04 апреля 2015, 10:04

Защита жителя Чечни Мусаева заявила о фальсификации доказательств по его делу

Житель Чечни Асруди Мусаев осужден по обвинению в пособничестве при мошенничестве с материнским капиталом, несмотря на многочисленные противоречия в показаниях свидетелей и подозрительные совпадения в протоколах допросов, заявила его защита в жалобе в прокуратуру.

Защита Мусаева подала жалобу на действия следствия в прокуратуру

32-летний Асруди Мусаев осужден на полтора года колонии общего режима и оштрафован на 30 тысяч рублей. Суд признал его виновным в пособничестве жительнице Чечни Сербиевой, объявленной в розыск по обвинению в мошенничестве на сумму 17 950 227 рублей, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Мусаева Муса Мадеев.

«Речь идет об обналичивании материнского капитала. Мусаев занимался частным извозом и иногда оказывал услуги по перевозке Сербиевой. Приговор в отношение нее не вынесен, она не признана судом виновной. В такой ситуации о каком пособничестве преступлению может идти речь?», – заявил защитник.

На этапе предварительного и судебного следствия защита много раз подавала заявления в управление СКР по Чечне о фальсификации материалов дела, однако никакой реакции на них не было, говорится в заявлении к прокурору республики, поданном Мадеевым 31 марта.

«Выводы суда о виновности моего подзащитного были основаны на показаниях свидетелей, данных на стадии предварительного следствия, от которых в суде они отказались, будучи предупрежденными об уголовной ответственности. Однако суд принял за основу показания, направленные против Мусаева. Также суд оставил без внимания то обстоятельство, что показания от разных потерпевших идентичны по текстовому содержанию», – пишет адвокат.

Также, по словам защитника, идентичны описательно-мотивировочная часть приговора и вводная часть обвинительного заключения. «Суд переписал из обвинения обстоятельства, не соответствующие действительности и противоречащие установленным в ходе судебного следствия», – убежден Муса Мадеев.

В материалах дела имеется 16 протоколов с показаниями потерпевших в отношении Мусаева.

«В данных протоколах все указанные лица, предупрежденные об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в суде в категоричной форме несмотря на давление, оказываемое на них государственным обвинителем, от показаний в отношении Мусаева А.С. отказались, заявив, что его они в суде видят впервые», – утверждается в заявлении.

Адвокат призывает прокуратуру истребовать дело Мусаева, изучить его и незамедлительно принять меры для освобождения осужденного и привлечения к ответственности должностных лиц.

Адвокат: свидетели массово отказывались от своих показаний

Защита считает, что 18 протоколов очных ставок, имеющихся в деле, являются просто копиями протоколов допроса потерпевших, составленных по другому уголовному делу в феврале 2013 года.

Протоколы трех допрошенных в суде свидетелей-мужчин совпадали с протоколами их жен дословно, и получилось, будто у этих свидетелей «тоже имеются мужья», рассказал защитник.

«Не случайно, наверное, что все трое свидетелей от этих показаний в суде отказались, заявив, что они такие показания следователям не давали и давать по известным причинам не могли. Но суду это показалось неубедительным», – рассказал Мадеев, предоставив копии протоколов судебного заседания корреспонденту «Кавказского узла».

По оценке защиты, в 44 из 49 протоколов допрошенных в суде лиц показания скопированы друг с друга, а в 34 протоколах друг с друга скопированы анкетные данные Мусаева.

Мадеев заявил также о давлении и попытке помешать ему участвовать в деле, а также заявил, что на процессе присутствовал «подставной свидетель».

«В судебном заседании, когда уже были заданы вопросы, участвующий в деле прокурор, получив у суда разрешения допросить еще одного свидетеля, выводит из переполненного зала свидетеля, что недопустимо согласно уголовно-процессуальному законодательству. Более того, этот свидетель заявил, что я подсаживался к нему перед заседанием и пытался оказать давление. Я никогда не подсаживался ни к кому, и если прокурор, участвующий в деле, с позволения Верховного суда проводит такую имитацию – это свидетельствует о спланированности», – рассказал Мадеев.

Протокол заседания зафиксировал обстоятельства допроса этого свидедетеля лишь частично, отметил адвокат.

«Когда я задал вопрос свидетелю, кто его уведомил о явке в суд, не дав ему ответить самостоятельно, председательствующий судья сказала: «Суд уведомил! Суд уведомил!». В протоколе судебного заседания отсутствуют эти слова председательствующего судьи», – пояснил защитник.

Приговор будет обжалован, подчеркнул Муса Мадеев. «Я был на свидании с Мусаевым – человек даже не знает, за что его посадили. Сейчас я буду писать в президиум Верховного суда Чеченской республики кассацию на приговор», – заключил адвокат.

Следствие заявляет о более 30 эпизодах мошенничества

По версии следствия, с января по октябрь 2011 года Асруди Мусаев получал по 5 тысяч рублей за то, что, представляясь доверенным лицом Сербиевой, убеждал владельцев сертификатов на маткапитал подписать договоры о предоставлении товарного кредита на строительство жилого помещения. На основании договоров Сербиева могла от имени владельцев сертификатов получать стройматериалы. Всего в деле более 30 подобных эпизодов, говорится в постановлении следователя от 13 июля 2013 года.

В ходе процесса были допрошены 49 потерпевших и 14 свидетелей обвинения.Государственный обвинитель в суде настаивал на том, что Мусаев предлагал владельцам сертификатов воспользоваться услугами Сербиевой из корыстных побуждений.

Как считает обвинение, Мусаев по указаниям Сербиевой отвозил владельцев сертификатов на фирму, где составлялись документы, затем в нотариальную контору для заверения документов и отделения пенсионного фонда для их сдачи.

Защита заявляла в суде о несоответствии версии следствия фактической информации.

«В обвинительном заключении следователь утверждает, что Мусаев сотрудничал с Сербиевой с ноября 2010 года по февраль, а в постановлении от 13 июля 2013 года о том, что Мусаев сотрудничал с января 2011 года по ноябрь 2011 года в то время как мой подзащитный с 1 августа 2011 года работал на маршрутном такси в МП «Мамедов» в Волгограде», – отметил защитник.

Даже при условии, что следствие доказало бы выполнение Мусаевым поручений Сербиевой, нельзя на этом основании говорить о его причастности к хищению.

«Согласно расчетным ведомостям, на которые ссылается государственный обвинитель как на доказательства обвинения Мусаева, денежные средства на счета владельцев сертификатов в основном перечислены только с мая месяца 2011 года по декабрь месяц 2011 года. Раньше этого срока вышеуказанные денежные средства никак не могли быть похищены и тем более при соучастии Мусаева, который, как видно из обвинительного заключения, сотрудничал с Сербиевой только в период с ноября 2010 года по февраль 2011 года», – подчеркнул Мадеев.

«Кавказский узел» пока не располагает комментариями потерпевшей стороны, следствия, а также обвиняемой Сербиевой, чье дело выделено в отдельное производство.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 13:11

24 марта 2017, 12:50

24 марта 2017, 12:36

24 марта 2017, 12:31

24 марта 2017, 12:29

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии