09 октября 2008, 09:02

"Мемориал": беженцам из Грузии и Южной Осетии необходим легальный статус

Члены общества "Мемориал", вернувшиеся из поездки в Северную и Южную Осетии полагают, что перемещенным лицам, находящимся на территории этих республик необходимо предоставление легального статуса, а затем и гражданства России.

3-8 сентября 2008 года представители "Мемориала" и Human Rights Watch побывали в зоне вооружённого конфликта в Южной Осетии. Кроме столицы Южной Осетии, города Цхинвала, правозащитники побывали в сёлах: осетинских, грузинских, совместного проживания и Северной Осетии.

6 октября правозащитники провели по итогам своей поездки пресс-конференцию "Как помочь жителям Южной Осетии и лицам, ищущим убежища в Северной Осетии?", в которой приняли участие Светлана Ганнушкина, член Правления Общества "Мемориал", председатель Комитета "Гражданское содействие", Александр Черкасов - член Совета ПЦ "Мемориал" и Юлия Чардина - член "Мемориала".

По мнению правозащитников, мигрантов, прибывших в РСО-А после событий августа 2008г. можно разделить на две категории: временно покинувшие территорию ЮО и беженцы из внутренних районов Грузии.

Во время августовских событий было зарегистрировано 33392 человека первой категории, сейчас почти все вернулись. Это, главным образом, дети и старые люди. В основном они расселились в Пригородном районе, где у них есть родственники и знакомые. Югоосетины не раз расселялись там, и эти места им знакомы. Предполагается, что скоро все они вернутся в ЮО. Они жили и живут в частном секторе, поскольку места в МКП (места компактного проживания) заняты вынужденными переселенцами из внутренних районов Грузии с 1992г.

Вторая категория - беженцы из внутренних районов Грузии. УФМС по РСО-Алании принимает заявления на предоставление статуса беженца от "старых" и "новых" лиц, ищущих убежища из внутренних районов Грузии. "Новые" беженцы, по их словам, покидают Грузию из-за давления со стороны местных жителей, драк и оскорблений, которым некоторые из них подвергались в последнее время. Немалую роль играет и страх, что положение обострится.

Молодежь стремиться избежать службы в грузинской армии. "Старые" беженцы - это те, кто прибыл задолго до августовских событий, но не сумел по какой-то причине легализоваться и получить статус вынужденного переселенца. Сейчас они окончательно решили отказаться от мысли о возвращении в Грузию. Всем ходатайствующим об убежище УФМС выдает голубые свидетельства о рассмотрении ходатайства по существу. Для интенсификации этой работы во Владикавказ прикомандированы сотрудники ФМС из других регионов.

С начала августа по 30 сентября принято 706 ходатайств, 402 от лиц, прибывших во время и после вооруженной стадии конфликта, и 304 - от прибывших до конфликта. Из них 494 этнических осетина, 105 грузин - членов смешанных семей, 47 азербайджанцев, 27 армян, 26 русских, 3 ассирийца, по одному езиду, чувашу, молдаванину и абхазцу. 331 человек имеет грузинский паспорт, 29 - паспорт СССР, 3- паспорт ЮО, 201 - без документов. 52 заявителя определяют причину обращения за убежищем как нежелание служить в грузинской армии, 4 - дезертиры.

Ходатайствующие о статусе беженца тоже живут в частном секторе и не обращаются за материальной помощью. Скорее всего, они просто не предполагают, что это входит в функции ФМС.

Работа УФМС по проведению интервью расписана до середины октября. Для дальнейшей работы с заявителями необходимо организовать их медицинское обследование, для этого тоже нужна помощь со стороны.

Решений по существу (окончательных решений о предоставлении статуса или отказа в нем) по поданным за этот период ходатайствам пока нет. Результат, по мнению правозащитников, во многом зависит от политической установки, которая будет исходить из Москвы. Но позиция руководителя УФМС по РСО-А Тотраза Агубеевича Корнаева такова: "надо их всех легализовать - им деваться некуда". Сотрудники придерживаются того же мнения, они считают, что случайных людей среди беженцев нет - все ехали к своим родным.

РСО-Аания, как считают в "Мемориале", в буквальном смысле, задыхается от множества оказавшихся за многие годы на ее территории беженцев и вынужденных переселенцев, нерешенности их жилищной проблемы. На конец сентября в РСО-А официально зарегистрировано 14 тыс. вынужденных переселенцев, прибывших из внутренних районов Грузии в прошлые годы. (Сначала им был предоставлен статус беженца, а после принятия российского гражданства те из них, кто не сумел обустроиться, получили статус вынужденных переселенцев.) По мнению министра по делам национальности Теймураза Касаева, еще около 10 тыс. бывших беженцев не получили статуса, но тоже нуждаются в жилье. Республика получает 1 ГЖС (гос. жил. сертификат на семью) в год, очередь будет идти 4,5 тыс. лет.

Это положение обсуждалось недавно на встрече Дмитрия Медведева с Мансуровым и Дмитрием Козаком. 16 июля 2008г состоялось совещание у заместителя Председателя правительства РФ А.Д. Жукова, на котором было дано поручение Минрегиону и Минфину решить вопрос о жилищном обустройстве признанных ВП.

Вскоре из Правительства РФ пришло письмо о том, что в бюджете, к сожалению, нет денег на помощь вынужденным переселенцам. РСО-А - дотационная республика, примерно 50% ее бюджета составляют дотации. Самостоятельно справиться с проблемой РСО-А не может.

Положение тех, кто расселен в 54-х МКП крайне неудовлетворительное, помещения находятся в аварийном состоянии, правила санитарии не соблюдаются.

Среди представителей власти РСО-А бродит идея решить эту проблему, построив жилье для вынужденных переселенцев и беженцев в ЮО. Там есть земля, а беженцы - крестьяне-виноделы, они быстро освоились бы на земле, завели виноградники и занялись. Однако в РСО-А понимают, что это не будет встречено восторгом в ЮО, где многие жители остались без жилья и ожидают, что строящиеся дома достанутся им.

По мнению правозащитников, для решения проблемы обустройства беженцев и вынужденных переселенцев в РСО-А необходимо изыскать средства на строительство или приобретение для них жилья.

У беженцев, находящихся на территории РСО-А, есть и иные проблемы, но они сами смогли бы их разрешить, если бы получили крышу над головой. Есть большая вероятность, что все средства будут направлены на помощь жителям ЮО, а об обязательствах по отношению к беженцам и вынужденным переселенцам снова забудут.

Что касается ситуации в Южной Осетии, то, по словам правозащитников, первое удивительное ощущение возникает оттого, что в отличие от других "горячих точек", в ЮО отсутствует напряженное и настороженное отношение к русским, напротив - население постоянно выражает нам свою симпатию. Военные спокойны и не проверяют с пристрастием на каждом шагу документы и машину.

В селах люди бросаются обнимать и благодарить за помощь. Кроме того, отсутствует непреодолимая вражда между осетинами и грузинами, достаточно большая часть которых осталась в ЮО и не намерена ее покидать. До августа 2008г. осетины свободно ездили в Грузию. По словам жителей ЮО, осетины могли лечиться в Тбилиси, ездить бесплатно отдыхать на море. Списки на отдых составляли их тбилисские родственники. Но, как сказал одни из них, "мы ездили на море, но не "купились" на это". Продолжали смотреть в сторону России. Разработанной правовой системы в ЮО нет. Строится приближенное к российскому законодательству. При отсутствии местного закона применяется российский аналог.

У 90% жителей есть российские паспорта, все стремились получить гражданство РФ, чтобы свободно передвигаться. По паспортам ЮО не пускают в Россию. Только во время войны пришлось пропустить всех - люди угрожали расстрелять пограничников.

Правозащитники признают, что после августовских событий население ЮО видит в России единственную поддержку и защиту. При этом вопрос о том, какую роль в создании такого положения сыграла сама Россия, правозащитники оставляют вне обсуждения.

Разрушения в Цхинвали по внешней оценке составляют от 20% до 30% жилого массива. В Цхинвали есть полностью разрушенные улицы (например, ул. Тельмана), но есть и почти не пострадавшие или немного пострадавшие части города.

По словам старшего советника по правовой защите МИД ЮО Мурата Кузьмича Джиоева, полное разрушение получили около 500 домов, сильное - 400 домов. Интенсивно идет восстановление города, уже работают многие школы. Руководство ЮО поставило задачу: "до холодов всех поместить под крышу".

2 октября приехал Лужков и заложил московский квартал. Ульяновский губернатор Сергей Морозов обещал восстановить школы и церкви. Но важнее жилой массив. Жилья не хватает, грядут холода. Вывозить на время детей не предполагается, потому что, как говорит Джиоев: "дети должны быть дома, чтобы мужчины защищали дом".

В ЮО каждый житель получает в местной администрации помощь в размере 1000 рублей, пенсионерам выплачивают по 3000 руб., а тем, чье жилье полностью разрушено выдают по 50 тыс. рублей. Остальные получают стройматериалы. Но добиться денег и стройматериалов нелегко. Сначала пишут заявление, потом приходит комиссия, выносит решение, потом ходят в Мэрию и ждут, когда подойдет очередь. Никто не знает, когда это произойдет.

Гуманитарной помощи много. Очень хорошие палатки и наборы домашней утвари пришли от РПЦ, теплую одежду привезло МЧС РФ. Однако жители отмечают, что помощь плохо распределялась и содержала просроченные продукты и некачественные товары. Это не ставят русским в вину. Говорят: "они за нас жизнь отдавали".

По мнению Джиоева, для ЮО признание Россией важнее международного признания. Для ЮО важна не юрисдикция, а прозрачность отношений со своими братьями - с РСО-Аланией. Джиоев говорит, что грузины, живущие в Цхинвали, разделили участь осетин и воевали вместе с ними, "между нами нет вражды" - говорит он. На вопрос о возможности грузин вернуться в ЮО он отвечает: "ЮО в соответствии с международным правом обязана предоставить возможность вернуться тем, кто ничем не запятнал себя".

Остается открытым вопрос о том, что означает такое высказывание: декларация это или установка властей на реальное возвращение грузинского населения.

Ситуация в местах проживания грузин различна. Правозащитниками приведены два примера: первый - сожженное грузинское село Нижнее Авневи.

Из 400 домов сохранилось целыми только два, где живут смешанные семьи, оставшиеся в селе. Грузины ушли 7 августа, дома были разграблены и сожжены осетинами 11 августа. Два уцелевших дома охраняли осетинские женщины из Верхнего Авневи, где живут осетины. Одна из местных жительниц - Анна привела нас в дом к оставшимся жителям села Залине Бестаевой и Дурмшихану Сектурашвили. По словам Анны и Залины, до войны села жили дружно, вместе пасли скот. Залина и Дурмшихан женаты уже 49 лет, ей 66, а ему 68 лет. У них две дочери, 8 внуков и четверо правнуков. Одна из дочерей замужем за грузином, другая за осетином. В 1992г. их единственный сын был расстрелян бывшими приятелями по дороге домой из села Хетагурово.

В начале августа Залина с семьями дочерей выехала в Тбилиси. Но через несколько дней возвратилась к мужу, который отказался покидать дом. В их доме нет сейчас ни газа, ни воды, ни электричества. Работает только мобильный телефон, по которому старики говорят с дочерями и внуками. Внуки очень скучают по дедушке. В начале военных действий осетины забрали его, но русский солдат велел отпустить и дал ему тушенку и болон с газом, на котором и сейчас готовит Залина. Дома дочерей сожгли, но они готовы были бы вернуться, если им позволят это сделать. Сначала поселились бы в доме Залины, а потом восстановили свои дома.

Сейчас все потомки Залины и Дурмшихана размещены в помещении детского сада в Тбилиси. Нет ни заработка, ни перспектив получить жилье, но младшие уже пошли в школу.

Едва ли возвращение этой большой семьи может осуществиться в ближайшее время. По селу бродят мародеры, которые могут представлять опасность, особенно для детей.

Вторая семья тоже смешанная, и тоже муж - грузин, а жена - осетинка. Хозяин дома - агроном, уважаемый в селе человек, находится в глубокой депрессии.

Второй пример - село Арчнети, смешанного проживания.

В селе 20 семей грузин и 40 семей осетин живут и сейчас дружно и защищают друг друга. У многих жителей, включая осетин, есть грузинские паспорта. Грузинам паспорта граждан ЮО не дали.

При въезде в село грузинская пара торговала стручковыми бобами. В этом и других селах, где не было вражды между осетинами и грузинами, не любят говорить с приезжими. В 1991г. грузины защитили от войск Гамсахурдии своих осетин, позже соседи не дали их в обиду. То же произошло и в этом августе. Грузины, продававшие бобы, сказали, что у них грузинские паспорта, потому что паспортов ЮО им не выдали. Их взрослые дети живут в Грузии, но они сами хотели бы жить в своем селе и не собираются уезжать.

Всего смешанных сел 14: по два в Джавском (одно - полностью грузинское) и Цхинвальском районах и 10 - в Лениногорском районе. Они не пострадали.

Примерно столько же сел было сожжено.

О нуждах населения официальные лица говорят мало. В результате обсуждения этой темы с северо и югоосетинскими представителями общественности удалось получить некоторое представление о том, чем можно помочь жителям и обществу в целом.

Строительство гражданского общества в ЮО фактически еще не началось. Издаются три государственные газеты, и этим исчерпывается пресса. Общественных структур, способных отстаивать интересы жителей, нет.

Собеседники правозащитников просили поддержки в организации центра по правам человека и приемной, куда могли бы обращаться жители за защитой и поддержкой. Говорилось также о необходимости создания независимого печатного органа.

Очевидна необходимость создания рабочих мест и обучения молодых людей рабочим, главным образом, строительным специальностям. Сейчас строят приезжие (МЧС, Спецстрой, чеченские и другие фирмы), а местные мужчины сидят без работы.

Обучение малому бизнесу, к которому правозащитники хотели привлечь нескольких жителей ЮО, хорошо для небольшого числа людей. Пока имеет место правовой вакуум, людям нужно не обучение составлению бизнес-планов и не изучение налогового права, а профессия и средства на создание и восстановление своего бизнеса: ремонт разрушенных магазинов, кафе, парикмахерских.

Рекомендации "Мемориала": Можно организовать швейный цех, парикмахерские, кафе, мужчин надо обучать специальностям сварщиков, экскаваторщиков. Их нужно посылать на обучение в РФ, для этого надо найти средства на стипендию. Можно создавать небольшие производства, например, цех по производству окон и дверей. Необходима помощь в организации фермерских хозяйств, строительству теплиц.

По сведениям, полученным из официальных каналов, до начала холодов для обеспечения жителей крышей над головой необходимо приобрести 100 палаток на 10 мест каждая с печкой и прочим оборудованием.

Если возвращение грузин в свои села, хоть и медленно, но начнется, то наибольшую актуальность получит восстановление домов с оплатой строительных работ, возможно - непосредственным хозяевам жилья, чтобы, восстанавливая свое жилье, они могли материально обеспечивать свою семью.

Правозащитники не обошли вниманием и правовые последствия признания Россией Южной Осетии и Абхазии в области предоставления убежища.

Принимая как данность признание Россией Южной Осетии и Абхазии, по их мнению, следует пересмотреть правовое положение их жителей и граждан Грузии, иммигрировавших в Россию.

1. Беженцы - осетины, русские и др. из внутренних районов Грузии. Абсолютное большинство из них находится в РСО-А. В соответствии с Конвенцией ООН о статусе беженца и Закону РФ "О беженцах" тем из них, кто выехал в связи с событиями августа 2008г., должен быть предоставлен статус беженца, поскольку они не могут возвратиться в страну своего происхождения по причине реальных опасений подвергнуться преследованию по признаку этнической принадлежности.

2. Беженцы из внутренних районов Грузии, прибывшие задолго до конфликта. Эти лица должны рассматриваться как "беженцы на месте" (согласно Конвенции 1951г., беженцы sur place), т.е. лица, прибывшие в страну по разным причинам, но утратившие в связи с определенными событиями возможность вернуться в страну происхождения. Можно предположить, что не только осетины, русские и проч., но и грузины, прожившие в России много лет, не могут сейчас выехать в Грузию в связи с опасениями подвергнуться дискриминации и преследованиям.

3. Грузины из Южной Осетии и Абхазии, проживающие на территории РФ и не имеющие гражданства ни РФ, ни Грузии. В связи с признанием Абхазии и Южной Осетии по отношению к этим лицам без гражданства Грузия уже не может рассматриваться как страна происхождения, на части которой они не могут проживать. Странами их происхождения становятся независимые Южная Осетия и Абхазия. В связи с этим исчезает такой повод для отказа им в статусе беженца, как возможность выехать в Грузию.

Так, рассматривая их ходатайство о предоставлении убежища этническому грузину их Абхазии, органы ФМС России должны принимать во внимание только реальную возможность (или невозможность) для него возвратиться в Абхазию. При этом нельзя не придти к выводу, что такое возвращение невозможно.

4. Грузины из Южной Осетии и Абхазии, долгое время проживающие на территории РФ и имеющие гражданство Грузии. Ходатайства на статус беженца этих лиц должно рассматриваться очень тщательно, с учетом того, что эти граждане, как правило, получали гражданство в посольстве Грузии в Москве. Они никогда не жили во внутренних районах Грузии и вполне могут также опасаться преследований при переезде на родину, ставшую им чужой.

Надо также учитывать, что у всех перечисленных категорий нет в Грузии жилья, утрачены связи и, напротив, возникла устойчивая связь с Россией.

В связи с этим, по мнению правозащитников, представляется, что предоставление всем перечисленным категориям легального статуса, а затем и гражданства России, было бы разумным решением многолетней проблемы их легализации в интересах каждого из них и российского государства.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

19 января 2017, 16:29

19 января 2017, 15:51

19 января 2017, 15:40

19 января 2017, 14:54

  • Евкуров сменил главу Минспорта Ингушетии

    Министр физкультуры и спорта Ингушетии Магомед Батаев сегодня освобожден от должности по собственному желанию. И. о. министра назначен заместитель Батаева Дауд Алхазуров.

19 января 2017, 14:36

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости