Магомед Аушев. Кадр видео "Кавказского узла".

25 июня 2018, 23:59

Свидетели рассказали о состоянии потерпевших после пыток в ингушском ЦПЭ

На заседании в Нальчикском гарнизонном военном суде выступили родственники и знакомые потерпевших, которые видели их непосредственно после пребывания в ингушском центре "Э". Магомед Аушев, Зелимхан Муцольгов и Марем Далиева были избиты так, что не могли самостоятельно передвигаться, заявили свидетели.

Как сообщал "Кавказский узел", Нальчикский гарнизонный военный суд рассматривает дело семи сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии. Им предъявлены обвинения в убийстве, вымогательстве, превышении должностных полномочий с применением насилия к задержанным и других преступлениях. Подсудимые отказались признать вину. На предыдущем заседании 22 июня свидетели рассказали об обстоятельствах задержания и избиения силовиками потерпевшего Адама Дакиева, а родственник потерпевшего Зелимхана Муцольгова рассказал, как нашел его выброшенным в реку после недели пыток и избиений.

Глава ЦПЭ Тимур Хамхоев, начальник отдела ЦПЭ Андрей Безносюк, оперативники Алихан Беков и Мустафа Цороев (бывший сотрудник ФСБ) находятся под стражей. Замначальника ЦПЭ Сергей Хандогин, начальник Сунженского РОВД Магомед Беков и оперативник Иса Аспиев находятся под домашним арестом. Силовики, допрошенные в качестве свидетелей с начала процесса, заявили, что не видели, как к задержанным применяли насилие.

Сокамерник Аушева: не мог самостоятельно двигаться и говорил с трудом

На сегодняшнем заседании суд допросил по видеосвязи свидетеля Рашида Цурова. Цуров пояснил, что он содержится в местах лишения свободы в Чите, а с потерпевшим Магомедом Аушевым встретился в изоляторе временного содержания, сообщил корреспондент "Кавказского узла".

По словам Цурова, Аушева поместили в его камеру сильно избитым. "Магомеда завели сотрудники и оставили возле двери. Он не мог самостоятельно двигаться, я его практически занес и положил на кровать. Он рассказал, что стрелял на свадьбе, из-за этого в ЦПЭ его били и пытали, требовали выдать золотой пистолет", - заявил свидетель.

В декабре 2014 года по подозрению в стрельбе из свадебного кортежа был задержан житель селения Экажево Магомед Аушев. Магомед рассказал родным, что его вывезли с пакетом на голове в неизвестное ему место, пытали током и избивали. Аушев настаивал в суде, что он стрелял из травматического пистолета ТТ, а не из автомата, тогда как силовики, избивая его, требовали выдать "золотой автомат". Допрошенные 4 июня силовики заявляли в суде, что стрельба на свадьбе велась из автомата, и правоохранители пытались найти этот автомат. О том, что Магомед стрелял из автомата, силовикам сказал его родственник Ахмед. В суде он заявил, что оговорил родственника под пытками.

Магомед Аушев говорил с трудом, на голове у него были гематомы, а на ногах и пальцах - ожоги, ходить самостоятельно Аушев не мог, поскольку "все, что есть между ног, ему разбили", рассказал свидетель Цуров.

В какой-то момент Аушеву стало настолько плохо, что пришлось вызывать скорую помощь. "Через сутки Аушева увезли в суд, и он обратно не вернулся", - сказал свидетель.

Аушев не называл конкретные фамилии пытавших его людей, но говорил, что это были сотрудники ЦПЭ, пояснил Цуров в ответ на уточняющий вопрос обвинителя. Защита поинтересовалась, предлагала ли скорая помощь госпитализацию Аушеву, и свидетель ответил, что "таких разговоров не было".

Сотрудник изолятора в Назрани Барахоев ранее рассказал суду, что осмотрел Аушева по прибытии в изолятор и увидел только царапины на ногах. Аушев, по словам свидетеля, объяснил царапины тем, что он занимается боями без правил, и жалоб на самочувствие не высказал.

Подсудимый Тимур Хамхоев спросил свидетеля, по каким статьям тот осужден, Цуров назвал статьи 208, 209 и 222 УК РФ (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, бандитизм и незаконный оборот оружия). При этом свидетель добавил, что испытывает неприязнь к Хамхоеву.

"Почему?" - спросил Хамхоев. "Лично Вы меня тоже пытали", - пояснил свидетель. "Когда Вас задерживали, я не работал в должности начальника ЦПЭ", - возразил Хамхоев, а адвокат Аушева попросила занести в протокол высказывание свидетеля о личном неприязненном отношении к подсудимому Хамхоеву. "Он [Цуров] считает их [силовиков] виноватыми в том, что он сидит, в том, что преступление раскрыто", - заявила адвокат.

Родственницы Муцольгова рассказали о следах побоев на его теле

Свидетель Фатима Муцольгова рассказала суду об обстоятельствах задержания своего родственника Зелимхана Муцольгова, отметив, что они жили по соседству.

Житель Ингушетии Зелимхан Муцольгов рассказал ранее "Кавказскому узлу", что почти пять дней после задержания в 2010 году он провел с пакетом на голове, а на пятые сутки после задержания его под угрозой расстрела заставили написать расписку, что он не имеет претензий к правоохранителям. На процессе Муцольгов рассказал, как силовики заставляли его сознаться в нападении на милиционера, и как он узнал в одном из них своего однокурсника.

По словам свидетельницы, утром 5 августа 2010 года ее разбудили крики со двора родственника. Выглянув в окно, она увидела перед домом Зелимхана Муцольгова два автомобиля и людей в масках и камуфлированной форме. Женщина отправилась во двор к родственнику и встретила там жену Зелимхана Муцольгова вместе с женой другого их родственника, Точиева - супружеская пара Точиевых была, по словам свидетельницы, в гостях у Муцольговых. Женщины сообщили, что неизвестные забрали их мужей, рассказала Фатима Муцольгова.

В течение пяти суток родственники пытались выяснить, где находятся задержанные, но никакой информации о них не было. Днем 10 августа 2010 года Фатима Муцольгова находилась на работе в амбулатории в селении Сурхахи. По словам свидетельницы, ей позвонил брат Мусса Муцольгов - он сообщил, что Зелимхана нашли и ему требуется медицинская помощь. Мусса сказал, что везет Зелимхана домой и заедет за ней, примерно через час они с Зелимханом приехали и вместе поехали в больницу Назрани.

"Брат рассказал, что Зелимхана нашли возле речки. У него на конечностях и на туловище были гематомы, ссадины, он был обезвожен. По прибытии в больницу его осмотрели врачи, поставили диагноз. Врач также ей сказал, что у Зелимхана травмы и в паховой области и на внутренних поверхностях бедер. От госпитализации он отказался, поэтому его привезли домой", - рассказала свидетель.

"Он сообщил, кто к нему применял насилие?" - спросил у свидетельницы гособвинитель. "Мне - нет", - ответила Фатима Муцольгова.

Родственница Зелимхана Муцольгова Хадижат Хаматханова рассказала, что Муцольгов сирота и она растила его с пятилетнего возраста. По словам свидетельницы Зелимхан работал тренером по тхэквондо и отличался неконфликтным характером, "даже бабочку никогда не убил".

По словам Муцольгова, в ЦПЭ его "током пытали, подвешивали, били в пах и по бедрам, поставили на растяжку и били, спрашивая: "Ну, как тебе наше тхэквондо".

По словам Хаматхановой, в день задержания Зелимхана ее не было дома - в те дни она лечилась в санатории в Кисловодске. После звонка невестки, сообщившей, что Зелимхана забрали силовики, Хаматханова приехала домой.

"Его не было пять суток. Когда его нашли, Зелимхан рассказал, что его били и пытали в ЦПЭ, а через пять суток его вывезли и выбросили на берегу речки. Там были молодые люди, которые помогли ему дозвониться до двоюродного брата. У Зелимхана по всему телу были следы от побоев, его подвешивали, били ногами, - рассказала Хаматханова.

Свидетельница выразила уверенность, что Зелимхан не был ни в чем виноват, и целью пыток было признание в том, чего он не совершал. По словам Хаматхановой, молодой человек долгое время лечился дома, а поправившись, уехал в Читу, опасаясь дальнейшего преследования. Позднее он переехал в Магаданскую область, где живет вместе с женой и детьми до сих пор. Ибрагим Точиев, задержанный вместе с Зелимханом, был обвинен в незаконном хранении оружия и "еще каких-то преступлениях", после чего осужден на два года лишения свободы, рассказала Хаматханова.

Свидетельница также сообщила, что после отъезда Зелимхана ее вызывали в ЦПЭ и спрашивали, где он находится. "Опишите кабинет, в который Вас заводили", - предложил подсудимый Хамхоев. "Кабинет как кабинет. У меня там еще отпечатки пальцев снимали", - ответила свидетель.

Затем в суде была допрошена свидетель Танзиля Муцольгова. "Что можно испытывать к людям, которые пять суток пытали моего племянника?" - ответила женщина на вопрос суда, не испытывает ли она неприязни к подсудимым.

Как пояснила свидетельница, задержанный вместе с Зелимханом Муцольговым Ибрагим Точиев приходится ей сыном, а Зелимхан - племянником. 4 августа 2010 года ее сын Ибрагим поехал вместе с женой в гости к Муцольгову, а рано утром 5 августа невестка Лейла сообщила ей, что Ибрагима и Зелимхана забрали силовики. По словам Муцольговой, она немедленно выехала в Магас и обратилась в Совет безопасности с заявлением о похищении сына и племянника.

Днем 10 августа Танзиля Муцольгова узнала от кого-то из родственников, что Зелимхан нашелся, но местонахождение ее сына оставалось неизвестным. Приехав в Сурхахи, женщина узнала, что Зелимхан позвонил их родственнику Муссе Муцольгову, попросив приехать за ним к реке Асса в станице Нестеровской. Из разговора с Зелимханом свидетельница узнала, что силовики забрали их с Ибрагимом вместе, но впоследствии держали отдельно. Зелимхан сообщил, что на протяжении нескольких дней его избивали и пытали током, требуя признаться в преступлениях. Где находится Ибрагим, он не знал.

"На теле Зелимхана не было живого места, на его голове и лице были видны ссадины и синяки. Мусса Муцольгов отвез его в больницу, где его осмотрели врачи, однако от госпитализации он отказался и лечился дома", - подтвердила она.

По словам Муцольговой, своего сына Ибрагима она увидела впоследствии в РОВД. Женщина не заметила на нем видимых синяков, но увидела, что на его лице тональный крем. Правоохранители сообщили ей, что Ибрагим Точиев задержан по подозрению в незаконном хранении оружия и "еще каких-то преступлениях". В дальнейшем Сунженский райсуд приговорил его к двум годам лишения свободы. После освобождения Точиев тоже покинул Ингушетию и уехал в Магаданскую область.

Старший оперуполномоченный ОУР ОМВД по Назрановскому району Александр Семенов сообщил суду, что находился 20 декабря 2014 года на дежурстве, и в отдел явился молодой человек по имени Магомед Аушев со своим адвокатом. 

Аушев написал явку с повинной и добровольно выдал травматический пистолет системы ТТ. Как понял Семенов, что Магомед Аушев - тот, кто 14 декабря произвел из свадебного кортежа в селении Экажево "множество выстрелов из огнестрельного оружия". По данному факту было возбужденно уголовное дело по статьям 222 и 213 УК РФ (незаконный оборот оружия и хулиганство). По словам Семенова, он принял у Аушева явку с повинной, получил его объяснение и оформил принятие пистолета протоколом добровольной выдачи. Эти документы подписали сам Аушев и его адвокат, после чего материалы были переданы в дежурную часть и далее дознавателю Котиеву. Позже по указанию и.о. начальника ОМВД Тангиева Семенов в составе группы быстрого реагирования выехал в Назрань на патрульном автомобиле УАЗ, забрал Аушева из центра "Э" и доставил его в ИВС Назрани, передав дежурному изолятора. 

По словам свидетеля, он не видел на Аушеве следов избиения, а сам Аушев не жаловался на применение к нему физического насилия и передвигался свободно. Был ли Аушев в наручниках, свидетель не вспомнил. На вопрос гособвинителя, подозревался ли Аушев в экстремизме и терроризме, свидетель ответил отрицательно. Как пояснил Семенов, в ЦПЭ Аушева отправили по распоряжению руководства.

Брат Далиевой: она не могла ходить, плакала и ничего не говорила

Свидетель Багаудин Точиев сообщил, что потерпевшая Марем Далиева (Точиева) приходится ему сестрой, а умерший на допросе в ЦПЭ Магомед Далиев  – зятем. Вечером 15 июля 2016 года его младший брат Аслан Точиев позвонил и попросил срочно приехать в Сунжу. Встретившись вскоре с братом на федеральной трассе "Кавказ", он узнал от Аслана, что сестру задержали и ее местонахождение целый день неизвестно.

Ранее суд допросил брата Марем Точиевой (Далиевой) Аслана Точиева. Он рассказал, что в 2016 году Марем работала кассиром в дополнительном офисе Ингушского регионального филиала "Россельхозбанка" в Сунже. Днем 15 июля 2016 года свидетель узнал, что Марем и ее мужа Магомеда Далиева неизвестные в форме забрали из их квартиры в Карабулаке.

Тимур Хамхоев и его подчиненные были задержаны в декабре 2016 года по подозрению в причастности к смерти 16 июля того же года 50-летнего Магомеда Далиева и пыткам его жены, которых силовики заподозрили в причастности к разбойному нападению на отделение банка. На теле Магомеда Далиева были обнаружены следы избиения и пыток током. Смерть Далиева вызвала широкий общественный резонанс. После смерти Далиева от родственников главы центра Тимура Хамхоева поступали угрозы, рассказала сестра погибшего суду 25 мая.

Свидетель, по его словам, поехал в Сунженское РОВД, объяснил дежурному отдела, что ищет сестру, назвал ее фамилию.

"Мне велели подождать на улице. Я трижды заходил, спрашивал, наконец ее вывели. Она не могла ходить, я ее взял под руку, спросил, что с ней. Она плакала и ничего не говорила, от нее пахло спиртным", - рассказал свидетель. Занервничав, Точиев эмоционально заговорил о недопустимости подобного отношения к женщине на Кавказе, но судья прервал его, попросив говорить по существу.

Точиев сообщил, что отвез сестру в больницу, где уже их ждали брат Аслан и родные Магомеда Далиева. К тому времени уже стало известно, что Магомед Далиев в морге. Утром все родственники Марем поехали на похороны Далиева и узнали, что у него переломаны все кости, заявил свидетель. Он эмоционально добавил, что был в прошлом сотрудником правоохранительных органов, и что центр "Э" "никакого отношения не имеет к такого рода преступлениям, как ограбление банка".

На вопрос гособвинителя, что требовали от Далиевой, свидетель ответил, что ее заставляли признаться в ограблении банка. После этого между свидетелем и обвиняемым Хамхоевым возникла перепалка, они обменялись репликами на ингушском языке. Суд объявил короткий перерыв, после чего допрос Точиева продолжился.

По словам свидетеля, впоследствии Марем рассказала об обстоятельствах своего задержания и назвала имена тех, кто применял к ней насилие. К ним обращались с просьбой о примирении, предлагали деньги за то, чтобы Марем изменила показания. "Я бы ее сам убил, если бы она изменила хотя бы одно слово", - заявил свидетель.

После обеденного перерыва подсудимый Хамхоев обратился к судье с просьбой оградить его от оскорблений. "Я тоже человек", - сказал он. Судья пообещал удалять каждого, кто будет нарушать порядок.

Коллеги Дакиева рассказали о его похищении

После перерыва были допрошены свидетели Магомед Осмиев и Хусен Мурзабеков, сотрудники АО "Газпром газораспределение Назрань". Они рассказали об обстоятельствах задержания потерпевшего Адама Дакиева.

В мае 2012 года вооруженные люди в масках и черной камуфляжной форме похитили жителя села Сурхахи Назрановского района Ингушетии Адама Дакиева. Дакиеву нанесли несколько ударов по лицу руками и прикладом автомата, а когда он упал, стали бить по всему телу. В неизвестном месте, куда его привезли, примотанного к стулу Дакиева с пакетом на голове избивали несколько часов. Один из участников избиения сказал, что Дакиев незадолго перед этим имел конфликт "с его братом", говорится в материале "Кавказского узла" "Пытки, убийства и шантаж — борьба с экстремизмом в Ингушетии".

Дакиев работал в управлении компании в Назрани, в районе "Центр-КамАЗ"."18 мая 2012 года, примерно в 10 часов, я и мой коллега Тимур Куштов находились в рабочем кабинете. К нам зашел Яндиев Руслан, Тимур Куштов предложил ему выйти поговорить.  О чем они хотели поговорить я не знаю. После того, как они вышли, в кабинет зашел Адам Дакиев и спросил, где Руслан Яндиев.  Я ему ответил, что они вышли поговорить, Дакиев вышел из кабинета", - рассказал Магомед Осмиев.

По словам свидетеля, через полчаса Тимур Куштов вернулся и сообщил, что подрался с Яндиевым. На вопрос, из-за чего произошла драка, он ничего не ответил, а после обеда в здание вошли 5-6 человек в масках и с автоматами. Они стали спрашивать, кто здесь Яндиев, поставили Осмиева и Дакиева к стенке. Все сотрудники стали выходить из своих кабинетов. Осмиев, по его словам, назвал свою фамилию и был отпущен, а Дакиева люди в масках вывели из здания. Дакиев спрашивал, кто они такие и за что его забирают, пытался вырваться, отказывался садиться в машину, пока его коллеги пытались остановить людей в масках и выяснить, за что забирают Дакиева. Один из силовиков начал стрелять из автомата, чтобы к ним никто не приблизился, и Адама Дакиева увезли.

По словам свидетеля, Дакиев появился на работе вечером того же дня, выглядел плохо, на его лице были покраснения и царапины. Осмиев не слышал, чтобы Дакиев или Яндиев когда-либо угрожали Куштову убийством, призывали его "стать на праведный путь", пытались установить на работе шариатские правила или призывали сотрудников жить по шариату". Драка, по его сведениям, произошла между Яндиевым и Куштовым, а Дакиев  никакого участия в ней не принимал.

Свидетель Хусен Мурзабеков, сотрудник ООО "Газпром Межрегионгаз" в Назрани, заявил, что ничего не помнит, поэтому обвинение огласило его показания на предварительном следствии. Согласно этим показаниям, Мурзабеков 18 мая 2012 года находился на работе, услышал шум в здании и вышел в коридор, где увидел вооруженных людей в масках. Адам Дакиев стоял у стенки с поднятыми руками.

В дальнейшем свидетель увидел, как Дакиева повели через дорогу к какому-то автомобилю и услышал автоматные выстрелы. Дакиев попытался убежать и свидетель, опасаясь, что Дакиева застрелят, крикнул ему, чтобы тот не убегал. Адам остановился, к нему подбежали несколько вооруженных людей, схватили за руки и силой усадили в легковой автомобиль, после чего автомобиль на большой скорости уехал.

Согласно показаниям свидетеля, он поехал в ту же сторону, куда уехала эта машина, обратился в ОМВД России по Назрани и спросил, доставляли ли в отдел Дакиева. Ему сообщили, что Адам Дакиев к ним не доставлялся, и Мурзабеков вернулся на работу. Там свидетель узнал от коллег, что при задержании Дакиева били, а он сорвал с одного из вооруженных людей маску. Вечером, когда Дакиев вернулся на работу, свидетель увидел на его лице синяки и ссадины, которых до задержания у него их не было.

На вопрос, поддерживает ли свидетель свои показания, Мурзабеков ответил утвердительно, однако вопрос адвоката Аушевой, представляющей интересы Хамхоева, заставил его колебаться. Аушева переспросила, видел ли свидетель следы побоев на лице Дакиева после его возвращения на работу. "Может видел, может не видел – не помню", - сказал Мурзабеков.

Подсудимый Хамхоев задал вопрос обоим свидетелям вопрос, слышали ли они о случаях похищения и вывоза людей в соседние республики неизвестными гражданскими лицами, переодетыми в военную форму. Оба свидетеля заявили, что о подобных фактах не слышали.

Следующее заседание суда состоится в 10.30 мск 26 июня.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

19 июля 2018, 05:07

  • Свидетели обвинения заявили о призывах к насилию со стороны Свидетеля Иеговы* в Кабардино-Балкарии

    Свидетель Иеговы* из города Майский Юрий Залипаев обвиняется в разжигании религиозной вражды и призывах в экстремистской деятельности, сообщил адвокат Антон Омельченко. По его словам, Залипаев свою вину не признает, а дело сфабриковано на основе нелепых показаний. Заявления свидетелей, показавших о призывах Залипаева к насилию над представителями других вероисповеданий, адвокат назвал "первым случаем в истории".

19 июля 2018, 04:36

19 июля 2018, 04:34

  • Следствие решило этапировать Яндиева во Владикавказ

    Аслан Яндиев, который был экстрадирован из Словакии в Москву в связи с обвинениями в причастности к серии резонансных терактов в Северной Осетии, по решению следственных органов сегодня будет доставлен во Владикавказ.

19 июля 2018, 04:02

19 июля 2018, 03:29

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей