Читатель! Обновили закладки в браузере? Мы теперь на http://www.kavkaz-uzel.eu/
Транспарант с надписью: "Здесь сидит иностранный агент" на здании "Мемориала" в Малом Каретном переулке. Москва, 28 ноября 2012 г. Фото: http://memo.ru

08 февраля 2013, 05:16

Правозащитники жалуются в ЕСПЧ на закон об иностранных агентах

11 российских правозащитных организаций направили в Европейский суд по правам человека жалобу на закон об НКО. Требование регистрироваться как "иностранным агентам" ущемляет их права на свободу объединения и свободу слова и нарушает Европейскую конвенцию по защите прав человека, считают правозащитники. Адвокаты заявляют, что если ЕСПЧ не примет жалобу, они пройдут российские судебные инстанции и снова обратятся в Европейский суд. 

Напомним, закон, который вводит статус "иностранного агента" для финансируемых из-за рубежа некоммерческих организаций (НКО), Госдума приняла 13 июля 2012 года. Ряд правозащитников, работающих в республиках Северного Кавказа, назвали инициативу законодателей "закручиванием гаек".

Согласно тексту документа, организации, которые занимаются политической деятельностью и имеют зарубежные источники финансирования, получат статус "выполняющих функции иностранного агента". Они будут внесены в специальный реестр, и для них будет действовать иной правовой режим. На федеральном уровне будет создан специальный орган, который начнет мониторить информацию об иностранных агентах.

Правозащитники оспаривают положения закона в ЕСПЧ. О сути жалобы представители правозащитных организаций рассказали на прошедшей 7 февраля в Независимом пресс-центре в Москве пресс-конференции под названием "Мы не агенты!"

Жалоба на федеральный закон № 121-ФЗ от 20 июня 2012 года "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности НКО, выполняющих функции иностранного агента" была подана в ЕСПЧ 6 февраля. 

Жалобу подписали фонд "Голос", санкт-петербургская общественная правозащитная организация "Гражданский контроль", комитет "Гражданское содействие", движение "За права человека", "Комитет против пыток". Также свою подпись поставили представители ингушской организации "Машр" и правозащитного центра "Мемориал", в том числе международного отделения. Непосредственное участие приняла Московская Хельсинкская группа, калининградская общественная организация "Экозащита!" и фонд содействия защите прав и свобод граждан "Общественный вердикт".

Жалобу готовил юрист ПЦ "Мемориал" Фуркат Тишаев. Интересы заявителей в ЕСПЧ представляют юристы "Мемориала" и Европейского центра защиты прав человека.

Олег Орлов: закон "Об НКО" нарушает статьи Конвенции о правах человека

Пресс-конференцию открыл член совета ПЦ "Мемориал" Олег Орлов. Он сразу дал понять, что подписанты жалобы не собираются отказываться от иностранного финансирования, при этом НКО не будут признавать себя "иностранным агентом". "Не вижу ничего плохого, опасного или порочащего в получении денег из-за рубежа согласно российским законам", - отметил Орлов.

Правозащитник пояснил – ни одна из подписавшихся организаций не была ущемлена законом. "Мы представляем себя в жалобе как потенциальную жертву, то есть ни к кому из нас (подписантов) закон применен не был. Но системная угроза есть, закон висит над нами как Дамоклов меч. Мы надеемся, что ЕСПЧ согласится с нами", - прокомментировал Орлов.

Составитель жалобы юрист "Мемориала" Фурхад Тишаев уточнил, что заявители попросили ЕСПЧ рассмотреть жалобу в приоритетном порядке. В случае если ЕСПЧ откажет в рассмотрении, правозащитники намерены пойти в российские инстанции, но, по словам Орлова, "эта дорога вновь приведет в Страсбург".

Как отметил правозащитник, в жалобе указывается, что законом нарушается ряд статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности, по мнению заявителей, закон "Об НКО" нарушает 10-ю статью «Свобода выражения мнения», 11-ю статью "Свобода собраний и объединений", а также статьи 14-ю "Запрещение дискриминации" и 18-ю "Пределы использования ограничений в отношении прав".

"Под нарушениями 10-й и 11-й статей мы понимаем, что закон неоправданно ущемляет права некоммерческих организаций, тем самым ущемляя право на свободу высказывания – одной из важнейших функций НКО. Чем ущемляет? Прежде всего, клеймом "иностранный агент". В нашей жалобе мы ссылаемся на экспертизу, сделанную Институтом русского языка Академии наук, которая указывает на смысл слова "агент": это либо тот, кто выполняет чьи-то поручения и указания, либо представитель какой-либо организации и учреждения, либо шпион. Мы ни под одно описание не подходим", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Орлов.

По сути, закон заставляет правозащитников называть себя теми, кем они не являются, говорить о самих себе неправду, причем, как отмечает Орлов, "очерняющую": согласно проведенному Левада-центром опросу, абсолютное большинство граждан России имеет отрицательные ассоциации со словосочетанием "иностранный агент".

Опрос был проведен Левада-центром 21-24 сентября 2012 года. Было опрошено 1600 человек в возрасте 18 лет и старше. Опрос ставил целью выяснить отношение россиян к ряду понятий, вводимых новыми федеральными законами. Оказалось, что словосочетание "иностранный агент" в одном ряду общих и хорошо знакомых приемов и клише, используемых  советской пропагандой, вызывающих у большинства (62%) населения привычные негативные ассоциации с идеологической и политической борьбой, подрывной деятельностью враждебных государств, заговором, спецслужбами, сообщает издание sociologos. 

"Никакой дополнительной информации это клеймо не дает, а ведь задумка самого закона заключалась в том, чтобы сделать работу НКО как можно прозрачнее и понятнее для граждан. Уже давным-давно открыта информация о финансировании НКО на сайте минюста, наши отчеты о деятельности абсолютно прозрачны", - отметил Олег Орлов.

Отсюда вытекает нарушение статьи 18-й Евроконвенции "Пределы использования ограничений в отношении прав", продолжил Орлов. "Очевидно, что ограничение прав НКО превышает предел, который допустим, согласно нормам европейского права", - считает правозащитник.

Что касается статьи 14-й "Запрещение дискриминации", то помимо "вешания ярлыка агента", правозащитники должны быть занесены в специальный реестр – отсюда появляются дополнительные обязанности по предъявлению отчетов, и, самое главное, власти представляется громадное поле по проведению внеплановых проверок, рассказал Орлов.

"Кроме того, вносится обязанность проводить за свой счет дорогостоящую операцию под названием аудит. Из каких денег это будет оплачиваться, непонятно. То есть и в материальном плане мы несем ущерб", - заявил Орлов.

Филиалы правозащитных организаций, работающие на Северном Кавказе, пострадают от применения закона точно так же, как и прочие НКО, расположенные в других регионах России, отметил Орлов. Правда, первый случай давления власти на правозащитников отмечен именно в СКФО, точнее – в Ингушетии.

"Начальник ФСБ по Ингушетии признал "Машр" "иностранным агентом", о чем он открыто заявил", - рассказал Орлов.

Речь идет о высказывании руководителя УФСБ по Ингушетии Юрия Серышева, который 12 октября прошлого года сделал заявление, что в республике есть НКО, попадающие под понятие "иностранный агент". "Таких организаций в Ингушетии три, одна из них - правозащитная организация "Машр", - отмечал тогда Серышев.

По мнению Орлова, иначе как оскорбление слова силовика трактовать невозможно. "Создан отрицательный имидж организации", - считает Орлов.

Руководитель организации "Машр" Магомед Муцольгов, приехавший на пресс-конференцию из Ингушетии, отметил, что на его решение подписать жалобы повлияло именно выступление Серышева.

"Я глубоко оскорблен словами Серышева. Нас оскорбили, "иностранный агент" - это унизительно! Закон – возможность для спекуляции региональной властью, чтобы притеснять правозащитные организации Северного Кавказа, дискредитировать их и Конституцию России. Если бы не фраза Серышева, возможно, я бы не стал подписывать жалобу", - рассказал  корреспонденту "Кавказского узла" Муцольгов.

По словам правозащитника, законодатели зачастую принимают противоречивые законы, примером которых является как раз закон "Об НКО".

"Как они придумываются – неясно. Поссорился с семьей – новый законопроект, кто-то дорогу не уступил – еще один. Последние принятые законы не имеют перспективы", - заявил Муцольгов.

Светлана Ганнушкина: закон абсолютно непонятный

Председатель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина назвала закон "расплывчатым".

"Как он будет применяться на Северном Кавказе, абсолютно неясно, потому что закон непонятный. Я всегда привожу пример: что такое политическая деятельность? Гражданское общество есть заказчик политики, а не власть. Если общество не довольно политикой, это не значит, что мы занимаемся политикой. Если я не довольна кухней своего повара, это не значит, что я сама хочу встать у котла. Если я не довольна портным, это не значит, что я собираюсь шить сама одежду. Если я не довольна балериной, это не значит, что я собираюсь ее заменить", - рассказала в интервью корреспонденту "Кавказского узла» Ганнушкина.

Правозащитница не исключила, что закон коснется и ее комитета, в том числе северокавказских отделений.

Директор ассоциации "Голос" Лилия Шибанова, также присутствовавшая на конференции, отмечала, что российский бизнес не будет финансировать НКО – отечественному предпринимателю банально незачем это делать. Кроме того, даже если и найдется меценат, то для проведения финансовых расчетов отсутствуют правовые условия.

"У нас есть только один грант, и он президентский. Подчеркиваю — не грант Общественной палаты, как его принято называть, а именно президента", - заявила Шибанова.

В свою очередь сопредседатель "Экозащиты" Владимир Сливяк также указал на отсутствие финансирования внутри страны, из-за чего НКО вынуждено обращаться к Западу.

Игорь Каляпин: работающие на Северном Кавказе НКО наиболее подвержены преследованию со стороны силовых структур

Приглашенный на пресс-конференцию председатель межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток" Игорь Каляпин не смог присутствовать на мероприятии, поскольку находился в Нижнем Новгороде на судебном заседании по делу о признании монографии Станислава Дмитриевского "Международный трибунал для Чечни" экстремистским материалом.

По телефону он сообщил корреспонденту "Кавказского узла", что НКО, работающие на Северном Кавказе, могут быть подвержены наибольшему преследованию со стороны силовых структур, зачастую действующих не по закону.

"Закон создает риск подвергнуться репрессиям за невхождение в реестр для любой организации, получающей деньги из-за рубежа. Если в центральной России риск означает приостановление деятельности НКО, наложение штрафа и в некоторых случаях привлечение главы НКО к уголовной ответственности, то на Северном Кавказе - это риск однажды исчезнуть. То есть человек похищается, но никакого эффективного расследования не будет", - сказал Игорь Каляпин.

По его словам, главы республик проявляют осведомленность о похищениях, но намекают – исчез за дело.

"Руководители правозащитных организаций на Кавказе понимают, что если их вдруг назовут "иностранным агентом", то их ждет вышеописанная судьба. Даже уголовное дело возбуждать не будут, а просто человек в один прекрасный день не доедет до работы, как Наталья Эстемирова, и больше его не найдут. Такое уже часто происходит в Чечне и Ингушетии", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Каляпин.

На вопрос, какие именно НКО наиболее подвержены преследованиям, эксперт ответил: "Чем эффективнее организация работает, тем больше она раздражает власть, и тем выше вероятность подвергнуться репрессиям". В частности, Каляпин привел в пример уже описанный Орловым случай с "Машр", возглавляемый правозащитником Магомедом Муцольговым.

"В интервью глава ФСБ Ингушетии сказал, что служба установила порядка двух десятков НКО с признаками "иностранного агента", среди которых был "Машр". Кто давал ФСБ такое право? Это клевета, и на месте Муцольгова я бы подал заявление о клевете на этого руководителя", - заявил Каляпин.

Автор: Олег Краснов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

01 сентября 2016, 05:36

01 сентября 2016, 04:28

01 сентября 2016, 03:54

01 сентября 2016, 02:46

01 сентября 2016, 01:47

  • Житель Карачаево-Черкесии осужден на 17 лет за убийство Тебуева

    Суд в Ростове-на-Дону 31 августа приговорил Артура Тамбиева к 17 годам лишения свободы по обвинению в убийстве вице-премьера правительства Карачаево-Черкесии Ансара Тебуева. Житель Кубани Олег Ванченко признан невиновным по этому делу на основании оправдательного вердикта присяжных.

Архив новостей