В парламентах стран Южного Кавказа число женщин не превышает 20 процентов. Фото https://www.meydan.tv/ru/site/opinion/21682/

09 марта 2017, 05:58

К 8 марта правозащитники напомнили о дискриминации женщин на Южном Кавказе и в России

8 марта Антидискриминационный центр "Мемориал" начал кампанию All Jobs for All Women с целью отменить списки запрещенных для женщин видов работ и профессий. В отдельных регионах России, Азербайджане, Армении, Грузии возможности трудоустройства для женщин существенно ограничены, заявила "Кавказскому узлу" руководитель АДЦ "Мемориал" Стефания Кулаева.

"В целом ряде стран существуют запреты для женщин на определенные профессии и виды работ. Эти запреты - копирующие советское законодательство - прямо фигурируют в трудовых кодексах, из-за чего женщины, стремящиеся устроиться на интересующую их работу, не могут этого сделать, если хоть что-то в избранной ими профессии, признано "вредным или опасным для женщин", - говорится в пресс-релизе АДЦ "Мемориал", поступившем "Кавказскому узлу".

Ситуация в Азербайджане хуже, чем в Армении и Грузии

"Списки профессий, запрещенных для женщин, — наследие советской эпохи, - говорится на странице кампании All Jobs for All Women на сайте АДЦ "Мемориал". - В России, Беларуси, Украине, Молдове, Азербайджане, постсоветских странах Центральной Азии женщинам законодательно запрещены сотни профессий, в том числе престижные и высокооплачиваемые. В Армении и Грузии упоминания о списках запрещенных профессий изъяты из трудовых кодексов, однако ограничения на труд женщин существуют: в Армении до сих пор не отменен список работ и профессий, вредных для женщин, несовершеннолетних и людей с ограниченными возможностями, а в Грузии труд по профессиям из подобного списка запрещен беременным и кормящим женщинам".

В вопросах профессиональной дискриминации женщин среди бывших союзных республик на Южном Кавказе хуже всего ситуация в Азербайджане, отметила руководитель Антидискриминационного центра "Мемориал" Стефания Кулаева.

"В Азербайджане - все то же самое, что и везде, при этом хуже, чем в Армении и Грузии, там запрещенных профессий масса, скопирован советский закон... В Грузии от этого немного отошли, уточнив в Трудовом кодексе, что ограничения касаются не всех женщин, а лишь беременных и матерей маленьких детей. С одной стороны, это хорошо, потому что многие женщины в результате могут работать - те, кто не беременные и не кормят, но, с другой стороны, надо было что-то изменять... Мы не в восторге от этого, однако, определенно это лучше, чем запрещать всем", - рассказала Кулаева корреспонденту "Кавказского узла". 

"Кавказский узел" ранее сообщал, что Европейский центр по правам человека и Международная федерация за права человека в марте 2016 года распространили заявления, согласно которым в республиках Южного Кавказа права женщин регулярно нарушаются, а реакция на это со стороны властей оставляет желать лучшего. Правозащитники указали на неравенство мужчин и женщин, подчеркивая, что на Кавказе наблюдается "широко распространенное предпочтительное отношение к мужчинам".

"Понятно, что добиться изменений там будет сложнее, потому, что Армения и Грузия как-то вошли в ассоциацию с ЕС… Азербайджан - это немного другой случай, но работать мы там будем", - сказала она.

Запреты на профессии носят абсурдный характер

Ограничения для беременных, кормящих матерей и других категорий должны носить защитительный, а не дискриминационный характер, отметила она. "Предоставление женщине обязательного отпуска по беременности и родам - не есть дискриминация. А не брать на работу - дискриминация", - сказала Стефания Кулаева.

"В Армении ситуация довольно абсурдная, где профессии называются не просто запрещенными для женщин, как в целом в России и на Северном Кавказе, а там называется список профессий, запрещенных для инвалидов, несовершеннолетних, беременных и женщин репродуктивного возраста. То есть, они уравняли детей, у которых могут быть свои ограничения, но другие, людей с ограниченными возможностями, но абсолютно разными, кто-то глухой, но прекрасно может работать на заводе, инвалидов, беременных, у которых есть ограничения... Беременным равны все женщины репродуктивного возраста от 15 до 50 лет. И этот абсурд следовало бы тоже пересмотреть", - сказала Стефания Кулаева.

"Абсурдным представляется присутствующий в законах десятка стран запрет женщинам на вождение рейсового (то есть вне города) пассажирского автобуса с более чем четырнадцатью пассажирами (меньше 14 — можно женщинам, а уже 15 — только мужчины могут, почему?)", - говорится в сообщении на сайте кампании.

"Кавказский узел" сообщал, что на проявления гендерного неравенства и случаи несоблюдения прав женщин в Армении в марте 2015 года обратил внимание в своем докладе комиссар Совета Европы по правам человека Нильс Муйжниекс.

Комитет ООН потребовал отменить запреты на профессии

По данным АДЦ "Мемориал", миллионы женщин "лишены возможности реализовываться в таких интересных и хорошо оплачиваемых профессиях, как целый ряд должностей на морских и речных судах, грузовой транспорт, вождение электропоездов, работа в шахте, в метро, многие виды деятельности в строительстве и в промышленном производстве, монтаж на высоте".

"Когда женщины пытались отстаивать свои права в судах - обжаловали отказ на устройство по специальности на речном судне и машинистом метро - высшие суды РФ отказывали им, ссылаясь на научно никак не доказанную "вредность" и даже на сложность работы, требующей большого внимания и точной реакции", - отмечается в пресс-релизе.

По мнению инициаторов кампании All Jobs for All Women, женщины должны получить равный доступ "ко всем видам деятельности, к профессиональной реализации, к хорошей заработной плате".

По словам Кулаевой, правозащитники рассчитывают на поддержку Комитета по ликвидации дискриминации женщин ООН.

"Есть рекомендация по отмене (запрета на профессии для женщин) в Армении, довольно жесткая, полностью отменить этот список. Что интересно, если России и Белоруссии была дана рекомендация пересмотреть список, то Армении они дали рекомендацию отменить, и это хорошо, мы добились этого и надеемся, что Армения воспримет это всерьез и будет регламентировать, и это тоже один из международных механизмов", - сказала Кулаева.

"Комитет обеспокоен существованием списка профессий, признанных опасными для женщин, который усиливает дискриминационные стереотипы и сегрегацию в сфере труда. Комитет рекомендует отменить список работ и профессий, вредных для женщин, несовершеннолетних и людей с ограниченными возможностями", - приводят правозащитники на сайте резолюцию Комитета по ликвидации дискриминации женщин ООН по докладу о положении дел в Армении 2016 года. 

В обществе сложилась традиция дискриминации женщин

На некоторые виды работ женщины не претендуют, в том числе из-за сложившихся традиций и стереотипов, отметила Кулаева.

"В отношении Армении мы поняли это недавно, никто из женщин просто не пытается даже устроиться машинистом метро... Все настолько привыкли, что женщинам там не место, и это пример гендерных стереотипов", - сказала она.

"Кавказский узел" сообщал, что в октябре 2016 года Антидискриминационный центр "Мемориал" и Институт гражданского общества подготовили отчет "Дискриминация женщин из уязвимых групп в Армении". "Для преодоления дискриминации в отношении женщин необходимо принять комплексный антидискриминационный закон, учитывающий все формы и основания дискриминации, в том числе дискриминацию женщин, этнических и религиозных меньшинств, иностранцев и лиц без гражданства, дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности", - говорится в документе. Кроме того, отметили авторы доклада, необходимо отменить утвержденный правительством Армении список профессий, запрещенных для женщин, а также гарантировать равенство женщин при приеме в вузы на все, в том числе военные, специальности.

"У нас сегодня [8 марта] в мероприятии участвовала Евгения Иванова из Института гражданского общества Еревана. Перед приездом она провела блиц-исследование, она стояла перед университетом в Ереване, где много работающих, учащихся, думающих женщин, спрашивая всех женщин, должны ли быть профессии, запрещенные для женщин, и лишь десяток человек оказался против таких запретов. Все остальные женщины сказали, что, конечно, должны быть, мы ведь женщины, мы слабее, мы другие. Потому гендерных стереотипов больше у женщин", - рассказала Кулаева.

"Тот факт, что дискриминируемые группы иногда одобряют дискриминацию вплоть до того, что люди, которых по расовому принципу обращают в рабов, могут одобрять рабство - это трагически усугубляющее обстоятельство", - резюмировала Кулаева.

Одной из целей кампании, отметила она, является то, чтобы женщины, которые работают в сферах, ранее считавшимися мужскими, объясняли, как они это смогли и почему они считают себя не хуже мужчин. "Мы будем записывать видеоролики с такими историями", - сказала она.

"Например, запрещен сбор яблок для женщин с деревьев выше 1,30 метра высотой. В чем тут логика? Женщина может быть крановщицей на суше, на водном транспорте она крановщицей быть не может на такой же высоте. В чем логика, где большая вредность? ООН запрашивала у РФ научные основания этих выводов, они не смогли предоставить", - привела примеры Кулаева.

Она также раскритиковала ограничения на профессии, связанные с требованиями к внешнему виду, приведя в пример инциденты в авиакомпаниях, в которых увольняли стюардесс или переводили с престижных международных линий на внутренние линии за несоответствие требованиям к весу или внешнему виду. 

"Стюардесса - это профессия, требующая профессиональных навыков, и надо мерить их, а не внешность, и никаких причин предъявлять требования к женщинам на борту самолета, как в модельном бизнесе, - нет", - сказала правозащитница.

"Все женщины имеют право на хорошую работу в соответствии со своей квалификацией, образованием, интересами и жизненными планами. Ограничения, касающиеся внешности, возраста, "красоты", - в большинстве профессий также неправомерны, как и гендерные запреты. Все женщины имеют право на работу по специальности, а их пол, внешность, "репродуктивная функция" не должны влиять на возможности трудоустройства — ни прямо, ни косвенно", - говорится в сообщении, опубликованном на сайте кампании.

На Северном Кавказе ситуация отягощается патриархальными устоями

"Фактически, женщинам не дают карьерного роста, если она выглядит современно, работает как современный человек - осуждают за это, а если она выглядит патриархально - то какая там карьера?" - задается вопросом Кулаева.

"Говоря о дополнительных ограничениях, связанных с обществом и традицией, на Кавказе больше всяких де-факто ограничений, чем де-юре… Отдельного списка дискриминационных профессий на Северном Кавказе нет, но существует ситуация двойной дискриминации, где государственные ограничения накладываются на традиционные запреты и обычаи", - сказала Кулаева.

"Меня огорчает, когда коллеги-правозащитники начинают говорить о том, что на Северном Кавказе неправильно понимают норму шариата, который не запрещает то или иное... Я все время говорю, зачем мы вообще обсуждаем нормы шариата, если они не действуют в российском законодательном поле? Такой юридической системы у нас нет", - сказала Кулаева.

В декабре 2016 года женщины, работающие в государственных учреждениях Чечни, сообщили, что руководство обязало их являться на работу в хиджабах - одежде, полностью закрывающей волосы и лоб. Распоряжение распространялось исключительно в устной форме, отмечали жительницы республики. Правозащитники назвали такое требование дискриминационным.

При этом она добавила, что на уровне обычаев продолжают действовать предписания, как одеваться, с кем (при разводе родителей) должен остаться ребенок и т.д. 

"На уровне обычаев все это действует, так же, как и предписания, которые не соответствуют российскому законодательству… но практика настолько плотно складывающаяся, что уже и суды ее практикуют, придумывая иные основания", - сказала правозащитница.

На вопрос, является ли формой дискриминации ситуация, при которой женщину увольняют с работы или, напротив, не принимают на работу из-за платка или отказа носить платок, Кулаева ответила, что принцип, который решили не переводить на русский - "all jobs for all women" – он шире, чем просто требование отмены запрета на профессии.

"Все женщины должны иметь возможность найти любую работу... Если она модель, показывающая разные виды стрижки, то тут можно, я думаю, предъявить условие, что она должна снимать платок... Как она иначе покажет стрижки? Но это редкие случаи, когда требования к одежде и внешнему виду вообще уместны", - сказала Кулаева. 

"Мы адресуем нашу кампанию и тем, кто хочет работать в хиджабе, и тем, кто хочет ходить в традиционной одежде, и тем, кто хочет работать в короткой юбке и без платка. Сейчас по этой причине в Чечне также можно не получить работу... Никто не вправе навязывать тут ни мужчинам, ни женщинам, но, как правило, больше навязывают женщинам", - заключила Кулаева.

Статистика подтверждает заявления о гендерной дискриминации

В трех странах Южного Кавказа – Азербайджане, Армении и Грузии - только в НПО, в сфере культуры, образования и здравоохранения женщин и мужчин примерно поровну. Но даже в этих областях высшие посты занимают в основном мужчины, пишет издание Meydan.tv.

В парламентах этих стран доля женщин не превышает 20 процентов. 

В верхних эшелонах исполнительной власти доля женщин еще ниже, они занимают не более 10 процентов. В правительстве Армении в руках женщин лишь две из 21 министерской должности. В кабинете министров Грузии – две из 20-ти. В правительстве Азербайджана - 25 министров, ни одной женщины.

Выбрав "мужскую" профессию, женщины продолжает сталкиваться с предрассудками

В обществе до сих пор сильны предрассудки в отношении женщин, выбирающих профессии, которые считаются "мужскими", отмечают героини материала "Поверх барьеров: женщины Кавказа в "неженском" деле", подготовленным Meydan.tv. 

"Когда клиенты забирали отремонтированную обувь, то просили передать благодарность мужу, думая, что чинил он", - говорит Гаяне Хамбарян, которая стала сапожником после того, как у ее мужа случился инфаркт, и Гаяне пришлось взяться за дело самой.

"Когда клиенты видят меня, женщину, они, то ли смущаются, то ли чувствуют себя неловко – вроде, как мы с ней будем говорить?" - рассказывает автомеханик из Азербайджана Нушаба Агаева. По ее словам, бывает так, что ее рекомендуют как хорошего мастера, клиенты звонят, но услышав женский голос извиняются, говорят – "простите, мы ошиблись", и кладут трубку. "Удивляются, когда говорю, что я и есть механик", - рассказывает Нушаба Агаева.

"Людям непривычно видеть женщину за рулем такси. Иногда пассажир садится в машину, видит меня, извиняется, что перепутал. Приходиться успокаивать, говорить – нет, вы не ошиблись, я таксист. Женщины поддерживают, а мужчины удивляются и даже кричат: аааа, женщина таксует!" - рассказала Майе Цивцивадзе, которая работает таксистом в Тбилиси.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 20:17

13 декабря 2017, 20:13

13 декабря 2017, 19:39

  • Бизнесмен Павел Ардзинба расстрелян в Абхазии

    Павел Ардзинба, подозреваемый в покушении на бывшего президента Абхазии Александра Анкваба, убит сегодня на трассе “Сухум – Псоу”. Вместе с Ардинбой убит его знакомый Дмитрий Хагба, сообщило МВД Абхазии.

13 декабря 2017, 19:23

  • Дом долгостроя "Доминант" сдан в Волгограде

    Один из трех домов волгоградского жилого комплекса "Доминант" сдан сегодня в эксплуатацию. Дольщики других домов ЖК "Доминант" и "Парк Европейский" опасаются, что лишатся вложенных денег, если Сбербанк потребует арестовать квартиры.

13 декабря 2017, 18:51

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Справочник

Все справки

Архив новостей