Александр Долженко в зале суда. Фото  Аслана Николаева для "Кавказского узла"

24 марта 2017, 14:49

Защита Долженко упрекнула суд в желании получить "второго Магнитского"

О своей невиновности по делу о преднамеренном банкротстве компании "Дальняя степь" заявил в последнем слове суду в Элисте обвиняемый Александр Долженко. Средства из компании выводились под контролем высокопоставленных чиновников, считают адвокаты подсудимого, заподозрившие суд и гособвинение в "желании сделать из Долженко второго Магнитского".

Как сообщал "Кавказский узел", гособвинение запросило для Александра Долженко три года лишения свободы. Бывший арбитражный управляющий ООО "Дальняя степь" Александр Долженко виновен в пособничестве главе Hermitage Capital Уильяму Браудеру в преднамеренном банкротстве компании, считает гособвинение. Оглашение приговора назначено на 6 апреля.

Конкурсный управляющий компании "Дальняя степь", житель Ставрополья Александр Долженко обвиняется в пособничестве в преднамеренном банкротстве этого предприятия. По версии следствия, Долженко находился в сговоре с гендиректором "Дальней степи", главой Hermitage Capital Уильямом Браудером - британским бизнесменом, который владел акциями "Газпрома" и был заочно осужден в России на девять лет. Сам Долженко вину не признал. На судебном заседании 16 марта подсудимый заявил о политическом характере дела.

"Предвзятость горсуда Элисты проявлялась даже в мелочах"

Прения сторон в Элистинском горсуде по делу Долженко состоялись 23 марта. Интересы обвиняемого представляли адвокаты Надежда Ермолаева и Адам Абубакаров, передает корреспондент "Кавказского узла".

"Предвзятость суда проявлялась даже в мелочах – когда мы просили не назначать судебное заседание на определенную дату, но суд назначал заседание именно на эту дату", - сказала перед началом прений Ермолаева.

Долженко исполнял свои обязательства формально

Отвечая на вопрос судьи, готова ли защита перейти к прениям, Ермолаева ответила: "Мы безнадежно готовы". Первым выступили представители стороны гособвинения.

Как заявил суду представитель прокуратуры, Долженко "надлежащим образом не проанализировал обстоятельства банкротства ООО "Дальняя степь", не выявил признаков преднамеренного банкротства, не установил обстоятельства вывода активов должника и не оспорил соответствующие сделки".

Также Долженко, по версии стороны гособвинения, "не предпринял процессуальные действия, чтобы привлечь к субсидиарной ответственности группу компаний HSBC, контролирующую ООО "Дальняя степь". С точки зрения гособвинения, Долженко "исполнял свои обязательства формально, направляя запросы выборочно".

"Государству был причинен ущерб в размере 1,2 млрд рублей"

При этом сторона гособвинения считает, что арбитражный управляющий должен был "установить факт вывода всех активов общества путем совершения сомнительных сделок, обнуления счетов общества посредством совершения сомнительных выплат дивидендов участникам ООО "Дальняя степь".

Также он должен был установить "тот факт, что все эти процессы контролировались не номинальными директорами, а иными лицами, контролирующими деятельность общества, связанными через фонд Hermitage Capital с группой компаний HSBC, в том числе с господином Браудером", заявили гособвинители.

"ООО "Дальняя степь" использовалась менеджером фонда и группой компаний HSBC для достижения основной цели – получения прибыли в результате совершения в России сделок с ценными бумагами стратегических предприятий нефтегазодобывающей отрасли", - резюмировал гособвинитель.

Государству был причинен крупный ущерб – 1,2 млрд рублей

По словам прокурора, "следствием собраны доказательства, подтверждающие, что Долженко совершил пособничество Браудеру и иным неустановленным лицам в преднамеренном банкротстве компании ООО "Дальняя степь".

Обвинение попросило суд назначить Долженко наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. "При этом прошу зачесть срок наказания в виде содержания Долженко под домашним арестом", - уточнил прокурор.

Представитель УФНС Калмыкии, признанного в деле потерпевшей стороной, согласился с обвинением и добавил, что "государству был причинен крупный ущерб – 1,2 млрд рублей".

Дело Браудера, одним из эпизодов которого является дело о преднамеренном банкротстве компании "Дальняя степь", получило широкую известность после смерти в российской тюрьме одного из обвиняемых, бухгалтера и аудитора Сергея Магнитского. Браудер обвинил российские власти в покрывательстве преступлений. После этого Европарламент проголосовал за введение санкций против всех, кто имел отношение к преследованию юриста, а швейцарские банки арестовали их счета. В США в декабре 2012 года был принят "закон Магнитского", которому в декабре 2016 года был придан глобальный статус. Он позволяет вносить в санкционные списки США граждан любых стран, которые, по мнению США, "ответственны за внесудебные убийства, пытки или любые другие действия, которые нарушают права человека". Текст данного закона размещен на сайте Минюста США.

"Браудер должен был предложить Долженко вернуться из 2006 в 2005 год"

В свою очередь адвокат Ермолаева призвала суд "скептически отнестись к сказанному в прениях стороной обвинения". "Государственное обвинение фактически скопировало обвинительное заключение, изложенное в интерпретации следователя", - сказала адвокат.

"Далеко не все доказательства были исследованы в ходе судебного заседания, а потому они не могут быть положены в основу приговора в том виде, в котором их представило государственное обвинение", - подчеркнула защитник.

Кроме того, Ермолаева отметила, что арбитражный управляющий "не может являться субъектом 196-й статьи УК "Преднамеренное банкротство". "В этой статье прямо говорится о создании неплатежеспособности руководителем или учредителем юридического лица", - пояснила она.

"Неплатежеспособность юридического лица наступила 31 марта 2005 года. То есть создание неплатежеспособности, совершение преступления было окончено к этой дате, что подтверждается заключением экспертов", - продолжила адвокат.

Ваш обвинительный приговор будет отменен вышестоящей инстанцией

Ермолаева также обратила внимание, что "соучастие в виде сокрытия следов преступления заключается в виде заранее обещанного укрывательства". С ее слов, это было бы возможно, если бы Долженко, назначенному временным управляющим в сентябре 2006 года, Браудер "предложил вернуться во времени назад, до 31 марта 2005 года, и договорился с ним, что он проведет процедуру арбитражного управления кое-как".

Защитник заявила, что "государственное обвинение предлагает подменить два понятия – процедуру банкротства и диспозицию статьи 196". "Это разные вещи. Закон о банкротстве предполагает лишь констатацию факта. А преднамеренное банкротство предполагает именно доведение юридического или физического лица до того состояния, когда ему уже невозможно удовлетворить требования кредиторов в виду искусственно, преднамеренно созданной неплатежеспособности", - подчеркнула Ермолаева.

"Суть предъявленного обвинения стороне защиты непонятна. Какие действия Долженко привели к созданию неплатежеспособности? Если ситуация была создана за полтора года до того, как в этой компании появился Долженко?" - обратила внимание адвокат.

"Сегодняшние прения превратились в пустое сотрясение воздуха"

Затем в ходе прений Надежда Ермолаева показала судье книгу "Уголовно-процессуальный кодекс" с закладками и сказала, что она намерена "наглядно продемонстрировать, во что превратили этот кодекс в ходе судебного разбирательства".

После чего адвокат стала перечислять допущенные, на ее взгляд, нарушения во время процесса, вырывая при этом страницы с соответствующими статьями УПК, отмечает корреспондент "Кавказского узла".

 Я не был ни руководителем, ни учредителем компании

В частности, были вырваны "как недействующие", по определению Ермолаевой, страницы со статьями, регламентирующими порядок предварительных слушаний, возвращение уголовного дела прокурору, заявление и разрешение ходатайств, приглашение, назначение и замену защитника, отказ от него, отвод судье, порядок рассмотрения этого отвода, а также нормами, запрещающими удалять адвоката из зала судебного заседания, создавать опасность для жизни и здоровья участников судопроизводства и другие – всего около 20 страниц. "Мы даже не попытались исследовать вещественные доказательства", - подытожила адвокат.

"Все эти нарушения привели к тому, что сегодняшние прения превратились в пустое сотрясение воздуха. Любой ваш обвинительный приговор будет отменен вышестоящей инстанцией", - заявила Ермолаева и призвала судью вынести оправдательный приговор в отношении Долженко.

В более развернутом виде свои доводы, подготовленные к прениям, защита передала суду в письменном виде. Сам Александр Долженко в последнем слове еще раз отметил, что он "не мог довести до банкротства ООО "Дальняя степь", поскольку не был ни руководителем, ни учредителем компании".

"Суд отклонил принципиально важные для исхода дела ходатайства"

Защита Александра Долженко требовала возобновить судебное следствие, мотивируя это тем, что была лишена возможности исследовать все те материалы, об изучении судом которых она ходатайствовала, отметила после заседания адвокат Надежда Ермолаева.

"На протяжении всего процесса суд отклонял принципиально важные для исхода дела ходатайства, мотивируя нецелесообразностью их исследования и не видя в этом необходимости. При том, что это не является заботой суда - определять, что нам исследовать, это является заботой стороны защиты. Кроме того, что мы заявляли о необходимости допроса свидетелей, которые могли рассказать о роли и участии налоговых органов в тех событиях, которые привели к банкротству "Дальней степи". И нам также было в этом отказано по причине нецелесообразности этих допросов", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Надежда Ермолаева.

В ходе прений прокурор зачитал обвинительное заключение, "две трети которого состояло из пересказа деятельности скандально известного Фонда Hermitage Capital британского бизнесмена Уильяма Браудера, не относящейся к делу Александра Долженко", подчеркнула Ермолаева.

"Прокурор просто зачитал обвинительное заключение и попросил для нашего подзащитного три года лишения свободы отбыванием наказания в колонии общего режима. При этом прокурор не принял во внимание, что у нашего доверителя гипертоническая болезнь третьей степени, которая препятствует его заключению под стражу, что у него стоит протез в сердце, что он перенес инфаркт миокарда меньше года назад, шунтирование аорты", - сказала Ермолаева.

"Конечно, все эти вопросы мало волновали гособвинителей. В ходе заседания один из гособвинителей заявил Долженко, что его защита пытается затянуть процесс, хотя он "мог бы уже заниматься восстановлением здоровья". А его коллега через десять минут запросил для Долженко три года лишения свободы. Очевидно, так гособвинители понимают процесс восстановления здоровья. Такое ощущение, что гособвинение стремится получить второе "дело Магнитского", - добавила адвокат.

Адвокаты Долженко утверждают, что на протяжении всего судебного процесса их подзащитный "был лишен возможности обратиться за медпомощью". В частности, любые обращения Долженко к суду с просьбой предоставить ему возможность обратиться за консультацией к врачу отклонялись со ссылкой на "отсутствие соответствующих документов", заметила Ермолаева.

Однако Долженко не мог представить данные документы, не обратившись к врачам и не проведя обследование, подчеркнула адвокат. "В свою очередь представители медучреждений рассказали Долженко, что им дано указание забрать его в больницу только в том случае, если он "будет при смерти", - утверждает Ермолаева.

"Долженко стал управляющим уже после признания компании банкротом"

По словам Ермолаевой, сторона защиты указала в прениях на все нарушения УПК, допущенные судом первой инстанции, а также в ходе предварительного следствия.

"Мы просили суд принять оправдательный приговор, поскольку в действиях Долженко отсутствует состав преступления. Диспозиция ст.196 УК РФ "Преднамеренное банкротство" не предусматривает возможность привлечения по ней к уголовной ответственности арбитражного управляющего. Поскольку в статье квалифицируются деяния, относящиеся к собственникам и учредителям юрлица, преднамеренно обанкротившим предприятие", - отметила адвокат.

"Действия Долженко никоим образом не могли привести к тому, чтобы юрлицо стало неплатежеспособным. Он стал управляющим лишь после процедуры признания банкротом, когда уже выводить нечего", - сказала Ермолаева.

Выступая в прениях, Долженко указал на все нарушения, допущенные в его отношении, считает его адвокат. Он также указал на особенности проведения процедуры банкротства и показал, что он не нарушал никаких положений закона "О банкротстве", отметила Ермолаева.

По ее словам, Долженко также сослался на опыт нового управляющего "Дальней степи" Ноготкова, который проходит по делу свидетелем. Долженко подчеркнул, что  действия Ноготкова "сводились ровно к тому же, к чему и его действия в свое время". "Необоснованные действия суда и гособвинения на протяжении всего процесса являются существенными, способными повлиять на решение по делу", - сказала Ермолаева.

"К примеру, суд допустил оглашение показаний свидетелей при отсутствии возможности у обвиняемого на стадии предварительного следствия проверить эти показания в ходе очных ставок, а также при отсутствии согласия стороны защиты на оглашение этих показаний. Это рассматривается судебной практикой, как существенное нарушение норм уголовно-процессуального закона и влечет отмену приговора. Кроме того, это нарушает право обвиняемого допрашивать в судебном заседании лиц, дающих показания против него", - сообщила Ермолаева.

"Суд был обязан допросить сотрудников налоговой инспекции"

Адвокат подчеркнула, что на протяжении судебного следствия суд "отклонял ходатайства защиты о допросе лиц, которые фактически имеют отношение к выводу средств из компании".

"Мы ходатайствовали о допросе людей, которые были непосредственно задействованы в проведении налоговой проверки, в процедуре вынесения решения о блокировке расходов по счетам "Дальней степи". И именно по вине этих лиц блокировка счетов не была завершена. Постановление о блокировке вынесли, но до сведения банков не довели. И это привело в итоге к тому, что с этих счетов были выведены средства "Дальней степи", - рассказала Ермолаева.

Также, по версии стороны защиты, суд обязан был допросить сотрудников налоговой инспекции "на предмет странного совпадения".  Выездная проверка деятельности "Дальней степи" была назначена "ровно на следующий день после окончательного вывода всех активов предприятия", отметила адвокат.

"Мы хотели допросить сотрудника налоговой инспекции, узнать, являлось ли это совпадением - что с 15 по 23 декабря 2004 года несколькими траншами были выведены средства из "Дальней степи", а 24 декабря 2004 года открывается налоговая проверка. То есть на следующий день после того, как деньги были выведены в зарубежные компании, налоговая открывает проверку. Очевидно, что это сговор - мы в такие совпадения не верим", - сказала Ермолаева.

"Учредитель компании хотел уберечь компанию от приставов"

По предположению адвокатов Долженко, вывод средств из "Дальней степи" производился "под непосредственным контролем высокопоставленных чиновников налоговых органов".

"Не имея доказательств, мы не можем говорить о том, каким именно образом это происходило, суд не дал нам получить эти доказательства. Но поведение сотрудников налоговых органов при работе с "Дальней степью" является более, чем подозрительным. Очевидно их рвение, чтобы сокрыть все следы допущенных нарушений, в том, чтобы не заблокировать расчетные операции по счетам и провести налоговую проверку, когда все деньги выведены", - считает адвокат.

Надежда Ермолаева обратила внимание, что в итоге учредитель "Дальней степи" перевел компанию из Калмыкии в Волгоградскую область, сменив юридический адрес и поставив на учет в другом регионе.

По ее предположению, сделано это было для того, чтобы "калмыцкие приставы не могли добраться до "Дальней степи" в соседнем регионе".

"Суды Волгограда признали такую перерегистрацию незаконной. Однако калмыцкая налоговая, узнав о решении волгоградских судов, направила в суды апелляционные жалобы, настаивая на том, что "Дальняя степь" должна оставаться в Волгограде. Все это очень подозрительно", - рассказала Ермолаева.

Бухгалтер и аудитор Сергей Магнитский работал в консалтинговой компании Firestone Duncan. 24 ноября 2008 года Магнитский был арестован по обвинению в помощи главе фонда Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов. 16 ноября 2009 года после 11 месяцев предварительного заключения Магнитский скончался в больнице следственного изолятора. По утверждению адвокатов, смерть Магнитского стала следствием отказа предоставить подследственному необходимую медицинскую помощь, отмечается в размещенном на "Кавказском узле" докладе "Amnesty International - 2010: Российская Федерация".

Автор: Магомед Туаев, Бадма Бюрчиев; источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 03:32

24 сентября 2017, 02:53

24 сентября 2017, 01:54

  • Защита Марата Ажбиева не согласилась с решением крайсуда

    Ставропольский краевой суд не захотел выносить оправдательный приговор жителю аула Карамурзинский Марату Ажбиеву, признанному виновным в изнасиловании уроженки Красноярского края, но сократив ему срок наказания, фактически признал его невиновность, считает адвокат Махмуд Загидов. Дело в отношении брата сфабриковано, заявила сестра осужденного Эртухан Энгалычева. Есть возможность оспорить решение суда, считает председатель местного отделения "Яблока" Валерий Ледовской, куда обратилась за помощью семья осужденного.

24 сентября 2017, 00:55

23 сентября 2017, 23:55

Архив новостей