Заседание по делу "Орджоникидзевского джамаата"  Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

11 октября 2017, 12:15

Свидетели по делу "орджоникидзевского джамаата" рассказали об избиении

Суд в Ростове-на-Дону 10 октября допросил шестерых свидетелей защиты Акромана Бузуртанова и Илеза Цечоева, подсудимых по делу "орджоникидзевского джамаата" в Кабардино-Балкарии (Уточнение "Кавказского узла" 15.08 11.10.2017: в Ингушетии). Двое из них сообщили, что были избиты в ходе задержания обвиняемых.

Как писал "Кавказский узел", Северо-Кавказский окружной военный суд рассматривает дело девяти жителей Ингушетии, обвиняемых в участии в незаконном вооруженном формировании "орджоникидзевский джамаат". 3 октября восемь из девяти подсудимых заявили, что признательные показания давали под пытками. 9 октября мать Лечи Гадамаури, одного из подсудимых, сообщила суду о следах пыток на теле сына. По словам одного из подсудимых, он также видел следы побоев у Гадамаури после ареста.

На скамье подсудимых находятся Лечи Гадамаури, Асхаб Албаков, Зелимхан Амриев, Акроман Бузуртанов, Багаудин Опиев, Тимур Матиев, Илез Торчхоев, Джохар Цечоев и Илез Цечоев. По версии следствия, под руководством Гадамаури был создан "орджоникидзевский джамаат", входивший в состав "сунженского сектора", а остальные восемь подсудимых вошли в состав "джамаата" в период с 1 марта 2014 года по 31 декабря 2015 года. Руководство и координацию "сунженским сектором" осуществлял также Гадамаури, полагает гособвинение. Вину частично признали только Гадамаури, Албаков и Амриев. Бузуртанов, Матиев, Торчхоев, Опиев и Джохар Цечоев вину полностью отрицают.

Мать Бузуртанова рассказала подробности его задержания

10 октября суд в Ростове-на-Дону допросил по видеосвязи трёх свидетелей защиты со стороны Акромана Бузуртанова, которые пришли в Сунженский райсуд Ингушетии. Первой показания дала мать подсудимого Загарад Бузуртанова, передал корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший на заседании.

Отвечая на вопросы адвокатов, Бузуртанова рассказала о задержании сына. "В тот день я его послала за лекарствами в аптеку, которая была в 200 метрах от нашего дома. Через 8-10 минут ко мне прибежали люди, сказали, что его схватили вооружённые люди в масках и увезли. На второй день утром нам сказали, что его задержали за то, что он якобы гонял на машине и дали ему 10 суток [ареста]. Я наняла адвоката, потому что были случаи, когда людей били, задерживали, пытали", - сообщила женщина.

По ее словам, она не верит в виновность сына. "Он не мог отлучиться от отца, отец был тяжелобольным. Единственное, мы ездили за продуктами на рынок и в аптеки. Он поступил в Ингушский государственный университет на юрфак, отучился 2,5 года, но потом у отца случился инфаркт, и мы решили, что [Акроман] будет за ним ухаживать. Во дворе у нас стоял станок, сын на станке делал тротуарную плитку и продавал, нашей пенсии хватало только на лекарства", - рассказала свидетель.

По ее словам, Акроман Бузуртанов не обсуждал при ней темы бандитизма, оружия, поездок в Сирию, у него не было загранпаспорта, и в ФМС за ним он не обращался. "Оружия и патронов в доме не было. Я люблю порядок, везде всё вытираю, если бы было что-то – я бы заметила", - рассказала Загарад Бузуртанова.

Она уточнила, что ни разу не видела участкового, не знаком ей и участковый Дзаитов, составивший отрицательную характеристику на ее сына. "Наверное, ему сверху сказали так написать", - предположила женщина.

В зачитанной гособвинителем 3 октября характеристике от участкового сказано, что Акроман Бузуртанов "состоит на профучете как приверженец радикальной идеологии "ваххабизм" и характеризуется "с посредственной стороны".

Соседи назвали Бузуртановых образцовой семьей

Второй была допрошена Хади Темурзиева, пожилая соседка семьи Бузуртановых. "Я знаю их с детства, все исключительно замечательные дети. Отца парализовало, и после этого Акроман только ухаживал за отцом и делал дома кирпичи вроде. Все соседи до сих пор удивляются, мы никогда его с этими бородатыми не видели, никто к нему не приезжал", - рассказала свидетель защиты.

Она также сказала, что участкового Дзаитова не знает, хотя живёт на этой улице с 1962 года, а знает только участкового Алабханова, который "в прошлом году зашёл познакомиться".

Другая соседка Бузуртановых Пятимат Гадаборшева рассказала суду, что живет рядом с их домом с 1992 года, знает подсудимого с самого детства и "отрицательного ничего не было".

"С этой семьи можно брать пример! Дома он делал плитку и ухаживал за отцом, отец сам кушать не мог. Все соседи были в шоке, когда его посадили", - рассказала суду женщина.

Как и предыдущие свидетели, она сообщила, что не знакома с участковым Дзаитовым.

Работодатель охарактеризовал Илеза Цечоева как ответственного работника

После этого в зал были приглашены свидетели защиты Илеза Цечоева, которые уже находились в коридоре суда. Первым был допрошен Илез Нальгиев, уроженец Ингушетии, проживающий в Белгороде, руководитель стройфирмы и троюродный брат Илеза Цечоева.

Илез Нальгиев рассказал, что знает Илеза Цечоева с малых лет как "нормального, хорошего парня". "Он неоднократно у меня работал: приезжал в Белгород, работал штукатуром, маляром, на время работ – весна-осень - проживал в Белгороде. Он ответственный, хорошо работал", - сказал свидетель, добавив, что оружия и радикальной литературы у Илеза Цечоева не видел.

По просьбе адвокатов мужчина рассказал про задержание Илеза и Джохара Цечоевых, а также двух других его работников и родственников – Аюпа и Магомеда Нальгиевых.

"Это было 2 июля 2016 года... Мы отработали и собрались ехать домой, в Ингушетию, навестить родителей. На тот момент Илез и Джохар Цечоевы работали в Старом Осколе, в тот день приехали в Белгород. Я их оставил на съёмной квартире на Октябрьской улице, сам пошёл домой, прилёг поспать. Меня разбудила жена – звонил Аюп [Нальгиев], мой брат, [сообщил, что] их задержали и забрали куда-то в лес. Я им сказал выйти к домам, они вышли, это оказался посёлок Беловское, в 15-20 километрах от Белгорода. Когда я приехал туда, там были Аюп и Магомед [Нальгиев]. Они сказали, что их двоих отпустили, а двое - в лесу до сих пор", - рассказал Илез Нальгиев.

По его словам, он решил разобраться в том, что происходит. "Мы поехали в лес, но машин там не было. В субботу (Илез Нальгиев не уточнил дату, но 2 июля 2016 года также было субботой. – Прим. "Кавказского узла") мне сказали, что они находятся в здании ФСБ в Белгороде, потом их направили в Ингушетию", - добавил свидетель.

Илез Нальгиев уточнил, что Илеза Цечоева и Аюпа Нальгиева задержали у квартиры на улице Октябрьской, а Джохара Цечоева и Магомеда Нальгиева - в парикмахерской. "В лесу их побили, хотели, чтобы они что-то рассказали, они были там часа два", - сообщил суду свидетель.

Свидетели рассказали об избиении при задержании Джохара и Илеза Цечоевых

Работник Илеза Нальгиева, житель Ингушетии Магомед Нальгиев сообщил суду, что из подсудимых знает Илеза Цечоева по совместной работе в Белгороде, а Джохара Цечоева впервые увидел 2 июля 2016 года в парикмахерской (Уточнение "Кавказского узла" 15.32 11.10.2017: Впервые он увидел Джохара Цечоева весной 2016 года, а 2 июля 2016 года они вместе пошли в парикмахерскую).

"Я сидел в парикмахерской, мне делали стрижку, когда зашли вооружённые люди в масках. Они агрессивно зашли, надели наручники, посадили в "Газель", была ещё "Приора" чёрная. Надели на головы мешки, мы вниз лицом лежали, повезли", - рассказал он.

По его словам, в лесу его и Аюпа Нальгиева вывели из машины и расспрашивали о том, знают ли они Илеза и Джохара Цечоевых, после чего там же в лесу отпустили. "Мне нанесли пару ударов кулаком в лицо при задержании, всего их было 5-7, может, восемь", - добавил он.

Схожие показания дал Аюп Нальгиев, родной брат свидетеля Илеза Нальгиева и дальний родственник Илеза Цечоева.

"2 июля мы с Илезом [Цечоевым] были на лавочке на улице Октябрьской, около дома. "Газель" подъехала, выбежали люди, наручники надели, мешки на голову, уложили лицом вниз, их было 9-10 человек. Мы проехали 5-10 минут, потом забрали других", - рассказал он, уточнив, что Магомеда Нальгиева узнал по голосу.

"Газель" начала качаться, и я подумал, что мы едем в лесу. Вывели, мешок не снимали, задавали вопросы про Цечоевых. Потом нас вывели, сказали не оборачиваться, идти прямо. Мы вышли на дорогу, там был коттеджный посёлок, я позвонил брату, он приехал", - рассказал суду Аюп Нальгиев.

Он отметил, что мужчины в масках при задержании "вели себя агрессивно, не представились, ругались матом, били его по животу ногой".

"Показания допрошенных свидетелей являются важными: это люди, которые являлись очевидцами задержания, и это подтверждает то, что его [Илеза Цечоева] трое суток держали неизвестно где, применяли пытки, били и заставляли говорить то, что надо. Он говорил с самого начала, что его задержали 2-го числа, а в материалах дела значится, что его задержали в Ингушетии 5-го числа. Вот, есть свидетельские показания о задержании второго числа в Белгороде", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" после заседания адвокат Илеза Цечоева Елена Дьяконова.

На следующем заседании, назначенном на 14.00 мск сегодня, суд намерен допросить еще трех свидетелей защиты.

Комментариями от участников процесса относительно показаний свидетелей, данных 9 октября, "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

16 декабря 2017, 04:06

16 декабря 2017, 03:39

16 декабря 2017, 02:58

16 декабря 2017, 02:25

16 декабря 2017, 01:18

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей