14 апреля 2013, 22:57

Жители Ингушетии подают в суды иски с требованием выплаты материальной компенсации за годы депортации

Судебные иски к Министерству финансов Ингушетии с требованием материальной компенсации за годы депортации стали поступать от многих жителей республики в районные суды. Правозащитники и юристы считают подобные иски бесперспективными. 

Операция под кодовым названием "Чечевица", во время которой чеченцы и ингуши были массово выселены в Казахстан и Среднюю Азию с территории Чечено-Ингушской АССР, проходила с 23 февраля по 9 марта 1944 года. Причинами подобных репрессий были объявлены массовое дезертирство, уклонение от призыва в военное время и подготовка вооруженного восстания в советском тылу. По данным международного общества "Мемориал", в 1943-44 годах из Чечни и Ингушетии было вывезено 485 000 человек.

"Первый судебный иск по возмещению морального ущерба за годы депортации в Магасский районный суд поступил 9 января этого года", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" секретарь суда Абубакар Хатиев. По его словам, на сегодняшний день число поданных исков перевалило за полторы тысячи.

Акиев: это бесперспективно, потому что нет такого закона

"В своих жалобах заявители требуют от Министерства финансов Республики Ингушетия выплатить им компенсацию за моральный ущерб, как лицам, пострадавшим в годы репрессий", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" руководитель ингушского отделения правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев.

"Такая же акция, только менее масштабная, проходила три года назад. А ответчиком выступало управление Федерального казначейства по Ингушетии. Тогда несколько человек, пройдя по всем судам, отправили свои жалобы в Страсбург и получили официальное уведомление от ЕСПЧ о том, что их заявления с требованием материальной компенсации за годы, проведенные в сталинской ссылке, приняты к рассмотрению", - сказал Тимур Акиев.

"Люди решили, что если "принято к рассмотрению", то значит, надо ждать положительного решения этого вопроса. Сейчас пошла новая волна, только людей, которые надеются через Евросуд получить компенсацию, стало гораздо больше. Многие считают, что приняли же к рассмотрению жалобы, поданные три года назад, значит, есть какая-то надежда", - говорит правозащитник.

Он предполагает, что люди, подавшие новые иски, со своими жалобами пройдут все республиканские инстанции, и, получив везде отказ, направят свои заявления в Страсбург.

По словам Тимура Акиева если три года назад число желающих получить компенсацию не превышало десяти, то сейчас таких людей гораздо больше. 

"Есть готовые бланки в Интернете. Были случаи, что эти бланки людям, не умеющим пользоваться Интернетом, продавали. Приходили и к нам за помощью в заполнении бланков. Мы отказываемся помогать в этом деле, объясняем, что это бесперспективно, что нет такого закона. Ссылаемся на то, что по местному телевидению выступают чиновники, проводят "круглые столы", объясняют людям, что никто им выплачивать компенсацию за моральный ущерб не будет. Но нам не верят. Многие считают, что деньги в Ингушетию уже пришли, а чиновники все эти беседы ведут "по ящику" только для того, чтобы обмануть народ, а эти полученные деньги, когда все утихомирятся, использовать совсем по другому назначению", - рассказал Акиев.

Дзеитов: репрессии против ингушского народа продолжаются

Магомед Дзеитов один из тех, кто 17 мая 2010 года послал жалобу в ЕСПЧ по поводу возмещения материального и морального ущерба в годы ссылки.

"Оттуда пришло уведомление, что в соответствии с очередностью будет рассмотрена и моя жалоба. Я консультировался с юристами и действую по закону", - сказал Магомед Дзеитов.

"Я родился в Ахки-Юрте, это сейчас село Сунжа. Там был родительский дом, крепкое хозяйство. Триста семей ингушских там жило. Выслали нас в самые глухие, заброшенные села Казахстана. Морозы были лютые. Как выжили – даже сейчас вспоминать тяжело. Ни одной ингушской семье не разрешили вернуться в это село! Это называется, нас реабилитировали? За все, что мы потеряли, за тех детей и стариков, что замерзли, умерли от голода, кинули нам подачку, копейки какие-то - 8 тысяч рублей. А наш дом, хозяйство, утварь, скотина – все досталось кому-то. Мы надеялись хоть на склоне лет, но вернуться на родную землю. Да, видно, не суждено. Кто виноват? Государство. Вот пусть и платит свои долги", - считает Дзеитов.

Он убежден, что начатые в 1944 году репрессии против ингушского народа продолжаются по сей день. "Я могу привести много примеров в подтверждение моих слов. Но думаю, достаточно проехать в поселок Новый, что на границе с Северной Осетией, в котором вот уже 22 года в вагончиках живут люди, изгнанные из своих домов во время событий 1992 года", - возмущается Магомед Дзеитов.

Добриева: в законе нет статьи о возмещении морального ущерба

В последнее время тема выплаты компенсации за возмещение морального ущерба в годы репрессий все чаще звучит и по телевидению, и в частных разговорах, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" главный специалист Министерства финансов Ингушетии Лейла Добриева.

"Устали объяснять, что никаких денег, предназначенных для выплат компенсаций, в Минфин не поступало и в ближайшее время не поступит: нет такой статьи о возмещении морального ущерба в законе "О реабилитации жертв политических репрессий". И в правительстве нет такого распоряжение", - сказала Лейла Добриева.

Но со слухами бороться тяжело, констатирует главный специалист Минфина. 

"Пока сами люди не убедятся, что эти хлопоты пустые, так и будут писать жалобы, и ходить по судам", - замечает Добриева.

Султыгов: есть надежда, что Евросуд примет справедливое решение

Житель республики Ахмед Б. рассказал корреспонденту, что уже подготовил необходимый пакет документов и через пару дней обратится с исковым заявлением в Магасский районный суд.

У него нет сомнений в том, что он и члены его семьи получат оговоренную в исковом заявлении сумму – около 10 миллионов рублей. По его словам, получить бланки и заполнить их ему помогли члены регионального общественного движения Мехк-Кхел.

"Это действительно так: все, кто к нам обращается, и не только по этому поводу, получают юридическую консультацию и необходимую в оформлении пакета документов помощь", - подтвердил "Кавказскому узлу" Сераждин Султыгов, один из руководителей Мехк-Кхела. Он заверил, что Мехк-Кхел не является инициатором проведения этой кампании.

Султыгов уверен, что у тех, кто перенес тяготы 13-летней ссылки, есть реальная надежда на то, что Евросуд примет справедливое решение.

По его мнению, объединение всех народов, которые были репрессированы - калмыков, ингушей, карачаевцевбалкарцев и других - поможет решить эту проблему и получить компенсацию. На слова корреспондента "Кавказского узла", что чиновники в республиканских СМИ настаивают на бесперспективности этой акции, Султыгов ответил, что в данной ситуации люди, желающие получить компенсацию, выступают в роли нападающих, а государству приходится отбиваться, уходить в защиту.

"Как вы думаете, государство просто так отдаст эти деньги или будет противиться этому? Чиновники будут находить всякие причины, чтобы эти выплаты не делать. Вы представляете, какая это сумма денег? Сколько людей пострадало вот время сталинских репрессий. Правду от народа стараются скрыть. На телевидении проводили "круглый стол" по этому вопросу, а почему из Мехк-Кхела никого не пригласили? Да потому что наше мнение чиновников не интересует", - уверен Сераждин Султыгов. 

Оздоев: жертвы репрессий должны иметь право на компенсацию морального вреда, но в РФ нет такой статьи закона 

Уполномоченный по правам человека РИ Джамбулат Оздоев считает, что кто-то сознательно, ради какой-то своей выгоды, проводя эту акцию, будоражит народ.

"В конечном итоге это ни к чему не приведет, люди не получат этих миллионов. Такими делами нужно заниматься на профессиональном уровне, эти вопросы должны быть в ведении юристов, депутатов, тех, кто занимается законотворчеством", - сказал Джамбулат Оздоев в интервью "Кавказскому узлу".

"Такие заведомо бесперспективные акции отрицательно сказываются на общественно-политической ситуации республики", - уверен омбудсмен.

Как следует из слов Джамбулата Оздоева, к нему уже неоднократно обращались люди по этому вопросу. "Я объясняю, что из этой затеи ничего не выйдет. Чисто по-человечески, конечно, хочется, чтобы люди получили реальную компенсацию, но надо в этих вопросах идти правовым путем", - сказал он.

По его убеждению, жертвы политических репрессий должны иметь право на получение компенсации морального вреда, и их требования вполне легитимны.

"Европейский суд не уполномочен рассматривать такие жалобы, потому что в России нет закона о выплате компенсаций морального вреда, причиненного за годы репрессий", - считает Оздоев.

Потиев: закон "О реабилитации ингушского народа" так и не был принят

Ахмед Б. рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что рассчитывает на закон "О реабилитации ингушского народа", в котором есть пятая статья, где говорится о возмещение материального и морального ущерба, и что именно согласно этому документу все получат компенсацию.

Однако этот нормативный акт так и остался законопроектом, пояснил корреспонденту "Кавказского узла" экс-министр по связям с общественностью и межнациональным отношениям Ингушетии Якуб Потиев.

"Это был не закон, а проект федерального закона о реабилитации ингушского народа, который вносился на рассмотрение в Госдуму Народным собранием - парламентом Республики Ингушетия в декабре 1995 года", - пояснил он.

"Была статья 5, в которой говорилось, что "материальный и моральный ущерб, причиненный ингушскому народу со стороны государства, в результате репрессий, подлежит возмещению". И дальше "Возмещение ущерба… осуществляется за счет средств федерального бюджета", - рассказал Якуб Потиев.

Он напомнил, что законопроект был в декабре 1995 года отправлен в Госдуму на рассмотрение. "Там этот документ пять лет мурыжили народные избранники. Сначала при спикере Иване Рыбкине. Точку, а вернее, крест на проекте поставила Госдума, когда спикером был Геннадий Селезнев. В постановлении ГД от 14 декабря 2000 года говорится кратко: "Снять с рассмотрения Государственной думой проект Федерального закона "О реабилитации ингушского народа", - пояснил экс-министр.

Одной из причин, почему законопроект так и не стал законом, было то, что нарушались положения статьи 104 Конституции РФ, "в соответствии с которой законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены только после заключения правительства РФ", - сказал Якуб Потиев. 

"Так что нет такого закона, где бы говорилось о выплате компенсации за моральный ущерб за годы ссылки во время депортации. Были законы по выплате компенсации жертвам политических репрессий. Люди получили мизерные суммы, от 8 до 9 тысяч рублей. Потом за утраченное имущество в 1995-1996 годах также были выплаты. Люди получили по 500 тысяч. В то время за эти деньги можно было купить два мешка сахара", - вспоминает собеседник.

"Сегодняшняя кампания, развернутая в Ингушетии – это обман. Нет никакой нормативно-правовой базы для того, чтобы выплатить компенсацию за моральный ущерб. И не будет у нашего государства такой статьи расхода, как выплата компенсаций, учитывая непростую финансовую ситуацию в связи с кризисом. Ведь требуют три миллиона каждому депортированному и по миллиону тому, кто там родился. А пострадавших от политических репрессий в России более 2,5 миллиона человек. Не та ситуация в стране, чтобы выплачивать такие деньги. Жаль людей, которые попусту надеются", - заключил Якуб Потиев.

Кушлейко: иски не имеют перспективы

По словам юридического директора организации "Правовое содействие "Астрея" Анастасии Кушлейко, партнера "Правовой инициативы", акция, которая сейчас получает все больший размах в Ингушетии по поводу выплаты компенсации за моральный ущерб пострадавшим годы репрессий, совершенно бесперспективна.

"В Ингушетии мне пришлось по этой проблеме долго общаться с Магомедом Дзеитовым, который сам готовил и подавал жалобу в Европейский суд, в которой он жаловался и на то, что происходило с ним и его семьей, которая подверглась переселению, и на то, что они не получили возмещения ни материальных убытков, ни морального вреда. То есть поднимал вопросы, что репрессии как таковые нарушали права, а также вопросы выплат компенсаций", - рассказала Анастасия Кушлейко.

"Особенно долго мы обсуждали вопрос, связанный с нарушениями прав его лично и членов его семьи в результате репрессий как таковых. И здесь, с точки зрения внесения ситуации на рассмотрение Европейского суда, ситуация совершенно бесперспективна – проще говоря, как минимум потому, что нарушения происходили задолго до того, как на Россию стала распространяться юрисдикция Евросуда, то есть до подписания Россией Европейской конвенции о защите прав человека в 1998 году", - отметила Анастасия Кушлейко.

"Формально законодательство России предусматривает механизм выплаты компенсаций по возмещению материального вреда. С компенсациями морального ущерба – все не настолько очевидно, но предусмотренное в законодательстве право на компенсацию за лишение свободы можно было бы интерпретировать именно как возможность для компенсации морального ущерба. Другое дело, что как в случае с материальными или моральными компенсациями – суммы мизерные и смехотворные. Многие от безысходности вынуждены были получить эти копейки. Другие отказались получать такую компенсацию, справедливо полагая, что это не что иное, как материальная насмешка над тем, что пришлось пережить людям за эти годы", - сказала Анастасия Кушлейко.

"И теперь, когда прошла информация в СМИ, ничем, впрочем, не подтвержденная (но, вероятнее всего, спровоцированная принятым в 2010 году постановлением ЕСПЧ по делу Киладзе против Грузии, когда суд обязал власти выплатить компенсацию за ущерб, причиненный репрессиями в СССР, братьям Киладзе в размере 4 тысяч евро каждому), что, обратившись в Евросуд, можно на самом деле получить адекватную компенсацию, люди стали готовить документы, обращаться в судебные инстанции, а получив, везде отказ, отправлять свои жалобы в Страсбург. Такая волна прошла уже в Калмыкии. И, видимо, эта же ситуация происходит сейчас в Ингушетии", - констатировала юрист.

Она напомнила, что в Калмыкии истцы столкнулись с отказом ЕСПЧ рассматривать иски о компенсации морального вреда репрессированным.

В 2012 году в Калмыкии началась подача в суды исков о возмещении морального вреда, причиненного государством во время ссылки. После отказа в удовлетворении исков в судебных инстанциях России люди начали обращаться в Европейский суд по правам человека. 14 марта стало известно, что ЕСПЧ отклонил жалобы калмыков, требующих от российских властей компенсации морального вреда в связи с депортацией.

"По Калмыкии большое количество поданных жалоб уже были признаны Европейским судом неприемлемыми, причем, не доходя до рассмотрения по существу. Стоит ожидать повторения той же ситуации как на национальном уровне (отказы в судах Ингушетии), так и в Страсбурге", - сказала  Анастасия Кушлейко.

Безусловно, жертвы политических репрессий должны иметь право на получение адекватных компенсаций материального и морального вреда, и их требования вполне легитимны, но Европейский суд не уполномочен рассматривать такие жалобы, подчеркнула юрист. 

"Я понимаю, что огромное количество людей, вовлечены сейчас в эту кампанию и возлагают большие надежды на справедливость. Но в случае обращения по этому поводу именно таким образом и с таким образом преподнесенными аргументами, как это происходило в Калмыкии и происходит сейчас в Ингушетии - это потерянное время, потерянные деньги, а самое главное – разбитые вновь надежды", - подытожила Анастасия Кушлейко.

Она также затронула вопрос об оспаривании размера выплат жертвам репрессий, рассказав, что некоторые истцы в свое время отказались получать определенные им компенсации, считая их "копейками".  

"То есть момент несогласия с назначенными суммами, по сути, в большинстве случаев остается открытым, и не оспоренным", - отметила юрист. 

"Теперь даже при желании что-то сделать в этой области, скорее всего, будут пропущены сроки... Что же касается принесения вопроса о размерах и суммах назначенных компенсаций сразу на уровень Европейского суда, этот аспект, к сожалению, также совершенно бесперспективен. Европейский суд в принципе не гарантирует право на компенсацию за политические репрессии, а в том же решении по делу Киладзе суд недвусмысленно признал свободу государства определять суммы и качество таких компенсаций".

С марта 2013 года ЕСПЧ массово отклоняет жалобы граждан, поданные против России в связи с правом на компенсацию за политические репрессии. Согласно официальным данным суда, с ноября 2012 года поступило более 2700 идентичных жалоб от граждан России. Жалобы касаются отказа властей РФ в возмещении морального вреда, понесенного ими или их родственниками, подвергшимися политическим репрессиям со стороны советских властей в 1930-е и 1940-е годы.

Суд к середине марта 2013 года уже отклонил 108 таких жалоб. Аналогичные жалобы также будут объявлены неприемлемыми, приводит данные старший юрист ПЦ Мемориал Фуркат Тишаев в опубликованной на "Кавказскому узле" статье "ЕСПЧ отклоняет жалобы родственников политических репрессированных из России"

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 13:19

22 января 2017, 12:24

  • 1 Черкесские активисты собрали средства на оплату обучения беженки Рагад Гиш

    70 тысяч рублей собрали за шесть дней в январе участники акции по сбору средств, откликнувшись на призыв черкесских активистов помочь оплатить обучение беженки из Сирии Рагад Гиш. Итоги акции говорят о преемственности адыгского обычая взаимопомощи, заявила руководитель региональной общественной организации "Очаг" Ольга Эфендиева-Бегрет.

22 января 2017, 11:23

22 января 2017, 10:27

22 января 2017, 09:40

Архив новостей