Адвокат Татьяны Карпенко Рамиль Сефиханов выходит из здания Северо-Кавказского окружного военного суда. Фото Валерия Люгаева для "Кавказского узла"

14 сентября 2017, 06:24

Защита Карпенко и Гришиной надеется на оправдательный приговор

Рассмотрение в Северо-Кавказском окружном военном суде дела обвиненных в подготовке теракта в одном из торговых центров Ростова-на-Дону Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной подошло к концу. Девушки выступили с последним словом, отвергли все обвинения и попросили суд рассмотреть дело объективно.

Как писал "Кавказский узел", уроженка Цимлянска Татьяна Карпенко и уроженка Казахстана Наталья Гришина обвиняются в подготовке теракта. По версии следствия, девушки планировали совершить подрыв в одном из торговых центров в Ростове-на-Дону. Им также вменяются в вину содействие террористической деятельности и незаконный оборот взрывчатки. Кроме того, Карпенко предъявлено обвинение в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Дело в отношении третьей фигурантки дела, Виктории Семеновой, было выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения. 26 июля суд приговорил ее к трем годам колонии общего режима. 

По версии обвинения, Карпенко и Гришина стали сторонницами радикального ислама. Они уговорили Семенову совершить самоподрыв в одном из крупных торговых центров Ростова-на-Дону. Самодельное взрывное устройство из взрывчатки, шурупов-саморезов, выполняющих роль поражающих элементов, двух электрических детонаторов и кнопки электрического звонка было упаковано в камуфлированный жилет-разгрузку и спрятано под диваном в комнате Семеновой, утверждают следователи.

13 сентября в Северо-Кавказском окружном военном суде на судебном заседании по делу Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной, которых следствие обвиняет в подготовке теракта в одном из торговых центров Ростова-на-Дону, подсудимые выступили в прениях и с последним словом.

Татьяна Карпенко попросила суд объективно рассмотреть дело

Татьяна Карпенко приготовила длинную речь, продолжавшуюся более часа, в которой отвергла обвинения в приготовлении к теракту, содействии террористической деятельности, незаконном обороте взрывчатых веществ (ст.30, ч.2 ст.205, ч.1 ст.205.1, ч.2 ст.222.1 УК РФ) и выступила против доводов государственного обвинения.

Подсудимая в очередной раз указала на тот факт, что все обвинение против нее строится на показаниях Виктории Семеновой, которым нельзя доверять из-за их противоречивости. Карпенко считает, что показания Семеновой на стадии предварительного следствия противоречат ее же показаниям в суде, которые, в свою очередь, тоже постоянно друг другу противоречат.

"Семенова занимала по своему делу статус обвиняемой, а по нашему делу статус свидетеля, поэтому она не предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Она могла давать любые показания и менять их столько, сколько ей было нужно", - отметила Карпенко.

По ее мнению, Семенова пошла на сделку со следствием не для того, чтобы помочь раскрыть преступное деяние, которое якобы готовили Карпенко и Гришина, а чтобы самой получить минимальный срок, и иметь возможность общаться со своим маленьким ребенком.

Согласно обвинительному заключению, Карпенко вместе с Гришиной оказывала "психологическое давление" на Викторию Семенову с целью склонить ее к роли террористки-смертницы в предстоящем теракте. Мотивом преступления могла бы стать месть за погибшего мужа Семеновой Рашида Магомедова, который погиб в октябре 2015 года после столкновения с силовиками. По этому поводу Карпенко заметила, что о гибели Магомедова девушки узнали, уже будучи под следствием, 22 марта 2016 года, после того, как экспертизой были идентифицированы его останки. Следовательно, по мнению Карпенко, "месть за мужа" в качестве мотива для совершения преступлений отпадает.

Карпенко также отвергла обвинение в том, что она посещала торговые центры "Рио" и "Горизонт" с целью поиска места для теракта, как об этом заявляет сторона обвинения. Она обратила внимание участников процесса, что на предоставленном следствием видео посещения ТЦ "Рио" она не останавливается около охранных постов, видеокамер или планов зданий.

"Я захожу по своим делам, разговариваю по телефону, покупаю продукты в гипермаркете "Наш". Странно, что мне приходиться оправдываться за это", - отметила Карпенко.

Напомним, что, согласно обвинительному заключению, Карпенко задумала совершить теракт и с целью поиска места его проведения в декабре 2015 - январе 2016 года посещала торговый центр "Рио" на проспекте Нагибина в Ростове-на-Дону.

Что касается обвинения в незаконном обороте взрывчатых веществ, то его Карпенко также категорически отвергла. Она отметила, что изъятый 17 января 2016 года пластит был не СВУ, а промышленного происхождения. Откуда он взялся в доме на Народного Ополчения, 85, где, у кого и при каких обстоятельствах был приобретен, следствие установить не смогло. Показания Семеновой, согласно которым жилет в дом принесла Карпенко, подсудимая раскритиковала.

На заседании 21 августа выступил заместитель начальника отдела по исследованию наркотических веществ и взрывотехнических экспертиз ЭКЦ ГУ МВД России по Ростовской области Сергей Копцев, который заявил, что найденное в доме, где проживали обвиняемые, взрывчатое вещество используется в промышленности.

Татьяна Карпенко сравнила показания Виктории Семеновой, данные ей в суде, с просмотренными видеофайлами, на которых Карпенко, по мнению следователя, принесла в дом пакет со взрывчаткой. Подсудимая отметила, что согласно показаниям Семеновой она принесла взрывчатку в дом в период с 10 по 12 января в 22 часа вечера, при этом, по словам Семеновой, она якобы видела Карпенко на кухне с каким-то пакетом. Между тем, подчеркнула девушка, на просмотренном видео от 12 января, она приходит домой около 4 часов ночи, Семенова ее не встречает, содержимое пакета, с которым она пришла, в обзор видеокамер не попало и почему следователь считает, что в нем находился жилет с взрывчаткой, остается только догадываться.

На заседании 31 июля участники процесса ознакомились с результатами видеонаблюдений, которые с декабря 2016 года до середины января 2017 года вели силовики во флигеле, где проживали подсудимые. На кадрах было показано, что Карпенко приносит в дом пакет, в котором, по версии следствия, находилось взрывчатое вещество и жилет-разгрузка. При этом предмет, находившийся в пакете, в зону видимости камер не попал. У стороны обвинения нет видеофайлов, которые подтверждают, что Карпенко принесла в дом взрывчатку, заявил адвокат Рамиль Сефиханов.

Жилета в доме "не было и в помине", считает Карпенко, поэтому не было и его перепрятывания из ее комнаты в комнату Семеновой 16 января 2016 года, как это утверждает следствие, основываясь на показаниях той же Семеновой.

В ходе судебного процесса выяснилось, что девушки были предупреждены о возможном визите сотрудников правоохранительных органов или сотрудников органов опеки 17 января.

"Если мы знали, что к нам придут по поводу ребенка Семеновой, то с нашей стороны было бы глупо прятать жилет в ее комнате под диваном, в неуклюжем, нелепом, открытом месте, прямо рядом с краем дивана", - заметила по этому поводу Карпенко.

Далее Карпенко рассказала, что была удивлена странным поведением кинологов, во время обыска 17 января на Народного Ополчения, 85. Она заметила, что собаки кинологов проигнорировали ее комнату, где жилет с пластитом, по версии следствия, лежал с 12 до 16 января (до его перепрятывания), хотя следы взрывчатки должны были там остаться и привлечь специально обученных для ее поисков животных.

По мнению Татьяны Карпенко, взрывотехники повели себя неправильно, когда поставили изъятый пластит липкой частью на ковер. Это привело к тому, что к нему прилип волос Семеновой, который затем "обнаружила" экспертиза.

"В любом доме будут волосы на ковре у девочек", - сказала подсудимая.

Относительно обвинения по ст. 156 УК РФ ("Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего"), Карпенко признала, что в декабре 2015 - январе 2016 года она кричала на свою дочь Хаву, грубо одергивала ее и даже шлепала, однако неприязнь она к дочери не испытывала, и телесных повреждений ей не наносила. Свое раздражение в адрес дочери Карпенко объяснила тяжелым психологическим состоянием после развода с мужем и судебным приговором, по которому она получила семь месяцев колонии-поселения за экстремизм.

В декабре 2015 года Татьяна Карпенко была осуждена Ворошиловским районным судом Ростова-на-Дону по статье 282 УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства").

В заключении Карпенко заметила, что за ней, Гришиной и Семеновой с 4 декабря 2015 года велось круглосуточное видеонаблюдение. У сотрудников ЦПЭ были все возможности предоставить суду достаточно видеодоказательств, подтверждающих версию обвинения, например, видеосъемку, на которой Карпенко разговаривала бы с Гришиной по поводу теракта или оказывала бы психологическое давление на Семенову, а также видеосъемку, на которой она бы прятала 12 января у себя в комнате жилет со взрывчаткой, или 16 января перепрятывала бы его вместе с Семеновой. Однако ничего подобного ЦПЭ не предоставил.

"Нет никаких прямых фактов моей виновности, лишь косвенные доказательства и умозаключения следователя", - заявила Карпенко.

"Прошу суд объективно посмотреть на это дело", - добавила она.

Наталья Гришина заявила, что хочет вернуться к семье

После выступления Татьяны Карпенко слово взяла Наталья Гришина и ее адвокаты.

Адвокат Эльвира Бабенко подвергла сомнению вывод следствия о том, что мотивом к совершению преступления у Гришиной могли являться ее радикально-исламистские взгляды.

"Это не подтверждает ни один факт", - сказала защитник.

Она напомнила, что согласно показаниям свидетеля Лейлы Дзортовой, Гришина негативно относилась к просмотру роликов экстремистского содержания. Кроме того, добавила Бабенко, благодаря результатам судебной экспертизы ноутбука Гришиной стало известно, что ее подзащитная никогда не вводила в поисковик такие слова, как "джихад", "халифат", "Сирия" или "кяфир".

На заседании 4 августа свидетель Лейла Дзортова рассказала, что Татьяна Карпенко часто просматривала на своем телефоне экстремистские ролики, в том числе записи Саида Бурятского. Однажды она продемонстрировала ролик Наталье Гришиной, но та попросила Карпенко больше не показывать им такое видео и самой не смотреть. 

Саид Бурятский (Александр Тихомиров), родился в 1982 году в Улан-Удэ, один из идеологов подполья на Северном Кавказе. По данным силовиков, причастен к подготовке смертников. Убит в селе Экажево (Ингушетия), информация была подтверждена и боевиками, на сайтах которых опубликованы сообщения о "шахаде" Тихомирова. "Кавказский узел" в разделе "Персоналии" опубликовал биографическую справку о Саиде Бурятском.

Бабенко заявила, что версия следствия о том, что Гришина склоняла Семенову совершить теракт, в суде не нашла подтверждения, потому что Семенова говорила об отсутствии давления на нее со стороны Гришиной, начиная со стадии предварительного следствия.

"16 января при предполагаемом перепрятывании жилета Гришина не могла участвовать, поскольку с 6 вечера до 6 утра находилась на работе в магазине "Халяль". Этому свидетели ее коллеги по работе Рогова, Алиханов и находившаяся в гостях Ахмедова", - заявила адвокат.

По мнению защитника, в обвинении Гришиной отсутствует фактическая сторона: нет фактов приобретения и хранения ей взрывчатых веществ, нет фактов, что она имела какое-либо отношение к жилету или что-нибудь о нем знала, нет фактов переписки или разговоров о теракте, нет фактов, чтобы Карпенко и Гришина вместе посещали торговые центры и так далее.

"Справедливое решение - оправдательный приговор с признанием моей подзащитной невиновной", - резюмировала Бабенко.

"Я никаких преступлений не совершала", - заявила Наталья Гришина в своем последнем слове.

"Неприязни к людям других религий я не испытываю. Хочу вернуться к семье, братьям, стать полезным человеком для общества", - добавила Гришина.

Родственников или сторонников Карпенко и Гришиной в среду в зале суда не было. Кроме того, в зале находилось только двое журналистов.

После выступлений подсудимых суд удалился для вынесения приговора до 10.00 мск 18 сентября.

"Мы рассчитываем на оправдательный приговор", - заявила после заседания корреспонденту "Кавказскому узлу" адвокат Гришиной Эльвира Бабенко.

"Обвинение имеет вероятностный, предположительный и даже голословный характер. Обвинительный приговор Гришиной станет большой несправедливостью", - уверена ее защитник.

Материалы о процессе по делу Татьяны Карпенко и Натальи Гришиной "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Дело Карпенко-Гришиной".

Автор: Валерий Люгаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 сентября 2017, 02:50

  • Батманов заявил о жестоком обращении в СИЗО

    Волгоградский журналист Александр Батманов, помещенный в СИЗО со сломанными ногами по обвинению в краже продуктов из магазина, пожаловался на ухудшение состояния здоровья. С одной сломанной ноги раньше времени сняли гипс, чтобы заставить его ходить на костылях, заявил Батманов.

23 сентября 2017, 01:33

23 сентября 2017, 00:09

22 сентября 2017, 23:55

22 сентября 2017, 23:51

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей