772, они обыскали квартиру Мальсаговых и еще одну в том же подъезде, которую занимает брать Мариам (ему принадлежит здание).

По словам Мальсаговых, обыск проводился очень жестко, несмотря на полное сотрудничество со стороны хозяев. В итоге был обнаружен автоматный рожок 172. Как утверждает Мариам Мальсагова, рожок принадлежал одному из ее братьев, умершему шесть лет назад и имевшему разрешение на оружие. То же самое она сказала следователю.

На момент подготовки настоящего доклада Адам Мальсагов скрывался. Его родителей неоднократно вызывали в УФСБ по РИ, требуя назвать возможные места нахождения сына.

Мариам Мальсагова рассказывает:

Я сказала следователю: «Если он [Адам] что-то не так сделал – арестуйте его и накажите, а вы прямо сразу стрелять. Вы же могли убить его и мальчиков тоже! Как бы я людям в глаза смотрела, если бы этих мальчиков из-за моего сына убили?» А они [сотрудники] мне: «Он хотел наших людей застрелить». Как он мог такое сделать? У него и оружия-то никогда не было. У мужа моего из-за этого сердечный приступ был. До конца еще не поправился. А младшие – мы их только поздно вечером нашли, так далеко убежали. Один с тех пор заикается. 173

Оценка наличия или отсутствия со стороны Адама Мальсагова попытки вооруженного сопротивления выходит за рамки полномочий и возможностей Хьюман Райтс Вотч. Однако показания свидетелей указывают на то, что сотрудники силовых структур применили оружие не в ситуации крайней необходимости, без предупреждения и не приняли мер к сохранению жизни гражданских лиц, создав опасность для жизни нескольких несовершеннолетних.

VII. Похищения, насильственные исчезновения и пытки

По данным ПЦ "Мемориал", в 2007 г. в Ингушетии в ходе спецопераций силовых структур были произвольно задержаны 29 человек, из них трое впоследствии пропали без вести, в отношении одного имеется подтвержденная информация о том, что он был убит. 174

В каждом случае свидетели говорят, что силовики не представлялись, не предъявляли санкции и не сообщали ни самому человеку, ни его родственникам ни оснований задержания, ни места предполагаемого доставления задержанного. Поэтому как местные жители, так и ПЦ "Мемориал" называют такую практику "похищениями". В интересах единообразия этот же термин используется и в настоящем докладе.

Как правило, сотрудники силовых структур забирают молодых мужчин, подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях и терроризме. Повышенному риску похищения подвергаются три категории молодых людей: родственники или знакомые предполагаемых боевиков или террористов; лица, которые ранее уже задерживались и фигурируют в базе данных милиции или спецслужб, вне зависимости от того, привлекались ли они в итоге к ответственности или нет; наконец, набожные мусульмане из числа реальных или предполагаемых последователей "нетрадиционного" ислама салафитского толка. 175

Похищения часто происходят как в рамках спецопераций. Задерживаемые таким образом лица нередко подвергаются пыткам, некоторые становятся жертвой насильственного исчезновения. В данном разделе документирован ряд явных нарушений такого рода 176, в том числе три случая насильственных исчезновений и три случая пыток, включая один случай смерти задержанного от пыток.

Незаконные задержания, пытки и насильственные исчезновения являются нарушениями международно-правовых обязательств России в области прав человека. Международные стандарты признают право государства на лишение свободы только при условии, что оно осуществляется в рамках предусмотренных законом процедур и с соблюдением минимальных процессуальных гарантий 177. Универсальные нормы прямо запрещают в любой ситуации пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание 178. Правительство обязано проводить расследование по заявлениям о пытках и недозволенном обращении со стороны должностных лиц, привлекать виновных к ответственности и обеспечивать пострадавшим эффективную правовую защиту 179.

Насильственные исчезновения считаются грубым и прямым нарушением основных прав, в том числе права на свободу и личную неприкосновенность и права не подвергаться пыткам, а также нарушением права на жизнь или серьезным посягательством на него 180. Правительство обязано принимать эффективные меры по предупреждению, пресечению и уголовному преследованию за любые акты насильственных исчезновений 181. Европейский суд по правам человека, в том числе и в недавних решениях по делам об исчезновениях в Чечне, подчеркивает необходимость принятия действенных мер в первые дни и недели после исчезновения 182. При этом Суд отмечает, что особенно уязвимыми являются задерживаемые лица. Соответственно, власти тем более обязаны отчитываться об обращении с задержанным в случае исчезновения или смерти последнего. В таких случаях бремя доказывания в части предоставления правдоподобного объяснения ложится на государство 183. Суд уже применял эти принципы к делам, связанным с похищениями в Чечне, когда факт задержания с уверенностью не установлен, однако имеются основания утверждать, что последний раз человека видели при обстоятельствах, когда он находился во власти представителей государства 184.

Похищения и насильственные исчезновения

Насильственное исчезновение Ибрагима Газдиева

Ибрагим Газдиев (1978 г.р.) пропал после задержания неустановленными сотрудниками силовых структур 8 августа 2007 г.

Газдиев работал в строительном магазине в Карабулаке. Примерно в 12:30, когда Газдиева ждали на работе, его сослуживцам позвонил местный житель (имя не разглашается) и сообщил, что только что у него на глазах вооруженные люди забрали Ибрагима. По словам этого человека, машину Газдиева остановили в центре Карабулака несколько вооруженных сотрудников в масках и камуфляже. Они велели Газдиеву выйти, проверили у него документы, посадили его в свой микроавтобус и, забрав также его автомобиль, уехали на трех машинах 185.

Коллеги Газдиева передали эту информацию отцу Ибрагима – Мухмеду Газдиеву. Через три дня после похищения еще один свидетель (имя не разглашается) сообщил отцу, что не только наблюдал, как забирали Ибрагима, но и последовал за микроавтобусом до того момента, как тот въехал во двор УФСБ в Магасе 186.

Мухмед Газдиев не только сообщил о случившемся в милицию и прокуратуру, но и через несколько недель смог переговорить непосредственно с президентом Ингушетии М.Зязиковым и прокурором республики Ю.Турыгиным. Они не сказали отцу, где находится сын, однако заверили, что с ним обращаются в соответствии с законом и что он скоро вернется домой.

Мухмед Газдиев рассказывает:

Когда я работал учителем в Грозном, Зязиков у меня два года учился. Так что он не мог не принять меня. Я объяснил ему ситуацию, он вызвал Турыгина. Я сказал прокурору: "Пожалуйста, не причиняйте моему сыну вреда. Мы знаем, какими методами пользуются ваши люди. Делайте все по закону. Если он заслуживает наказания – давайте накажем его вместе. Я отрекусь от него [если он виновен]". А он [Турыгин] прямо так и сказал: "Мы не собираемся с ним ничего незаконного делать…" Потом Зязиков объяснил: "Его забрали органы безопасности. Они проводят с его участием следственные действия. Но он ни в каких грязных делах не замешан – просто у него знакомые неподходящие оказались". 187

У Мухмеда Газдиева были предположения относительно возможных "неподходящих знакомых" своего сына. По его словам, еще в марте 2004 г. Ибрагим собирался ехать в Грозный на своей машине, и один из покупателей 188 попросил взять его с женой и двумя детьми. Этот человек, как выяснилось позже, разыскивался правоохранительными органами по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям, однако Ибрагим, по утверждению отца, ничего подобного не знал. На обратном пути машину остановили вооруженные люди. Попутчика Ибрагима застрелили на месте, а его самого доставили в отделение милиции, допросили и затем отпустили. В тот же день сотрудниками милиции и ФСБ в доме Газдиевых в Карабулаке был проведен обыск, но ничего найдено не было.

После этого семью на несколько лет оставили в покое. Затем неожиданно 31 мая 2007 г. следственным отделом республиканского УФСБ у них дома был проведен еще один обыск, причем в соответствии с установленным порядком. По словам Мухмеда Газдиева, на вопрос его напуганной жены о возможных проблемах в будущем присутствовавший при обыске сотрудник ФСБ заверил: "Нет, конечно. В конце концов, у вас же ничего не нашли". Последнее было зафиксировано и в протоколе.

Мухмед Газдиев посчитал, что эти события имеют непосредственное отношение к похищению его сына. С другой стороны, встреча с президентом и прокурором в значительной степени успокоила его, и он со дня на день ожидал возвращения сына. Когда сын так и не объявился, он возобновил собственные поиски, используя личные связи. О результатах этих поисков он рассказал Хьюман Райтс Вотч:

У меня куча доказательств, но если дать им ход – у людей проблемы могут быть. Из того, что мы знаем, его [Ибрагима] постоянно переводили из одного места в другое… Нам удалось проследить это. Сначала он был здесь, потом - в Пятигорске, потом – в Нальчике, потом – во Владикавказе… Похоже, и в Чечне он тоже был, и, скорее всего, там его путь и закончился. У нас есть информация, что кончилось все в тюрьме в Гойтах 189, взрывчаткой его с земли стерли. 190

Официальная информация о судьбе Ибрагима Газдиева по-прежнему отсутствует. Прокуратурой Карабулака по факту его похищения возбуждено уголовное дело. Хотя Газдиев находился во власти агентов государства, которые обязаны вести учет задержанных и контактов с ними, официальное расследование никаких результатов не принесло. Органы безопасности и милиция Ингушетии утверждают, что они Газдиева не задерживали.

Стремление привлечь виновных к ответственности сделало Мухмеда Газдиева активным участником протестного движения в Ингушетии. 191

Похищение Хусейна Муцольгова и Заурбека Евлоева, насильственное исчезновение Хусейна Муцольгова

5 мая 2007 г. Хусейн Муцольгов (1986 г.р.) и Заурбек Евлоев (1983 г.р.) были похищены неустановленными сотрудниками силовых структур в Насыр-Кортовском районе Назрани.

По словам очевидцев, примерно в 14:30, когда Муцольгов и Евлоев стояли у дома последнего, к ним на микроавтобусе и нескольких легковых машинах подъехали около десятка вооруженных сотрудников в масках. Без какого-либо предупреждения они стали избивать обоих молодых людей, в том числе прикладами по голове. Потерявшим сознание жертвам заклеили рты скотчем, заткнули уши ватой, замотали головы пакетами и бросили их в микроавтобус, после чего увезли их, взяв также машину Муцольгова. Около 20:00 Заурбек Евлоев позвонил домой из чеченской станицы Ассиновская на границе с Ингушетией и попросил приехать за ним. Семья уже разыскивала его. Как сообщила Хьюман Райтс Вотч мать Муцольгова, Евлоев ничего не знал о судьбе второго задержанного и лишь кратко рассказал, что произошло:

Он [Евлоев] сказал, что они какое-то время внутри были [в микроавтобусе], но он ничего практически не видел. Потом их бросили в какой-то темный подвал, там побили. И это как-то с ФСБ связано. Сотрудники с ними по-русски говорили, но он [Евлоев] нам толком ничего не сказал. Все говорил, что испугался сильно. Не сказал, какие вопросы спрашивали, ничего. Потом его в машину посадили и выкинули где-то на окраине Ассиновской. Что с Хусейном – он не знает. 192

От людей, которых они не захотели назвать, Муцольговы узнали, что Хусейн несколько дней находился в УФСБ в Магасе. В интернете они также нашли информацию о том, что впоследствии его отвезли в неофициальный изолятор в Гойты и там убили 193. На декабрь 2007 г. Хьюман Райтс Вотч не располагала никакой другой информацией, которая могла бы подтвердить смерть Хусейна Муцольгова, однако нами было получено косвенное подтверждение того, что он был в Гойты. Содержавшийся там в сентябре 2007 г. Магомед Макшарипович Аушев (см. ниже) заявил, что видел его фамилию вместе с фамилиями еще нескольких похищенных в Ингушетии лиц на стене своей камеры 194.

По факту похищения Хусейна Муцольгова прокуратурой Ингушетии было оперативно возбуждено уголовное дело, однако к моменту подготовки настоящего доклада расследование никаких результатов не принесло. На вопрос Хьюман Райтс Вотч о наличии у Муцольговых адвоката мать Хусейна лишь обреченно пожала плечами: "Был один, потом мы от него отказались. Зачем нам адвокат, если Хусейна больше нет?" 195

Насильственное исчезновение Ахмета Картоева

Ахмет Картоев (1977 г.р.) был похищен в Назрани неустановленными сотрудниками силовых структур 22 мая 2007 г.

По словам очевидцев, общавшихся с его женой, около 10:00 в центре Назрани его машину блокировал белый микроавтобус "Газель". Несколько вооруженных сотрудников в масках и камуфляже вытащили его из машины и завели в свой микроавтобус. После этого они уехали на большой скорости.

6 июня прокуратура Назрани возбудила уголовное дело по факту похищения Ахмета Картоева 196, однако через два месяца оно было приостановлено.

Семья Картоевых неоднократно обращалась в прокуратуру и ФСБ с требованием найти Ахмета, но безрезультатно. Брат Ахмета – Магомед Картоев рассказывает:

Это очень оживленный район, много людей видели. А сегодня все боятся говорить. Кто говорил, что своими глазами видел, - теперь они свои показания назад забирают, говорят, что только от других слышали. Их можно понять, учитывая время, в котором нам всем жить приходится. Я в Генеральную прокуратуру жалобу написал, и следствие в итоге возобновили. Потом опять приостановлено. С ФСБ связывался: мне сказали, что их люди к этому делу отношения не имеют, что это не их компетенция, только прокуратура помочь может. Два месяца назад мне сообщили, что дело опять возобновлено, следственный комитет при прокуратуре Ингушетии им занимается. Кроме официального следствия, мы еще свои связи задействовали [в правоохранительных органах] и связи родственников 197.

По мнению Магомеда Картоева, единственным объяснением похищения брата может быть его религиозность:

Я не знаю, что и думать. У брата никогда никаких проблем не было ни с милицией, ни с другими органами. И ни у кого у нас в семье – а семью нашу очень уважают [в Ингушетии] – таких проблем не было. Единственное, что в голову приходит, - Ахмет очень религиозный был. Часто, постоянно в мечеть ходил, молился пять раз в день... 198

Принимая во внимание то обстоятельство, что силовые структуры в Ингушетии часто подозревают набожных мусульман в связях с боевиками, предположение Магомеда Картоева неудивительно. На апрель 2008 г. подозреваемые органами прокуратуры установлены не были, следствие никаких результатов не принесло. Судьба и местонахождение Ахмета Картоева остаются неизвестными.

Похищения и пытки

Похищение, пытки и смерть Мурата Богатырева

Особую обеспокоенность вызывает дело Мурата Богатырева, который 7 сентября 2007 г. был похищен, подвергнут пыткам и в результате умер в тот же день. Данный случай также служит ярким примером того, как вероятность подвергнуться похищению повышается для лиц, фигурирующих в базах данных милиции и органов безопасности.

В середине августа сотрудники милиции и прокуратуры обыскали маленький участок земли и принадлежавший Богатыреву трейлер в селе Верхние Ачалуки Малгобекского района Ингушетии. В то время Богатырев работал за пределами республики – в Краснодаре. Его жена Эсет Кулбужева, узнав об обыске от соседей, отправилась в село. Она рассказывает:

Они украли наше золото, кассеты, парфюмерию, наличность 150 тысяч рублей. Переломали все. Я побежала в прокуратуру, пожаловаться на кражу, спросила, в чем дело. Они мою жалобу даже не зарегистрировали, сказали, что сотрудники Мурата искали, вроде как он какое-то отношение имеет к убийству русской учительницы этой – Терехиной. 199 Но они меня успокоили, сказали, что предположения не подтвердились, что мужа в покое оставят. 200

Поскольку после обыска трейлер оказался непригодным для жилья, когда Мурат Богатырев вернулся в Ингушетию, супруги с маленькой дочерью поселились у его родственников в Назрани. По словам Кулбужевой, вечером 6 сентября все трое отправились в Верхние Ачалуки, и она решила остаться на ночь у проживающих там ее родителей, в то время как Мурат остался в трейлере, собираясь заняться ремонтом. Около 6:00 на следующий день Кулбужеву разбудил звонок от родственников мужа, которые сказали, что его забрали вооруженные сотрудники. Соседи, бывшие свидетелями похищения, рассказали ей, что около десятка вооруженных людей ворвались в трейлер, затолкали Мурата в УАЗик и уехали. 201

Кулбужева постаралась как можно быстрее попасть на место. Там еще продолжался обыск двора и трейлера, производившийся сотрудниками Малгобекского РОВД в присутствии главы сельской администрации и нескольких соседей. Ей вручили копию протокола, в котором говорилось, что ничего незаконного на территории найдено не было. 202

Когда Кулбужева со своими родственниками отправилась в Малгобекский РОВД в поисках мужа, дежурный сообщил им, что Богатырева действительно доставили туда на допрос. Они остались ждать, рассчитывая, что это ускорит освобождение, однако вместо этого увидели, как сотрудники милиции выносят мертвое тело.

Эсет Кулбужева рассказывает:

Я просто стояла там и ждала. И тут несколько сотрудников тело вынесли. Без одежды, голова футболкой закрыта. Я сразу даже не поняла, что этой муж мой. А потом все поняла. Заплакала. Он весь в синяках был, кровоподтеках. Там у ворот "скорая" стояла, санитары мне сказали, что должны отвезти его в морг в Малгобеке. А родственникам моим, которые к милиционерам побежали, начали говорить, что "скорая" Мурата в реанимацию повезет. Но его, действительно, в морг отвезли, только в Назрань. Тело нам оттуда позже в тот же день отдали. Это просто ужас, что они с ним сделали. Сплошные синяки и кровь... Мы все сфотографировали. А милиция говорит, что он от остановки сердца умер. 203

Когда Кулбужева во второй половине дня вернулась к трейлеру, она опять обнаружила там сотрудников милиции, которые проводили новый обыск во дворе, - на этот раз без понятых и без постановления. Она предложила им открыть трейлер, однако сотрудники сказали, что их интересует только двор. Во время этого обыска, в отличие от предыдущего, неожиданно было найдено большое количество автоматных патронов и граната.

Прокуратура не замедлила постфактум возбудить против Богатырева уголовное дело о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов 204 и незаконном хранении оружия 205. В связи со смертью подозреваемого дело было тут же закрыто. Безрезультатность утреннего обыска, отсутствие понятых в ходе второго и заявления соседей о том, что Богатырев не оказывал при задержании никакого сопротивления, вызывают сомнения в обоснованности обвинений, вмененных ему уже посмертно.

Кулбужева и ее адвокат подали жалобу на действия сотрудников Малгобекского РОВД, приложив фотографии и видеосъемку тела Мурата Богатырева, а также заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором зафиксированы многочисленные травмы, включая множественные переломы ребер и грудины, а также ссадины и гематомы в области головы, рук, левого бедра и правого плеча. 206

В октябре 2007 г. прокуратурой было возбуждено уголовное дело по факту "превышения должностных полномочий". Однако, несмотря на веские доказательства, 31 декабря дело было приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших преступление. Под давлением адвоката Кулбужевой в середине января 2008 г. прокуратура возобновила расследование, которое на момент подготовки настоящего доклада еще продолжалось.

Похищение Магомеда Османовича Аушева 207

Магомед Османович Аушев (1982 г.р.) был захвачен сотрудниками УФСБ по РИ утром 17 июня 2007 г. в ходе спецоперации в семейном домовладении Аушевых в с. Сурхахи. Во время этой же операции был убит его двоюродный брат Руслан Аушев (1982 г.р.), по официальной версии – боевик, а также разграблены и повреждены дома членов семьи 208.

Сотрудники ФСБ выволокли Магомеда Османовича Аушева из дома его дяди Исропила Аушева, затолкали его в микроавтобус "Газель" и сказали ему, что увозят его в УФСБ во Владикавказ. В машине его избили и замотали голову пакетом. Примерно через час его вывели из машины и завели в какое-то здание. Там у него с головы сняли пакет, и он увидел много сотрудников в форме. Большинство общались друг с другом по-осетински. Он рассказывает:

Я не уверен, было это здание ФСБ или УБОПа. Мне так и не сказали. Завели меня в комнату на четвертом этаже и стали пытать. Привязали провода к пальцам на ногах и током пытали. Время от времени водой обольют и опять током бьют. Вопросов никаких не задавали. Сказали только, что знают наверняка, что я брата двоюродного [Руслана Аушева] у нас на чердаке прятал, знал, что он боевик, помогал ему. Еще твердили, что я знаю про какой-то склад оружия. Говорили, что будут продолжать [пытки], пока я не сознаюсь. Голову опять пакетом замотали, бросили в машину, отвезли куда-то в пустынное место. Кинули в яму, стали меня заживо закапывать. Пока землю лопатами кидали – издевались, вроде как молитвы читали, говорили, что многих вот так закопали с концами. Потом вытащили меня из земли, одели два бронежилета и стали в упор стрелять. Я отключился 209.

После этого Магомеда Османовича Аушева отвезли обратно в то же здание, где продолжили пытать током, требуя признания в нескольких преступлениях, связанных с активностью незаконных вооруженных формирований, и инкриминирующих показаний на лиц, с которыми он не был знаком. В конце в кабинет зашел крупный мужчина в резиновых перчатках и предложил ему подписать какие-то бумаги, если он хочет, чтобы пытки прекратились. В противном случае вошедший пригрозил еще более жестокими пытками. Аушев подписал бумаги, не читая.

Когда ему показали один из подписанных им документов, там говорилось, что 1 июня 2007 г. он согласился получить от ФСБ 35 тыс. руб. в обмен на обязательство вывесить в окне синюю тряпку в тот момент, когда появится Руслан Аушев. Далее говорилось, что обязательство было выполнено им 17 июня – в день проведения спецоперации в Сурхахи, когда Руслан Аушев был убит. Магомеду Османовичу Аушеву дали номер мобильного телефона и велели позвонить на следующий день, чтобы назначить очередную встречу с сотрудниками ФСБ. Когда он согласился, ему замотали голову мешком, посадили в машину и выбросили на обочине недалеко от Сурхахи. Поскольку он не собирался исполнять свое обещание, он немедленно рассказал родственникам о сложившейся ситуации, и его вывезли из Ингушетии в Астрахань в расчете на то, что за несколько месяцев его отсутствия ФСБ утратит к нему интерес.

Однако эти расчеты не оправдались. Когда Магомед Османович Аушев в сентябре 2007 г. возвращался в Ингушетию через Грозный вместе с двоюродным братом Магомедом Макшариповичем Аушевым, оба были похищены чеченскими силовыми структурами на окраине чеченской столицы. Их доставили в незаконный изолятор в Гойты и подвергли там пыткам. Их собирались казнить, однако в итоге силовикам пришлось освободить обоих из-за митинга, организованного семьей Аушевых 210.

Похищение и пытки Тимура Д.

В сложившейся на Северном Кавказе ситуации от похищения не гарантированы даже сами сотрудники правоохранительных органов. Ярким примером служит история Тимура Д. (настоящее имя не разглашается), ставшего жертвой похищения 31 июля 2007 г. в Назрани 211.

После серьезной операции Тимур лежал в республиканской больнице. Около 23:00 31 июля он вышел в соседний киоск за сигаретами. К тому моменту он еще не оправился от последствий операции и шел медленно, сильно хромая. На обратном пути кто-то окликнул его по-ингушски: "Ты кто?" Оглянувшись, он увидел за спиной две автомашины ВАЗ. Он даже не успел ответить, как из машин уже выскочили пять или шесть вооруженных сотрудников, замотали ему голову черным пакетом и затащили в одну из машин. Тимур рассказывает:

Сразу начали бить. Я задыхался под пакетом, умолял снять его, а они только сказали, чтобы я заткнулся и не дергался. Ехали долго. Потом остановились где-то, вытащили меня из машины, затолкали в какой-то дом. Я говорил им, что работаю в правоохранительной системе, попросил отвезти обратно в больницу, чтобы удостоверение показать. Они не поверили. Опять бить стали – по голове и в пах. За ночь несколько раз били, требовали сознаться, что я боевик. Наутро привязали к стулу, били по почкам и по ребрам. Рядом еще кто-то кричал. Их, наверное, тоже пытали. Я никого из сотрудников не видел, потому что все время с пакетом на голове был. Кто-то из них на ингушском говорил, кто-то на чеченском. В конце концов, посадили меня в машину и дали по голове с такой силой, что я отключился. В себя пришел уже в канаве на обочине 212.

Тимура выбросили из машины недалеко от ингушской станицы Нестеровская у границы с Чечней. В интервью Хьюман Райтс Вотч его родственник, также работающий в правоохранительных органах Ингушетии, убежденно говорил, что Тимур сам виноват в происшедшем:

При таких обстоятельствах у него не должно быть ни к кому никаких претензий. Если ты в больнице лежишь – зачем выходить на ночь глядя, да еще и когда хромаешь? Сотрудники видят: мужик хромой куда-то посреди ночи идет. Естественно, это им подозрительно показалось. Может, раненый боевик? Повязали, забрали, проверили, поняли, что ошиблись, ну и выкинули. На что жаловаться-то? 213

Такая оценка со стороны представителя правоохранительных органов исключительно емко характеризует нынешнюю ситуацию в Ингушетии, когда силовики ощущают себя вправе по малейшему подозрению незаконно задерживать любого человека и подвергать его пыткам.

Похищения

Похищение Урусхана Иналова

Даже в тех случаях, когда задержанные не пропадают без вести и не подвергаются пыткам, само задержание проводится с такими откровенными процессуальными нарушениями, что становится незаконным и может быть квалифицировано как суммарное или произвольное. Примером может служить задержание Урусхана Иналова по подозрению в нападении на военнослужащих внутренних войск в Карабулаке 8 ноября 2007 г. 214

Между 6:00 и 7:00 23 ноября 2007 г. дом Иналова в Назрани был окружен примерно 25 сотрудниками силовых структур, которые ворвались внутрь, не представившись и не предъявив санкции. 28-летнего Иналова без каких-либо объяснений вытащили из постели и, не дав одеться, вытолкали на улицу, где босиком на снегу поставили лицом к забору. Младшего брата Иналова положили лицом на землю и продержали в таком положении в течение получаса.

Сестра Урусхана – Зарема Иналова рассказывает:

Мне и сестре моей всякие вопросы про родственников задавали, и еще про боевиков каких-то, о которых мы и не слышали никогда. Ругались по-всякому: "Сука! Тварь грязная!" Весь дом обыскали, так и не сказали нам, что ищут. Бумаг никаких не давали. Мы все перепугались. Телефоны мобильные у нас забрали все. Потом вернули, только теперь слушают все время, все разговоры... 215

Урусхана Иналова увезли в неизвестном направлении. Опасаясь, что он может стать жертвой исчезновения, двоюродные братья Иналова на некотором отдалении последовали за сотрудниками и выяснили, что задержанного доставили в ОВД в Карабулаке. Ему было предъявлено обвинение в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов 216, и он был переведен в СИЗО в Пятигорске. Семью своевременно не уведомили об этом, и родственникам пришлось приложить немалые усилия, чтобы выяснить место содержания под стражей.

Похищение Малики Чабиевой

Хотя обычно произвольному задержанию подвергаются молодые мужчины, Хьюман Райтс Вотч зафиксирован случай, когда при таких обстоятельствах была задержана женщина – Малика Чабиева (1968 г.р.) Она перебралась в Ингушетию из Чечни в начале второго вооруженного конфликта и вместе с другими вынужденными переселенцами жила в общежитии "Мехстрой" в ст. Орджоникидзевская.

Примерно в 12:30 27 января 2007 г. общежитие окружили сотрудники в масках и камуфляже. В комнату, где жила Малика с 4-летней дочерью, зашли несколько вооруженных людей, приказавших ей одеться и следовать за ними. Сотрудники не представились и не предъявили никакой санкции, однако утверждали, что Малика подозревается в причастности к теракту в Армавире в 1997 г. 217 Чабиевой не сказали, куда ее уводят, велев только оставить дочь с кем-то из соседей по общежитию. В сопровождении сотрудников Чабиева постучалась к сестре Азе, отдала ей ключи и втолкнула дочь в комнату со словами: "Меня забирают" 218. После этого один из сотрудников приказал ей закрыть дверь. Когда сестра попыталась выйти из комнаты, чтобы выяснить подробности, ее затолкали обратно и велели не высовываться.

Когда сотрудники ушли, Аза Чабиева отправилась в Сунженскую районную прокуратуру с жалобой на задержание сестры. Заявление в прокуратуре регистрировать отказались, однако обещали выяснить, какой из силовых структур проводилась операция. После нескольких телефонных звонков Азе Чабиевой сообщили, что ее сестра находится в УФСБ в Магасе.

В тот же день в ФСБ забрали третью сестру – Асет Чабиеву. Ее допрашивали о связях с предполагаемым боевиком и через два часа отпустили.

Через несколько дней с Азой Чабиевой связался сотрудник ФСБ и сообщил, что сестру переводят в СИЗО в Краснодар. Сама Малика Чабиева так рассказывала об этом Хьюман Райтс Вотч:

Я надеялась, что меня просто в ОВД отвезут, поэтому реально перепугалась, когда мы из Орджоникидзевской на шоссе выехали. Потом заехали на охраняемую территорию с большим новым зданием. Я не знала, что это ФСБ, только потом поняла. Меня допросили, спрашивали про семью, про женщину по имени Эльбика, которая в начале войны с нами в одном лагере жила, - они говорили, что она боевичка. Когда в Краснодар переводили, не объясняли ничего. 219

На следующий день после задержания Малики Чабиевой начальник пресс-службы МВД Ингушетии Назир Евлоев в интервью "Независимой газете" утверждал, что она была задержана ФСБ и милицией, поскольку у правоохранительных органов имелись основания подозревать ее в причастности к ряду тяжких преступлений. По версии Евлоева, Чабиева входила в состав группы женщин-снайперов, активно действовавшей против федеральных сил во время первой чеченской кампании. Он также утверждал, что Чабиева причастна к теракту на вокзале в Армавире 23 апреля 1997 г. 220

28 марта 2007 г. Малику Чабиеву отпустили в связи с отсутствием доказательной базы обвинений. После этого она живет в постоянном страхе нового ареста, тем более что пресс-служба МВД так публично и не отказалась от своей позиции, а ее имя продолжает фигурировать базах данных правоохранительных органов.

VIII. Спецоперации, сопровождавшиеся жестоким и унижающим достоинство обращением

Спецоперации в Ингушетии проводятся в формате оперативно-розыскных мероприятий с завяленной целью захвата боевиков, предположительно находящихся в районе операции, а также изъятия оружия, которое может храниться жителями дома или по месту работы. Иногда такие операции проводятся после нападений боевиков. По данным ПЦ "Мемориал", спецоперации, как правило, сопровождаются грубыми нарушениями прав человека. 221 Часть зафиксированных в настоящем докладе случаев внесудебных казней, насильственных исчезновений, похищений и пыток связана именно со спецоперациями. В данном разделе описываются такие нарушения, как избиения, грабежи и другое недозволенное обращение.

Исследования, проводившиеся Хьюман Райтс Вотч и ПЦ "Мемориал" в 2007 г., показывают, что спецоперации, как правило, напоминают массовые и адресные "зачистки" периода чеченского конфликта 222. В зависимости от ситуации они могут охватывать отдельный дом, квартал или весь населенный пункт. Территория блокируется вооруженными сотрудниками спецслужб и милиции и внутренними войсками, зачастую – в масках, прибывающими на БТРах, микроавтобусах и легковых автомашинах, во многих случаях – с отсутствующими номерами. После этого начинается проверка домовладений. Проверяющие не предъявляют никаких санкций и не объясняют причин проведения операции.

Заявления жителей Ингушетии о нарушениях прав человека в ходе спецопераций органами прокуратуры не расследуются 223.

Хьюман Райтс Вотч признает право российских властей проводить на любой части территории страны правоохранительные мероприятия с целью выявления и задержания предполагаемых преступников и изъятия находящегося в незаконном владении оружия, однако такие действия должны проводиться в полном соответствии с нормами национального законодательства и международно-правовых обязательств России.

Для этого сотрудники правоохранительных структур при применении силы должны руководствоваться принципами пропорциональности и действовать соразмерно серьезности правонарушения 224. Насколько это возможно, следует избегать применения силы или огнестрельного оружия, отдавая предпочтение методам, не связанным с насилием 225. Универсальные нормы о правах человека безоговорочно запрещают пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание 226. В одном из недавних решений по России Европейский суд по правам человека установил, что трудности, присутствующие в борьбе с терроризмом, не могут служить оправданием ограничению гарантий физической неприкосновенности 227. Правительство также обязано эффективно расследовать все заявления о недозволенном обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов и привлекать виновных к ответственности 228.

Спецоперация в с. Гаирбек-Юрт

10 апреля 2007 г. примерно с 5:00 неустановленными вооруженными сотрудниками силовых структур в с. Гаирбек-Юрт Назрановского района проводилась спецоперация, сопровождавшаяся откровенными нарушениями.

В село на БТРах, микроавтобусах "Газель" и легковых автомашинах прибыли около 100 сотрудников в масках и камуфляже, блокировали подъездную дорогу, окружили район вокруг школы и приступили к подворной проверке. По словам жителей, сотрудники врывались в дома, не предъявляя никакой санкции, и отвечали грубой бранью на любые просьбы представиться, назвать ведомственную принадлежность или сообщить основания обыска. Мужчин, женщин и детей под дулами автоматов заставляли стоять на улице босиком в одном белье 229.

Свидетель рассказывает:

Один на меня прикладом замахнулся, чтобы припугнуть… Я спрашиваю: "Кто у вас командир?" А он орет: "Заткнись!" Минут десять они ругались, тыкали мне в спину автоматами, когда я пытался вопросы задавать. Дверь сломали: мне потом чинить пришлось, замок новый ставить… У нас на правой стороне улицы женщина живет лет шестидесяти. Ее выкинули на улицу, несколько часов ей пришлось на улице стоять прямо в ночной рубашке. Вещи разбрасывали, по коврам ходили в грязных ботинках… 230

Хьюман Райтс Вотч удалось побеседовать с женщиной, о которой говорил предыдущий свидетель. Она была глубоко возмущена поведением силовиков:

Они все в масках были, такие грубые! Дом мой перерыли весь, хотя никаких официальных бумаг у них не было, белье постельное раскидали, кастрюли, сковородки, мешок с рисом на пол высыпали. В конце концов, нашли старое ржавое ружье, которое от моего покойного мужа осталось. Вытолкали меня из дома в одной рубашке, часа два пришлось мне в таком виде простоять. В конце концов, отвезли нас в Карабулак, завели в какую-то машину с кузовом. Там парень молодой сидел с компьютером. Он меня спросил про ружье, записал все, дал мне копию этой бумаги отпустил. Так зачем, спрашивается, они до этого все эти ужасы со мной делали? 231

После спецоперации с жителями встречались начальник Назрановского РОВД и два депутата Народного собрания. Первый заявил, что ингушская милиция не была поставлена в известность об операции. Он также утверждал, что сельского участкового Юсупа Шибилова, который пытался в это время попасть в Гаирбек-Юрт, вооруженные сотрудники не пропустили. 232 Депутаты собрали у жителей заявления и обещали поставить вопрос перед компетентными органами. Однако никакого расследования так и не было проведено.

Адресная спецоперация в ст. Орджоникидзевская

Операция проводилась сотрудниками ФСБ и военными в доме Хажбикера Мержоева в ст. Орджоникидзевская 1 июня 2007 г., примерно в 18:00. Сотрудники ворвались во двор и открыли огонь поверх голов игравших там детей. Хозяин-инвалид подвергся недозволенному обращению, его старший сын Рамзан был избит. Пострадал также несовершеннолетний сын Мержоева Адам, которому, среди прочего, сломали палец.

Хажбикер Мержоев рассказывает:

Вдруг слышу стрельбу во дворе у соседа, потом большая группа вооруженных людей в масках – человек 70, может, 100 - на семи или восьми микроавтобусах "Газель" приехали – к нам во двор ворвалась. Орут: "Не двигаться! Лежать!" В воздух стреляют. Меня на землю бросили. Один мне штанину закатал, говорит: "А это что такое?" "Протез", - говорю: у меня ногу в 91-м отрезали. А он тогда: "И ты, сука, еще живой?" Дочки плачут: "Пожалуйста, пожалуйста, не убивайте нас!" 21-летнего сына моего, Рамзана, ударили прикладом, голову пакетом замотали, в автобус свой затолкали, там еще били. Несколько на рынок пошли за младшим моим, Адамом. Мне пришлось сказать, что там он. А Адам еще в девятом классе учится! Привезли его домой на "Газели", в наручниках. Один солдат ему лицо ботинком прижимал. Прикладами его побили, палец сломали. Голова у него вся разбитая была. 233

Силовики обыскали дом, но ничего не нашли. Находившийся среди них следователь ФСБ составил протокол, где среди понятых были указаны военнослужащие в/ч 04062, принимавшие участие в операции. В протоколе говорилось, что обыск проводился с целью изъятия якобы спрятанных в доме оружия, боеприпасов и взрывчатки, однако ничего из указанного найдено не было. 234 Рамзана и Адама отпустили на месте.

Мержоевы сразу обратились с жалобой в республиканскую прокуратуру, которая передала материалы в военную прокуратуру в/ч 04062. В ответе последней на имя прокурора РИ Ю.Турыгина говорится, что, "из сообщения начальника ФСБ РФ по РИ, военного ведомства уполномоченного проводить поисковые мероприятия и обыски, следует, что сотрудники Управления ФСБ по РИ 1 июня 2007 г. участия в обыске в домовладении семьи Межоевых не принимали" 235. Соответственно, делает вывод военная прокуратура, факты, подтверждающие проведение 1 июня 2007 г. сотрудниками ФСБ обыска в доме Мержоевых, отсутствуют 236. На момент подготовки настоящего доклада участники этой операции так и не были привлечены к ответственности за допущенные нарушения.

По словам Хажбикера Мержоева, сотрудники ФСБ врывались к нему в дом еще в сентябре 2006 г. Тогда они искали его старшего сына Рамзана. Мержоев объяснил, что тот уже девять месяцев, как призван в армию, на что один из сотрудников пожал плечами: "Ошибочка вышла, наверное, в постановлении напутали. У нас целая машина такими бумагами забита – постановления на обыск и арест на любого в Ингушетии" 237.

Адресная спецоперация в с. Сурхахи

Как уже упоминалось выше, 17 июня 2007 г. в с. Сурхахи проводилась спецоперация, в ходе которой Руслан Аушев был убит, а Магомед Османович Аушев – похищен и доставлен во Владикавказ, где подвергся пыткам 238. 25 июня жители села вышли на митинг, протестуя против произвола во время спецоперации 239.

27 июня примерно в 4:30 сотрудниками УФСБ по Северной Осетии в с. Сурхахи была проведена спецоперация в домах Баматгирея Аушева и его родственницы Эсет Аушевой. Для этого в село на микроавтобусах "Газель" и УАЗ и других машинах прибыли до 100 вооруженных сотрудников в камуфляже, многие в масках. Они пытались похитить 27-летнего Халида Аушева и избили несовершеннолетних Адама Аушева (17 лет) и Хамзата Аушева (16 лет).

По словам нескольких свидетелей, операция проводилась с целью захвата 25-летнего сына Эсет Аушевой – Магомеда, двоюродного брата упоминавшихся выше Магомеда Османовича и Магомеда Макшариповича Аушевых, которого в тот день в селе не было. Однако некоторые жители считали, что адресные операции проводятся с целью наказать их за митинг протеста.

Макшарип Аушев (родственник Халида Аушева), рассказывает:

Несколько десятков [из прибывших в село сотрудников] ворвались в дом одного из членов нашей семьи – Баматгирея. Они никогда ничего не объясняют, никогда никаких бумаг не показывают. Просто ворвутся, обматерят, людей выгоняют. Сына Баматгирея – Халида похватали, потащили его в одну из "Газелей". Но, понимаете, к этому моменту наша семья просто не могла дальше такие вещи терпеть. Руслана Аушева мы уже потеряли. Так что наши люди просто дорогу ФСБ из села перегородили, отказались выпускать их. Они испугались, выкинули Халида из машины и уехали. В тот же день отец Халида и другие родственники отвезли Халида в МВД [Ингушетии], попросили допросить его, прояснить ситуацию. Там сказали, что, действительно, милиция его в розыск не объявляла. Поговорили с ним и отпустили. Пока он в министерстве был, туда кто-то из осетинской ФСБ приезжал, требовали им Халида отдать. А они в министерстве отказались, тем более что на улице семья стояла, смотрела. 240

Пока одна группа сотрудников ФСБ пыталась вывезти Халида Аушева, другая блокировала ул. Азовская и ворвалась в дом Эсет Аушевой. Она рассказывает:

Их было так много, что я, честно говоря, со счета сбилась. И злые такие! Младших моих парней [Адама и Хамзата] вытащили из постели практически голыми, поставили к стенке во дворе у нас. Спрашивали их про старшего брата [Магомеда], кричали, что Магомед какое-то там кладбище взорвал. Пинали их ногами, расстрелять угрожали. Еще дочь мою старшую под автоматами во дворе больше часа продержали в ночной рубашке. Она еще молодая, девушка, перепугалась до смерти. Дом весь перерыли, не нашли ничего. Потом один из них говорит мне: "Мы пришли сына твоего прикончить" [Магомеда]. Я спрашиваю: "Как это прикончить?" А он как заорет: "Помнишь Руслана Аушева, которого тут на днях пристрелили? Это мы сделали. А теперь сына твоего прикончим и дом твой взорвем. И поделом тебе!" 241

По словам Эсет Аушевой, в тот день Магомед был в Ростове, куда уехал, чтобы купить автозапчасти. О том, что его разыскивают органы безопасности, он не знал. Через два дня после спецоперации Магомед Аушев вернулся домой. 242 На обратном пути в Ингушетию он неоднократно проезжал через блокпосты, где у него проверяли документы. То обстоятельство, что он смог беспрепятственно миновать их, свидетельствует об отсутствии его фамилии в каком-либо региональном или федеральном списке разыскиваемых лиц. Уже дома мать сообщила ему, что за ним приезжали из УФСБ по Северной Осетии.

После возвращения Магомед Аушев немедленно отправился в МВД Ингушетии, чтобы прояснить ситуацию. Он рассказал матери, что в министерстве его проверили по базам и сказали: "У нас на тебя ничего нет. По нашей части – гуляй спокойно. Это Владикавказ тебя ищет". На следующий день Магомед Аушев ушел из дома. На момент подготовки настоящего доклада у семьи не было никакой информации о его местонахождении. Мать считает, что он скрывается, поскольку боится разделить судьбу родственников – Руслана и Магомеда Османовича Аушевых. 243

Контртеррористическая операция в с. Али-Юрт

Особенно жесткая "зачистка" проводилась в с. Али-Юрт 28 июля 2007 г. – на следующий день после нападения боевиков на административные объекты в Магасе, находящемся менее чем в 4 км от села.

Вечером 27 июля боевики, вооруженные автоматами и гранатометами, атаковали здание УФСБ и президентский дворец в Магасе. Один военнослужащий был убит, несколько сотрудников получили ранения. Республиканская прокуратура немедленно возбудила дело по факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов и незаконного хранения и ношения оружия. На следующий день представитель республиканского оперативного штаба заявил СМИ, что огонь велся со стороны с. Али-Юрт, поэтому в селе вводится "режим контртеррористической операции". 244 Он также сообщил, что перед рассветом 28 июля село было блокировано внутренними войсками федерального МВД, сотрудниками МВД РИ и подразделениями ОГВ на Северном Кавказе, перед которыми была поставлена задача проверить документы у жителей, осмотреть домовладения и выявить предполагаемых боевиков.

Несмотря на официальные заверения о том, что операция проводилась "в полном соответствии с российским законодательством" 245, местные жители заявляли о грубых нарушениях их прав. По данным оппозиционного сайта Ингушетия.Ru, имеющего в республике сеть добровольных корреспондентов, были избиты около 50 человек, в том числе старики, женщины и дети. Среди пострадавших оказались имам местной мечети, женщина на поздней стадии беременности и 11-летний мальчик. После завершения операции за медицинской помощью обратились 30 человек, нескольких из них пришлось госпитализировать. 246

В интервью Хьюман Райтс Вотч местные жители подтвердили эту информацию. 247 По их словам операция началась вскоре после 4 часов утра. Вооруженные солдаты и оперативники прибыли в село на БТРах, военных машинах и микроавтобусах "Газель". Десятки вооруженных людей в камуфляже, многие в масках, врывались в дома, стреляли в воздух, избивали жителей, били детей и бросали их на пол, вытаскивали людей на улицу и заставляли их лежать на земле в нижнем белье. Все попытки выяснить что-либо или просьбы прекратить насилие пресекались руганью и побоями.

Около 8:00 в село попытались попасть министр внутренних дел и секретарь Совета безопасности Ингушетии, однако их пропустили только около 10:00 вместе с машиной "скорой помощи".

Операция продолжалась до второй половины дня и, как представляется, носила выраженный карательный характер. Сотрудники силовых структур, избивавшие жителей Али-Юрта, называли их террористами и говорили, что те ненавидят силовиков и военных. Их вопросы сводились к риторическому: "Где боевики?", и ответы их, похоже, не интересовали.

Магомед-Гирей Аспиев рассказывает:

Когда я им ворота открыл – с трудом от приклада увернулся, которым один сразу попытался ударить. Они прямо набросились на меня. Человек 35, наверное, в общей сложности. Большинство – в масках, которые без – мне вроде как русскими показались... Потребовали паспорта всех членов семьи. Я пошел за ними в дом, половина сотрудников – за мной. Жена в спальне плачет, младших детей к себе прижимает. Так один из них наставил на нее автомат и заорал: "Скажи этой суке, чтобы тихо сидела, а то я ее враз заткну!" Я возмущаться стал, и они меня из дома выволокли. Во дворе вижу троих сыновей – им 16, 15 и 11 лет – на земле лежат в одном белье. Старшего избили так сильно, что весь в крови. Я сорвался, попытался на сотрудника наскочить. Меня свалили на землю и стали бить. 248

Также был избит сосед Аспиева – Тамерлан Татриев. Его разбудил яростный стук в ворота. Сотрудники угрожали, если им немедленно не откроют, забросать двор гранатами. Татриев, который еще не оправился от недавнего перелома ноги и не мог быстро передвигаться, послал к воротам жену Патимат. Он рассказывает:

Из-за хромоты мне какое-то время понадобилось, чтобы встать и спуститься со второго этажа. Они [сотрудники] так и кинулись ко мне, с лестницы скинули. Когда я на пол упал – прикладами своих автоматов бить стали по голове и почкам. Жене к шее ствол приставили, за волосы схватили и стали по комнатам таскать, прикрываясь ей, как щитом. Сына и племянника моего, оба еще школьники, так сильно избили, что они еще месяц потом с трудом ходить могли. У меня спина и ребра все в синяках были. Сотрудники, когда нас били, кричали: "Где террористы? Где ты был прошлой ночью?" А нас они вообще не слушали: только удары один за другим сыпались. 249

Аналогичную ситуацию описывал еще один житель села – Юсуп Цороев, которого особенно возмутило то, что была избита даже его беременная жена:

Сотрудники во дворе уже были, кричали: "Считаем до трех и бросаем гранату!" Я кинулся к двери в чем был, открыл, и один из военных меня в левый висок ударил автоматом. У меня звезды в глазах, свалился с крыльца. Они меня избивали ногами и прикладами. В живот, по голове... Один мне на голову встал, еще двое ноги растягивали в стороны, на части рвали, выкручивали. Боль страшная была, но все думал, что они могут с женщиной сделать [женой - Танзилой Эсмурзиевой]. Она сильно [беременная] была, а в ее состоянии все может случиться... Они орут: "Зачем ты убил того солдата? Зачем стрелял?" Я сказал, что не стрелял, а они только: "Заткнись, сука!" И опять бьют...

Когда они наконец ушли, я пошел обратно в дом, вижу – [жена]. Она на полу лежала... Лицо все в крови, губа разбита, шея распухла. Когда я это увидел – еще больше перепугался, чем когда эти люди меня били. Выбежал на улицу на помощь позвать – вижу через забор, как эти сотрудники соседа моего обрабатывают – Батыра Зейтова. Ему хуже всего досталось! Я попытался сказать им, чтобы прекратили, а один мне автоматом пригрозил. Я больше всего за женщину беспокоился. Слава богу, мы ее вовремя до больницы довезли! 250

По данным ПЦ "Мемориал", в ходе спецоперации в с. Али-Юрт были задержаны семеро мужчин, которых доставили в УФСБ по РИ. Там их допрашивали о боевиках. Допрос сопровождался избиениями. Троих из них с мешками на голове погрузили в машину, после чего выбросили на обочине между селами Сурхахи и Яндыри. Остальных просто отпустили. В итоге никто из жителей Али-Юрта так и не был привлечен в качестве обвиняемого по делу о нападении 27 июля. 251

Некоторые жители села, нуждавшиеся в медицинской помощи, пытались получить справку о причиненных травмах, чтобы иметь документальное подтверждение при последующем обжаловании незаконных действий сотрудников силовых структур в прокуратуре. Однако в больнице Назрани крайне неохотно шли на то, чтобы в полном объеме регистрировать телесные повреждения, а иногда и открыто отказывались делать это. 252

Магомед-Гирей Аспиев рассказывает о происходившем в больнице:

Старший сын – Тамерлан, настолько плохой был, что им пришлось его десять дней в больнице продержать. На третий день пришел к нему навестить, встретил троих из нашего села, которых только что выписали. Они мне сказали, что никаких справок врачи им так и не дали. Я пошел к главному в травматологии, спросил, где их истории болезни, где история сына моего. Он сказал, что не знает. Пошел к главврачу, тот же вопрос задаю. Она говорит, что тоже не знает. Я поднажал – она только расплакалась. Все говорила: "Что я могу сделать?"

Пошел обратно к заведующему травматологией требовать истории болезни. Он сказал, что не может их выдать. Опять – к главврачу. Очень жестко поговорил, она снова в слезы... Заведующий травматологией попросил меня выйти из кабинета... В конце концов, отдал он мне эти истории болезни. Типа, нашлись... А там – только про синяки. Если у моего сына одни синяки были, зачем его целых десять дней держать? Он жаловался на почки и на сердце. Там что-то серьезное было. 253

По словам Юсупа Цороева, ни ему, ни его знакомым не удалось, несмотря на все требования, получить ни одной истории болезни: "Врачи сказали, что в больницу приезжали сотрудники, забрали все истории и уехали, и они не могут точно сказать, что за сотрудники были, откуда".

В соответствии с российскими уголовно-процессуальными нормами медицинское освидетельствование назначается по решению следователя. Как заявил Цороев, в его случае следователь затягивал выдачу направления, и потребовалось шесть дней, чтобы получить его и пройти освидетельствование. 254

По данным сайта Ингушетия.Ru, с жалобами в прокуратуру Назрани обратились 30 жителей Али-Юрта, подвергшихся избиению в ходе спецоперации. 255 После предварительной проверки республиканская прокуратура передала материалы в военную прокуратуру для возбуждения уголовного дела. 256 Однако последняя вернула материалы, сославшись на недостаточность доказательств причастности военнослужащих к нарушениям в Али-Юрте. В итоге дело было возбуждено республиканской прокуратурой по факту превышения должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов. 257 Однако на встрече с представителями ПЦ "Мемориал" 30 октября 2007 г. прокурор РИ Ю.Турыгин заявил, что следствию не удалось установить ни лиц, совершивших нарушения, ни личность их командиров. 258

Магомед-Гирей Аспиев, ставший самым активным членом группы жителей села, требовавшей привлечения виновных к ответственности, получал открытые угрозы от неустановленных сотрудников силовых структур. Через день или два после того, как он подал жалобу в прокуратуру, около полуночи он заметил у своих ворот троих мужчин. Подойдя к воротам, он увидел, что они одеты в спортивные костюмы и имеют славянскую внешность. Один из них сказал ему: "Когда ты прекратишь жаловаться?" На вопрос Аспиева, кто они такие, этот человек приставил ему ко лбу пистолет и приказал возвращаться в дом. Аспиев сообщил об этом в прокуратуру, однако никаких мер по обеспечению его безопасности властями принято не было.

На момент подготовки настоящего доклада расследование обстоятельств спецоперации 28 июля никаких существенных результатов не принесло. В интервью Хьюман Райтс Вотч Юсуп Цороев говорил с отчаянием:

Это невыносимо! Республиканские власти и руководство силовых структур будто бы не знают, кто это с нами сделал. Вооруженные до зубов люди входят в село, избивают жителей, спокойно уходят. И никто потом не дает ответ, что же на самом деле произошло: они как будто упали с неба! 259

IX. Общественные протесты и реакция властей

С весны 2007 г. в Ингушетии начинаются массовые акции протеста против похищений и убийств сотрудниками силовых структур. 260 Первые акции проходили мирно, однако после введения республиканскими властями фактического запрета митингов они стали сопровождаться столкновениями участников с милицией. Участники акций протеста обязаны соблюдать закон и выражать свое несогласие исключительно мирными и законными средствами. В Ингушетии, однако, неизбежность конфликтов была очевидна, поскольку поводом для митингов служил систематический и безнаказанный произвол силовых структур. Росту возмущения в обществе и накалу страстей вокруг митингов также способствовало невыполнение властями дававшихся на высоком уровне обещаний положить конец похищениям и другим нарушениям прав человека.

Эволюция протестного движения в Ингушетии

25 июня 2007 г. до 150 жителей с. Сурхахи собрались у мечети на спонтанный митинг протеста против того, как проводилась спецоперация 17 июня, в ходе которой Руслан Аушев были убит, а Магомед Османович Аушев – похищен сотрудниками силовых структур 261. Люди выражали свое возмущение и в связи с общим ухудшением ситуации с безопасностью в республике. Выступавшие в основном обвиняли президента М.Зязикова в неспособности и/или нежелании положить конец произволу правоохранительных органов. На митинге было принято обращение к президенту Ингушетии с требованием немедленно прекратить убийства, насильственные исчезновения и похищения со стороны сотрудников силовых структур, а также практику доставления ингушских задержанных в СИЗО во Владикавказе. Власти предпочли не вмешиваться, хотя формально митинг был несанкционированным 262. Однако уже 27 июня в селе была проведена еще одна спецоперация, сопровождавшаяся нарушениями прав человека (см. выше). Многие жители посчитали это местью со стороны властей.

Митинг 19 сентября 2007 г.

Осенью 2007 г. последовали массовые акции протеста. Поводом для первого крупного митинга – 19 сентября послужило похищение жителя с. Сурхахи Магомеда Османовича Аушева и его проживавшего в Назрани 22-летнего двоюродного брата Магомеда Макшариповича Аушева, отец которого – Макшарип Аушев является влиятельным местным предпринимателем.

Как отмечалось выше, 25-летний Магомед Османович Аушев впервые был похищен в с. Сурхахи во время спецоперации 17 июня 2007 г. Его отвезли во Владикавказ, подвергли там пыткам, после чего отпустили в обмен на обещания сотрудничать со спецслужбами. Дядя – Макшарип Аушев отправил его на несколько месяцев в Астрахань, а затем послал вмести со своим сыном отдохнуть в Сочи. 18 сентября 2007 г., когда двоюродные братья возвращались в Ингушетию через Грозный, они были там похищены и доставлены в незаконное место содержания под стражей в чеченском селе Гойты. 263

Братья Аушевы прибыли в Грозный на поезде и с вокзала позвонили Макшарипу Аушеву и сообщили, что будут в Назрани через пару часов. Однако на выезде из Грозного машину, в которой они ехали, остановили вооруженные сотрудники силовых структур. Они пересадили молодых людей в свою машину и сразу увезли. 264

Когда братья в назначенное время не появились в Назрани, Макшарип Аушев и еще несколько родственников немедленно отправились в Грозный на поиски. Им удалось найти водителя, который и рассказал им о похищении. Будучи человеком состоятельным, Макшарип Аушев договорился на чеченским телевидением об установке бегущей строки с сообщением, что он готов заплатить 500 тыс. руб. за любую информацию о судьбе и местонахождении его сына и племянника. С ним почти сразу же связался сотрудник чеченских силовых структур, на условиях анонимности сообщивший, что братьев отвезли в незаконную тюрьму в с. Гойты. Он также дал понять, что похищение было заказано и проплачено на уровне руководства Ингушетии, и что Аушевы были не первыми жителями республики, которых отправили в Гойты. 265 Этот человек согласился взять только часть обещанного вознаграждения, объяснив, что «парни уже мертвы, потому что оттуда еще никто живым не выходил». 266

Получив информацию о похищении, Макшарип Аушев начал добиваться от чеченских властей принятия немедленных мер. Одновременно родственники и сочувствующие стали собираться на массовый митинг в Назрани. Благодаря влиятельности Макшарипа Аушева и сформировавшемуся в обществе недовольству в связи с ухудшением ситуации в Ингушетии, на митинг вышли несколько сотен человек, включая членов семьи Аушевых, жителей с. Сурхахи, а также родственники других лиц, «пропавших без вести» или пострадавших от произвола силовых структур. Около 15:00 19 сентября они перекрыли одну из самых оживленных улиц в Назрани – Чеченскую в районе ж/д переезда, требуя возвращения похищенных братьев 267, а также эффективного расследования других случаев похищений, насильственных исчезновений и убийств в Ингушетии. Участники митинга блокировали и автомобильное, и железнодорожное движение, заявляя, что не уйдут, пока братья Аушевы не будут освобождены 268.

К митингующим прибыл министр внутренних дел М.Медов, который рассчитывал, как и 25 июня, уговорить людей разойтись в обмен на обещание разобраться. Однако на этот раз люди были готовы стоять до конца. Когда один из охранников министра попытался отобрать у участника митинга видеокамеру, несколько женщин стали отгонять его палками. Митингующие были настроены агрессивно, и министр и сопровождавшие его сотрудники предпочли уехать. Столь же безрезультатными оказались переговоры с митингующими прокурора РИ Ю.Турыгина и нескольких депутатов Народного собрания. 269

Около 18:00 для разгона митинга на бронированных грузовиках прибыли омоновцы, которые несколькими шеренгами двинулись на участников, стреляя в воздух. Митингующие отвечали камнями и другими подручными предметами, ранив нескольких сотрудников. Когда омоновцы попытались рассечь толпу одним из грузовиков, град камней стал настолько плотным, что машине пришлось остановиться. Из-за многочисленности митингующих и урона, причиненного камнями, примерно через полчаса омоновцам пришлось отступить 270.

Участники митинга разошлись только между двумя и тремя часами утра, получив известие об освобождении братьев Аушевых 271. По словам последних, их уже везли из Гойты в Шатой, чтобы там расстрелять, однако в последний момент чеченские силовики получили приказ отпустить их. Аушевы считают, что их наверняка бы убили, если бы не настойчивость митингующих 272.

Попытки властей ограничить массовые акции протеста

Митинг 19 сентября стал поворотным моментом в развитии протестного движения в Ингушетии. Впоследствии власти всеми силами пытались не допустить новых демонстраций. Так, предпринимались попытки недопущения двух крупных митингов протеста против убийств, исчезновений и других нарушений прав человека в ноябре 2007 г. и в январе 2008 г. Первый власти отказались санкционировать, хотя организаторы изначально были настроены добросовестно исполнить требования действующего законодательства о порядке проведения массовых мероприятий. С целью обеспечения запрета второго митинга в Ингушетии была введена контртеррористическая операция. Власти угрожали организаторам публичных протестов и препятствовали работе журналистов и правозащитников, в том числе задерживая их и выдворяя за пределы республики. Сами митинги разгонялись с применением силы.

Представители республиканского руководства уверяли Хьюман Райтс Вотч, что не могли разрешить эти два митинга, поскольку это были "не митинги, а провокации" 273. Президент М.Зязиков подчеркивал, что за организаторами стояли "определенные силы", преследующие цель "превратить Ингушетию в горячую точку", поддерживающие боевиков и стремящиеся отторгнуть республику от России. По его словам, власти запрещают лишь массовые акции провокационного и опасного характера, а не митинги как таковые 274.

Россия несет международно-правовые обязательства в области обеспечения свободы собраний по целому ряду договоров 275. Как и многие другие гражданские и политические права, свобода собраний подлежит только тем ограничениям 276, которые "установлены законом» и «необходимы в демократическом обществе" 277. Фактический тотальный запрет митингов в Ингушетии идет вразрез с международными обязательствами России и чреват лишь дальнейшей маргинализацией и радикализацией политической оппозиции, которую лишают легальных каналов выражения своих взглядов 278.

Международные нормы о правах человека обязывают правоохранительные структуры избегать применения силы при пресечении мирных митингов и демонстраций, даже несанкционированных; в тех случаях, когда это неизбежно, применение силы должно быть соразмерным. Хьюман Райтс Вотч не имела возможности непосредственно наблюдать за описываемыми ниже событиями, однако нами были зафиксированы свидетельства нескольких очевидцев, дающие основания говорить о, как минимум, частично избыточном применении силы при разгоне митингов 279.

Реагирование властей на митинги ноября 2007 г. и января 2008 г. также противоречит праву на свободу выражения мнений, которое в данном случае тесно связано со свободой собраний 280. Имело место препятствование работе журналистов и ограничение свободного обмена информацией. Как и многие другие гражданские и политические права, свобода выражения мнений подлежит только тем ограничениям, которые «установлены законом» и "необходимы в демократическом обществе" 281. В своих решениях Европейский суд по правам человека неизменно подчеркивает, что заинтересованность демократического общества в обеспечении прессе возможности играть важнейшую роль «общественного дозорного» имеет приоритет над допустимыми ограничениями, которые правительство может налагать на свободу выражения мнений 282.

Митинг 24 ноября 2007 г.

9 ноября 2007 г . республику потрясло известие об убийстве 6-летнего Рахима Амриева в с. Чемульга. После сентябрьских событий, когда митинг протеста привел к освобождению братьев Аушевых, люди почувствовали, что могут влиять на ситуацию, и практически немедленно был создан комитет по организации общереспубликанского митинга протеста против нарушений прав человека и произвола в республике. Руководствуясь соображениями безопасности, члены комитета на первом этапе изначально действовали анонимно. Запланированный митинг был анонсирован на сайте Ингушетия.Ru 283.

После этого на сайте освещался ход подготовки митинга и публиковались заявления оргкомитета. С 12 ноября доступ к оппозиционному сайту с территории Ингушетии был заблокирован 284.

14 ноября оргкомитет заявил, что поскольку правоохранительные органы пытаются не допустить проведения митинга, в том числе через выявление организаторов и давление на них, они не могут выполнить требования действующего законодательства и официально обратиться к властям с уведомлением о планируемом мероприятии.

Митинг был назначен на 24 ноября. 19 ноября оргкомитет обратился с открытым письмом к президенту России В.Путину, в котором утверждалось, что по просьбам представителей федерального центра митинг переносится на период после выборов в Госдуму 2 декабря 285.

Сайт Ингушетия.Ru в ответ опубликовал собственное заявление, в котором отмежевался от обещания перенести публичный протест и обещал поддержать всех тех, кто придет на митинг 24 ноября. 286 21 ноября республиканская прокуратура предупредила об ответственности за организацию несанкционированного мероприятия. В предупреждении указывалось, что поскольку организаторы не уведомили власти о времени и месте проведения митинга, имеются веские основания предполагать его экстремистский характер. 287

23 ноября Мухмеда Газдиева (один из организаторов, отец пропавшего Ибрагима Газдиева) 288, Макшарипа Аушева и еще нескольких активистов доставили в МВД РИ, где угрожали привлечением к ответственности за участие в митинге. По словам Макшарипа Аушева, министр М.Медов лично уговаривал их отменить митинг 289.

Похищение троих журналистов и правозащитника

23 ноября трое российских журналистов и известный правозащитник, прибывшие в Ингушетию для освещения митинга 24 ноября, были похищены неустановленными сотрудниками силовых структур из гостиницы в Назрани; при этом их избивали и угрожали расстрелом. Вскоре после 23:00 около десятка вооруженных людей в масках ворвались в гостиницу "Асса" и захватили руководителя правозащитного центра "Мемориал" Олега Орлова и журналистов РЕН ТВ Карена Сахинова, Артема Высоцкого и Станислава Горячих. Их положили лицом на пол и обыскали номера, забрав ноутбуки, мобильные телефоны, одежду, деньги, видеозаписи и аппаратуру 290.

По словам Олега Орлова, гостиница охранялась сотрудниками патрульно-постовой службы МВД РИ, однако в тот вечер около 21:00 милицейская охрана была снята.

Прибывшие сотрудники силовых структур уложили на пол всех находившихся в холле гостиницы мужчин из числа персонала, женщин поставили к стене с поднятыми руками. После этого они ознакомились с содержанием книги регистрации постояльцев, очевидно на предмет наличия там фамилий конкретных лиц 291.

Войдя в номер Орлова, сотрудники уложили его на пол под дулами автоматов. На вопрос о цели приезда в Ингушетию Орлов ответил, что прибыл в командировку и имеет соответствующие документы. Его попытка указать сотрудникам на недопустимость такого обращения была пресечена ударом в бок. Сотрудники собрали его вещи, замотали Орлову голову черным пакетом и выволокли его вниз, не обращая внимания на просьбы взять с собой теплую одежду и обувь. Впоследствии Орлов узнал, что аналогичному обращению подверглись и члены съемочной группы РЕН ТВ 292.

Орлова усадили в машину, он слышал, как туда же затолкали и тележурналистов. Им заявили, что они подозреваются в незаконном хранении взрывчатки. В какой-то момент машина свернула с дороги 293 и вскоре остановилась. Последовала команда: "Выводить по одному из машины. Ликвидировать с глушителем" 294.

Всех четверых вытолкали из машины и избили. Высоцкий на какое-то время потерял сознание. После этого им сказали: "Лежать, не шевелиться, кто поднимется, пока мы не уедем – расстреляем. Сваливайте отсюда, чтобы мы вас больше не встречали!" 295

Как оказалось, журналистов и правозащитника выбросили в безлюдной сельской местности. Земля была уже промерзшая, а все четверо были легко одеты, двое – босиком. В итоге им удалось добраться до ближайшего населенного пункта, которым оказалась ст. Нестеровская у границы с Чечней. Ни Орлов, ни съемочная группа на митинг 24 ноября так и не попали 296.

Вечером 24 ноября съемочная группа РЕН ТВ была приглашена на встречу с президентом и министром внутренних дел Ингушетии. М.Зязиков выразил сожаление в связи с инцидентом и обещал, что виновные будут оперативно привлечены к ответственности. В тот же день было возбуждено уголовное дело, потерпевшими по которому были признаны Орлов, Сахинов, Высоцкий и Горячих. Однако дело было возбуждено только по фактам "нарушения неприкосновенности жилища" 297, "воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналиста" 298 и "грабежа, совершенного группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья" 299. Не были учтены такие обстоятельства, как незаконное задержание, угроза убийством или даже превышение власти сотрудниками правоохранительных органов.

Данный инцидент широко освещался в СМИ и вызвал целый ряд заявлений со стороны международных правозащитных организаций 300 и официальных лиц, включая президента США Дж.Буша и председателя Комитета по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы Дика Марти 301. Председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Э.Памфилова потребовала оперативного и эффективного расследования преступления. В письме на имя генерального прокурора Ю.Чайки она отмечала: "Напрашивается неутешительный вывод — или республиканское руководство не контролирует ситуацию в Ингушетии, или эта противоправная акция проводилась с ведома определенных должностных лиц… Прошу Вас, уважаемый Юрий Яковлевич, сделать все возможное для установления истины" 302.

Следует отметить, что на момент подготовки настоящего доклада – по прошествии свыше полугода – расследование не было завершено. Более того, в мае 2008 г. прокурор РИ Ю.Турыгин заявил Хьюман Райтс Вотч, что следствием не выявлено доказательств того, что похищение преследовало цель воспрепятствования журналистам в исполнении профессиональных обязанностей. По его словам, у следствия также не было информации, подтверждающей причастность к похищению сотрудников силовых структур. По мнению президента РИ М.Зязикова, похищение журналистов и правозащитника следует рассматривать как "провокацию" со стороны тех сил, которые заинтересованы в дискредитации республиканских властей. 303

Митинг 24 ноября

Около 10:00 люди попытались собраться на митинг на площади Согласия в Назрани, однако площадь была предварительно блокирована вооруженными сотрудниками силовых структур. В итоге от 150 до 200 человек, среди которых были и родственники произвола последнего времени, примерно в 11:45 собрались на центральном автовокзале. Подтянутые туда омоновцы стали разгонять их выстрелами в воздух и дубинками.

Как сообщили Хьюман Райтс Вотч присутствовавшие на месте наблюдатели от ПЦ "Мемориал", милиция избивала людей и применяла электрошокеры. Несколько участников митинга были госпитализированы. Около двух десятков человек были задержаны и впоследствии отпущены; в первую очередь сотрудники милиции преследовали тех, у кого были фотоаппараты или видеокамеры, которые также пытались отбирать. По словам очевидцев, милиция также особенно активно отлавливала подростков. Их били дубинками и заталкивали в милицейские машины. Наблюдатели от ПЦ "Мемориал" видели, как за подростком 12 или 13 лет гнались пятеро омоновцев. Он получил удар дубинкой и был бы задержан, если бы не вмешалась группа взрослых участников митинга 304.

Нападению сотрудников милиции подвергся и Мухмед Газдиев. Пожилой человек, безрукий инвалид от рождения, он едва ли мог оказать какое-либо сопротивление, однако милиционеров это не остановило. Газдиев рассказывает:

Меня избили. Один сотрудник – русский, я думаю, - ударил по голове – шляпа в грязь полетела. А я ничего сделать не мог, рук-то нет – чем отбиваться? Один из них меня в автобус закинул. В моем положении и не ухватишься ни за что, а в автобусе углы острые. Я виском об железо ударился, сознание даже потерял. К счастью, только на секунду отключился. Какие-то милиционеры ингушские шляпу мою с земли подобрали, почистили немного, отдали мне, а я уже все равно весь в грязи... Все это больно очень было. 305

Митинг 26 января 2008 г.

После объявления итогов декабрьских выборов в Госдуму протестное движение в республике активизировалось. По официальным данным, явка в Ингушетии составила 98,35%, причем 98,7% проголосовали за прокремлевскую "Единую Россию" 306. Столь высокие цифры, призванные, по-видимому, продемонстрировать лояльность населения все более нестабильного региона федеральному центру, были восприняты жителями республики как откровенная фальсификация, особенно на фоне сообщений независимых источников о практически безлюдных избирательных участках в день голосования 307.

Очередной массовый митинг был назначен на 26 января. Чтобы избежать обвинений в поддержке боевиков и подрыве стабильности в регионе, организаторы решили провести его под лозунгом поддержки курса президента Путина на борьбу с коррупцией и терроризмом 308. Предполагалось, что митинг будет посвящен социально-экономическим проблемам Ингушетии и ситуации с правами человека.

Организаторы предприняли попытку соблюсти действующее законодательство и еще 11 января официально уведомили мэрию Назрани и администрацию Центрального района о своих намерениях. Последняя, однако, отказалась принять доставленное уведомление, и организаторам пришлось отправлять его по почте 309.

13 января Макшарип Аушев, значившийся одним из организаторов митинга, получил из МВД РИ уведомление, в котором сообщалось о наличии у министерства информации о возможных терактах 26 января. В связи с этим мероприятие предлагалось перенести на другую дату. 21 января Аушева вызвали в прокуратуру, где с ним, среди прочих, беседовал лично республиканский прокурор Ю.Турыгин, также настаивавший на отмене митинга. В итоге Аушеву вручили два предупреждения об ответственности за организацию и участие в любых несанкционированных мероприятиях. Запрет митинга прокуратура обосновывала целым рядом моментов, в том числе тем, что организаторы должным образом не уведомили власти 310, что предложенное место – площадь Согласия в Назрани не может вместить заявленную численность в 10 тыс. человек и не может служить местом проведения массовых мероприятий в связи с наличием там административных зданий и близости газопровода, а также тем, что организаторы используют незаконные методы агитации, включая привлечение несовершеннолетних и размещение листовок на лобовых стеклах автомашин 311. В то время как некоторые доводы могли быть обоснованными 312, очевидно, что власти попросту не собирались допускать проведение митинга.

Макшарипу Аушеву было предъявлено административное обвинение в "нарушении порядка организации либо проведения собрания митинга, демонстрации, шествия или пикетирования" 313.

25 января под предлогом предупреждения возможных терактов на части территории Ингушетии, в том числе в нескольких районах Назрани, был введен режим контртеррористической операции 314. Соответственно, вводился ряд предусмотренных законом ограничений, позволяющих властям запрещать массовые мероприятия, пресекать их с применением силы и задерживать участников 315.

26 января подходы к площади Согласия были блокированы военными машинами и омоновцами в спецснаряжении. Примерно в 10:30 к площади подошли до 50 человек, большинство которых составляла молодежь, в том числе несовершеннолетние 316. Омоновцы стали оттеснять их дубинками, слезоточивым газом и выстрелами в воздух. В ответ из толпы полетели камни и бутылки с зажигательной смесью. Последние, как представляется, вызвали пожар в редакции газеты "Сердало" 317.

К 11:00 милиция разогнала толпу. Несколько человек были задержаны, избиты и погружены в милицейские машины. За происходящим с некоторого отдаления наблюдали несколько десятков журналистов и правозащитников 318, в том числе сотрудники ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская и Тимур Акиев. Когда милиционеры увидели, что "мемориальцы" ведут съемку, их повалили на землю, забрали камеру и мобильный телефон, после чего затолкали в машину и доставили в ОВД Назрани. По словам Сокирянской, Акиев при задержании подвергся недозволенному обращению. Правозащитников до 21:00 продержали в ОВД, где сотрудники милиции, прокуратуры и ФСБ допрашивали их как свидетелей "массовых беспорядков"; их также сфотографировали и сняли отпечатки пальцев. Несмотря на неоднократные требования, с адвокатом им разрешили увидеться только около 18:00. 319

Также были задержаны восемь журналистов, прибывших для освещения митинга из Москвы и Санкт-Петербурга 320. У них отобрали всю аппаратуру и личные документы. Корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович сообщил Хьюман Райтс Вотч, что его скрутили и затолкали в милицейскую машину, когда он попытался узнать у милиционера, сколько человек пострадали в столкновениях между демонстрантами и правоохранительными органами. Задержанные находились в городском отделении милиции Назрани, где их допрашивали как свидетелей. По словам Гальперовича, вечером под конвоем СОБРа МВД РФ их "выдворили за пределы зоны контртеррористической операции в интересах обеспечения безопасности", то есть доставили во Владикавказ под вооруженной охраной 321. На встрече с представителями Хьюман Райтс Вотч в мае 2008 г. президент Ингушетии М.Зязиков с сожалением говорил о ситуации, когда некоторые журналисты приезжают в республику, чтобы "снимать коктейль Молотова, а потом представлять это как общественные протесты" 322.

Среди задержанных были также ингушские журналисты: фотокорреспондент Саид-Хусейн Царнаев, делавший сюжет для РИА "Новости", и Мустафа Курскиев, готовящий материал для двух московских изданий – "Жизнь за неделю" и "Твой день". Оба были задержаны примерно в 11:00, когда снимали горящее здание редакции "Сердало". По словам находившейся неподалеку сотрудника ПЦ "Мемориал" Екатерины Сокирянской, Курскиев был при этом жестоко избит. Обоих задержанных всю ночь продержали в городском ОВД Назрани. По информации Сокирянской, к ним не допускали адвоката, их не кормили и даже не давали воды. Курскиев нуждался в медицинской помощи, однако врача ему так и не вызвали. Утром 27 января журналистов перевели в городской ИВС, где угрожали обвинением в поджоге. Вечером их отвезли обратно в ОВД и около 21:00 освободили после решительных протестов российских и международных правозащитных организаций и СМИ 323.

27 января прокуратура РИ сообщила о задержании в Назрани восьми приехавших в Ингушетию журналистов и выдворении их за пределы зоны контртеррористической операции в полном соответствии с положениями действующего законодательства 324. В связи с попыткой проведения митинга правоохранительными органами были задержаны 39 человек, 19 из них были привлечены к административной ответственности (оштрафованы) 325 за "нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания митинга, демонстрации, шествия или пикетирования" 326.

В отношении 10 человек из числа организаторов было возбуждено уголовное дело об организации массовых беспорядков 327. Среди них был и Макшарип Аушев, которого 14 февраля 2008 г. вооруженные сотрудники силовых структур в масках и камуфляже затолкали в машину без номеров и доставили в СИЗО г. Нальчик 328. 23 мая, после трехкратного продления срока содержания под стражей, Аушев объявил голодовку, требуя справедливого и беспристрастного рассмотрения дела 329. 5 июня Верховный суд РИ вынес решение об освобождении Аушева и других задержанных. Вместо этого, однако, их внезапно перевели в СИЗО в Пятигорске. Троих освободили на следующий день, остальных, включая Аушева, - 7 июня 330. Накануне – 6 июня - оппозиция собиралась провести митинги с требованием освобождения Макшарипа Аушева и возвращения первого президента РИ – Руслана Аушева. Организаторы отменили мероприятия, однако объявили о намерении провести массовый митинг после завершения сбора подписей за возвращение к руководству республикой Руслана Аушева 331.

*  *  *

Автором настоящего доклада является Таня Локшина, исследователь Отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии, при участии: старшего научного сотрудника Отделения по чрезвычайным ситуациям Анны Нейстат, консультанта Отделения по Европе и Центральной Азии Александра Петрова, исследователя Отделения по Европе и Центральной Азии Джейн Бьюкенен, сотрудника Отделения по Европе и Центральной Азии Кэтрин Кунс и сотрудника российского офиса Хьюман Райтс Вотч Татьяны Купер. Анализ международных норм о правах человека для данного доклада на добровольной основе провела эксперт по международному праву Андреа Альгар.

Примечания

  1. Интервью Хьюман Райтс Вотч с сотрудником ПЦ "Мемориал" А.Черкасовым 16 мая 2008 г.
  2. Там же.
  3. Приглашение было направлено спецдокладчику в 2006 г., однако за два дня до начала посещения в октябре того же года он отменил визит из-за отказа российских властей обеспечить требуемые условия для работы, такие как беспрепятственный доступ в места содержания под стражей и конфиденциальные встречи с задержанными. Российская сторона ссылалась на то, что это противоречит национальному законодательству.
  4. В запросах о встрече Хьюман Райтс Вотч просила сообщить официальные данные о числе похищений и убийств предполагаемых боевиков, о жертвах среди мирного населения, потерях среди личного состава силовых структур, а также об уголовных делах, возбужденных по фактам похищения и убийства жителей Ингушетии и по фактам превышения должностных полномочий в связи с нарушениями прав человека. Нам была предоставлена только статистика потерь силовых структур и похищений.
  5. Настоящий раздел представляет собой переработанную с учетом современного состояния версию соответствующего раздела доклада Хьюман Райтс Вотч "Произвол не знает административных границ: нарушения прав вынужденных переселенцев и мирных жителей в Ингушетии", т. 15, № 8(D), сентябрь 2003 г.
  6. Ingushetia: CIS and Baltic Political Geography, The Columbia Electronic Encyclopedia, 2003.
  7. Johanna Nichols , The Ingush (with notes on the Chechen): Background information , University of California, Berkeley, February 1997.
  8. "Самые безработные страны", РБК.Рейтинг, 10 июля 2007 г.
  9. Johanna Nichols , The Ingush (with notes on the Chechen)...
  10. Ib.
  11. Yavus Akhmadov, et al. Islam in the North Caucasus: A People Divided, Religion in the North Caucaus, WRNI, 1999-2001.
  12. Алексей Малашенко, Дмитрий Тренин. Время юга: Россия в Чечне; Чечня в России. Moscow: Carnegie Endowment for International Peace, 2002.
  13. Johanna Nichols, The Ingush (with notes on the Chechen)...
  14. Human Rights Watch/Helsinki, The Ingush-Ossetian Conflict in the Prigorodnyi Region. New York: Human Rights Watch, 1996.
  15. "The Commissioner Liked What He Saw in Chechnya", BBC, April 25, 2008. В ходе встречи с представителями Хьюман Райтс Вотч в Магасе 27 мая 2008 г. президент Зязиков, республиканский уполномоченный по правам человека Кокурхаев и заместитель председателя Народного собрания Хаутиева неоднократно подчеркивали, что вопрос о вынужденных переселенцах из Пригородного района является главной проблемой прав человека в Ингушетии и должен стать приоритетным для правозащитных организаций и международного сообщества. Они также давали понять, что в сравнении с этой проблемой другие вопросы прав человека в республике отходят на второй план.
  16. И.о. председателя правительства Ингушетии Тимур Могушков, цит. в: ITAR-TASS World service, June 17, 2003.
  17. См. официальный сайт Республики Ингушетия.
  18. Подробнее см. доклад Хьюман Райтс Вотч "Гонимые в беду: принудительное возвращение вынужденных переселенцев в Чечню", т. 15, № 1(D), январь 2003 г.
  19. "The Commissioner Liked What He Saw in Chechnya", BBC, April 25, 2008.
  20. Так, бывший командующий ОГВ Г.Трошев неоднократно заявлял о том, что "чеченские банды часто наведываются в Ингушетию" и что там укрываются лидеры сепаратистов. ("General Gennadii Troshev, "Chechens Ask Us to Finish Off Gangsters", Defense and Security, December 24, 2001.) Об этом же в нескольких интервью Хьюман Райтс Вотч говорили и официальные лица в Ингушетии. (Интервью Хьюман Райтс Вотч с работником Федеральной миграционной службы (имя не разглашается). Назрань, Ингушетия, июль и декабрь 2002 г. См.: Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ: нарушения прав вынужденных переселенцев и мирных жителей в Ингушетии, т. 15, № 8(D), сентябрь 2003 г.
  21. Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ...
  22. Там же.
  23. "Московский комсомолец", 18 августа 2003 г.; Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ...
  24. 28 мая 2008 г. прокурор Ингушетии Ю.Турыгин официально заявил, что в 1994 – 2007 гг. республиканской прокуратурой было зарегистрировано 215 похищений, большинство случаев – в период 1994 – 99 гг. Он подчеркнул, что число таких случаев в последние годы снижается. При этом он обошел стороной то обстоятельство, что до 1999 г. похищения в основном совершались с целью получения выкупа или по иным мотивам, но без участия силовых структур. "Юрий Турыгин заявляет о значительном сокращении числа похищений людей за последние годы", официальный сайт Республики Ингушетия, 28 мая 2008 г.
  25. По данным правозащитного центра "Мемориал", в 2002 г. силовыми структурами в Ингушетии были похищены 28 человек. При этом лишь один был жителем республики, остальные – вынужденные переселенцы из Чечни. 16 из них после этого пропали без вести. ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г.
  26. 23 октября 2002 г. больше 40 чеченских боевиков захватили в заложники зрителей в московском театральном центре на Дубровке. 912 человек, в том числе 100 детей, трое суток оставались в их власти. 26 октября после применения усыпляющего газа российскими спецподразделениями был предпринят штурм, в ходе которого, как сообщалось, погибли 130 человек, большинство – от последствий отравления газом. См.: "В Москве вспомнили жертв теракта на Дубровке", NEWSru.com, 26 октября 2007 г.; Nick Paton Walsh, "Siege rescue carnage as gas kills hostages", The Guardian, October 27, 2002.
  27. Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ...
  28. Так, в кратком сообщении ИТАР-ТАСС об операции в селах Аршты и Чемульга в начале июня 2003 г. лишь говорилось, что "причины не сообщаются". ITAR-TASS World Service, June 7, 2003. См.: Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ...
  29. По данным ПЦ "Мемориал", одного впоследствии нашли убитым, 30 пропали без вести, 21 человек был освобожден после допросов, сопровождавшихся побоями. ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г.
  30. Хьюман Райтс Вотч. Произвол не знает административных границ... В силу обстоятельств, которые остаются неясными, ни внутренние войска федерального МВД, ни подразделения Минобороны не оказывали помощи республиканским силовым структурам в отражении нападения боевиков. "Новая газета", 16 августа 2004 г.
  31. "Новая газета", 16 августа 2004 г.
  32. Там же.
  33. "95 человек погибли в результате нападения боевиков на Ингушетию", NEWSru.com, 23 июня 2004 г.
  34. "Трагедия в день скорби" , официальный сайт РИ, 15 июля 2004 г.
  35. "95 человек погибли в результате нападения боевиков на Ингушетию", NEWSru.com, 23 июня 2004 г.
  36. "Трагедия в день скорби" , 15 июля 2004 г.
  37. ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г.
  38. Там же.
  39. 1 сентября, во время праздника, посвященного началу нового учебного года, боевики захватили бесланскую школу № 1, где в тот момент была примерно тысяча учеников, родителей и учителей. Заложников больше двух суток держали без пищи и воды, затем последовал штурм. Сообщается о, как минимум, 338 погибших среди заложников (почти половина - дети), сотни человек были госпитализированы с травмами различной степени тяжести. См.: Joint NGO statement on the Beslan Hostage Tragedy, 8 September, 2004; "Итог трагедии в Беслане: 338 погибших, половина из них – дети", "Кавказский узел", 6 сентября 2004 г.
  40. 38 – чеченцы, 37 – ингуши. ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г.
  41. Поскольку в Ингушетии нет своего СИЗО, до 2007 г. подозреваемые содержались преимущественно во Владикавказе. Затем из-за мощных общественных протестов против пыток, которым подвергались в Северной Осетии задержанные ингуши, подозреваемых стали отправлять в СИЗО в Нальчике и Пятигорске. Подробнее см.: ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г; Ингушетия. 2007 год: куда дальше?.
  42. ПЦ "Мемориал". Конвейер насилия. Нарушения прав человека в ходе проведения контртеррористических операций в Республике Ингушетия. Сентябрь 2005 г.
  43. Юлия Латынина в эфире радиостанции "Эхо Москвы" 10 мая 2008 г. Аналогичная информация была сообщена Хьюман Райтс Вотч сотрудником силовых структур в Назрани 21 декабря 2007 г. Подробнее о преследованиях мусульман см. ниже – Похищения, насильственные исчезновения и пытки.
  44. Report by the Memorial Human Rights Centre dedicated to the new round of consultations between the EU and Russia (Ljubljana, April 16, 2008). The Situation in the North Caucasus Autumn 2007 - Spring 2008.
  45. Интервью Хьюман Райтс Вотч с сотрудником ПЦ "Мемориал" Александром Черкасовым. Москва, 12 мая 2008 г. Соответствующая статистика за 2005 г. недоступна.
  46. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  47. "Об итогах работы Временной комиссии Народного Собрания Республики Ингушетия по проверке фактов нарушения прав граждан в Республике Ингушетия".
  48. Цифра была озвучена министром внутренних дел РИ М.Медовым в ходе встречи представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г.
  49. Цифра была озвучена Ю.Турыгиным в ходе встречи представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г. На встрече с представителями ПЦ "Мемориал" в октябре 2007 г. он же отмечал, что число покушений на сотрудников силовых структур в республике в 2007 г. возросло на 85% от уровня предыдущего года. (Report by the Memorial Human Rights Centre dedicated to the new round of consultations between the EU and Russia (Ljubljana, April 16, 2008). The Situation in the North Caucasus Autumn 2007 - Spring 2008.) Особенно сложная ситуация сложилась в Малгобекском районе, где прирост таких преступлений составил 150%. (Информация прокуратуры РИ от 28 марта 2008 г.) Несмотря на рост потерь среди сотрудников силовых структур, Ю.Турыгин оценивает их деятельность по предупреждению терактов как успешную, поскольку, по его сведениям, в 2007 г. было всего 6 терактов, в то время как в 2006 г. – 16. (Встреча Хьюман Райтс Вотч с представителями республиканских органов власти в Магасе 27 мая 2008 г.)
  50. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  51. Цифра была озвучена министром внутренних дел РИ М.Медовым в ходе встречи представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г.
  52. ПЦ "Мемориал". Письмо Президенту Республики Ингушетия по поводу серии нападений на русских жителей Ингушетии, 15 марта 2006 г.
  53. На встрече с представителями Хьюман Райтс Вотч в Магасе 27 мая 2008 г. президент Ингушетии М.Зязиков заявил, что после этих нападений "ни один русский не уехал из республики". Однако имеются достоверные сведения об отъезде Веры Драганчук с дочерью в Ставрополь вскоре после трагедии. См., в частности: ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?.
  54. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  55. См. ниже – Внесудебные казни (Ислам Белокиев и Апти Далаков).
  56. По материалам анонимных интервью с жителями Ингушетии в июле 2007 г., проводившихся автором настоящего доклада в период работы в российском центре "Демос" (программа "Конфликтные зоны"). Такие настроения резко контрастируют с возмущенной реакцией, вызванной нападением басаевского отряда на Назрань и Карабулак в 2004 г., и показывают, как произвол при проведении спецопераций влияет на настроения в республике. См., в частности: "В зоне военных действий", ПОЛИТ.РУ, 31 июля 2007 г.
  57. "Джихад уже никому не остановить", 17 мая 2006 г. Следует отметить, что в условиях общественного возмущения в республике, вызванного убийством Людмилы Терехиной и ее семьи в июле 2007 г., руководство ингушских боевиков отмежевалось от этого преступления, заявив, что "... представители любой другой национальности, при условии их неучастия в борьбе против Ислама и мусульман, то мы не имеем к ним никаких претензий". Пресс-релиз "ингушского сектора кавказского фронта" от 3 сентября 2007 г.
  58. "Официальный релиз заявления амира Докки Умарова о провозглашении Кавказского Эмирата", 21 ноября 2007 г.
  59. "Ингушетия: хроника терактов, обстрелов, похищений", "Кавказский узел".
  60. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  61. "Ингушетия: хроника терактов, обстрелов, похищений", "Кавказский узел".
  62. Так, только 13 июня 2008 г. в результате взрыва в Назрани погибли 4 человека. См.: "At least 8 dead in wave of Russia violence", Reuters, June 13, 2008.
  63. Интервью Хьюман Райтс Вотч с сотрудником ПЦ "Мемориал" Александром Черкасовым. Москва, 12 мая 2008 г.
  64. "Об итогах работы Временной комиссии Народного Собрания Республики Ингушетия по проверке фактов нарушения прав граждан в Республике Ингушетия".
  65. ПЦ "Мемориал". Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе летом 2007 г.: оценка правозащитников. Октябрь 2007 г.
  66. Он же - Магас.
  67. Указ Доку Умарова № 139 от 19 июля 2007 г.
  68. См., в частности: "Чечни не стало", Gazeta.Ru, 1 ноября 2007 г.
  69. Там же.
  70. См., в частности: Center Demos. Chechnya: Life at War. Moscow, 2007.
  71. Интервью Хьюман Райтс Вотч с корреспондентом Радио Свобода Андреем Бабицким (по телефону) 15 мая 2008 г.
  72. Там же.
  73. См., в частности: "Чечни не стало", Gazeta.Ru, 1 ноября 2007 г.
  74. С точки зрения боевиков, государственные служащие не являются мирными жителями, хотя эта позиция не разделяется международным гуманитарным правом.
  75. Интервью Хьюман Райтс Вотч с корреспондентом Радио Свобода Андреем Бабицким (по телефону) 15 мая 2008 г.
  76. Центр "Демос", "Чечня. Жизнь на войне", Москва: Демос, 2007; ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  77. В том числе законов о СМИ и о ФСБ – см. ниже.
  78. Второй конфликт в Чечне, начавшийся в 1999 г., в России официально считался контртеррористической операцией. С 1999 г. и до принятия нового законодательства правозащитные НПО и эксперты неоднократно указывали на то, что войсковые операции на Северном Кавказе могли проводиться только в рамках законодательства о чрезвычайном положении, которое официально никогда не вводилось. НПО в особенности отмечали, что правительством не были обозначены ни территориальные, ни временные пределы операции и что в регионе были развернуты значительные военные силы, а до 2006 г. это допускалось лишь в рамках чрезвычайного положения. См., в частности: ПЦ "Мемориал", центр "Демос". Практика проведения "контртеррористической операции" Российской Федерацией на Северном Кавказе в 1999 – 2006 гг., 26 января 2007 г.
  79. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму".
  80. Закон был принят Госдумой 26 февраля, подписан президентом 6 марта и вступил в силу 10 марта 2006 г. Статьи 18 (возмещение вреда, причиненного в результате теракта), 19 (социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате теракта), 21 (возмещение вреда лицам, участвующим в борьбе с терроризмом, и меры их социальной защиты) и 23 (гарантии и компенсации лицам, участвующим в борьбе с терроризмом) вступили в силу с 1 января 2007 г.
  81. В 1998 – 2006 гг.
  82. В законе термин "оправдание" может толковаться двояко: 1) как выражение понимания мотивов, которыми руководствуются террористы; 2) как утверждение, что соответствующая террористическая деятельность оправдана с политической, социальной или иной точки зрения. Статья 205-2 УК РФ, предусматривающая ответственность за "оправдание терроризма", сопровождается комментарием, в котором указывается, что "публичное оправдание" означает "публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и понимании", т.е. лишь вторая версия толкования в данном случая является применимой.
  83. Понятие "иное пособничество" в особенности чревато произвольным применением, поскольку конкретные формы такого пособничества не называются. Так, обвинение в пособничестве подготовке теракта может быть предъявлено человеку, без умысла сдавшему квартиру лицу, которое впоследствии окажется террористом.
  84. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 3.
  85. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. ратифицирована Россией 5 мая 1998 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. ратифицирован СССР 16 октября 1973 г.
  86. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 11. Подробнее об организационной структуре см. ниже.
  87. Статья 100-2. Изменения были внесены федеральным законом от 22 апреля 2004 г. N 18-ФЗ.
  88. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 11.
  89. См. ниже – Общественные протесты и реакция властей.
  90. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" требует санкции Совета Федерации. К тому же при введении чрезвычайного положения МИД "в трехдневный срок уведомляет Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и информирует Генерального секретаря Совета Европы о временных ограничениях прав и свобод граждан, составляющих отступления от обязательств по [Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и Международному пакту о гражданских и политических правах], об объеме этих отступлений и о причинах принятия такого решения" (статья 37).
  91. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 12-1.
  92. В том числе и за пределами Российской Федерации. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 10.
  93. Постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2007 г. N 352 "О мерах по реализации Федерального закона 'О противодействии терроризму'".
  94. См. ниже – Спецоперации.
  95. Информация была озвучена прокурором РИ Ю.Турыгиным на встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г.
  96. Там же.
  97. См. ниже – Внесудебные казни (Рахим Амриев, Апти Далаков и др.)
  98. Следует отметить, что федеральный закон о противодействии терроризму такого критерия не предусматривает.
  99. Там же, п. 6-а.
  100. Там же, п. 6-б.
  101. Федеральный закон Российской Федерации от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму", статья 14.
  102. Там же, статья 13.
  103. Начиная с уровня соединения вооруженные силы привлекаются по решению президента. Там же, статья 9.
  104. Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. N 116 "О мерах по противодействию терроризму".
  105. Встреча Хьюман Райтс Вотч с представителями республиканских органов власти в Магасе 27 мая 2008 г.
  106. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму"".
  107. Неясно, применяется ли в данном случае комментарий к статье 205-2 УК, приведенный в сноске 82, поэтому, теоретически, в данном случае остается возможность использования широкого толкования для привлечения СМИ к административной ответственности.
  108. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму", статья 2.
  109. Там же. В законе указано: "... если их распространение может препятствовать проведению контртеррористической операции или поставить под угрозу жизнь и здоровье людей". Эта оговорка, однако, носит размытый характер и чревата неоправданно широким применением запрета.
  110. Там же.
  111. Там же, статья 3.
  112. Интервью Хьюман Райтс Вотч с сотрудником ПЦ "Мемориал" Александром Черкасовым. Москва, 12 мая 2008 г.
  113. Убийство 9 октября 2007 г. в Малгобеке Альберта Горбакова (1985 г.р.) в настоящем докладе не рассматривается из-за отсутствия непосредственных свидетелей.
  114. Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 6; Европейская конвенция о правах человека, статья 2.
  115. Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 4(2); Комитет ООН по правам человека. Общий комментарий 6 "Право на жизнь" (статья 6), 1982 г., A/37/40; Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней, резолюция Экономического и социального совета ООН 1989/65 от 24 мая 1989 г., Е/1989/89, принцип 1; Европейская конвенция о правах человека, статья 2; решения Европейского суда по правам человека: McCann and Others v. UK, no. 18984/91, 27 September, 1995, paras. 146-147; Avsar v. Turkey, no. 25657/94, 10 July 2001, para. 390; Ikincisoy v. Turkey, no. 26144/95, 27 July 2004, para. 67.
  116. McCann and Others v. UK, no. 18984/91, 27 September, 1995, para. 150; Ikincisoy v. Turkey, no. 26144/95, 27 July 2004, para. 68.
  117. McCann and Others v. UK, no. 18984/91, 27 September, 1995, para. 149. Формулировка "абсолютно необходима" в статье 2 Европейской конвенции означает, что требование необходимости по данной статье является более жестким, чем по статьям 8 – 11, где идет речь о "необходимости в демократическом обществе".
  118. McKerr v. UK, no. 28883/95, 4 May 2001, para. 109; Ikincisoy v. Turkey, no. 26144/95, 27 July 2004, paras. 68-69.
  119. См., в частности: Khashiyev and Akayeva v. Russia, nos. 57942/00, 57945/00, 24 February 2005; Bitiyeva and X v. Russia, nos. 57953/00, 37392/03, 21 June 2007; Musayeva and Others v. Russia, no. 74239/01, 26 July 2007.
  120. Комитет ООН по правам человека. Общий комментарий 6 "Право на жизнь" (статья 6), 1982 г., A/37/40; Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней, резолюция Экономического и социального совета ООН 1989/65 от 24 мая 1989 г., Е/1989/89; McCann and Others v. UK, no. 18984/91, 27 September, 1995, para. 161.
  121. Европейская конвенция о правах человека, статьи 2, 13; Международный пакт о гражданских и политических правах, статьи 2(3), 6; Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней, резолюция Экономического и социального совета ООН 1989/65 от 24 мая 1989 г., Е/1989/89, принципы 16, 20.
  122. Ikincisoy v. Turkey, no. 26144/95, 27 July 2004, para. 77; Jordan v. UK, no. 24746/94, 4 May 2001, para. 107.
  123. См., в частности: Khashiyev and Akayeva v. Russia, nos. 57942/00, 57945/00, 24 February 2005; Bitiyeva and X v. Russia, nos. 57953/00, 37392/03, 21 June 2007; Musayeva and Others v. Russia, no. 74239/01, 26 July 2007.
  124. Интервью Хьюман Райтс Вотч с тремя свидетелями (имена не разглашаются).
  125. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Назрань, 28 декабря 2007 г. Этот человек заявил, что своими глазами видел, как Белокиеву подложили пистолет и гранату. Остальные опрошенные нами свидетели этого не видели, но слышали об этом от других.
  126. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Назрань, 28 декабря 2007 г.
  127. РИА "Новости", 31 августа 2007 г.
  128. Интервью Хьюман Райтс Вотч со свидетелем (имя не разглашается). Назрань, 28 декабря 2007 г.
  129. Интервью Хьюман Райтс Вотч со свидетелем (имя не разглашается). Назрань, 28 декабря 2007 г.
  130. В настоящее время детский сад используется под общежитие для ингушских вынужденных переселенцев из Пригородного района.
  131. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается) 21 декабря 2007 г.
  132. На встрече с представителями ПЦ "Мемориал" в октябре 2007 г. прокурор РИ Ю.Турыгин подтвердил возбуждение прокуратурой ЮФО уголовного дела по статье 286-3-а УК (превышение должностных полномочий с применением насилия). См.: ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  133. Там же; Институт региональной политики: Итоги 10 – 16 сентября.
  134. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  135. Статья 317 УК.
  136. Статья 222-1 УК.
  137. Копия постановления о прекращении дела № 27520028 в досье Хьюман Райтс Вотч.
  138. Интервью Хьюман Райтс Вотч с дядей Апти – Магомедом Далаковым. Карабулак, 21 декабря 2007 г. В ходе интервью нам была предоставлена возможность ознакомиться с перепиской с органами прокуратуры.
  139. "Громкое убийство расследуют по горячим следам", НТВ, 3 сентября 2007 г.; "Коммерсант", 4 сентября 2007 г.
  140. "Ингушетия: хроника терактов, обстрелов, похищений", "Кавказский узел", 15 сентября 2007 г.
  141. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Чемульга, 21 декабря 2007 г.
  142. В интервью Хьюман Райтс Вотч в Чемульге 21 декабря 2007 г. Рамзан Амриев, его двоюродный брат Аслан Амриев и двое соседей утверждали, что всего там было восемь взрослых и 14 детей.
  143. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Чемульга, 21 декабря 2007 г.
  144. Место дислокации 503-го мотострелкового полка.
  145. Данный пункт фигурирует в постановлении о признании потерпевшим Рамзана Амриева от 13 ноября 2007 г. за подписью старшего следователя военной прокуратуры майора юстиции Тупова. Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с его содержанием во время интервью с Р.Амриевым в Чемульге 21 декабря 2007 г.
  146. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  147. Интервью Хьюман Райтс Вотч с А.Амриевым. Чемульга, 21 декабря 2007 г.
  148. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ф.Галаевой и Т.Галаевым. Сагопши, 24 декабря 2007 г.
  149. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ф.Галаевой. Сагопши, 24 декабря 2007 г.
  150. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ф.Галаевой и Т.Галаевым. Сагопши, 24 декабря 2007 г.
  151. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ф.Галаевой. Сагопши, 24 декабря 2007 г.
  152. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Т.Галаевым. Сагопши, 24 декабря 2007 г.
  153. Копия постановления о возбуждении уголовного дела по статьям 317 и 222-2 УК в досье Хьюман Райтс Вотч.
  154. Представители Хьюман Райтс Вотч ознакомились с официальной перепиской в ходе интервью с Ф.Галаевой в Сагопши 24 декабря 2007 г. Следует отметить, что проведенная прокуратурой проверка представляется формальной, поскольку ни у кого из Галаевых не было взято объяснений.
  155. Хьюман Райтс Вотч не располагает доказательствами, которые бы подтверждали эту версию. Однако даже если бы братья Галаевы действительно смотрели указанную видеозапись, что представляется маловероятным с учетом раннего часа, это не могло бы служить достаточным основанием для обвинениях их в терроризме и никоим образом не могло бы оправдать жесткость проведения спецоперации в их доме.
  156. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  157. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Малгобек, 24 декабря 2007 г.
  158. Группы оперативного управления контртеррористическими операциями были созданы во всех республиках Северного Кавказа сразу после нападения боевиков на Ингушетию в июне 2004 г. В их задачи входит проведение операций против незаконных вооруженных формирований силами УФСБ, милиции, внутренних войск и МЧС. "Московские новости", 4 февраля 2005 г., опубликовано здесь.
  159. Копия документа предоставлена Хьюман Райтс Вотч М.Зязиковым в ходе встречи с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г.
  160. См.: РИА "Новости", 1 февраля 2007 г.
  161. Копия рукописного заявления Хусейна Муталиева, датированного 5 февраля 2007 г., в досье Хьюман Райтс Вотч.
  162. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  163. Интервью Хьюман Райтс Вотч с отцом, матерью и дядей Адама Гарданова. Назрань, 27 декабря 2007 г.
  164. Статья 317 УК.
  165. Статья 222-1 УК.
  166. Интервью Хьюман Райтс Вотч с отцом, матерью и дядей Адама Гарданова (Назрань, 27 декабря 2007 г.) и Магомедом Гандаровым (по телефону, 21 марта 2008 г.)
  167. Интервью Хьюман Райтс Вотч с отцом, матерью и дядей Адама Гарданова. Назрань, 27 декабря 2007 г.
  168. Интервью Хьюман Райтс Вотч с М.Гандаровым (по телефону) 21 марта 2008 г.
  169. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Магомед-Баширом Мальсаговым и Мариам Мальсаговой. Назрань, 23 декабря 2007 г.
  170. Там же.
  171. В порядке статьи 91 УПК по постановлению следователя допускается задержание на срок до 48 часов без санкции суда.
  172. Представители Хьюман Райтс Вотч ознакомились с протоколом обыска 23 декабря 2007 г.
  173. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Магомед-Баширом Мальсаговым и Мариам Мальсаговой. Назрань, 23 декабря 2007 г.
  174. Интервью Хьюман Райтс Вотч с сотрудником ПЦ "Мемориал" А.Черкасовым 16 марта 2008 г. В сводной таблице ПЦ "Мемориал" об убийствах и похищениях за 2007 г. указано 30 похищений, однако в одном случае речь идет о родственнике президента М.Зязикова, который был похищен боевиками и отпущен через несколько месяцев. Подробнее здесь.
  175. См. раздел IV настоящего доклада.
  176. Всего нами было зафиксировано 10 случаев, однако в доклад вошли только 9, поскольку по одному случаю отсутствуют свидетельства очевидцев.
  177. Статья 9 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 5 Европейской конвенции о правах человека.
  178. Статья 3 Европейской конвенции о правах человека, статья 2 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. (вступила в силу 26 июня 1987 г., ратифицирована СССР 3 марта 1987 г.)
  179. Статьи 2(3) и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, статья 4 Конвенции ООН против пыток, статьи 3 и 13 Европейской конвенции о правах человека. Решения Европейского суда, непосредственно касающиеся эффективного расследования заявлений о нарушении статьи 3: Assenov and others v. Bulgaria, no. 24760/94, October 28, 1998, para. 102; Sakik and others v. Turkey, no. 31866/96, October 10, 2000, para. 62; Chitayev and Chitayev v. Russia, no. 59334/00, 18 January 2007, paras. 163-166.
  180. Статья 2 Европейской конвенции о правах человека; Комитет ООН по правам человека. Общий комментарий 6 "Право на жизнь" (статья 6), п. 4, 1982 г., A/37/40; Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, принята резолюцией ГА ООН 61/177 от 20 декабря 2006 г. Решения Европейского суда см., в частности: Bazorkina v. Russia, no. 69481/01, 27 July 2006, para. 103.
  181. Комитет ООН по правам человека. Общий комментарий 6 "Право на жизнь" (статья 6), п. 4, 1982 г., A/37/40; решения Европейского суда: Bazorkina v. Russia, paras. 117-119; Imakayeva v. Russia, no. 7615/02, 9 November 2006, paras. 147-148.
  182. Imakayeva v. Russia, para. 155; Alikhadzhiyeva v. Russia, no. 68007/01, 5 July 2007, para. 70.
  183. Bazorkina v. Russia, paras. 104-105, McKerr v. UK, para. 109, Ikincisoy v. Turkey, paras. 68-69.
  184. Imakayeva v. Russia, paras. 114-115.
  185. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Мухмедом Газдиевым. Карабулак, 25 декабря 2007 г.
  186. Там же.
  187. Там же.
  188. Там же. Имя этого человека М.Газдиев вспомнить не смог.
  189. Подробнее о незаконной тюрьме в с. Гойты Урус-Мартановского района Чечни см.: ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше? Упоминаемые ниже в настоящем докладе двоюродные братья Магомед Османович Аушев и Магомед Макшарипович Аушевы, содержавшиеся в с. Гойты в сентябре 2007 г., подробно описывали Хьюман Райтс Вотч это место. Их рассказ в доклад подробно не освещается, поскольку речь идет о месте содержания под стражей за пределами Ингушетии. Интервью Хьюман Райтс Вотч с М.О.Аушевым (Назрань, 25 октября 2007 г.) и М.М.Аушевым (Назрань, 25 декабря 2007 г.)
  190. Там же.
  191. См. ниже – Общественные протесты и реакция властей.
  192. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Назрань, 27 декабря 2007 г.
  193. См. выше. Мать Муцольгова не смогла назвать источник интернет-информации. Вероятнее всего, это был сайт Ингушетия.Ru, на котором тема незаконной тюрьмы в Гойты широко освещалась.
  194. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Назрань, 25 декабря 2007 г.
  195. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Назрань, 27 декабря 2007 г.
  196. Копия постановления о возбуждении уголовного дела № 07560051 в досье Хьюман Райтс Вотч.
  197. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Назрань, 25 декабря 2007 г.
  198. Там же.
  199. См. выше.
  200. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Назрань, 25 декабря 2007 г.
  201. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Назрань, 25 декабря 2007 г.
  202. Копия протокола в досье Хьюман Райтс Вотч.
  203. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Назрань, 25 декабря 2007 г.
  204. Статья 317 УК.
  205. Статья 222 УК.
  206. Копии видеозаписи и протокола в досье Хьюман Райтс Вотч.
  207. В настоящем докладе упоминаются трое Аушевых с одинаковым именем Магомед. Отчества двоих двоюродных братьев известны и указываются для уточнения, о ком именно идет речь. Их третий родственник фигурирует в докладе просто как Магомед Аушев.
  208. Подробнее о спецоперации см.: ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше? Убийство Руслана Аушева отдельно не рассматривается, поскольку Хьюман Райтс Вотч не располагает достаточной информацией об обстоятельствах его гибели.
  209. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Назрань, 25 октября 2007 г.
  210. Подробнее об этом см. ниже – Общественные протесты и реакция властей.
  211. Место работы Тимура не разглашается.
  212. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Магас, 23 декабря 2007 г.
  213. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Экажево, 23 декабря 2007 г.
  214. Подробнее см.: "Состояние раненных в Ингушетии милиционеров крайне тяжелое", "Кавказский узел", 9 ноября 2007 г.
  215. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Плиево, 25 декабря 2007 г. Свое предположение о том, что телефоны прослушиваются, она обосновывала тем, что во время разговоров членов семьи слышатся странные шумы, и связь часто прерывается.
  216. Статья 317 УК.
  217. В апреле 1997 г. 3 человека погибли и 10 были ранены при взрыве на ж/д вокзале в Армавире. См.: "'Общественный транспорт' равно 'массовая смерть'", Yтро.ru, 1 сентября 2004 г.
  218. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Азой Чабиевой. Орджоникидзевская, 27 декабря 2007 г.
  219. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Орджоникидзевская, 27 декабря 2007 г.
  220. "Независимая газета", 29 января 2007 г., опубликовано здесь.
  221. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  222. Первые охватывали весь населенный пункт или его часть, вторые проводились по конкретному адресу.
  223. См. выше – Внесудебные казни (Амриев, Галаевы, Муталиев).
  224. Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, приняты восьмым Конгрессом ООН предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, 27 августа – 7 сентября 1990 г., принцип 5.
  225. Там же, принципы 4 и 5.
  226. Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 7; Европейская конвенция о правах человека, статья 3; Конвенция ООН против пыток, статья 2.
  227. Chitayev and Chitayev v. Russia, para. 154.
  228. Международный пакт о гражданских и политических правах, статьи 2(3) и 7; Конвенция ООН против пыток, статья 4; Европейская конвенция о правах человека, статьи 3 и 13. Решения Европейского суда об эффективном расследовании заявлений о нарушении статьи 3 ЕКПЧ: Assenov and others v. Bulgaria, para. 102; Sakik and others v. Turkey, para. 62; Chitayev and Chitayev v. Russia, paras. 163-166. См. также принцип 23 Основных принципов применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка.
  229. Интервью Хьюман Райтс Вотч с двумя свидетелями (мужчина и женщина, имена не разглашаются). Гаирбек-Юрт, 26 декабря 2007 г.
  230. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Гаирбек-Юрт, 26 декабря 2007 г.
  231. Интервью Хьюман Райтс Вотч (имя не разглашается). Гаирбек-Юрт, 26 декабря 2007 г.
  232. Интервью Хьюман Райтс Вотч с двумя свидетелями (мужчина и женщина, имена не разглашаются). Гаирбек-Юрт, 26 декабря 2007 г.
  233. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Орджоникидзевская, 27 декабря 2007 г.
  234. Копия протокола обыска за подписью следователя УФСБ по РИ в досье Хьюман Райтс Вотч. Привлечение участвующих в операции военнослужащих в качестве понятых противоречит процессуальным стандартам, поскольку заинтересованные лица не могут выступать понятыми при обыске. Представляется, однако, что такая практика широко распространена Ингушетии, ровно как и в Чечне.
  235. Копия письма за подписью военного прокурора Евсеева от 15 сентября 2007 г. в досье Хьюман Райтс Вотч.
  236. Там же.
  237. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Орджоникидзевская, 27 декабря 2007 г.
  238. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Магомедом Османовичем Аушевым. Назрань, 25 октября 2007 г.
  239. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Макшарипом Аушевым (Назрань, 22 декабря 2007 г.) и Эсет Аушевой (Сурхахи, 26 декабря 2007 г.) См. также: ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?; "Другие подробности карательного налета на село Сурхахи 27 июня", Ингушетия.Ru, 29 июня 2007 г.
  240. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Назрань, 22 декабря 2007 г. В момент операции Макшарипа Аушева в селе не было, подробности были ему известны от Баматгирея, с которым они вместе были у здания МВД РИ.
  241. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Сурхахи, 26 декабря 2007 г.
  242. В данном случае речь идет о третьем Магомеде Аушеве из упоминающихся в докладе (см. выше).
  243. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Эсет Аушевой. Сурхахи, 26 декабря 2007 г. О похищении и пытках Магомеда Османовича Аушева см. выше – Похищения, насильственные исчезновения и пытки.
  244. "По факту нападения на Магас возбуждено уголовное дело", NEWSru.com, 28 июля 2007 г.
  245. "По факту обстрела администрации президента возбуждено уголовное дело", ПОЛИТ.РУ, 28 июля 2007 г.
  246. "28 июля в Али-Юрте были избиты 50 человек", Ингушетия.Ru, 28 июля 2007 г.
  247. Интервью Хьюман Райтс Вотч в Али-Юрте с Магомед-Гиреем Аспиевым, Тамерланом Татриевым и женщиной (имя не разглашается) - 23 декабря, а также Юсупом Цороевым и Танзилой Эсмурзиевой – 27 декабря 2007 г.
  248. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 23 декабря 2007 г.
  249. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 23 декабря 2007 г.
  250. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 27 декабря 2007 г.
  251. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше? Это подтвердил и прокурор РИ Ю.Турыгин на встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г. Впрочем, прокурор Турыгин добавил, что "были задержаны двое с оружием с территории соседней республики, и их передали по территориальности". Никакой другой информацией об этом Хьюман Райтс Вотч не располагает.
  252. См., в частности, информацию ПЦ "Мемориал" от 3 августа 2007 г. "'Зачистка' в селе Али-Юрт (Ингушетия): опять по 'чеченскому' сценарию".
  253. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 23 декабря 2007 г.
  254. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 27 декабря 2007 г. Заключение медицинского освидетельствования Цороева, в котором зафиксированы множественные гематомы, в досье Хьюман Райтс Вотч.
  255. "28 июля в Али-Юрте были избиты 50 человек".
  256. По словам Магомед-Гирея Аспиева, в прокуратуре Назрани ему сообщили, что его жалоба направлена в военную прокуратуру в ст. Троицкая. Когда он попытался там узнать о состоянии дела, ему сказали, что никаких материалов не получали. Документы "нашлись" только после вмешательства адвокатов ПЦ "Мемориал". Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 23 декабря 2007 г.
  257. Уголовное дело № 07500032 по статье 282-3-а УК, ответ следователя по ОВД Назрановского межрайонного СО СУ СК при прокуратуре РФ по РИ М.М.Гагтиева № 32п-07/07600032 от 31.10.2007 г. на запрос ПЦ "Мемориал". С материалами дела представители Хьюман Райтс Вотч ознакомились в офисе ПЦ "Мемориал" в Назрани 24 декабря 2007 г.
  258. Интервью Хьюман Райтс Вотч 6 декабря 2007 г с присутствовавшим на встрече руководителем ПЦ "Мемориал" Олегом Орловым.
  259. Интервью Хьюман Райтс Вотч, Али-Юрт, 23 декабря 2007 г.
  260. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  261. Подробнее см. выше – Похищения и пытки.
  262. "В мечети селения Сурхахи собрались местные жители, чтобы выразить протест в связи с последними событиями", Ингушетия.Ru, 25 июня 2007 г., "Митинг в селе Сурхахи закончился жестким обращением к Зязикову и заявлением в федеральные органы власти", Ингушетия.Ru, 25 июня 2007 г.
  263. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Магомедом Османовичем Аушевым. Назрань, 25 октября 2007 г.
  264. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Макшарипом Аушевым (Назрань, 22 декабря 2007 г.) и Магомедом Макшариповичем Аушевым (Назрань, 25 декабря 2007 г.)
  265. На встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г. М.Зязиков утверждал, что, по его информации, похищение братьев Аушевых носило чисто криминальный характер и было связано с бизнесом Макшарипа Аушева в Чечне.
  266. По словам источника, в Гойты были убиты по крайней мере четверо лиц, пропавших в Ингушетии в 2007 г., в том числе Ибрагим Газдиев, Хусейн Муцольгов и Ахмет Картоев (см. выше). Интервью Хьюман Райтс Вотч с Макшарипом Аушевым. Назрань, 22 декабря 2007 г.
  267. На встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г. М.Зязиков утверждал, что митинг являлся провокацией против властей, тем более что братья Аушевы были похищены не в Ингушетии, а в Чечне. По его мнению, Аушевы воспользовались похищением как предлогом для организации митинга с целью дестабилизации обстановки в республике.
  268. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Макшарипом Аушевым (Назрань, 22 декабря 2007 г.) и сотрудником ПЦ "Мемориал" Тимуром Акиевым (Назрань, 21 декабря 2007 г.); А.Черкасов. Ингушетия. Чеченская улица. "Еженедельный журнал", 21 сентября 2007 г.
  269. Там же.
  270. Там же.
  271. Там же.
  272. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Магомедом Османовичем Аушевым (Назрань, 25 октября 2007 г.) и Магомедом Макшариповичем Аушевым (Назрань, 25 декабря 2007 г.)
  273. М.Зязиков на встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г.
  274. Там же.
  275. Статья 11 Европейской конвенции о правах человека, статья 21 Международного пакта о гражданских и политических правах.
  276. В качестве оснований ограничения ЕКПЧ и МПГПП называют, в частности, интересы государственной или общественной безопасности, предотвращения беспорядков и преступлений, обеспечения общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения.
  277. Статья 11 Европейской конвенции о правах человека, статья 21 Международного пакта о гражданских и политических правах.
  278. Подобное утверждение является и верным и для России в целом, где необоснованные запреты на "марши несогласных" и другие протестные выступления не могут не способствовать маргинализации и радикализации оппозиции.
  279. Европейский суд по правам человека, Cisse v. France, #51346/99, April 9, 2002, para 50; Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (ООН, 1990 г.)
  280. Статья 10 Европейской конвенции о правах человека, статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.
  281. В качестве оснований ограничения ЕКПЧ и МПГПП называют, в частности, интересы государственной или общественной безопасности, предотвращения беспорядков и преступлений, обеспечения общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения.
  282. Bladet Tromso and Stensaas v. Norway, no. 21980/93, 20 May 1999, para. 59; Goodwin v. the United Kingdom, no. 16/1994/463/544, 27 March 1996, para 39; Jersild v. Denmark, no. 15890/89, 23 September 1994, para. 31. Суд также считает, что в отношении публичного лица пределы допустимой критики должны быть шире: Oberschlick v. Austria, no. 47/1996/666/852, 25 June 1997, para. 29.
  283. "Воззвание к народу Ингушетии", Ингушетия.Ru, 9 ноября 2007 г.
  284. Республиканская прокуратура также обвинила сайт в экстремизме. 26 мая 2008 г. Кунцевский суд Москвы удовлетворил ходатайство прокурора РИ о приостановлении деятельности сайта. Всем интернет-провайдерам было предписано закрыть доступ на сайт до окончательного решения. 6 июня 2008 г. тот же суд вынес решение о закрытии сайта за распространение экстремистских материалов. Решение обжалуется, на момент подготовки доклада сайт продолжал функционировать. "Суд решил остановить работу сайта Ingushetiya.ru", Русская служба Би-би-си, 26 мая 2008 г.; "Суд принял решение о закрытии сайта "Ингушетия.ру"", Радио Свобода, 6 июня 2008 г.
  285. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  286. "Заявление редакции сайта Ингушетия.Ру", 19 ноября 2007 г.
  287. "Прокуратура направила предупреждение предполагаемым участникам митинга", Ингушетия.Ru, 23 ноября 2007 г.
  288. См. выше – Похищения, насильственные исчезновения и пытки.
  289. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Макшарипом Аушевым. Назрань, 22 декабря 2007 г.
  290. "Россия: обеспечить уголовное преследование по факту нападения на правозащитника и журналистов", пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 24 ноября 2007 г.
  291. Интервью Хьюман Райтс Вотч с председателем совета ПЦ "Мемориал" О.Орловым. Москва, 22 декабря 2007 г. Информация о снятии охраны и происходившем в холле гостиницы была получена им от персонала (имена не разглашаются).
  292. Интервью Хьюман Райтс Вотч с О.Орловым. Москва, 6 декабря 2007 г.
  293. По словам Орлова, через пакет он мог различить свет от фар других машин, что указывало на движение по оживленной трассе. Интервью Хьюман Райтс Вотч с О.Орловым. Москва, 6 декабря 2007 г.
  294. Там же.
  295. Там же.
  296. Там же.
  297. Статья 139-2 УК.
  298. Статья 144-1 УК.
  299. Статья 161-2(а,г) УК.
  300. "Международной амнистии", Международной Хельсинкской федерации, Хьюман Райтс Вотч и Всемирной организации против пыток.
  301. "Statement by the President on Russia", The White House, November 26, 2007; "Dick Marty protests abduction of 'Memorial' President Oleg Orlov in Nazran", Council of Europe, November 26, 2007; "Избиение журналистов в Ингушетии расследуют правозащитники", "Кавказский узел", 29 ноября 2007 г.
  302. "Избиение журналистов в Ингушетии расследуют правозащитники", "Кавказский узел", 29 ноября 2007 г.
  303. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  304. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Екатериной Сокирянской (по телефону) 26 января 2008 г.
  305. Интервью Хьюман Райтс Вотч. Карабулак, 25 декабря 2007 г.
  306. См., в частности: "Выборы в Ингушетии прошли без нарушений", Росбалт-Юг, 4 декабря 2007 г. Сайт Ингушетия.Ru практически сразу начал кампанию "Я не голосовал!" по сбору подписей тех, кто не ходил на выборы. По информации сайта, к 9 января 2008 г. было собрано 87 340 подписей (свыше 50% общего числа избирателей в Ингушетии). Возможностями проверить достоверность этого Хьюман Райтс Вотч не располагает. Кампания получила большой резонанс. См., в частности: "В Ингушетии 54,5 % избирателей заявляют о своем неучастии в выборах 1 декабря", "Кавказский узел", 10 января 2008 г.
  307. См., в частности: "Избирательные участки пустуют", Ингушетия.Ru, 2 декабря 2007 г.
  308. "СМИ о митинге", Ингушетия.Ru, 27 января 2008 г.
  309. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  310. В действительности соответствующее уведомление направлялось более чем за 10 дней.
  311. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  312. В частности, ссылка на ограниченность территории.
  313. Статья 20.2-1 КоАП.
  314. По словам министра внутренних дел Ингушетии М.Медова, решение было принято республиканским оперативным штабом на основании оперативных данных ФСБ и милиции о планируемых поджогах и посягательствах на жизнь и имущество граждан и о заблаговременной подготовке организаторами бутылок с зажигательной смесью. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  315. В том числе: "ограничение доступа граждан и транспортных средств на указанную территорию; досмотр физических лиц и находящихся при них вещей, а также досмотр транспортных средств и провозимых на них вещей, в том числе и с применением технических средств; беспрепятственное проникновение лиц, проводящих контр-террористические операции, в жилые и служебные помещения; ряд других, предусмотренных законодательством мер". Информация пресс-службы республиканского оперативного штаба, полностью опубликована на: Ингушетия.Ru.
  316. На встрече представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии в Магасе 27 мая 2008 г. президент М.Зязиков говорил, что организаторы заманивают подростков на митинги, раздавая молодежи компьютеры и мобильные телефоны, и провоцируют насилие, и снабжая участников бутылками с зажигательной смесью.
  317. "В Ингушетии горят здания гостиницы 'Асса' и редакция газеты 'Сердало'", "Кавказский узел", 26 января 2008 г.
  318. См., в частности: "Муцольгов: разгон митинга в Назрани показал неуважение властей к гражданам", "Кавказский узел", 26 января 2008 г.
  319. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Е.Сокирянской (по телефону) 26 января 2008 г.
  320. Роман Плюсов и Владимир Варфоломеев ("Эхо Москвы"), Данила Гальперович (Радио Свобода), Ольга Боброва ("Новая газета"), два корреспондента петербургского "Пятого канала" и два корреспондента телеканала "Россия".
  321. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Д.Гальперовичем (по телефону) 26 января 2008 г.
  322. Встреча представителей Хьюман Райтс Вотч с руководством Ингушетии. Магас, 27 мая 2008 г.
  323. "Россия: журналистов задерживают, чтобы помешать освещению митинга в Ингушетии", пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 27 января 2008 г.
  324. О законодательстве см. выше.
  325. ПЦ "Мемориал". Ингушетия. 2007 год: куда дальше?
  326. Статья 20.2-1 КоАП.
  327. Статья 212-1,2 УК.
  328. Двое из десяти задержанных, в том числе Аушев, были отправлены в СИЗО в Нальчик, шестеро – в Пятигорск, с последних двоих взяли подписку о невыезде. Подробнее см.: "Списки арестованных за участие в митинге 26 января и их местонахождение", Ингушетия.Ru, 20 февраля 2008 г.
  329. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Мариам Аушевой. Назрань, 28 мая 2008 г.
  330. "Уголовное дело, возбужденное в отношении участников январского митинга, развалилось", Ингушетия.Ru, 7 июня 2008 г.
  331. "Время новостей", 9 июня 2008 г.

Автор: Татьяна Локшина; источник: Human Rights Watch

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 11:00

30 мая 2017, 10:26

30 мая 2017, 10:24

  • Четыре дагестанских проекта были представлены на фестивале "Интермузей" в Москве

    В Москве завершился ежегодный фестиваль "Интермузей". На нем было представлено четыре проекта из Дагестана, один из которых получил специальную премию Союза музеев России имени Александровой. Музеи из Краснодара и Ингушетии, заявленные в числе участников мероприятия, не смогли принять участие в нем из-за отсутствия финансирования на эти цели.

30 мая 2017, 09:57

  • Дело в отношении Стенина прекращено

    Президиум Астраханского областного суда сегодня рассмотрел кассационную жалобу адвоката Татьяны Иванушкиной на приговор националисту Игорю Стенину и постановил отменить его, прекратив дело в связи с отсутствием состава преступления.

30 мая 2017, 09:55

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей