Игорь Сискевич. Фото Светланы Кравченко для "Кавказского узла"

28 августа 2014, 02:05

Игорь Сискевич: "Загар" был синим и до сих пор таким остается на моем теле

Сочинец Игорь Сискевич – пенсионер, член партии "Яблоко", общественник, преподаватель подводного плаванья - 13 июля 2014 года был задержан на КПП "Успенка" при выезде с Украины. Он был обвинен в терроризме и незаконном проникновении на территорию Украины для поддержки сепаратистов ДНР. 19 августа Игорь Сискевич был обменен на взятого в плен украинского военного. По возвращении в Сочи Сискевич дал интервью корреспонденту "Кавказского узла". Украинские спецслужбы заподозрили Сискевича в сотрудничестве с ДНР, обнаружив у него документы, полученные от сепаратистских властей. При этом, как объяснил бывший пленник, он действительно въехал на Украину, не проходя пограничного контроля, но сделал это, желая оказать гуманитарную помощь. По словам Сискевича, после заддержания он подвергался пыткам.

"Кавказский узел" (КУ):  Игорь, расскажите, как все было. Как вы стали украинским пленником и почему были объявлены террористом?

Там, где ранее была украинская таможня и пограничное КПП, уже ничего нет

Игорь Сискевич (ИС): 23 июня 2014 года я второй раз после начала войны въехал на Украину через  Новошахтинск на автобусе. Ранее я приезжал с целью посещения своих родственников. Никаких проблем не было. Второй раз, въезжая через Новошахтинск, я увидел, что там, где ранее была украинская таможня и пограничный КПП, уже ничего нет. Все было полностью разбито, место КПП выжжено. Вокруг валялись разбитые и сгоревшие машины. На этом месте вообще живых людей не было: ни украинских пограничников, ни таможенников, которые могли бы выдать мне эту миграционную карту. (После присоединения Крыма к РФ на востоке Украины была провозглашена независимость Донецкой и Луганской народных республик на территориях, неподконтрольных киевским властям. - Прим. "Кавказского узла".) Я въезжал на Украину на законных основаниях, не скрывался, открыто пересек российско-украинскую границу на рейсовом автобусе "Ростов-на-Дону – Донецк". У меня был билет с моими ФИО, датой, указанием места прибытия.

11 июля,  когда я возвращался в Россию, на украинской границе в районе КПП "Успенка" меня задержали пограничники и потребовали миграционную карту, которую, как я уже сказал, получить не смог. Меня сразу обвинили в незаконном проникновении в их страну без миграционной карты и нахождении там с 23 июня.

У меня на руках было удостоверение ДНР, которое позволяло беспрепятственно проезжать с гуманитарной помощью в Донецк – вот за эту бумажку пограничники и зацепились

После проведения осмотра при мне нашли газеты Донбасса и другие печатные материалы, издаваемые в ДНР, которые я прихватил с собой в Сочи для чтения. У меня на руках также было удостоверение ДНР (Донецкой народной республики), которое позволяло беспрепятственно проезжать с гуманитарной помощью в Донецк, чтобы у ополченцев впредь не было лишних вопросов – вот за эту бумажку пограничники и зацепились. 

Меня обвинили в страшном преступлении против Украины и объявили террористом, вменив ч. 3 статьи 285 УК Украины.

КУ: Как вы думаете, почему все-таки вас задержали, только за то, что обнаружили удостоверение и литературу?

ИС: Думаю, что произошло это потому, что за мной, возможно, следили и хотели предъявить это обвинение по чьей-то "наводке".

КУ: Как обращались с вами в момент задержания и после?

После "задержания" и "бесед" "загар" был синим и до сих пор таким остается на моем теле.  И боль не проходит

ИС: Обращались со мной… Как вам сказать… После "задержания" и "бесед" "загар" был синим и до сих пор таким остается на моем теле.  И боль не проходит. Обращались так, что как только меня задержали 11 июля, - сразу завязали глаза и надели наручники.

КУ: Что было потом?

ИС: Из Успенки доставили в Запорожье, где я пробыл несколько дней до 15 июля. Возможно, что глаза завязывали, чтобы оказать давление, запугать. 15 июля со мной "беседовали" уже сотрудники контрразведки и тоже неофициально. И затем 16 июля меня доставили в Следственный комитет СБУ, где мне предоставили адвоката Антонину Шостак. Был официальный допрос, где мне вменили ч. 3 ст. 285 УКУ - терроризм, принятие участие в боевых действиях.

КУ: Чем вы занимались на Украине с 23 июня и зачем туда поехали? С какой целью? 

ИС: С 23 июня, во второй мой приезд, и ранее, когда я посещал родственников, никаким терроризмом я, конечно, не занимался. Я привез в страну немного гуманитарной помощи – сколько смог. В первый раз я въезжал, чтобы  оказать помощь своим родственникам. Когда увидел, что убивают детей, стариков, инвалидов, понял, что не могу оставаться равнодушным. Людям нужна помощь гуманитарная, а также содействие по вывозу их из боевых точек. (Киевские власти проводят на территории Луганской и Донецкой областей антитеррористическую операцию против вооруженных сторонников ДНР и ЛНР. - Прим. "Кавказского узла").

Мне хотелось помочь детям Украины, подумал, что нужно вывезти из зоны боевых действий детский дом в Славянске

По работе я все время занимался с детьми в Сочи. Преподавал подводное плаванье. И мне хотелось помочь детям Украины, подумал, что нужно вывезти из зоны боевых действий детский дом в Славянске. Такой план у меня возник после первого посещения Донецка и Луганска. Об этом я рассказал сочинским коммунистам, и они поддержали мой план. Обещали помогать при эвакуации детского дома.

Во второй приезд, с 23 июня, я налаживал связи с боевыми командирами ополченцев на Украине. Договорился о возможности вывоза детей, подопечных детского дома Славянска, в Россию. О своей поездке я предупредил сочинских коммунистов. Лидер партии КПРФ в Сочи Игорь Васильев мне постоянно звонил. Но 11 июля у нас прекратилась связь. После задержания у меня отобрали все: документы, паспорт, телефон, изъяли газеты ДНР.  

Своими глазами, пока я находился на Украине, я видел разбитые дома, убитых людей, фосфорные бомбы, разбитые улицы, плачущих детей… Короче говоря, я лично видел самый настоящий геноцид украинского народа

Своими глазами, пока я находился на Украине, я видел разбитые дома, убитых людей, фосфорные бомбы, разбитые улицы, плачущих детей…Короче говоря, я лично видел самый настоящий геноцид украинского народа.

КУ: Как вы полагаете, какие цели этой братоубийственной войны на Украине?

ИС: Я полагаю, что задача у национальной гвардии - освободиться от восточных жителей Украины, жителей Донецка и Луганска, которые, как принято считать, за сепаратизм. Наверное, властям нужны полезные ископаемые этого региона, и стоит задача заселить этот восточный регион жителями западной Украины, которые поддерживают президента Украины. Но о планах националистов я не могу судить, - только предполагать. Что на самом деле у президента Порошенко и его сторонников в голове, я не знаю.

КУ: Как я понимаю, вы побывали в разных частях Украины, даже в Харькове. Там везде военное положение?

ИС: Война идет только в Луганске и Донецке.

КУ: Как далеко разворачивается фронт боевых действий от российской границы?

ИС: От Ростова-на-Дону до Луганска и Донецка на поезде всего 3-4 часа. Это совсем рядом.

КУ: Железная дорога из России через Украины действует? Ходят поезда?

ИС: Да. Но когда я ехал 23 июня на Украину, была взорвана ветка в Иловайске, и поэтому пришлось добираться автобусом. Как сейчас обстоят дела с ЖД-транспортом, я не знаю.

КУ: Как вы отнеслись к тому, что вас задержали? Все-таки это был реальный риск для жизни. Вам было страшно?

ИС: К своему задержанию я отнесся спокойно. У меня есть военно-спортивная подготовка, это сыграло большую роль.

КУ: Как вам удалось сообщить, что вы в плену?

ИС:  По моей просьбе адвокат Антонина Шостак позвонила лидеру сочинских коммунистов Игорю Васильеву. Права говорить у меня не было - я только слышал их переговоры. Так я узнал, что моим освобождением занимается депутат Государственной Думы Сергей Обухов, и уже сделан запрос в МИД России о пропаже российского человека на Украине. Также был запрос в российское консульство в Харькове.

КУ: Когда у вас появилась надежда на освобождение из плена?

ИС: С момента, как я услышал голос Игоря Васильева, у меня появилась надежда на освобождение.

КУ: Вы были единственным пленным СБУ?

ИС:  Нет. Вместе со мной было 26 человек пленных.

КУ: Кто были эти пленные?

ИС: Это были, так называемые, сепаратисты - нормальные, адекватные, молодые, хорошие ребята из разных мест Украины: из Харькова, Донецка, Луганска, Днепропетровска… 

КУ: Как долго вы находились вместе и почему вас определили вместе?

ИС: С 8 по 16 августа мы находились вместе, так как нас - 26 человек - должны были обменять на украинских солдат. И мы об этом знали.

КУ: В каких условиях вас содержали и где?

ИС: В холодных подвалах СБУ города Изюм. Нас держали там в наручниках, в помещениях, не приспособленных для содержания людей. Ели мы тоже в наручниках. Оправляться в туалет выводили на этаж, отстегивая наручники от батареи. Наше содержание было похоже на американский вариант отношения к людям. Точно так, как показывают в боевиках. Мне до последнего пророчили 15 лет и выше за сепаратизм.

КУ: Как и когда вы узнали, что вас освободят из плена?

ИС: 8 августа нам выдали паспорта и прокурорскую "вольную", сообщили о закрытии уголовных дел, но, тем не менее, мы все равно все сидели в подвале в наручниках, и нас продолжали водить на допросы – вплоть до 18 августа.

КУ: Понятно, что вашим освобождением занимались коммунисты Сочи, а кто занимался освобождением остальных 25 пленников?

На Украине проводится большая работа против России. Проходит полная украинизация 

ИС: В Донецке организован Комитет по беженцам, и он занимается высвобождением пленных. Их обменивают на солдат национальной гвардии. 25 человек вышли на волю благодаря слаженной работе этого Комитета. Я вышел благодаря коммунистам Васильеву и Обухову.

КУ: Что говорят западные украинцы о России и о войне?

ИС: На Украине проводится большая работа против России. Проходит полная украинизация. Проводятся акции против всех, кто противостоит "Правому сектору".

КУ: Много ли еще жителей остается в Луганске и Донецке?

ИС: Немного осталось. Население этих городов почти в полном составе выехало в Россию. (После начала военных действий на востоке Украины в Россию из Донецккой и Луганской областей стали массово прибывать вынужденные переселенцы. Большая часть из них приезжает в Ростовскую область. - Прим. "Кавказского узла".)

КУ: Вас задержали на границе, а как выезжают беженцы из Луганска и Донецка? Им дают возможность спокойно покинуть родину?

ИС: Люди выезжают только через "свободные коридоры", которые контролируются ополченцами. 19 августа из Донецка нас везли домой после плена именно по такому коридору. Заехали в Луганскую область и потом по "коридору" мы проехали через КПП "Куйбышево" - это уже с российской стороны. 

КУ: После того как вас вывезли с Украины, куда вы попали в России? Кто вам помог?

ИС: На российской стороне меня привезли в Новошахтинский лагерь для беженцев. Я пробыл там до 20 августа. Мне дали денег в лагере, и я поехал своим ходом на поезде из Ростова-на-Дону в Сочи.

КУ: Мне рассказали сочинские коммунисты, что вам сделали операцию на легких. В связи с чем возникла такая необходимость?

ИС: Мне была сделана операция на легких, которая могла закончиться летальным исходом, если бы вовремя меня из СБУ после пыток не привезли в областную больницу Харькова.   

Об остальном вам может рассказать Игорь Васильев, так как он фактически все время находился на связи со многими людьми на Украине и полностью занимался операцией по моему освобождению и выживанию.

С Игорем Сискевичем беседовала корреспондент "Кавказского узла" Светлана Кравченко.

27 августа 2014 года

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 18:04

23 мая 2017, 18:02

23 мая 2017, 18:02

23 мая 2017, 17:21

23 мая 2017, 17:19

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей