Эмиль Адельханов.  Фото Ираклия Чихладзе.  http://southcaucasus.com/index.php?p=emil

12 июля 2014, 17:23

Эмиль Адельханов: Эдуард Шеварднадзе до самой смерти находился под домашним арестом

Грузинский правозащитник Эмиль Адельханов в интервью "Кавказскому узлу" поделился своими воспоминаниями об Эдуарде Шеварднадзе и своим видением того, почему экс-президент не вернулся в политику после отставки в 2003 году. Адельханов рассказал, как бывший глава государства провел последние годы жизни. По мнению правозащитника, до самой своей кончины Шеварднадзе фактически находился под негласным домашним арестом, и ответственность за это его неясное положение лежит на гражданском обществе Грузии.

Эдуард Шеварнадзе, советский и грузинский политический деятель, ушел из жизни 7 июля 2014 года. Занимал посты министра внутренних дел Грузинской ССР, первого секретаря ЦК Компартии Грузии, главы МИД СССР. Член Политбюро ЦК КПСС (1985-1990 гг.). После свержения режима Звиада Гамсахурдии Эдуард Шеварднадзе вернулся в Грузию и занял пост председателя Госсовета, а затем председателя парламента. В 1995-2003 гг. - президент Грузии. Ушел в отставку в результате "революции роз". Подробная биография экс-президента составлена "Кавказским узлом".  

"Кавказский узел" ("КУ"): Почему, на ваш взгляд, Эдуард Шеварднадзе не пытался вернуться в политику?

Эмиль Адельханов (ЭА): Фактически он находился под домашним арестом: наши революционеры (лидеры "революции роз". - Прим. "Кавказского узла") прямым текстом говорили, что его нельзя выпускать из страны - иначе он уедет в Германию и начнет оттуда интриговать. Как это было оформлено юридически, не знаю. Скорее всего, никак. Было, наверное, "джентльменское соглашение". Я пробовал узнать о его статусе, но без толку. Эти слова - "домашний арест" - были произнесены в тот день, когда его лишили власти, но с тех пор больше никогда не произносились. Помню, когда я сказал одному знакомому, пользовавшемуся большим авторитетом в гражданском обществе: "Но Шеварднадзе-то под домашним арестом?" - ответ был: "А кто вам сказал, что он под домашним арестом?" И действительно - никто. Со стороны нашего гражданского общества это большое свинство - то, что мы так и не знаем, в каком статусе пребывал до самой смерти этот человек. 

"КУ": Как вы считаете, был ли у него потенциал для возвращения в политику? 

ЭА: После такого поражения? Не думаю. Но его держали под домашним арестом, чтобы он не вернулся в политику. Впрочем, и после смены власти положение Шеварднадзе не улучшилось. Да и хотел ли сам Шеварднадзе возвращаться в политику? Он был стар и болен.

"КУ": Каким вы запомнили Шеварднадзе?

ЭА: Разным. Например, в советские времена он запомнился как молодой энергичный руководитель, объявивший войну коррупции (Миша (Михаил Саакашвили. - Прим. "Кавказского узла") ведь не был первым грузинским лидером, провозгласившим своим приоритетом борьбу с коррупцией.) Помню, кое-кто тогда говорил, что начинается новая эра (буквально!). То есть в отличие от всех остальных советских деятелей у него были искренние сторонники-энтузиасты. (Я тогда над ними посмеивался - в основном из чувства противоречия. Смешно было.) Грузию тогда сотрясли коррупционные скандалы. Было расстрельное дело Лазишвили 1, после которого Звиад Гамсахурдия писал, что в Грузию вернулся 37-й год - сотни расстрелянных, тысячи, десятки тысяч заключенных. (Звиад любил грандиозные цифры.) А в отношении диссидентов он был вполне либерален. Например, Гамсахурдия получил детский срок – три года, а в Москве в те же дни Юрий Орлов 2 получил семь лет плюс ссылку. Один мой друг, крутой российский антисоветчик, говорил, что Грузия – оазис инакомыслия в советской пустыне. Помню, решил этот мой приятель впечатлить наших студентов смелостью своих антисоветских высказываний – и не вышло: то, что в Москве или Новосибирске звучало как страшная крамола, здесь звучало вполне тривиально.

Звиадисты после свержения Гамсахурдия говорили про Шеварднадзе: "узурпатор", "хунта". 3 Помню, как однажды Звиад, учиняя очередной разнос своим приближенным, вдруг крикнул: "Я знаю, о чем вы мечтаете! Так вот, знайте: он не придет! Понятно? Не придет!" Я спросил у кого-то: "О ком это он?" - "Да о Шеварднадзе". И я подумал, что у Звиада крыша поехала: кто может ожидать приезда Шеварднадзе? Ведь не идиот же этот Шеварднадзе – в любой точке земного шара ему будет спокойнее, чем в Грузии!

Но он прибыл к нам месяца через два после свержения Звиада, когда у власти был триумвират 4: два бандита и два дурака (я умею считать до трех, просто один из них совмещал в себе два качества). И всё это время к Шеварднадзе в Москву ежедневно приезжали десятки человек, умоляли вернуться в Грузию, говорили, что он единственный человек, который может ее спасти. (Кто только потом не хвастал, что это он уговорил Шеварднадзе приехать! Даже Ирина Саришвили 5.) И он приехал в полностью разрушенную страну. Помню, во время "революции роз", когда толпа кричала: "В отставку!", один старичок-журналист сказал: "А мне его совсем не жалко – что хорошего он для меня сделал?" Никто уже не помнил, что он сумел покончить с хлебными очередями -- люди ведь ночами простаивали в очередях. Завел стабильную валюту. Покончил с бандитизмом на улицах, со всякими вооруженными формированиями – "Мхедриони"" 6 и прочими. К концу его правления уже почти не было перебоев с электричеством; правда, фонари на улицах еще не горели. (Заслуги Миши в области электрификации сильно преувеличены.) Были бы деньги – сделал бы больше. Он что, не хотел?

Помню, как чуть не за день до выборов на второй президентский срок, когда выяснилось, что в государственной казне нет ни шиша, он буквально на ходу стрельнул у заезжего немецкого канцлера (или президента, уже не помню) несколько миллионов долларов. Официальных сообщений не было, но из госканцелярии информация просочилась мгновенно – чтоб знали: кому еще может канцлер вот так запросто отвалить шесть миллионов? Немцы его уважали до самого конца.

Помню, когда он только приехал, многие говорили, что до сих пор Москва вставляла нам палки в колеса, потому что ненавидела Звиада, а теперь она подобреет – у него ведь такие связи в Москве! А того не знали, что для Ельцина он был прежде всего человек из команды Горбачева, и Ельцин, наверняка, ненавидит его лютой ненавистью – Ельцин-то, как все цекашные, был злопамятен. (У нас о России вообще мало что знали. Я помню, один наш деятель написал письмо в "правозащитную организацию "Память" 7 - жаловался, что в Азербайджане обижают грузин-ингилойцев.) 

Чем еще запомнился Шеварднадзе? У него было своеобразное чувство юмора. Рассказывали, что во время абхазской войны приезжает он в Гагры (или в Сухуми, не помню) – то ли войска инспектирует, то ли боевой дух поднимает. С той стороны палят вовсю, а свита бежит за ним, – деваться-то некуда – приседая при каждом взрыве, а он явно кайфует, демонстрируя абсолютное хладнокровие (что твой Наполеон под Ауэрштадтом или где там Наполеон демонстрировал 8). Вдруг совсем рядом – бабах! И верный охранник сшибает его с ног, прикрывая своим телом. А охранник этот весит без малого центнер. И Шеварднадзе ему говорит: "Знаешь, лучше бы в меня снаряд попал". 

А на вопрос журналиста: "Вы читали, что сказал о вас Н.?" - он ответил: "Зря старается – я всё равно его не посажу. А если он ищет острых ощущений, пусть возьмет иголку и воткнет себе в задницу".

А самое сильное воспоминание – о том, как каждый божий день у ворот его резиденции стояла толпа звиадистов, с утра до вечера кричавших в мегафоны: "Шеварднадзе – иуда! Продал Грузию!" (Кому же он ее продал? Это в Москве говорили, что Америке, а у нас говорили - что России.) Помню, я проходил мимо его резиденции летом, в самую жару – и там все-таки стоял какой-то жаростойкий и надрывался: "Шеварднадзе – иуда!"

В отношениях с Шеварднадзе власти старались соблюдать какой-то декорум, даже журналистов к нему пускали, но отнюдь не препятствовали звиадистам отравлять ему последние годы жизни. Кстати, на второй день после его смерти они тоже там стояли и кричали: "Нет тебе прощения, иуда!"

Ну, и я хотел бы сказать, что Шеварднадзе, конечно, не был моим идеалом – у меня совсем другие идеалы, но сейчас мне его искренне жаль.

С Эмилем Адельхановым беседовал корреспондент «Кавказского узла» Беслан Кмузов. 

11 июля 2014 года

Примечания:

  1. Братья Лазишвили - одни из крупнейших советских подпольных предпринимателей. После начатой при Эдуарде Шеварднадзе в 1970-х годах антикоррупционной чистки в грузинском партаппарате - братья Лазишвили получили длительные тюремные сроки. - Прим. «Кавказского узла».
  2. Юрий Орлов - советский диссидент. - Прим. «Кавказского узла».
  3. Звиадисты - сторонники Звиада Гамсахурдия, первого президента Грузии, который был свергнут в результате военного переворота в 1992 году. Вторым президентом Грузии стал Эдуард Шеварднадзе. - Прим. «Кавказского узла».
  4. Имеются в виду Тенгиз Китовани и Джаба Иоселиани (члены Военного Совета - временного неконституционного органа, созданного 2 января 1992 года в ходе военного переворота в Грузии), а также и.о. премьер-министра Грузии в 1992 году Тенгиз Сигуа. - Прим. "Кавказского узла".
  5. Ирина Саришвили-Чантурия - c 1995 по 2003 год лидер грузинской "Национально-демократической партии". Супруга убитого в 1994 году основателя партии Георгия Чантурия. - Прим. «Кавказского узла».
  6. Мхедриони" - грузинская военизированная националистическая организация, основанная грузинским политическим деятелем Джабой Иоселиани в 1989 году. В начале 1995 года Шеварднадзе обвинил "Мхедриони" в том, что организация вовлечена в организованную преступность, и распорядился разоружить её. После неудавшегося покушения на жизнь Шеварднадзе (29 августа 1995 года) он обвинил в подготовке покушения коалицию мафиозных сил, в которую, по его словам, входил Иоселиани; "Мхедриони" также были обвинены в актах политического насилия. Организация была объявлена вне закона, а Иоселиани заключен в тюрьму. - Прим. "Кавказского узла».
  7. Общество "Память" - ультраправая русская организация."
  8. 2 (14) октября 1806 года в сражении под Ауэрштадтом армия Наполеона разгромила прусскую армию. - Прим. "Кавказского узла".

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 07:44

24 мая 2017, 06:45

24 мая 2017, 06:30

24 мая 2017, 05:46

24 мая 2017, 04:47

  • "Свободное слово" назвало репрессии против журналистов на Северном Кавказе самыми тяжелыми в России

    Давление властей оказывается не только на средства массовой информации, но и на писателей, художников, кинематографистов и работников культуры в целом, заявили члены ассоциации «Свободное слово» на презентации доклада о состоянии свободы слова и свободы творчества в России в 2016–2017 годах. Репрессии в регионах Северного Кавказа члены ассоциации охарактеризовали как наиболее жесткие, а фальсификации, допускаемые при преследовании журналистов и общественных деятелей, назвали самыми топорными, передает корреспондент "Кавказского узла".

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей