03 апреля 2008, 09:19

Каспийский узел интересов

На международной конференции "Нефть и газ", состоявшейся в туркменской столице 13-15 ноября 2007 года, Россия выступила с очередной инициативой. Ее озвучил председатель Комитета Совета Федерации по делам СНГ Вадим Густов, который внес ряд предложений по интеграции государств Прикаспийского региона. Особого внимания заслуживает идея создания Каспийской Парламентской Ассамблеи. Инициатива эта не нова - она была озвучена российской стороной еще в 2003 году. Тогда ее поддержали Азербайджан и Казахстан. И вот, в конце 2007 года Кремль вновь заговорил о законодательном сотрудничестве.

Прикаспийским государствам нужно разобраться в правовом статусе Каспийского моря. На повестке дня стоят три животрепещущие задачи: разграничение акватории Каспия и дна его южной части, определение условий транзита углеводородного сырья и решение экологических проблем региона. Каспийский узел интересов и противоречий необходимо распутать. И сделать это нужно цивилизованным способом: чинно и благородно.

Кладезь нефти и газа

С развалом Советской империи в Каспийский регион устремились транснациональные нефтегазовые корпорации. Каспийские углеводороды заинтересовали более полусотни корпораций из 15 стран мира. Транснациональные корпорации (ТНК) и тесно связанный с ними государственный капитал в середине 1990-х годов обратили свои взоры на каспийские просторы. Их интерес имеет три составляющих. Во-первых, Каспий скрывает в своем шельфе благодатные неосвоенные запасы углеводородного сырья (10-15% общих нефтегазовых запасов в мире(1). Во-вторых, каспийское углеводородное сырье может стать хорошим средством политического и экономического давления на страны среднеазиатского региона и ОПЕК, которые, пользуясь своим почти монопольным положением поставщиков энергоресурсов, стали вести независимую, часто антизападную политику. В-третьих, страны Западной Европы, освоив альтернативные пути доставки каспийских энергоресурсов, смогут диверсифицировать риски, которые связанны с доставкой газа в эти страны. Наибольшую обеспокоенность государств Западной Европы вызывает тот факт, что доля газа, поставляемого из России, является преобладающей. Также эти государства недовольны частыми фактами сбоя транзитных поставок российского газа через Украину и Белоруссию в сфере закупок нефти и газа в России.

Накануне третьего тысячелетия инвестиции потекли в прикаспийские государства полноводной рекой. Подавляющая часть долларового потока пойдет на освоение углеводородных ресурсов. Размеры его колоссальны: до 10% от всего денежного объема, необходимого для мирового нефтегазового сектора. Так, США, объявив каспийский регион зоной своих интересов, инвестировали в его развитие за последние 10 лет десятки млрд. долларов(2).

Началась дележка каспийского шельфа. Переговорный процесс по определению зон влияния на Каспии набирает обороты. После долгих споров, в мае 2003 года Россия, Азербайджан и Казахстан разделили 64% северных акваторий Каспия на три неравных части, используя принцип медианы. Казахстану досталось 27%, России — 19%, Азербайджану — 18%. Разделить же южную часть моря пока не удается. Жесткую позицию занимает Иран. Он требует поделить Каспий между прикаспийскими государствами по-братски: 20% каждому. Несговорчивость проявил и Ашхабад. Но новое руководство Туркмении пошло навстречу инициативам Азербайджана: в настоящее время между этими странами проходят переговоры по поводу нефтяного месторождения "Промежуточное" ("Сердар"), промышленные запасы которого оцениваются в 150 млн. тонн нефти.

Работа над совершенствованием проекта Конвенции о правовом статусе Каспия продолжается, и, видимо, она далека еще от завершения. На заседаниях рабочей группы по разработке Конвенции, помимо энергетических, коллегиально решаются также вопросы рыбоохраны, рыболовства, судоходства.

Постепенно Каспийский регион превращается в крупного поставщика углеводородного сырья. Существенных успехов в нефтедобыче с 1992 года достигли страны северного Каспия: Азербайджан и Казахстан. Разработка основных балансовых запасов нефти осуществляется здесь тремя большими проектами: Тенгиз, Карачаганак (Казахстан) и азербайджанский блок Азери-Чираг-Гунешли(3). Развитие этих ключевых проектов создало "второй бум" спроса на каспийскую нефть (первый бум имел место в конце XIX века)(4). Нужно отметить, что Азербайджан и Казахстан, лидеры по добычи каспийской нефти, газ пока закупают в России и Узбекистане. Тем не менее, оба государства намерены увеличить добычу собственного газа к 2010 году, став, таким образом, его экспортерами. Азербайджан рассчитывает на месторождение Шах-Дениз. Казахстан полагается на четыре месторождения: Тенгиз, Карачаганак, Кашаган и Тюб-Караган.

В сравнении с этими государствами, успехи других стран Каспийского региона намного скромнее. Разведанных запасов нефти на шельфе Туркменистана значительно меньше, чем у его соседей. Российский сектор на Каспии остается одним из наименее исследованных на углеводороды. Но, несмотря на это, российские нефтяники проводят большую работу по освоению шельфовых месторождений. Лицензиями на право поисков, разведки и добычи углеводородного сырья в российском секторе Каспия в настоящее время обладают ОАО "ЛУКОЙЛ" (участки "Северный", "Центрально-Каспийский"), JKX (Caspoil) - дочернее предприятие ОАО Роснефти (месторождение Инчхе-море) и Каспийская нефтяная компания, созданная нефтяными компаниями ЛУКОЙЛ, ЮКОС и ОАО Газпром (Северо-Кавказский участок). Проведены соответствующие лицензионные конкурсы для трех участков в десятимильной прибрежной зоне Республики Дагестан. Начата подготовка к лицензионному конкурсу для проведения работ у побережья Калмыкии. Кроме Инчхе-море в северо-западной части Каспия открыты еще два перспективных нефтяных месторождения: Широтное и Хвалынское. Структуры "Широтная" и "Сарматская" располагаются в северной мелководной части Каспийского моря, на большом удалении от побережья и портов. Первый объект находится в 90 км от Астраханского рейда и в 250 км от порта Махачкала. Второй объект располагается, соответственно - в 60 км и 190 км от указанных пунктов. Нужно отметить, что соотношение нефти и газа на российском шельфе — примерно — 40 к 60(5).

На фоне вышеописанных стран усилия Ирана в сфере разработки месторождений выглядят весьма скромно, несмотря на то, что запасы нефти на восьми глубоководных месторождениях, в не имеющем пока юридического признания "иранском секторе" Каспия, могут составлять более 4 млрд. тонн.

Углеводородные артерии

Возросший спрос на нефть и газ Каспия заставляет прикаспийские государства искать новые, более надежные пути транспортировки добытого сырья. Определились три основных направления поставок каспийских углеводородов: Европа, Китай, Персидский залив. Основным потребителем, без всяких сомнений, можно признать Европейский союз, который для обеспечения своей энергетической безопасности стремится к диверсификации, как источников энергоресурсов, так и маршрутов их транспортировки. Для смягчения своей зависимости от производителей нефти и газа и снижения рисков Евросоюз сталкивает лбами поставщиков. Так, например, появились пары конкурирующих между собой проектов газопроводов: "Набукко"(6) и "Южный поток"(7); "Транскаспийский проект"(8) и "Прикаспийский проект"(9). На российских просторах будут конкурировать проекты каналов "ЕвроАзия" и "Волго-Дон-2", предназначенные для увеличения объемов танкерных перевозок нефти.

США и Великобритания недавно сняли экономические санкции с Афганистана. Это может заново объединить Транс-Афганский газовый консорциум - трехстороннее соглашение 2002 года между Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном. Таким образом, может появиться еще одна артерия по перекачке каспийских углеводородов. В 2005 году в эксплуатационную стадию вступил проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (экспорт нефти по трубопроводу не превышает 1 млн. тонн в год) и параллельный ему газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум. Альтернативой этому проекту стал "Голубой поток" (открыт в ноябре 2005 года), который связал российскую газораспределительную сеть с турецкой. Газопровод прошел по дну Черного моря из Новороссийска в Турцию. В год по газопроводу прокачивается до 16 млрд. кубометров газа.

В мае 2005 года британские фирмы начали заполнение первой ветки нефтепровода Баку-Тбилиси—Джейхан (БТД). Пуск новой артерии привел к открытому соперничеству с основными трубопроводами, проложенными через Северный Кавказ (основным является нефтепровод Баку-Грозный-Новороссийск). Проект БТД нацелен также на изоляцию Ирана, на ограничение его участия в ключевых энергетических маршрутах, проходящих через каспийский регион. Около половины собственности БТД принадлежит британским и американским фирмам. Вторая половина - Турции, Грузии и западноевропейским инвесторам. Американо-британо-турецкие планы предусматривают, что после 2009 г. свыше 65% совокупного объема азербайджанской и казахстанской нефти, предназначенной для экспорта, будет перекачиваться через Джейхан, то есть в обход Новороссийска и Босфора, где Турция уже вводит ограничения на танкерный транзит под экологическими предлогами. Нефть поступает в Джейхан, минуя эти проливы, а среднее расстояние трубопроводной перевозки нефти с Каспия до Восточного Средиземноморья через Джейхан на треть короче, в сравнении с нефтепроводами из Азербайджана и Казахстана через Северный Кавказ. Важно и то, что Турция и западные структуры субсидируют низкие транзитные тарифы на азербайджано-грузино-турецкой артерии: пока они почти на треть меньше, чем на северокавказских нефтепроводах.

В одном коридоре с нефтепроводом БТД прокладывается также вторая Южно-Кавказская трубопроводная магистраль. Она предназначена для экспорта азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз. Каспийский газ также может последовать в Европу через Турцию и Балканы по 3300-километровой артерии "Набукко". Строительство этих магистралей станет существенным стимулом к снижению тарифов по транспортировке углеводородного сырья, так как их эксплуатация подорвет монополистическое положение России. В ответ российский "Газпром" и итальянская компания ENI 23 июня 2007 года подписали меморандум о взаимопонимании, заявив тем самым о намерении построить газопровод "Южный поток" из России в Италию. Газовая артерия с пропускной способностью в 30 млрд.. кубических метров пройдет по дну Черного моря из России в Болгарию, минуя Украину и Турцию. Из Болгарии газопровод пройдет через Пелопоннес и Адриатическое море и достигнет берегов Италии. Таким образом, Россия "Северным потоком" с одной стороны и "Южным потоком" с другой заключит Европу в свои крепкие энергетические объятья. Такое положение дел беспокоит европейские страны и их американских союзников.

Энергетическая конфронтация

В настоящее время ЕС импортирует более 40% потребляемого газа, при этом около четверти всего импортируемого газа — российского происхождения. Аналитики указывают на то, что в ближайшие годы спрос на газ в регионе будет расти. В условиях снижения собственной добычи из-за истощения разведанных запасов газа это приведет к тому, что зависимость Европы от импорта газа существенно возрастет. К 2025 г. спрос может достичь 730 млрд. куб. м против 420 млрд. куб. м в 2001 г. Доля импорта при этом повысится с 40% до 70%, а доля российского газа может увеличиться до 40%(10) от всего объема голубого топлива, поступающего в ЕС. В связи с переходом тепловых электростанций стран Европейского союза на природный газ, спрос на летучие углеводороды, по прогнозам экспертов(11), будет ежегодно расти на 2,4%. Таким образом, будет шириться и энергетическая (читай политическая) зависимость стран Европейского союза от России. Вряд ли подобная перспектива может обрадовать европейцев. Страны ЕС пытаются себя защитить от энергетической "агрессии" восточного соседа. В последние годы была выработана стратегия европейской безопасности, предусматривающая диверсификацию энергетических потоков из стран, производящих углеводороды. Планируется также увеличение энергоэффективности европейской экономики на 13% и доведение доли альтернативной энергетики до 20% к 2020 году. Главной идеей Европейской энергетической хартии является доступ стран ЕС к контролю над транзитными потоками нефти и газа. Россия этот документ не ратифицировала.

И, наконец, логическим завершением европейской политики в этом вопросе стало рассмотрение европейскими правительствами концепции Ричарда Лугара. Глава Комитета по международным делам Сената США предложил распространить на сферу энергетики действие пятой статьи Вашингтонского договора, в которой идет речь о коллективной обороне. Польша изложила американскую угрозу в более конкретной форме, предложив странам Северо-Атлантического блока создать "энергетическое НАТО". Эта концепция была озвучена в начале 2006 года польским премьер-министром Казимером Марцинкевичем. Цель новой военной организации — силовое решение энергетических споров.

Стремление стран ЕС обезопасить себя от энергетического монополизма России остро ощущается в каспийском регионе, куда под прикрытием защиты интересов инвесторов уже пытается проникнуть НАТО. В регионе стали появляться военные базы США: две системы раннего слежения размещены в Азербайджане (РЛС типа TRML-3D, радиусом действия 300 км). Они вступили в эксплуатацию в октябре 2005 года. Одна из них расположена в Астаре, на границе с Ираном, вторая — в районе Хызы на Южном склоне Большого Кавказского хребта(12).

Россия в свою очередь заявила о необходимости создания единой международной системы коллективной безопасности в бассейне Каспийского моря "КасФОР" (группа оперативного взаимодействия, в состав которой войдут все флоты каспийских стран). Причем, Россия готова взять слаборазвитую инфраструктуру морской и береговой охраны других стран региона под свою опеку. В октябре 2007 года на II Каспийском саммите, состоявшемся в Тегеране, идею России поддержали все прикаспийские государства. Каспий был объявлен "морем мира". Детали формирования системы "КасФОР" будут обсуждаться на III саммите, который пройдет в Баку в октябре 2008 года.

Экологические последствия

К 2010 году странами Каспийского региона будут в основном решены проблемы, связанные с недостатком экспортной инфраструктуры: трубопроводы, нефтеперерабатывающие заводы, газонакопители и пр. Разногласия относительно вопроса новых экспортных маршрутов и пограничные споры между приморскими государствами будут урегулированы. Факторы, сдерживающие полномасштабное освоение нефтегазовых месторождений Каспия, перестанут оказывать заметное влияние на развитие экономики региона. Начнется полномасштабная экспансия нефтегазодобывающих ТНК, что, в свою очередь, неминуемо усилит антропогенное воздействие на экосистемы региона.

К 2010 году нагрузка на экосистему Каспийского моря, в связи с введением в эксплуатацию новых месторождений увеличится по сравнению с 2004 годом более чем в 15 раз (см. рис.).

Рис. Рост объемов добычи нефти на шельфах Каспия

Добыча нефти на шельфах Каспия (в млн.т. в год)

Страны

2004 г.

2005 г.

Прогноз на 2010 г.

Россия

Не добывалось

Не добывалось

30,0

Казахстан

Не добывалось

Не добывалось

150,0

Туркменистан

0,64

1,1

20,0

Азербайджан

15,5

20,0

50,0

Итого

16,14

21,1

250

В настоящее время, по данным экспертов, за период эксплуатации только одной скважины на Каспии в море попадает от 30 до 120 тонн нефти(13). Резкий скачок объемов нефтедобычи на шельфе в ближайшие три года может привести к колоссальному нефтяному загрязнению акватории Каспия. Согласно общепринятым расчетам, на каждый миллион тонн добытой в мире нефти приходится в среднем 131,4 тонны потерь. Эксперты отмечают, что для Каспийского моря этот показатель может оказаться выше(14). Исходя из ожидаемой добычи в 250 млн. тонн в год, в целом по Каспию потери составят до 33 тыс. тонн в год. Большая часть придется на Северный Каспий — около 24 тыс. тонн в год. При этом вклад российского сектора в загрязнение Каспийского моря нефтью составит около 5 тысяч тонн в год.

Свою долю в общий объем загрязнения моря нефтепродуктами (НП) внесут танкеры. Разливы небольшого масштаба случаются, как правило, во время транспортировки нефти с танкера на танкер и с танкера на нефтеперерабатывающий завод. Также во время сложных погодных условий увеличивается риск аварии при транспортировке нефти с буровой установки на танкер. В настоящее время в Каспийском море танкеры ежегодно перевозят от 12 до 14 млн. тонн нефти. За год танкеры совершают около 2500 рейсов(15). Столь интенсивное движение, особенно в условиях суровых зимних штормов и неудовлетворительном техническом состоянии судов, значительно увеличивает вероятность крупных аварий(16). В связи с этим, в 2006 году Международный социально-экологический союз обратился с письмом-обращением в адрес Министерства природных ресурсов РФ и Росприроднадзора, в котором была обозначена проблема резкого увеличения перевалки и перевозки нефти и нефтепродуктов по Каспийскому морю. Экологи обратили внимание чиновников на то, что транспортировка ведется на неприспособленных танкерах с одинарной обшивкой корпуса, без внедрения систем управления движением, без оценки последствий возможного загрязнения акватории Каспийского моря(17). Масштабы экологического бедствия, которое может произойти в Каспийском море, можно представить на примере крушения танкеров 11 ноября 2007 года в акватории Азовского и Черного морей.

Каспийское море представляет собой очень чувствительную экосистему. Ученые отмечают, что за последние десятилетия под воздействием антропогенных и биохимических факторов резко ухудшилось ее состояние в целом и, особенно, в северной части моря, в которой наблюдаются основные признаки низкой сопротивляемости к загрязнению нефтепродуктами (НП): отсутствие твердых субстратов и крайний недостаток гидробионтов, способных к разложению углеводородов. Экосистема Каспия оценивается как предкризисная. Ее состояние может заметно ухудшиться из-за резкого роста объемов добычи углеводородного сырья. Специфика Каспия, особенно его мелководной северной части, такова, что достаточно одного серьезного разлива нефти, чтобы нанести фатальный удар по осетровому стаду и гнездовьям птиц(18). По подсчетам экспертов, ежегодный ущерб от утраты рыбных богатств Каспия для всех прикаспийских государств может достигать 15 миллиардов долларов. К сожалению, подсчитать потери всей экосистемы Каспийского моря ученые в настоящее время не в состоянии(19). При этом необходимо помнить, что большая часть Северного Каспия продолжает оставаться заповедной зоной(20). Поэтому нефтегазодобывающие компании могут здесь работать только при строжайшем соблюдении экологических требований(21).

Таким образом, прогнозируемое увеличение загрязнения Каспия нефтепродуктами может привести к необратимым экологическим последствиям и общему снижению уровня качества жизни населения прибрежных районов прикаспийских государств.

Борьба за сохранение Каспия

Последние 10 лет борьба за сохранение экосистемы Каспия ведется на высшем международном уровне. В основном усилия международной общественности направлены на формирования условий для создания гео-экологического мониторинга акватории Каспийского моря.

Так, в феврале 1997 года Координационный комитет прикаспийских государств при содействии ВМО, ЮНЕСКО и Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) положили начало реализации Комплексной программы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды в регионе Каспийского моря (КАСПАС). Одним из главных направлений КАСПАС является создание региональной системы мониторинга, предупреждения и прогноза загрязнения Каспийского моря.

С целью создания региональной структуры управления окружающей средой по охране морской среды Каспия, пять прикаспийских государств в 1998 году создали Каспийскую Экологическую Программу (КЭП). Финансируют КЭП Программа Европейского Союза ТАСИС и Глобальный Экологический Фонд под руководством Всемирного Банка. Одним из приоритетных направлений данной программы является создание и развитие системы независимого общественного мониторинга в бассейне Каспия(22).

Эффективные механизмы по региональному мониторингу, положения которых можно использовать в деле развития системы мониторинга на Каспии, были предложены Протоколом к Орхуской Конвенции о регистрах выбросов/сбросов и переносе загрязняющих веществ, который подписали 36 стран на конференции "Окружающая среда для Европы" в Киеве в мае 2003 года(23).

В ноябре 2003 года пять прикаспийских государств подписали Рамочную Конвенцию по защите морской среды Каспийского моря (Тегеранская конвенция). Усилиями общественных экологических организаций в рамках Тегеранской конвенции была разработана программа общественного мониторинга Каспийского моря, главной целью которой является создание независимой общественной сети для сбора, анализа и распространения информации о состоянии экосистемы(24).

Программу производственного экологического мониторинга разработала также одна из ведущих нефтяных компаний, проводящих разработки на Каспийском море, ОАО "ЛУКОЙЛ"(25) Программа включает в себя комплекс мер по осуществлению контроля загрязнений воды, дна, воздуха.

Необходимо отметить и тот факт, что российские власти предпринимали попытки юридически решить проблему организации на Каспии экологического мониторинга. Так, в Постановлении Совета министров Правительства РФ № 1229 от 24 ноября 1993 года "О создании Единой государственной системы экологического мониторинга (ЕГСЭМ)", утверждалось, что развертывание систем мониторинга является обязательным условием эксплуатации объектов нефтегазодобывающих компаний на арктическом шельфе и южных морях России. Исходя из этого, каждая компания должна выработать единую стратегию экологической безопасности и комплексного мониторинга природной среды и руководствоваться ею в своей повседневной деятельности и при планировании на перспективу. Однако, несмотря на то, что к настоящему времени создано большое количество документов по ЕГСЭМ, такая система в России далека от реализации. Имеются лишь отдельные разработки концептуального плана ряда ведомственных организаций. Одной из объективных причин этого положения является большое разнообразие природных, климатических, производственных и социальных условий в различных регионах России(26).

Также много лестных слов об экологическом мониторинге было сказано и в Морской доктрине Российской Федерации(27), а также в решениях Морской коллегии при Правительстве РФ. Морское ведомство считает, что наиболее значимой и перспективной задачей морской науки является комплексное исследование и мониторинг морей Российской Федерации с целью оценки их ресурсного потенциала и рационального природопользования. Эта задача особенно актуальна для морских акваторий, связанных с развитием нефтегазового комплекса России, - считают специалисты. Но, увы, и здесь дальше деклараций о намерениях дело не пошло.

Из анализа представленных материалов видно, что до сих пор отсутствует комплексный системный подход к проблеме контроля природных ресурсов Каспийского моря. Не используются современные технологии экологического мониторинга. Не создана система особо чувствительных зон Каспия, нет единых стандартов и нормативов, регулирующих деятельность нефтяных компаний в акваториях Каспийского моря.

Океанологи предлагают свои методы защиты каспийской экосистемы. Они намерены использовать в особо уязвимых местах искусственные рифы, своеобразные биофильтры, которые могут существенно уменьшить техногенное воздействие на морские эко-сообщества. Построение искусственных рифовых зон приводит к следующим положительным эффектам:

  • усиливается сопротивляемость моря к нефтяному и прочему загрязнению;
  • увеличивается рыбопродуктивность моря;
  • сохраняется его биоразнообразие;
  • пресекается браконьерский вылов ценных видов рыб, создаются зоны нагула и защиты рыбы;
  • развивается подводный экологический туризм;
  • создаются условия для фундаментального изучения законов жизнедеятельности рифовых сообществ, их влияния на экосистему и разработку технологий аквакультуры искусственного формирования биоресурсов.

По мнению разработчиков технологии (ЗАО "Октопус" и Астраханский филиал Института океанологии им. П.П.Ширшова), "вложения средств нефтяных компаний, направленных на компенсационные мероприятия в направлении создания искусственных рифовых заграждений при невысоких затратах дадут наибольшую эффективность"(28).

Зона влияния рифовой станции на окружающую среду имеет радиус 7—10 м, при этом площадь с повышенной продуктивностью экосистемы составляет более 200 м2. Срок службы, из расчета коррозии при использовании арматурного железа в качестве материала для металлического каркаса - 50 лет. При использовании не коррозирующих материалов срок годности не ограничен. По материалам исследований, микроорганизмы, обитающие на модуле длинной 100 м, за вегетационный период могут утилизировать более 500 кг нефти. В целом рифовый комплекс будет представлять собой разветвленную сеть, состоящую из отдельных модулей.

Таким образом, в настоящее время существует три варианта решения экологических проблем: объявить все экологически уязвимые участки Каспийского моря заповедными зонами, защищенными от любой хозяйственной деятельности человека; организовать систему жесткого гео-экологического мониторинга акватории Каспия; внедрить технологии биологической защиты (искусственные рифы). Лучший способ сохранения Каспийской экосистемы — совместное использование названных вариантов.

Будем надеяться, что созданная по инициативе правительства Российской Федерации Каспийская Парламентская Ассамблея сможет решить весь комплекс проблем региона и что эта новая международная организация сумеет создать условия для формирования общего для всех прикаспийских государств интереса.

Март 2008 года

Примечания

(1) Александр Кокшаров. Два полюса Каспийского моря // Эксперт №20 (327) / 27 мая 2002.

(2) См.: Углеводородное уравнение XXI века // Нефть России. — 1999. - №7; Леонид Левицкий. Каспий: удастся ли России охранить влияние на "русском море" // Российская Федерация сегодня. — 2001. - №12; Андрей Корнеев. Море раздора? // Нефть России. — 2002. - №7.

(3) С. Смирнов. Ау, я тебя все равно найду. Газовые реалии Казахстана // Нефтегазовая Вертикаль. — 2001. - №10.

(4) Митяева Е.В. Проблема Каспия в российско-американских отношениях. Научный доклад. РАН. Институт США и Канады. – М., 1999 г.

(5) Андрей Виньков, Дмитрий Сиваков. Просто не надо жадничать... // Эксперт. — 2007. - 12-18 ноября, С. 32. №42(583)

(6) Каспийский и иранский газ поступают в Турцию (Ерзурум-Анкара-Босфорский пролив). Далее через Босфорский пролив попадает в Западную Европу.

(7) Россия -Черное море - Болгария. Далее делится на северную ветку Румыния-Австрия-Северная Италия и южную — Греция — Италия.

(8) Казахский и Таджикский газ поступают в город Туркменбаши, далее по дну Каспия газ идет в Азербайджан, где вливается в общий поток газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум.

(9) Туркменские углеводороды поступают в трубы, проходящие по берегу восточного Каспия в сторону России. Далее они попадают в российскую нефтегазораспределительную сеть.

(10) См. здесь.

(11) Согласно материалу, подготовленному интернет-редакцией Агентства РИА Новости на основе собственной информации информации и других источников.

(12) Источник: "Независимая газета".

(13) Голубчиков С., Книжников А. Защитят ли экологи Каспий? // Книжное обозрение. 2001.

(14) Беркелиев Т., Книжников А. Каспий для всех? // Волга, №37, 14 марта 2001.

(15) M. Kinman, A. Knizhnikov. The need for Public Participation in Resolving the Complex Oil Spill Prevention and Response Issue Facing the Caspian Sea // Crude Accountability, 2004.

(16) Так, 2 октября 2002 года в 130 километрах от побережья Азербайджана затонул танкер "Меркурий-2". В результате утечки нефти из его трюмов образовалось обширное нефтяное пятно площадью 120 км?.

(17) Пономаренко Д.В., Ушивцев В.Б., Водовский Н.Б., Ященко В.Г. Нефтяные разливы и защита морских экосистем путем создания искусственных рифовых полей // Нефтегаз. (Нефтегаз Interational), 2007.

(18) Трансграничный диагностический анализ Каспийского моря. Баку: Изд-во "КЭП", 2002. Т. 2. С. 136.

(19) Аладин Н.В., Плотников И.С. Угроза крупномасштабной экологической катастрофы на Каспийском море // Вестник Каспия. — 2000. - №4

(20) Постановление правительства РСФСР от 31 января 1975 года "Об объявлении заповедной зоны в северной части Каспийского моря"

(21) Постановление правительства РФ № 317 от 14 марта 1998 года "О частичном изменении правового режима заповедной зоны северной части Каспийского моря".

(22) Панов В.Е. Биологическое загрязнение как глобальная экологическая проблема: международное законодательство и сотрудничество // Сборник материалов Круглого стола в рамках Всероссийской конференции по экологической безопасности (4-5 июня 2002 г.) М.: МСОП — Всемирный союз охраны природы, Представительство для России и СНГ, 2002, С. 22-40.

(23) Вести Программы МСоЭС "Общественность и оценка воздействия".

(24) См. здесь.

(25) Курапов А.А., Попова Н.В., Монахов С.К., Ревякин В.И., Островская Е.В., Монахова Г.А., Мелякина Э.И. Производственный экологический мониторинг и состояние загрязненности морской среды на акватории лицензионных участков ОАО "ЛУКОЙЛ" и ООО "Каспийская нефтяная компания" в северной части Каспийского моря // Защита окружающей среды в нефтегазовом комплексе. - 2005. - №7, С. 37-40.

(26) Лобковский Л.И., Левченко Д.Г., Леонов А.В., Амбросимов А.К. Геоэкологический мониторинг морских нефтегазоносных акваторий. М.: Изд-во "Наука", 2005, С. 7-8.

(27) Принципами национальной морской политики являются проведение комплексных морских научных исследований в интересах Российской Федерации, развитие систем мониторинга за состоянием морской природной среды и прибрежных территорий; поддержание и развитие отечественной орбитальной группировки космических аппаратов для дистанционного зондирования Земли, навигации, связи и наблюдения, систем мониторинга загрязнения морей России, а также наземных центров приема спутниковой информации (См.: МОРСКАЯ ДОКТРИНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ПЕРИОД ДО 2020 г. (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 27 июля 2001 г. № Пр-1387)

(28) Пономаренко Д.В., Ушивцев В.Б., Водовский Н.Б., Ященко В.Г. Указ. соч.

Автор: Вячеслав Ященко, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 10:49

26 марта 2017, 09:58

26 марта 2017, 09:16

26 марта 2017, 08:22

26 марта 2017, 07:27

Архив новостей
Все SMS-новости