16 августа 2008, 20:50

Война в Южной Осетии напомнила жителям Ингушетии о конфликте в Пригородном районе

Жители Ингушетии, с которыми удалось побеседовать корреспонденту "Кавказского узла" по поводу  военных событий в Южной Осетии и потока вынужденных переселенцев в южные регионы России, не выражали особого сочувствия жителям Южной Осетии, вспоминая события осетино-ингушского конфликта 1992 года.

Отметим, что в Ингушетию, в отличие от целого ряда регионов ЮФО России, беженцы из Южной Осетии не поступали.

"Это все учинила Россия, а Южная Осетия просто захотела заработать на мнимых несчастьях, - считает Роза, 54-летняя жительница города Карабулак. - Каждый день по СМИ рассказывают о многочисленных жертвах, но никогда их не показывают. Приводятся только истории. Но где люди, которые действительно были убиты? Почему их не показывают? Ведь это было бы выгодно России, если действительно было бы так?".

"Теперь Россия жалеет Южную Осетию, но не ингуши, которые все очень хорошо помнят", - говорит 19-летняя Инесса из Назрани, вспоминая об убийствах ингушей в Пригородном районе и отмечая, что жертв того конфликта "никто особо не жалел" и никто за них не заступился.

Речь идет о событиях октября 1992 года, когда в Пригородном районе Северной Осетии начались вооруженные столкновения между осетинами и ингушами, вошедшие в историю как «осетино-ингушский конфликт». Конфликт разгорелся на почве территориальной принадлежности этого района, находящегося на границе с Ингушетией. Напряженность в осетино-ингушских отношениях, обусловленная этим фактором, присутствует и по сей день.

Сегодня вынужденные переселенцы из Южной Осетии распределены в том числе и в Пригородном районе Северной Осетии, где в основном проживают ингуши.

Исса, 39 лет, житель Пригородного района, отрицательно относится к этому. По его мнению, к заселению жителями Южной Осетии местные власти готовили район уже давно.

"И мы это знали, это подтвердит здесь каждый ингуш. К вселению готовили села Терк, Чернореченское и поселок Южный. Конфликт в Южной Осетии - это запланированный конфликт, все было давно разыграно. Из нескольких тысяч беженцев из Южной Осетии сделали катастрофу, а когда из Пригородного района выдавили 60-70 тыс. ингушей, то это не посчитали катастрофой, и об этом никто не трубил как сейчас. Жители же Южной Осетии проживали здесь и так с 1992 года. Северная Осетия вселила их в дома изгнанных ингушей. Я точно знаю, что несколько семей со времен конфликта 1992 года проживает в пос. Южный", - говорит собеседник.

32-летний житель Пригородного района Умар считает, что нельзя допустить вселения в район выходцев из Южной Осетии, опасаясь, что это ни к чему хорошему не приведет. По его словам, выходцы из Южной Осетии еще с 1992 года проживают в ингушских домах.

"Сейчас около 30% ингушских домов пустуют, потому что люди запуганы и боятся возвращаться. Местные власти записывают эти пустующие ингушские дома сейчас для того, что вселить туда их (выходцев из Южной Осетии - корр. "Кавказского узла"). Вот увидите, так и будет", - уверен Умар.

Райяна, 28 лет, г.Карабулак, вспоминая о пережитых ею событиях 1992, говорит: "У меня нет соболезнования к Южной Осетии. Я сама из Пригородного района. В то время ингуши пережили настоящий ужас. Я помню, как мы 9 часов проходили через горы. И с обрыва упал ребенок. И я помню, как мать бросилась в обрыв за своим ребенком".

"Мы до сих пор живем у чужих людей, не имея собственного дома. А Южной Осетии теперь будут оказывать всестороннюю помощь", - говорит девушка, вспоминая, что выходцы из Южной Осетии также участвовали в убийствах ингушей в 1992 году.

Своими воспоминаниями и эмоциями поделилась с "Кавказским узлом" и жительница города Грозного Пятимат Ибрагимова: "Всех невинных людей жалко. Это все нами уже пройдено. И врагу не пожелаю пережить войну. Я похоронила в чеченскую войну двух братьев, мать скончалась от инфаркта".

Комментарии по поводу происходящего в Южной Осетии дали корреспонденту "Кавказского узла" также ингушские правозащитники.

"По моему мнению, Грузия первой нанесла массированный удар, взяв пример с российского опыта в Чечне. Хотя жертвы и последствия чеченских войн и войны в Южной Осетии абсолютно несравнимы. В городе Грозном за один раз в течении 3-4 минут погибало сотни людей. К тому же количество жертв в Южной Осетии явно преувеличивают", - отмечает эксперт Московской Хельсинской  группы на Северном Кавказе, руководитель "Комитета по защите прав вынужденных переселенцев" Асламбек Апаев.

Магомед Муцольгов, руководитель правозащитной организации АНО "Машр", отмечает, что "любое горе - это плохо", и что вооруженные конфликты нужно решать в рамках действующего законодательства.

"Южная Осетия - неотъемлемая часть Грузии, - говорит Муцольгов. - Правительство Росси заявляет, что не приемлет политику двойных стандартов. Но, несмотря на внутренние проблемы, Россия выдавала паспорта российских граждан жителям Южной Осетии. А о своих гражданах почему-то Россия забывает".

"Любая война - это вдовы и сироты. Меня удивляет активность, с которой некоторые представители власти и общественности говорят о геноциде в Южной Осетии, забывая о Пригородном районе 1992 года - 70 тыс. беженцев, около 500 убитых и 175 пропавших без вести. Несмотря на то, что после конфликта прошло 16 лет, 14 тысяч ингушских беженцев не могут вернуться в свои дома. А в Чечне погибло около нескольких сот тысяч людей, в том числе 40 тысяч детей", - напоминает правозащитник.

"Россия уже сегодня говорит о трибунале над Грузией. Когда необходимо организовать трибунал по событиям в Пригородном районе и Чечне. В Ингушетии с 2002 года убито и похищено около тысячи человек и большинство этих преступлений совершили военные и спецслужбы. Но мы не видели приговоров за содеянные тяжкие преступления", - отмечает собеседник корреспондента "Кавказского узла", подчеркивая, что судьбы похищенных людей до сих пор неизвестны.

"Как правозащитник и человек, живущий на Северном Кавказе и встречающийся с людьми, потерявшими  близких, могу сказать, что любой вооруженный конфликт неприемлем, где бы он ни протекал, и кто бы за этим ни стоял", - отметил Муцольгов.

По словам одного из местных журналистов, находясь под влиянием воспоминаний о конфликте 1992 года, в Ингушетии большинство людей сейчас относятся к ситуации в Южной Осетии без особого участия.

"Я не имею в виду высокопоставленных чиновников - у них бывает свое особое чиновничье мнение, но простые жители думают именно так", - утверждает журналист. "Чтобы так относиться, надо пережить Пригородный район 1992 года. Это просто небольшое прояснение, чтобы не показалось, что ингушский народ жестокий и кровожадный", - отмечает она.

Напомним, что позиция официального руководства Ингушетии в данном вопросе сводится к необходимости исключительно политического урегулирования конфликта. "Никакая цель не стоит того, чтобы за нее платили человеческими жизнями. Многонациональный народ Ингушетии выступает только за мирное и только политическое и правовое решение любых проблем", - заявил Президент Ингушетии Мурат Зязиков.

Ранее руководитель отдела Федеральной миграционной службы РФ по Ингушетии Михаил Илезов заявил, что республика в состоянии принять до одной тысячи беженцев из зоны конфликта, отметив, что Ингушетия обладает богатым гуманитарным опытом по работе с беженцами и внутриперемещенными лицами.

Как уже отмечалось ранее в информации "Кавказского узла", стороны-участницы ингушско-осетинского конфликта 1992 года по-разному оценивают произошедшее. Осетины называют его «агрессией против Северной Осетии», ингуши - «геноцидом и этнической чисткой территории Пригородного района от ингушей». При этом обе стороны обвиняют друг друга в инициировании данного конфликта.

Многие эксперты-конфликтологи считают, что политико-правовая оценка событий осени 1992 года стала бы отправной точкой для ликвидации последствий конфликта и дальнейшего урегулирования осетино-ингушских отношений.

Автор: Фатима Мальсагова, корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

16 января 2017, 18:32

16 января 2017, 17:49

  • Геворг Сафарян в последнем слове заявил о необъективности прокурора

    Прокурор применил двойные стандарты, сочтя доказательствами видеоматериалы стороны обвинения и отказавшись учесть предоставленные защитой материалы, заявил в последнем слове на суде в Ереване активист Геворг Сафарян. Наказанием за критику властей назвал обвинительный приговор Сафаряну председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян.

16 января 2017, 17:45

  • Суд взыскал с банды Цапков 4,2 миллиона рублей

    Требования потерпевших по делу банды Цапков частично удовлетворил Кущевский районный суд, взыскав в пользу истцов 4,2 млн рублей. Изначально истцы требовали выплатить им 6,4 млрд рублей компенсации.

16 января 2017, 17:43

16 января 2017, 17:39

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости