Заседание по делу "Орджоникидзевского джамаата"  Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

10 октября 2017, 02:15

Мать подсудимого по делу "орджоникидзевского джамаата" сообщила о следах пыток сына

Следы физического насилия наблюдались на теле Лечи Гадамаури в суде при избрании ему меры пресечения, рассказала свидетель защиты на заседании по делу "орджоникидзевского джамаата". По словам одного из подсудимых, он также видел следы побоев у Гадамаури после ареста.

"Кавказский узел" информировал, что 15 августа Северо-Кавказский окружной военный суд приступил к рассмотрению дела девяти жителей Ингушетии, обвиняемых в участии в незаконном вооруженном формировании "орджоникидзевский джамаат". 3 октября на процессе восемь из девяти подсудимых заявили, что признательные показания давали под пытками. На слушании 6 октября был допрошен засекреченный свидетель обвинения, которая заявила о знакомстве со всеми подсудимыми по делу, но на заседании суда смогла опознать только троих из них.

На скамье подсудимых находятся Лечи Гадамаури, Асхаб Албаков, Зелимхан Амриев, Акроман Бузуртанов, Багаудин Опиев, Тимур Матиев, Илез Торчхоев, Джохар Цечоев и Илез Цечоев. По версии следствия, под руководством Гадамаури было создано НВФ "орджоникидзевский джамаат", входившее в состав "сунженского сектора", а остальные восемь подсудимых вошли в состав "джамаата" в период с 1 марта 2014 года по 31 декабря 2015 года. Руководство и координацию "сунженским сектором" осуществлял также Гадамаури, полагает гособвинение. Вину частично признали только Гадамаури, Албаков и Амриев. Бузуртанов, Матиев, Торчхоев, Опиев и Джохар Цечоев вину полностью отрицают.

9 октября в суде в Ростове-на-Дону продолжилось рассмотрение дела девяти жителей Ингушетии, которые обвинены в участии в незаконном вооруженном формировании "орджоникидзевский джамаат". Помимо сторон процесса, в зале присутствовал только отец Лечи Гадамаури и корреспондент "Кавказского узла", ставший единственным представителем СМИ на процессе.

В начале заседания суд согласился приобщить к делу ряд документов по просьбе адвоката Илеза Цечоева Елены Дьяконовой. В первой приобщённой характеристике от участкового Цечоев характеризуется с посредственной стороны, во второй – другим участковым Цечоев характеризуется положительно, отмечается, что он не состоит на профучёте, не имеет доставлений и приводов в полицию.

Защитником была оглашена характеристика из школы, где подсудимого назвали прилежным, ответственным учеником, участвовавшим "во всех спортивных мероприятиях". Также в характеристиках от 10 соседей Илез Цечоев назван добрым и порядочным человеком, который помогал матери – инвалиду второй группы.

Адвокат зачитала также обращение матери Илеза Цечоева, которое ранее направлялось уполномоченному по правам человека.

"2 июля 2016 года в Белгороде были задержаны Илез Цечоев, Джохар Цечоев и ещё двое молодых людей, которые сказали, что их побили после задержания. В момент задержания Цечоев находился в парикмахерской", - процитировала заявление адвокат.

Мать Цечоева в обращении пояснила, что в Белгороде живут родственники, которые предложили Илезу Цечоеву подработать на стройке. Она также указала, что её муж и отец Илеза Гелихан Цечоев ранее был похищен неизвестными, по этому поводу она обращалась в Правозащитный центр "Мемориал", дело о его похищении находится в ЕСПЧ.

"Заявление содержит дату, свидетельствующую о том, что Цечоева задержали не 5 июля, как написано в протоколе, а 2 июля", - обратила внимание суда Елена Дьяконова.

Свидетель: Лечи Гадамаури подвергся физическому насилию после задержания

Далее в зал из коридора пригласили в качестве свидетеля защиты мать подсудимого Лечи Гадамаури Елизавету Гадамаури.

Отвечая на вопросы адвоката Лечи Гадамаури Солса Мусостова, свидетель рассказала о задержании сына в Сунже.

"8 июня 2016 года мы с сыном вышли на рынок. Я буквально на две минуты разговорилась с соседкой, сын пошёл вперёд, там был перекрёсток Моздокской и Дзержинской. Больше его я не видела. Я купила на рынке сахар, вернулась домой, думала, он тоже вернулся, но нет. Я ему звонила много раз - гудки шли, но никто не отвечал. Мы звонили в больницы, скорую, участковому, муж ходил в РОВД, но его нигде не было. Мы и в Назрань ездили, наняли адвоката, он везде ходил, но ему отвечали, что Лечи нет", - рассказала она.

По ее словам, только в ночь на 11 июня на телефон мужа позвонил силовик и сообщил, что Лечи будет арестован.

Елизавета Гадамаури заплакала, когда рассказывала о состоянии сына на заседании суда по избранию ему меры пресечения.

"Руки, запястья были окровавлены, глаза внутри красные, ногти - будто давили их тяжёлым, кровоподтёки на шее, следы побоев, ноги синие, без носков. Я спросила конвоира: "Кто это сделал?", но он только головой качал. Адвокат сказал судье, что Лечи говорить не может, но его арестовали тогда на два месяца", - сказала свидетель.

Она отметила, что по поводу задержания сына она обращалась к уполномоченному по правам человека и в правозащитные организации.

"Кавказский узел" писал, что в июне 2016 года за помощью в Правозащитный центр "Мемориал" обратились родные Лечи Гадамаури, которые заявили о его пытках и избиениях силовиками. Родные Гадамаури также пожаловались на его пытки в сообщении, поступившем 20 июня 2016 года на смс-сервис "Кавказского узла". Родственники и адвокат Гадамаури указывали, что следователи отказывались назначить ему медобследование в период пребывания в СИЗО Владикавказа.

"Это ребёнок домашний, он просыпался в 10.00 утра. Я делала салаты на заказ, он мне помогал капусту, морковку резать", - охарактеризовала сына свидетель.

Отвечая на другие вопросы защитников, она сообщила, что из подсудимых ей известны как соседи Албаков, Амриев и Бузуртанов.

"Амриев жил через два дома, он машинки швейные ремонтирует, у них была мастерская по пошиву. Опиева - видела только то, что он торговал мясом на рынке, у Албакова был магазин исламской парфюмерии. С сыном у нас были разговоры только о доме, где огород посадить", - сказала Елизавета Гадамаури.

Она добавила, что какого-либо оружия у сына не видела, не видела и его общения с подозрительными людьми.

Отвечая на вопросы гособвинителя и суда, свидетель пояснила, что их семья пополам с семьёй Асхаба Албакова на свои деньги арендовала маленький магазинчик, где продавали парфюмерию, Лечи Гадамаури работал в этом магазине, помимо этого работал "только дома на участке, сажал картошку".

Она уточнила, что сын женат и имеет двоих детей – девочек в возрасте 2,5 года и 8 месяцев. На этом допрос был окончен.

Подсудимый Багаудин Опиев попросил слова и сказал, что после ареста видел Лечи Гадамаури в блоке изолятора временного содержания и описал его состояние как "очень тяжёлое, с побоями".

Рассмотрение дела продолжится в 14.00 10 октября. На этом заседании запланирован допрос других свидетелей стороны защиты, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

Единственный свидетель обвинения засекречен необоснованно, считает защита

Одним из самых важных моментов судебного процесса является необоснованное засекречивание единственного свидетеля обвинения, допрошенного на заседании 6 октября, считает адвокат Лечи Гадамаури Солс Мусостов.

"Самый главный момент в судебном следствии - это то, что единственный, засекреченный свидетель обвинения в ходе допроса сам заявил, что ему никто не угрожал и что он только "допускает возможность угроз", - сказал адвокат корреспонденту "Кавказского узла" после заседания суда.

Напомним, что на заседании 3 октября судья отказал защите в ходатайстве рассекретить свидетеля обвинения под псевдонимом "Карина", после чего начался ее допрос. При этом первый ответ прозвучал низким голосом, похожим на мужской, а последующие – высоким голосом. Однако в ходе допроса испортилась связь, поэтому он был перенесен на 6 октября. Уже на допросе 6 октября "Карина" сообщила, что не помнит, обращалась ли она к следователю за секретностью, но "боится, что будут угрожать".

Комментариями от других участников процесса относительно хода судебного слушания и по поводу засекречивания свидетеля обвинения под псевдонимом "Карина" "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

11 декабря 2017, 10:40

11 декабря 2017, 09:54

11 декабря 2017, 09:20

11 декабря 2017, 08:39

11 декабря 2017, 08:30

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей