12 октября 2016, 04:06

Защита назвала дело Рахаева примером манипулирования экспертными учреждениями

В Черкесском городском суде продолжается слушание по делу бывшего заместителя начальника ОМВД по Черкесску Руслана Рахаева. В прениях выступила общественный защитник Лидия Жабелова, которая провела подробный анализ судебно-медицинских экспертиз по делу. Все они доказывают, что Рахаев обвиняется в том, чего он не совершал, утверждает адвокат.

"Кавказский узел" сообщал, что 6 октября на заседании по делу Руслана Рахаева выступил сам обвиняемый, который проанализировал показания свидетелей и потерпевшего Джатдоева. Он утверждает, что построение дела против него основано на лжесвидетельствах. 

"Кавказский узел" сообщал также, что 8 июля 2013 года Руслан Рахаев был приговорен к 13 годам колонии строгого режима по обвинению в избиении задержанного Дахира Джанкезова, после которого тот скончался. Свою вину Рахаев отрицал. 8 октября 2013 года приговор был отменен. С июня 2015 года дело рассматривается повторно. Защита утверждает, что Джанкезов был избит до того, как попал в кабинет к Рахаеву. Потерпевшим по делу проходит также Хаджи Джатдоев. В ходе первого процесса он заявил, что Рахаев избил его тоже, однако судмедэкспертиза это опровергла. На заседании 9 сентября потерпевший Хаджи Джатдоев дал показания против подсудимого, однако защита Рахаева указала на противоречия в его показаниях. 23 сентября прокурор попросил приговорить Рахаева к 13 годам лишения свободы. Кроме того, потерпевшая сторона предъявила подсудимому гражданский иск на 5 миллионов 376 тысяч рублей.

7 октября в процессе по делу Руслана Рахаева выступили общественный защитник Лидия Жабелова и адвокат фонда "Общественный вердикт" Петр Заикин, передает из зала суда корреспондент "Кавказского узла".

"Дело Рахаева - пример манипуляции экспертными учреждениями"

По делу было проведено пять экспертиз - в Бюро СМЭ Карачаево-Черкесской Республики, Краснодарского края и Ростовской области, а также в Российском центре СМЭ и Бюро СМЭ Московской области, сообщила Лидия Жабелова.

Кроме того, по инициативе защиты были проведены два независимых судебно-медицинских исследования: в ООО "124-я лаборатория медико-криминалистической идентификации" и в АНО "Центральное бюро независимых судебных экспертиз (город Москва) по медицинским документам и материалам дела, и даны заключения независимых специалистов в области судебной медицины.

По словам Жабеловой, необходимость в проведении такого количества экспертиз вызвана тем, что весь период расследования следствие искало по стране такое бюро СМЭ, которое однозначно подтвердило бы, что травмы были нанесены Джанкезову в течение одного часа до наступления смерти, а также то, что он не мог с такими множественными травмами передвигаться. Без такого заключения судебно-медицинских экспертов обвинение против Рахаева, по словам защитника, было бы надуманным, так как в деле нет иных материалов, указывающего на его вину, а показания основных свидетелей обвинения противоречат материалам уголовного дела и фактическим обстоятельствам.

Жабелова сообщила, что на конференции 4-5 июня 2014 года в Общественной палате РФ в докладе "Обеспечение контроля за судебно-медицинской деятельностью" дело Рахаева представлено как пример манипуляции экспертными учреждениями для того, чтобы добиться от них нужного для следствия результата.

"Травмы были нанесены Джанкезову в срок свыше четырех-шести часов"

Вскрытие и судебно-медицинскую экспертизу трупа Джанкезова Д.Ю. провел Рашид Чотчаев, в настоящее время возглавляющий Бюро СМЭ КЧР. На вскрытии присутствовал следователь Александр Кучеров. Экспертиза была начата 7 октября и окончена 25 ноября 2011 года.

Защитник сообщила, что в связи с отсутствием в КЧР гистологического отделения все отобранные экспертом материалы были направлены на исследование в Бюро СМЭ Ставропольского края. Гистологическое исследование провела заведующая гистологическим отделением БСМЭ Ставропольского края Лариса Лысогора. Исследовано наличие диагностически значимых для определения давности образования повреждений признаков: гемолиз эритроцитов, лейкоцитарный вал, а также выпадение волокон фибрина. Эти признаки были выявлены и подтверждены всеми последующими гистологическими исследованиями во всех четырех экспертных учреждениях: БСМЭ Краснодарского края, Ростовской области, Российском центре СМЭ и БСМЭ Московской области.

Допрошенная в ходе судебного заседания 18 марта 2013 года эксперт-гистолог Лысогора на вопрос защитника потерпевших о том, "возможно ли образование лейкоцитарного вала за период от одного часа до трех часов", ответила: "Нет. Лейкоцитарный вал начинает образовываться после четырех-шести часов". Именно гистология позволила Чотчаеву утверждать, что травмы были нанесены Джанкезову в срок свыше четырех-шести, но менее 20 часов до смерти.

По словам Жабеловой, эксперт Чотчаев установил, что причиной смерти Джанкезова стала тупая сочетанная травма тела с множественными переломами ребер слева и справа, ушибами органов грудной клетки (левого легкого, сердечной сумки и заднебоковой стенки левого желудочка сердца), которые осложнились эмфиземой и травматическим шоком. Возможность возникновения этих травм в результате падения эксперт исключил, что указывало на криминальный характер травм.

По мнению эксперта, наличие этих травм не исключало возможности сохранения у Джанкезова способности к совершению действий, не требующих активных физических усилий, в течение нескольких часов до смерти. Этот вывод эксперта был поддержан всеми последующими экспертизами, в том числе и независимыми экспертами, Таким образом, эксперт БСМЭ КЧР в полном объеме ответил на все вопросы, поставленные перед ним следователем Александром Кучеровым. Ни одно из утверждений эксперта Чотчаева впоследствии не было опровергнуто.

Согласно экспертизе БСМЭ КЧР травмы были нанесены Джанкезову до 09.00 7 октября 2011 года. Это время, когда он находился в опорном пункте № 8 с задержавшими его полицейскими, основными свидетелями по делу. Заключение эксперта было получено менее чем через два месяца после преступления – 25 ноября 2011 года.

"Выводы экспертиз опровергают версию о виновности Рахаева"

По словам Жабеловой, его выводы опровергали версию о виновности Рахаева. Более того, возникла необходимость проверки на причастность к совершению преступления полицейских, задержавших Джанкезова - Тамова, Братова, Тазартукова, Байкулова и Биджиева. Но следователь, получив экспертное заключение, не проверил достоверность показаний этих свидетелей, на основании которых он выстроил версию виновности Рахаева. Он не передопросил Тамова, Братова, Тазартукова, Байкулова и Биджиева. Он приостановил уголовное дело, в связи с чем эксгумация тела Джанкезова была проведена только по истечении шести месяцев, 22 марта 2012 года, когда тело Джанкезова уже подверглось гнилостным изменениям.

Жабелова обратила внимание суда на то, что в своей речи в прениях гособвинитель Солтан Макашев указал, что краеугольным камнем защиты Рахаева является судебно-медицинская экспертиза, проведенная в Бюро СМЭ Карачаево-Черкесии, которая установила, что травмы были нанесены Джанкезову за четыре-шесть часов до смерти. Якобы только эта экспертиза и свидетельствует о невиновности Рахаева. Гособвинитель открыто обвинил руководителя Бюро СМЭ КЧР в корыстной заинтересованности. При этом гособвинитель умолчал, что выводы этой экспертизы, из которых следует, что травмы Джанкезову были нанесены за четыре-шесть часов до смерти, подтвердили еще четыре повторные комиссионные экспертизы - в Бюро СМЭ Краснодарского края, Ростовской области и Российском центре судебно-медицинской экспертизы, а также два независимых эксперта, которые по инициативе защиты провели исследования по материалам дела.

Даже бюро СМЭ Московской области, несмотря на имеющиеся противоречия со всеми этими экспертными учреждениями, установило, что множественные прямые переломы 10 ребер с повреждением пристеночной плевры, легкого и развитием подкожной эмфиземы, ушибом задней поверхности нижней доли левого легкого были нанесены Джанкезову за четыре-шесть часов до наступления его смерти, то есть с 07.00 до 09.00, что также подтверждает заключения предыдущих экспертиз. В это время Джанкезов находился в опорном пункте с Тамовым, Братовым, Тазартуковым, Биджиевым и Байкуловым, отметила защитник.

"Простейший анализ выводов всех пяти СМЭ, комиссии экспертов ООО "124-я лаборатория медико-криминалистической идентификации", показаний допрошенных в суде экспертов Лысогора, Чотчаева, Лиясова, Усачева, Щербакова, Тазеева указывает, что наиболее вероятное время, когда Джанкезову наносились травмы, это от 07.00 до 10.30 7 октября 2011 года", - заявила Жабелова.

Это, по ее словам, то время, когда Джанкезов находился "под неусыпным наблюдением" полицейских Биджиева, Братова, Тамова, Байкулова и Тазартукова в опорном пункте. Полицейские утверждают, что в этот период времени доступ к Джанкезову иных лиц был исключен. Кем и где был избит Джанкезов в указанное экспертами время, следствием не установлено.

Защитник напомнила, что в апелляционном определении ВС КЧР от 8 октября 2013 года, которым приговор Черкесского суда о признании Рахаева виновным был отменен, указано: "Не установлены лица, причинившие телесные повреждения Джанкезову в период времени от его задержания и до доставления в дежурную часть ОМВД по городу Черкесску". При этом суд апелляционной инстанции установил наличие у Джанкезова Д.Ю. телесных повреждений еще до 12.00 07 октября 2011 года.

Завершив анализ судебно-медицинских экспертиз, Жабелова перешла к характеристике Рахаева, подчеркнув, что у него безупречный послужной список. В этот момент супруга Джанкезова, которая и ранее неоднократно допускала оскорбления в адрес Рахаева, стала кричать, что Рахаев – убийца.

В ответ Жабелова заявила протест и покинула зал заседания.

Следующим в суде выступил адвокат Рахаева Петр Заикин.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

18 декабря 2017, 04:01

18 декабря 2017, 02:57

18 декабря 2017, 01:58

18 декабря 2017, 00:59

18 декабря 2017, 00:49

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей