Совершение намаза. Фото Азиза Каримова для "Кавказского узла"

31 августа 2015, 01:04

ИГ привлекает молодых мусульман обещанием социальной справедливости

К Исламскому государству, признанному террористической организацией, присоединились до 7 тысяч жителей Северного Кавказа. Их привлекают возможность жить в шариатском государстве, обещания социальной справедливости, романтика, они пытаются избежать давления силовых структур, заявили участники онлайн-обсуждения на "Кавказском узле" под модерацией кандидата исторических наук Наимы Нефляшевой.

Экспертная дискуссия на тему: «Северный Кавказа: как отвечать на вызовы ИГ?» прошла 29 августа в онлайн-режиме на "Кавказском узле". Ее инициатором и модератором выступила старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, кандидат исторических наук Наима Нефляшева, ведущая блог на "Кавказском узле". С подробным содержанием дискуссии можно ознакомиться на форуме "Кавказского узла".

По разным оценкам, к Исламскому государству присоединились до 7 тысяч жителей Северного Кавказа 

«Доля кавказцев, присоединившихся к Исламскому государству  ИГ (ранее – ИГИЛ; признана в России террористической организацией, – прим. "Кавказского узла"), а также воюющих на его стороне, - неимоверно велика: она составляла, по оценкам самих салафитов, на конец 2014 г. от 7 до 10% воюющих. Если мы примем среднюю оценочную цифру на тот момент в 30 тысяч боевиков ИГ, то число кавказцев в рядах этой организации будет составлять от 2100 до 3000 человек», - сообщил, открывая дискуссию, старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

По его подсчетам, «большинство в составе этих «кавказцев» составляют представители российского Северного Кавказа; число выехавших из Грузии оценивается в 100 человек, из Азербайджана – от 400 до 500».

«С Северного Кавказа уехало по разным оценкам до 7 тысяч человек, поток не останавливается. Только чеченцев 3000 человек (заявление Магомеда Даудова, 19.02.2015), многие уехали из Европы. Из самой Чечни – около 500 человек, более 100 погибли, 44 вернулись в Россию. Дагестанцев – более 2000 человек, еще столько же уехало в Турцию», - отметил ученый.

Ярлыкапов подчеркнул, что молодые люди от 16 до 28 лет выезжают в ИГ и с российского Севера, крупных городов Юга России, средней полосы, Москвы и Санкт-Петербурга.

По данным ученого, из открытых источников известно, что сеть вербовщиков ИГ на территории России становится все более разветвленной, исключительную роль в вербовке играет интернет - ролики, обращения, размещенные в Интернете, набирают рекордное число просмотров за короткий срок. «Вербовщики ИГ скорее всего имеют указания, кого следует вербовать в первую очередь. Большое внимание уделяется, например, врачам, в первую очередь хирургам», - подчеркнул спикер.

По его словам, «эта вербовочная сеть, сама по себе нарушающая безопасность страны, может рассматриваться как зародыш будущей террористической сети ИГ в России».

Ярлыкапов затронул вопрос изменения ландшафта подполья Северного Кавказа после убийства в апреле 2015 г. руководителя «Имарата Кавказа» Кебекова и серии присяг командиров главе ИГ аль-Багдади. «Из самостоятельной силы ИК она все более превращается в филиал ИГ. Всё это результат изменения политики ИГ на Северном Кавказе: если ИГ прежде смотрел на ИК как на источник «пушечного мяса», то теперь он смотрит на ИК как на свой потенциальный филиал», - подчеркнул он.

Привлекательность Исламского государства

«ИГ становится привлекательным для молодых мусульман с Северного Кавказа обещаниями социальной справедливости, которую она отчаялась добиться у себя на родине», считает Ахмет Ярлыкапов.

«Коррупция, клановость, отсутствие социальных лифтов и перспектив толкает молодежь к поискам путей выхода в исламистской идеологии, в утопических проектах введения шариата для решения всех проблем современного общества», - подчеркнул Ярлыкапов.

По его словам, «фактически они возлагают огромную надежду на тот эксперимент, который, как они считают, происходит на территории ИГ». «В этом смысле для них ИГ - это как Израиль для иудеев. Молодой человек надеется на то, что в ИГ будет в полном объеме применяться справедливый и всеобъемлющий религиозный, божественный закон, который и уничтожит все несправедливости. Отсюда стремление переселиться не только самим, но и переселить туда свои семьи, близких, друзей», - пояснил ученый.

Он также выделил важный эсхатологический момент: «пропаганда ИГ говорит о скором конце света, и что последняя битва Добра и Зла, мусульман и неверных состоится именно на территории Сирии, около города Дабик, молодые люди стремятся быть ближе к месту этой решающей битвы, чтобы принять в ней участие».

«Однозначного ответа тут нет. Уходят, потому что жизнь там, где они живут, кажется им невыносимой, и хотят любым путем ее изменить. Потому что привлекает обманчивая романтика. Потому что понимают невозможность продвинуться и быть на уровне своих сверстников и хотят начать все сначала. Потому что поддаются чужому влиянию. Потому что давят силовые структуры», - отметила руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» в Институте экономической политики им. Гайдара Ирина Стародубровская.

Жители Северного Кавказа, которые отправляются в ИГ, они - в первую очередь молодежь — недовольны качеством жизни и государственного управления, заявила аналитик Международной кризисной группы Варвара Пахоменко.

«У них есть запрос на справедливость, на социальное равенство, и им кажется, что новое провозглашенное «Исламское государство» именно такое», - добавила она.

По ее мнению, для некоторых «важен факт провозглашения Халифата: кажется, что можно будет противостоять западной цивилизации», «кто-то хочет умереть на священной земле Шама и попасть в рай», «кто-то воспринимает все происходящее там, как что-то романтичное».

«Жесткие действия силовых структур, преследования молящихся мусульман-салафитов, рейды по халяльным кафе и мечетям делают пропаганду радикальных идей еще проще. Некоторые даже предпочитают переселяться в охваченную войной Сирии, полагая, что там им жить будет спокойнее, чем на Кавказе», - считает Пахоменко.

«Главным вербовщиком ИГ сегодня является безграмотная политика по отношению к мусульманам, которую по-своему претворяют силовики, это и подброс оружия, боеприпасов, наркотиков салафитам, пытки и даже убийства "эскадронами смерти". Свою роль играет и снос мечетей в городах России. Отличным вербовщиком является борьба с хиджабами, преследование активистов, загадочные убийства имамов мечетей - носителей исламских знаний», считает адвокат из Махачкалы Абакар Абакаров.

Редактор отдела политики Дагестанского общественно-политического еженедельника «Новое дело» Рамазан Раджабов считает, что «неправильно все сводить к беспределу силовиков и социальной несправедливости».

«Многие из тех, кто уходил, не подвергались давлению, не были преследуемы. Нельзя сбрасывать со счетов исламский фактор. Коран и достоверные хадисы содержат прямой призыв жить в исламском государстве, где главным законом был бы шариат. В них говорится, что любой мало-мальски верующий мусульманин просто обязан хотеть жить в шариатском государстве», - пояснил он.

«Уход людей в ИГ связан в первую очередь с тем, что ИГ представляется как исламский проект, альтернативный западному и всем остальным проектам», считает общественный деятель из Махачкалы Мухаммад Магомедов.

«При этом, нужно помнить и о притеснениях со стороны государства, и о плохой экономической системе, и о многих других пороках», - добавил он.

При этом, Магомедов сделал замечание о том, что уходят не только в ИГ, но и в другие группировки в Сирии, уходят не только люди, способные держать в руках оружие, но и их семьи, которые по большей части оседают либо в Ираке, либо в Турции. «Именно поэтому мы получаем то самое суммарное число в 7 000, которое нам преподносится, как количество воюющих на стороне ИГ из России», считает он.

Вся система управления Кавказом и цивилизационное отчуждение Кавказа от России способствует оттоку молодых людей в ИГ, отметила культуролог, генеральный директор Центра этнопроблематики в СМИ при Совете журналистов России Сулиета Кусова-Чухо.

«Абсолютная невозможность обсуждать и решать реальные проблемы обычного человеческого бытия, социума, проблемы жизни, работы, справедливости, здоровья, люди оказались на грани выживания», - отметила она.

В ближайшее время возвращения боевиков ждать не следует

«В ближайшее время не стоит ожидать массового возвращения боевиков ИГ  ИГ (ранее – ИГИЛ; признана в России террористической организацией, – прим. "Кавказского узла") и присоединения к подполью Северного Кавказа», - считает Варвара Пахоменко.

Она рассказала о качественном изменении подполья на Северном Кавказе. «Вероятно, что теперь подполье может действовать более радикальными методами, включая убийства мирных жителей, идеологических оппонентов, теракты, характерными для ИГ – то, от чего призывал отойти предыдущий лидер «Имарата Кавказ» Алиасхаб Кебеков», - отметила эксперт.

Пахоменко подчеркнула, что подполью СК начало поступать финансирование из ИГ. Она считает, что «это может привести к тому, что интересы местного населения – а Алиасхаб Кебеков выступал против вымогательства денег у местного бизнеса, чтобы иметь больше поддержки у населения – будут игнорироваться еще больше».

«Не смотря на то, что ИГ рассматривает северовкавказское подполье как свой филиал, затишье продолжится, думаю. У кавказских боевиков сейчас слабая база, все те, кто должны были заполнить ряды боевиков, уже уехали в Сирию. Если только государство своими топорными действиями не загонит в лес очередную партию салафитов», - считает Рамазан Раджабов.

«Ожидать, что ситуация с мусульманами в России пойдёт вспять, будет наивно. Противостояние в любом случае будет иметь место. Вопрос лишь том, где будет это противостояние: в плоскости политических переговоров или военной плоскости», - отметил Магомедов.

Государству нужно поддержать умеренных представителей нетрадиционного ислама

«Религиозная политика власти в целом должна быть более открытая, а решение проблемы подполья и радикализации не должны сводиться к силовым методам. Среди мусульман-фундаменталистов, салафитов, есть много тех, кто не поддерживает насильственные действия и высказываются против ИГИЛ», - считает Варвара Пахоменко.

Она считает, что важно поддержать умеренных представителей нетрадиционного ислама, так как «им нужно не просто с религиозной точки зрения оппонировать ИГ, но говоря при этом с молодежью – в первую очередь с молодежью – на понятном языке, о насущных проблемах». «Необходимо, чтобы родители чувствовали, что могут всегда обратиться к властям, имамам, учителям, а не бояться, что и их будут преследовать за детей, как в Чечне», - подчеркнула аналитик Международной кризисной группы.

Эксперт также считает, что «необходимо, чтобы работали механизмы по реабилитации возвращающихся из Сирии, чтобы разочаровавшиеся в сирийской романтике люди понимали, что у них есть другие варианты, кроме как попасть в тюрьму» и эту проблему нужно «обсуждать уже на федеральном уровне – уход в Сирию давно уже не только кавказская тема».

«Необходимо анализировать случаи тех, кто уехал и тех, кто вернулся, чтобы лучше понимать мотивы», - заключила Пахоменко.

«Надо помочь нашей молодежи и в субъектах создать комиссии», - считает адвокат из Москвы Роза Магомедова.

По ее словам, «комиссия должна состоять из уважаемых людей». «Деятельность участников должна состоять в помощи и адаптации молодых ребят, которые вернулись или хотят вернуться», - подчеркнула она. Адвокат подчеркнула, что такие комиссии ранее были, но сейчас не работают.

«Комиссии по адаптации действительно были очень правильным инструментом решения проблемы (правда, в КБР она так и не заработала). Но надо понимать, что эти комиссии могут действовать только в контексте другой, не чисто силовой политики», - поддержала Ирина Стародубровская.

По ее мнению, в КБР «комиссия не заработала именно потому, что не стали менять общую политику, и к власти не было никакого доверия».

«В плане противостояния отъезду молодежи из страны нужно также уделить внимание двум вещам: налаживанию такой же агрессивной и грамотной контрпропаганды и активному разрушению сети вербовщиков», - считает Ахмет Ярлыкапов.

По итогам дискуссии Наима Нефляшева выделила семь ключевых шагов для противодействия ИГ со стороны российского государства.

По ее словам, необходимо поддерживать умеренных представителей нетрадиционного ислама, прекратить административное и силовое давление на мирные исламские сообщества, отказаться от безоговорочной государственной поддержки так называемого традиционного ислама, наладить агрессивную и грамотную контрпропаганду ИГ и способствовать разрушению сети вербовщиков, восстановить деятельность Комиссий по адаптации действовавших в РД, КБР и вывести их деятельность на федеральный уровень, изменить методология религиозной политики власти, провести аналитические исследования мотивов тех, кто уехал, и тех, кто вернулся.

В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликована статья "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ".  Материалы о влиянии ближневосточной войны на ситуацию в регионах Кавказа публикуются на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата".

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 19:45

24 июля 2017, 19:14

  • Власти Аушигера заявили об отключениях воды из-за ветхого водопровода

    В селении Аушигер в Кабардино-Балкарии воду приходится отключать один раз в неделю на целый день, чтобы провести ремонтные работ на изношенном водопроводе, сообщили представители МУП "Аушигер–Сервис" и сельской администрации, опровергнув заявление прокуратуры об отключении воды из-за задолженности местных жителей.

24 июля 2017, 19:03

24 июля 2017, 18:39

24 июля 2017, 18:35

Архив новостей