Ингушетия, Назрань. Митинг, посвященный 20-летию трагических событий осени 1992 года. Фото: http://www.ingushetia.ru

01 ноября 2012, 11:15

В Северной Осетии и Ингушетии проходят мероприятия в память о жертвах осетино-ингушского конфликта

Акции в память о жертвах осетино-ингушского конфликта 1992 года состоялись 29 и 30 октября в Ингушетии и Северной Осетии. На них представители властей говорили о том, что пытаются устранить последствия конфликта и о необходимости налаживания добрососедских отношений между народами обеих республик. Пострадавшие в тех событиях, в свою очередь, говорят, что до сих пор, спустя 20 лет, ощущают на себе последствия конфликта.

Предмет территориальных споров Ингушетии и Северной Осетии - Пригородный район, где совместно проживают осетины и ингуши. До 1944 года район входил в состав Ингушетии, однако затем был включен в состав Северной Осетии. В Ингушетии неоднократно ставили вопрос о возвращении этой территории, а в 1992 году борьба за район переросла в осетино-ингушский вооруженный конфликт. По мнению ряда политологов и историков, этот конфликт, хотя и притушен, до сих пор не разрешен до конца.

Есиев: власти Пригородного района стараются, чтобы здесь налаживалась мирная жизнь

Могилы погибших во время осетино-ингушского конфликта 1992 года. Северная Осетия, Владикавказ, 30 октября 2012 г. Фото Эммы Марзоевой для "Кавказского узла"

Траурные мероприятия в Северной Осетии начались 29 октября в 10:00. Министерство  по делам молодежи, физической культуры и спорта Северной Осетии провело акцию "Память" на Аллее славы, где похоронены погибшие в ходе пятидневного конфликта. Возложить цветы к могилам погибших пришли представители молодежных общественных организаций, студенты, воспитанники молодежного краеведческо-туристического лагеря "Горец".

Также был выставлен почетный караул из числа курсантов военно-спортивного лагеря "Балц".

Памятные мероприятия  продолжились на Мемориале памяти в селении Октябрьское 30 октября. Здесь у Вечного огня собрались представители руководства республики и района, общественных и молодежных организаций, родственники погибших. Они возложили венки и цветы к мемориалу. Священнослужители Сунженской церкви провели заупокойную панихиду.

"Прошло уже 20 лет с момента начала конфликта. В течение этого времени район восстанавливался, налаживал отношения. Мы стараемся, чтобы у нас налаживалась мирная жизнь", - сказал глава администрации Пригородного района Руслан Есиев.

Житель Владикавказа Казбек Губаев рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что после вооруженного конфликта прекратило свою деятельность СПТУ-6 в селение Чермен. Теперь, по его словам, на территории учебного заведения находится воинское подразделение, призванное обеспечивать правопорядок и безопасность местных жителей.

Губаев отметил, что в середине 80-х годов по роду своей служебной деятельности имел контакты с профессиональным училищем, которое отличалось высоким уровнем материально-технической базы, эффективным учебным процессом, и это давало возможность готовить специалистов для сельского хозяйства, в частности, машинистов-механизаторов широкого профиля.

"Здесь учились не только ребята из Северной Осетии, а также было много их сверстников из Чечено-Ингушетии, Дагестана и Ставропольского края. Без какого-либо преувеличения можно сказать, что здесь готовили настоящих профессионалов, и я точно знаю, что выпускники Черменского училища были, что называется, нарасхват, и без работы не оставались", - рассказал мужчина.

По его словам, интернациональный коллектив мастеров производственного обучения, преподавателей и учащихся – это одно из важных преимуществ в учебно-производственном и учебно-воспитательном процессе. "Юноши и девушки, их наставники неизменно трудились на полях учебного хозяйства, а это более тридцати гектаров, где выращивалась пшеница, картофель и кукуруза - именно через труд достигалось взаимопонимание в многонациональном коллективе, воспитывались такие важные сегодня понятия как толерантность и согласие, уважение к культуре и народным традициям", - подчеркнул Губаев.

если представители различных национальностей, проживающих на Северном Кавказе, в Северной Осетии, будут вместе постигать непростое ремесло сельского механизатора или любого другого специалиста, это станет мощным фактором воспитания и позволит преодолеть разногласия

Он убежден в том, что, если представители различных национальностей, проживающих на Северном Кавказе, в Северной Осетии, будут вместе постигать непростое ремесло сельского механизатора или любого другого специалиста, это станет мощным фактором воспитания и позволит преодолеть разногласия.

Семья убитого во время осетино-ингушского конфликта Афтандила Чибирова каждый год приходит на Аллею славы. Вспоминая события осени 1992 года, сестра погибшего Ирина рассказала, что ее брату только исполнилось 25 лет, а через два дня его не стало. "Он погиб с афганцами на Реданте. Они охраняли водозабор. Их было шестеро, четверо из них покоятся теперь здесь", - рассказала женщина.

24 октября во время пресс-конференции министр по вопросам национальных отношений Северной Осетии Сослан Фраев, отвечая на вопросы журналистов, в частности, о последствиях осетино-ингушского конфликта, отметил, что основная проблема заключалась в возвращении вынужденных переселенцев.

"90% вынужденных переселенцев вернулись в места своего проживания на сегодняшний день, а, согласно международной практике, если 50% беженцев возвращается на свои земли, то вопрос считается закрытым", - сказал Сослан Фраев.

Он считает, что нормализации отношений между осетинами и ингушами мешают некие деструктивные силы. "Как только у нас начинается какой-то диалог на уровне республиканских властей, общественных организаций, что-то происходит. Наверное, кому-то этот диалог не нравится", - заявил министр.

Стоит отметить, что 5 ноября возложение цветов в память жертв осетино-ингушского конфликта 1992 года также состоится на Аллее героев на территории мемориального комплекса во Владикавказе, в котором примет участие глава республики Таймураз Мамсуров.

Евкуров: мы обязаны закрыть трагические страницы осетино-ингушского конфликта

В Ингушетии также вспоминают события 20-летней давности. 30 октября в Назрани у Мемориала жертв осени 1992 года состоялся траурный митинг, в котором приняли участие глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, председатель Народного собрания республики Мухарбек Дидигов, главный федеральный инспектор по Ингушетии Владимир Трубицын, члены правительства, представители администрации города и общественных организаций, религиозные деятели и молодежь.

Выступая на траурном митинге, Юнус-Бек Евкуров заявил, что те трагические события произошли из-за провокаций отдельных политиков, которые были заинтересованы в разжигании межнациональной розни.

"Я считаю, что о случившемся 20 лет назад нужно помнить всем - и взрослым, и подрастающему поколению для того, чтобы никогда больше не допускать повторения тех страшных ошибок. Я думаю, мы должны налаживать добрососедские отношения между двумя нашими народами, мы обязаны закрыть трагические страницы этой истории. Искренне желаю всем, чтобы восторжествовала справедливость, чтобы беженцы вернулись в свои дома, а между субъектами сложились хорошие контакты", - заявил глава Ингушетии.

Свои соболезнования родственникам погибших в осетино-ингушском конфликте, выразил Владимир Трубицын, который отметил, что вопрос о возвращении вынужденных переселенцев в населенные пункты Пригородного района еще не решен до конца, но руководства обеих республик, федеральные органы власти ведут кропотливую работу для устранения существующих проблем.

Траурный митинг завершился коллективной молитвой по погибшим, прочитанной на кладбище, где похоронены жертвы осетино-ингушского конфликта, говорится в сообщении на официальном сайте Республики Ингушетии.

За 20 лет, где мы только ни жили

Вспоминая события 20-летней давности, жительница станицы Нестеровской Асет Кориева, рассказала, что с определением места рождения ее сына Ахмеда, когда в ЗАГСе выписывали свидетельство, произошла заминка, так как мальчик был рожден на горной тропе 4 ноября, когда семья женщины направлялась из села Редант, находящегося в Северной Осетии, в ингушское село Галашки.

"У кого-то нашли одеяло, расстелили прямо на земле. Было очень холодно, шел мокрый снег с дождем. Роды принимала моя свекровь, при свете спичек, которые зажигала родственница моего мужа. В ту ночь мы уже не пошли дальше к селу Галашки, разожгли костер. Греясь около огня, дождались утра, а в 6 часов пошли в село. Это еще шесть километров. Но идти уже было легче, потому что к тому времени нам навстречу вышли местные жители и помогали нести моих детей, а их у меня уже с новорожденным шестеро, старшей дочке было 8 лет, младшей - год и семь месяцев", -  рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Асет Кориева.

"Вот так мы и выбирались из Реданта, где прожили всю жизнь до конфликта – ноября 1992 года. Пешком через Джейрах, Таргим, через Ассиновское ущелье – 20 километров пешком с маленькими детьми. Да и я, беременная", - отмечает женщина.  

По ее словам, когда начались эти события, первое время их от боевиков прятали осетины, с которыми они многие годы жили в одном селе, были соседями.

"Потом мы поняли, что из-за того, что мы находимся в Верхнем Реданте, можем пострадать не только мы, но и наши соседи. Они-то и помогли нам выбраться из села. Я знала, что мне подошло время родить, но молила Всевышнего, чтобы это произошло как можно позже. Все мои дети, муж, близкие родственники остались живы. Но несколько человек были ранены, а деверь пропал без вести. Наверное, его нет в живых, 20 лет прошло", - продолжает свой рассказ Асет Кориева.

У нее и всех членов ее семьи в паспорте стоит штамп, что они прописаны в селении Редант Северной Осетии. Но поехать и жить там они не могут.

"Дом наш разрушили, даже фундамента не оставили. Муж хочет вернуться, а я мечтаю, чтобы нам выделили участок земли в поселке Новый, где дают землю для беженцев из Пригородного района (населенный пункт - поселок Новый появился на территории Пригородного районас 2006 года здесь начался процесс обустройства вынужденных переселенцев, которые ранее проживали в стихийном поселении вблизи поселка Майское. - Прим. "Кавказского узла"). За 20 лет, где мы только ни жили: и в станице Троицкой, и в Назрани. А здесь, в Нестеровской, живем в чужом доме", - говорит Асет.

Она рассказала, что никто из их семьи не имеет постоянной работы, а в хозяйстве у них есть корова, куры, огород. "Этим и живем. Вернее, стараемся выжить. Мы получили компенсацию за утраченное жилье, но на эти деньги можно только фундамент сделать. За утраченное имущество никакой компенсации нам не выплатили", - сказала женщина.

Беженцы шли нескончаемым потоком - с маленькими детьми через горные реки по висячим мостам

Другой очевидец событий 20-летней давности Хусен Цуров рассказывает, что был в 1992 году председателем Джейрахского сельсовета, но оказался в поселке Карца 31 октября, в день, когда там произошли волнения. "Я пешком из Карцы чудом добрался до Назрани, оттуда - до Галашек, а там уже шел пешком через Ассиновское ущелье по висячим мостам. Дня через три только попал домой", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Хусен Цуров.

По его словам, он шел навстречу беженцам. "Они шли нескончаемым потоком, с маленькими детьми, через горные реки по висячим мостам. А мосты - прогнившие, деревянный настил редкий, по ним редко кто ходил до этого, а тут столько людей. На носилках несли больных, немощных стариков. По мостам с носилками были идти опасно, и парни переносили больных через реку, стоя по грудь в воде", - вспоминает мужчина.

Он отмечает, что, бывало, люди падали в пропасть. "Мне рассказали, что молодая женщина несла в двух руках двойню, младенцев. А там есть места, где в скалах забита проволока для туристов, чтобы, проходя по узкой горной тропинке, держаться за нее, дабы не свалиться в пропасть. В этих местах еще в советское время проходил туристический маршрут. Вот по этим тропинкам, нависая над пропастью, шли люди. И, как мне говорили очевидцы, молодая мать оступилась, и, схватившись машинально одной рукой за канат, выронила одного ребенка", - рассказал Хусен Цуров.

Мы, беженцы из Пригородного района, везде чужие, никому не нужные люди

Радимхан Дарсигова  с сыном Микаилом. Ингушетия, поселок Новый, 2008 г.  Фото Татьяны Гантимуровой для "Кавказского узла".Радимхан Дарсигова живет с семьей – у них с мужем шестеро детей - в поселке Новый, на землях которого выделены участки для беженцев из Пригородного района. До осетино-ингушского конфликта их семья жила в селе Терском. Дочке было полтора года, а сыну всего 10 дней, когда начался конфликт, который Радимхан называет войной.

"Я только выписалась из роддома, когда все это началось. Из дома вышла в халате и домашних тапочках, только для малыша захватила четыре шерстяных одеяла, которые меняла, когда они становились мокрыми. А шли мы через Джейрах, через Ассиновское ущелье четыре дня, ночевали под открытым небом. Погода была жуткая – дождь со снегом", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Радимхан Дарсигова.

Вспоминать о тех днях она не любит, так как слишком много горя пришлось пережить.

"Впрочем, и сейчас проблем хватает. Построить дом на те деньги, что нам выделяют, невозможно. Только коробку поставить и крышу накрыть. 20 лет живем в вагончике. А знаете, что это за жизнь? Зимой холодно, летом жара стоит несусветная. Когда холодно, обогреваемся газом, приходится платить 1 200 рублей за такую роскошь. Для нашего скудного семейного бюджета это большие деньги, если считать, что у мужа нет постоянной работы, а я, дипломированный специалист, получила работу технички с зарплатой 5 тысяч рублей, и на троих детей пособие – по 150 рублей на каждого", сообщила женщина.

Ее муж - каменщик, но получил тяжелую травму, перенес четыре операции, и, если и находит работу для себя, то временную. В их вагончике две комнаты, самостоятельно они пристроили летнюю веранду, где в теплое время готовят еду. Есть у семьи Дарсиговых корова. "Летом еще находили место для выпаса. А сейчас негде пасти нашу корову - кормилицу. Вот на полях частников убрали кукурузу, буду просить, чтобы разрешили собрать остатки стеблей кукурузы и листья. Это и будет кормом для коровы. Купить сена - нет денег", - говорит Радимхан. 

По ее словам, в семье нет средств, чтобы отправить детей на летний отдых в лагерь, чтобы провести тщательное медицинское обследование 11-летней Хади – девочка жалуется на боли в желудке. "Мы, беженцы из Пригородного района, везде чужие, никому не нужные люди. Для Северной Осетии мы чужие, хотя до сих пор мы прописаны в этой республике. И для руководства Ингушетии мы, ингуши, тоже чужие", - сетует Радимхан. 

Из-за нехватки лекарств врачи делали настои из трав, брали на вооружение все доступные средства народной медицины

Главврач Джейрахской районной поликлиники Марина Цурова до ноября 1992 года работавшая врачом-кардиологом во Владикавказе, рассказала, что ей, как и другим ее соотечественникам пришлось покинуть город во время конфликта и остановиться в Джейрахе.

"Первый поток беженцев был из поселка Южный. Были раненые, больные. Лекарств никаких, собирали медикаменты по домам. Потом из числа беженцев стали со мной работать еще два врача и три медсестры", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Марина Цурова.

По ее словам, больных размещали в интернате, медицинскую помощь приходилось оказывать круглосуточно. "Лекарств катастрофически не хватало, нечем было кормить больных. Научились делать настои из трав, брали на вооружение все доступные средства народной медицины. А продукты стали приносить местные жители. Меня как-то спросили, сколько дней продолжалась такая вот круглосуточная работа - для меня это тогда казалось вечностью", - говорит женщина.

Ранее "Кавказский узел" сообщал, что в регионе предпринимаются усилия для устранения последствий конфликта. В частности, в декабре 2009 года главы Северной Осетии и Ингушетии Таймураз Мамсуров и Юнус-Бек Евкуров подписали программу добрососедских отношений, заявив о намерении полностью ликвидировать последствия осетино-ингушского конфликта.

21 августа 2011 года в Ингушетии впервые не на нейтральном поле прошел футбольный матч южной зоны второго дивизиона чемпионата России по футболу между командой "Ангушт" (Назрань) и клубом "Фаюр" (Беслан). Матч проводился по инициативе Юнус-Бека Евкурова. 6 августа в Северной Осетии впервые состоялась встреча осетинских и ингушских блогеров и журналистов. Они обсудили вопросы межнациональных отношений и влияние противостояния в сети на вопросы урегулирования конфликтов. 

Автор: Эмма Марзоева, Дмитрий Тамерланов, Татьяна Гантимурова; источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 00:43

26 марта 2017, 23:58

26 марта 2017, 23:53

26 марта 2017, 23:34

26 марта 2017, 23:12

Архив новостей
Все SMS-новости