Вход в здание окружного военного суда в Ростове-на-Дону Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

04 октября 2017, 03:28

Восемь подсудимых по делу "орджоникидзевского джамаата" заявили о пытках

Признательные показания в ходе предварительного следствия по делу "орджоникидзевского джамаата" давались под пытками, заявили в суде в Ростове-на-Дону восемь из девяти подсудимых. Суд решил направить поступившие заявления в Следственный комитет, передает корреспондент "Кавказского узла".

Как информировал "Кавказский узел", 15 августа Северо-Кавказский окружной военный суд приступил к рассмотрению дела девяти жителей Ингушетии, обвиняемых в участии в незаконном вооруженном формировании "орджоникидзевский джамаат". На заседании 5 сентября гособвинение сообщило об изъятии у троих подсудимых гранат, оружия и патронов промышленного производства, тогда как двое подсудимых утверждают, что оружие было подброшено.

На скамье подсудимых находятся Лечи Гадамаури, Асхаб Албаков, Зелимхан Амриев, Акроман Бузуртанов, Багаудин Опиев, Тимур Матиев, Илез Торчхоев, Джохар Цечоев и Илез Цечоев. По версии обвинения, под руководством Гадамаури было создано НВФ "орджоникидзевский джамаат", входившее в состав "сунженского сектора", а остальные восемь подсудимых вошли в состав "джамаата" в период с 1 марта 2014 года по 31 декабря 2015 года. Руководство и координацию "сунженским сектором" осуществлял также Гадамаури, полагает гособвинение. Вину частично признали только Гадамаури, Албаков и Амриев. Бузуртанов, Матиев, Торчхоев, Опиев и Джохар Цечоев вину полностью отрицают.

Засекреченный свидетель сообщила, что семерых подсудимых она знала как членов НВФ

3 октября заседание по делу началось с ходатайства прокурора о допросе по видеосвязи засекреченного свидетеля обвинения под псевдонимом "Карина", передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший на заседании.

Сторона защиты высказалась против допроса этого свидетеля. Адвокат Лечи Гадамаури Солс Мусостов попросил признать недопустимым протокол допроса "Карины", а другие адвокаты попросили суд хотя бы рассекретить данные свидетеля, ссылаясь на то, что заявлений об угрозе жизни "Карины" не было и данных об этом не имеется.

После этого судьи прошли в другой зал, где установили, что свидетель явился в суд, местонахождение которого озвучено не было, и проверили данные секретного свидетеля. После этого судьи вернулись и отклонили ходатайство защиты о рассекречивании "Карины".

На мониторах в зале суда появилось изображение другого зала суда, но людей на экране видно не было.

Допрос засекреченного свидетеля начал гособвинитель. В ходе ответов на его вопросы "Карина" заявила, что ей известен житель Сунжи Лечи Гадамаури. Вторым именем Гадамаури было "Шамхан", сказала свидетель.

При этом первый ответ прозвучал низким голосом, похожим на мужской, а последующие – высоким голосом, что вызвало улыбки адвокатов.

По словам "Карины", также ей были знакомы как участники НВФ подсудимые Амриев и Бузуртанов, которые, по ее словам, рассказали о Матиеве, обоих Цечоевых и Опиеве, а "руководителем был Шамхан".

Далее связь испортилась и остальные ответы "Карины" никто не разобрал. Прокурор согласился, что допрос является некачественным, и сказал, что обеспечит явку свидетеля на заседание 6 октября.

Свидетель защиты: Торчхоев говорил, что граната ему была вложена в карман силовиками 

После обеденного перерыва по видеосвязи с Сунженским районным судом Ингушетии состоялся допрос Асет Гайдукиевой, приглашённой по инициативе защиты.

Пожилая женщина, отвечая на вопросы адвоката Илеза Торчхоева Аслана Булгучева, рассказала, что удивилась, когда её пригласили в качестве понятой при обыске в доме Торчхоева, так как Торчхоевы "очень хорошие соседи".

Отметим, что, по версии обвинения, у Илеза Торчхоева была изъята граната.

"Ко мне пришёл, постучался мужчина в маске где-то после обеда. Дословно не помню, что сказал, но о том, что дома присутствовать при обыске. Другим понятым был Мурад Мержоев – второй сосед. Когда мы вошли, минут 40 это уже длилось. Лежал на полу этот парнишка, Илез, руки были связаны. Осматривающий сказал, что у него в кармане граната. Парень этот сказал отцу: "Па, вот этот мужчина сунул мне в карман что-то!" и показал на одного. Я сказала сотруднику: "Давайте впишем то, что он говорил", но тот сказал: "Адвокат будет доказывать, его это или нет", - рассказала свидетель.

Гайдукиева рассказала, что она видела в кармане у молодого человека "какую-то железку", но не смогла понять, граната это или нет. Вытаскивали данный предмет перчатками или руками, женщина не вспомнила.

При ответах на вопросы прокурора, дату и месяц проведения обыска вспомнить она затруднилась.

"До этого я краем уха слышала шумиху, видела сотрудников, автоматы, когда выглянула в окно, минут за 30-40, как меня позвали. Все шкафы были перевёрнуты вверх дном ещё до того, как мы зашли. Никакого сопротивления он не оказывал и не смог бы с завязанными руками. Матрацы лежали на полу, вещи из шкафа были на койке", - сообщила свидетель.

Сам Торчхоев сказал суду, что его задерживали силовики, лица которых были закрыты "у всех, кроме одного сотрудника, представившегося участковым". "Они сами вскрыли дверь, начали всё ломать, никого не спрашивали", - добавил Торчхоев.

Подсудимые заявили о даче показаний под пытками

После допросов адвокат Солс Мусостов попросил исключить из числа доказательств протокол задержания своего подзащитного Лечи Гадамаури. Защитник заявил, что в документе "затёрто и исправлено число задержания".

"В протоколе указано, что вас задержали в 19 часов 9 июня, верно?" - обратился к подсудимому судья.

В ответ Гадамаури заявил, что его задержали между 16 и 17 часами 8 июня 2016 года на пересечении улиц Моздокской и Дзержинской в Сунже, а следователя он увидел ночью 10 июня.

"9-го я находился в подвале, но никак не у следователя", - добавил подсудимый.

Гособвинитель парировал, что "возможно, была допущена механическая ошибка". В итоге судьи решили, что дадут оценку документу в совещательной комнате при вынесении приговора.

В конце заседания слово попросил Багаудин Опиев.

"Все показания, данные мной в ходе предварительного следствия, были выбиты под пытками и физическим давлением, я от них отказываюсь", - зачитал подсудимый с листа.

Он попросил пристава передать судьям аналогичные заявления от всех других подсудимых, кроме Бузуртанова, который не давал признательных показаний.

Судья, прочитав заявления подсудимых, сказал, что они являются аналогичными, и сообщил, что все они будут направлены в Следственный комитет. Сроки проверки пока неизвестны.

Рассмотрение дела продолжится 4 октября в 11.00. Как ожидается, будут допрошены свидетели со стороны защиты и характеристики на подсудимых.

Комментариями сторон процесса относительно хода судебного слушания "Кавказский узел" пока не располагает.

"Кавказский узел" также писал, что в июне 2016 года за помощью в Правозащитный центр "Мемориал" обратились родные Лечи Гадамаури, которые заявили о его пытках и избиениях силовиками. Родные Гадамаури также пожаловались на его пытки в сообщении, поступившем 20 июня 2016 года на смс-сервис "Кавказского узла". Родственники и адвокат Гадамаури указывали, что следователи отказывались назначить ему медобследование в период пребывания в СИЗО Владикавказа.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

15 декабря 2017, 13:31

15 декабря 2017, 13:15

15 декабря 2017, 12:40

15 декабря 2017, 12:37

15 декабря 2017, 12:31

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей