24 июня 2008, 16:24

Беззаконие и попытка провокации в Нальчике: "Силовики" оказывают давление на семью Расула Кудаева

14 февраля 2007 года около 12 часов дня в пригороде Нальчика неизвестные люди в масках захватили Фатиму Текаеву, мать Расула Кудаева, обвиняемого в участии в нападении на Нальчик в октябре 2005 года. Дело о нападении на Нальчик рассматривает в настоящее время Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики. Ряд правозащитных организаций включил Расула Кудаева в списки политических заключенных.

Фатиму Текаеву доставили в помещение Центра "Т" (структура в системе МВД РФ, занимающаяся вопросами противодействия терроризму), где на протяжении шести часов ее незаконно удерживали и допрашивали отказавшиеся представиться люди в масках.

В это же время сотрудники силовых структур вошли в дом Текаевой, где незаконно задержали ее сына Арсена Мокаева. Его также доставили в центр "Т" и избили.

Из дома были изъяты: компьютер, книги религиозного содержания, документы, в том числе, и медицинские, письма и даже 524 тома обвинительного заключения по делу Расула Кудаева. Обыск и изъятие проводились с нарушением процессуальных норм.

Собранные свидетельства позволяют с большой степенью уверенности утверждать, что в отношении незаконно задержанных матери и сына сотрудники правоохранительных органов готовили провокацию, возможно во дворе дома сотрудники правоохранительных органов должны были "найти" боеприпасы. Однако благодаря соседям Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева провокация в отношении них не удалась.


Фатима Текаева и ее сын Арсен Мокаев проживают в пригороде Нальчик - в пос. Хасанья, улица Аттоева, 137. Фатима приходится матерью, а Арсен - сводным братом Расулу Кудаеву, арестованному в октябре 2005 г. Кудаева обвиняют в организации и руководстве нападением на пост милиции в пос. Хасанья 13 октября 2005 г. Расул Кудаев - бывший узник американской военной базы в Гуантанамо, был освобожден властями США и передан России в 2004 году.

В ходе событий в Нальчике 13 октября 2005 года Кудаев находился дома в поселке Хасанья. У правозащитных организаций есть серьезные основания полагать, что уголовное дело в отношении Расула Кудаева было сфальсифицировано. После возвращения в Россию Кудаев, в связи с крайне тяжелым состоянием здоровья, с трудом самостоятельно передвигался и вряд ли мог участвовать в нападении на милиционеров. По мнению защиты, у Кудаева есть алиби. Кроме того, он, как и все вернувшиеся в Россию бывшие узники Гуантанамо, находился под постоянным пристальным вниманием спецслужб. Имеются неопровержимые доказательства того, что после ареста, в ходе предварительного следствия, Расула Кудаева пытали. Ряд правозащитных организаций включил Расула Кудаева в списки российских политических заключенных. Правозащитный центр "Мемориал" предоставил Кудаеву адвоката Магомеда Абубакарова для защиты его интересов в ходе судебного процесса и для возбуждения уголовного дела по факту применения по отношению к нему пыток.

Защищая сына, Фатима Текаева много общается с российскими и зарубежными журналистами, правозащитными организациями. Она постоянно привлекает внимание к фактам нарушения прав человека в ходе расследования обстоятельств нападения на государственные учреждения в г.Нальчик в октябре 2005 года. По-видимому, в связи с этим она и ее второй сын, Арсен, подвергаются постоянному давлению.

*   *   *

Представители Правозащитного центра "Мемориал" опросили в Нальчике Фатиму Текаеву, Арсена Мокаева и их соседей, ставших очевидцами событий 14 февраля 2008 года.

Как рассказала Фатима Текаева сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал", утром 14 февраля она находилась в Верховном Суде КБР, где получила разрешение на свидание со своим сыном, Расулом, в следственном изоляторе. Однако в этот день в СИЗО посетителей не пускали, и Фатима на маршрутном такси отправилась на работу, в амбулаторию пос. Хасанья.

Около 12 часов на остановке, сразу же после того, как Фатима Текаева вышла из микроавтобуса, ее схватили подбежавшие люди в масках. Они не представились и никак не объясняли свои действия. Испугавшись, что ее похищают, Текаева стала кричать о помощи. Однако люди в масках, не обращая на крики женщины, грубо затолкали ее в подъехавшую машину, которая сразу же резко тронулась с места. Свидетелями произошедшего стали жители поселка, стоявшие на остановке.

Лишь в машине Фатиме Текаевой объяснили, куда ее везут - "Нам приказали доставить Вас в центр "Т". Там объяснят зачем" - "Но зачем меня надо было захватывать как террористку? Разве нельзя было просто попросить пройти вместе с вами?" - "Нам объяснили, что на Вас может быть "пояс шахидки" - "Кто вам мог сказать такой бред?!".

Доставив Фатиму по месту назначения (ул. Ногмова, 47), ее завели в один из кабинетов. Здесь те же люди в масках начали ее допрашивать. При этом они отказались представиться, предъявить свои документы, объяснить Фатиме ее процессуальный статус, не объяснили ей ее права.

В качестве причины силового захвата Текаевой люди в масках выдвигали абсурдную причину - якобы она не является на допросы по повестке. Следует отметить, что это утверждение не соответствует действительности - Ф.Текаева всегда аккуратно являлась по повесткам в правоохранительные органы. Кроме того, насильственный привод на допрос должен быть оформлен в соответствии с процессуальными нормами и не должен превращаться в похищение. Ни при захвате, ни позже, во время допроса, Текаевой, несмотря на ее законные требования, не предъявили никакой повестки, предписывающей ей явиться куда-либо на допрос. На любые ее требования - представить ей адвоката, показать повестку на допрос, дать возможность сообщить родственникам о своем местонахождении и т.п., - люди в масках никак не реагировали.

В ходе многочасового допроса Текаеву спрашивали о ее религиозных убеждениях, о месте ее работы, доходах, круге знакомых. Задавали вопросы о якобы имеющихся связях Фатимы Текаевой с "лесными братьями" (по-видимому, имели в виду вооруженные группы исламских фундаменталистов). В ответ она решительно отрицала наличие таких связей. Особый интерес у людей в масках вызвала поездка Фатимы Текаевой летом прошлого года в Ингушетию в офисы базирующихся там правозащитных организаций. При этом допрашивающие утверждали, что Фатима похожа на какую-то женщину, именно в это время совершившую нечто противозаконное в Ингушетии. Отдельной темой допроса стали правозащитные организации (состав, финансирование и т.п.), в которые обращалась Текаева. "Кто оплачивает работу адвоката твоего сына? Почему наняли адвоката из Чечни, а не местного?" - интересовались люди в масках.

Лишь после 18 часов Текаевой сказали, что какой-то человек, который должен был прибыть из Ингушетии для ее опознания, так и не приехал. В связи с этим ее сейчас отпускают, но завтра она должна будет сюда явиться. Текаева решительно отказалась приходить 15 февраля в центр "Т", поскольку на этот день в следственном изоляторе ей было назначено свидание с ее сыном, Расулом.

Отпуская Текаеву, люди в масках решительно отказались выдать ей какой-либо документ, удостоверяющий, что ее доставляли в центр "Т".

Лишь вернувшись домой, Фатима Текаева узнала, что одновременно с ней в центр "Т" доставляли и ее сына Арсена.

*   *   *

Арсен Мокаев рассказал сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал", что в этот день, около 12 часов, он вместе со своим приятелем, тоже жителем поселка Хасанья, находился дома. На громкий лай собаки он вышел во двор и увидел стоявших там вооруженных людей. Пять или шесть из них были в масках, и лишь один - в милицейской форме и без маски. Этот человек показал удостоверение (Арсен не помнит, что в нем было написано) и спросил: "Кто находится в доме?". Затем все зашли в дом: "Одевайтесь, бери документы, поедем на беседу". Не предъявив никакой повестки, Арсена и его приятеля посалили в машину и увезли в центр "Т". Перед отъездом Арсен попросил дать ему возможность запереть дверь дома. "Не надо!" - ответили ему.

В центре "Т" Асена, так же, как и его мать, допрашивали люди в масках. Они также не представлялись и не предъявляли каких-либо документов. Вначале спокойно задавали вопросы о круге знакомых, о том, где он работает. Однако примерно через 20 минут один из допрашивающих Арсена людей по телефону получил какую-то информацию, и ситуация резко изменилась. Последовал неожиданный вопрос: "Откуда у тебя дома патроны?" - "Какие патроны? Никогда не держал" - "Сообщают, что нашли во дворе 15 или 16 пачек. Ты их на улице грамотно спрятал. Лучше сейчас признавайся. Все равно же к вечеру, когда здоровье начнем отнимать, все расскажешь" - "Патроны не мои" - "Ну значит, твоей матери".

Арсена начали бить. Били "грамотно", не оставляя следов: сильно ладонью по затылку; спинкой от офисного кресла - по голове; несколько раз - в область почек; несколько раз - ногой в грудь. При этом говорили: "Мы тебя пока еще не бьем. Разве так бьют по настоящему?".

Предлагали "пойти на контакт": назвать адреса, где скрываются люди, находящиеся в бегах после 13 октября 2005 года, и тех, кто возит продукты "лесным братьям". За это обещали забыть про "найденные" патроны.

Последовали угрозы: "Сейчас у тебя еще есть возможность начать с нами сотрудничать. А вот настанет час, когда мы будем штурмовать, вот тогда у тебя уже такой возможности не будет - в клочья разнесем". "Ты что, не знаешь, как люди "теряются"? А бывает, что и машина наезжает".

Люди в масках интересовались адвокатом Расула Кудаева: кто оплачивает его работу, кто финансирует правозащитников, поднимающих "ненужный шум".

Потом Арсена в наручниках посадили в машину и повезли домой.

*   *   *

Здесь, во дворе его дома, тоже стояли люди в масках. Арсену предъявили выданный судом ордер на обыск.

Подошли соседи, которым сотрудник правоохранительных органов предложил быть понятыми. Поскольку Арсен также попросил их об этом, соседи согласились. Однако, неожиданно для сотрудников МВД, соседки резко заявили, что видели незаконные действия людей в масках в домовладении Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева Их двор окружен проволочным забором и хорошо просматривается. Все время, пока хозяева дома отсутствовали, неизвестные вооруженные люди в масках заходили в остававшийся открытым дом, ходили по двору, занесли и оставили там какой-то черный мешок. При этом никаких понятых не было, а ордер на обыск предъявили лишь теперь. Одна из соседок указала на полного человека в маске, который заносил во двор черный мешок. Соседи заявили, что готовы свидетельствовать об этом где угодно.

Люди в масках явно занервничали. Когда одна из соседок попробовала зайти во двор, чтобы лично показать то место, куда заносили мешок, ей преградили путь, направив на нее дуло пистолета.

Все это соседи подтвердили и сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал".

*   *   *

Начался обыск. Арсен поинтересовался у одного из обыскивающих: "А где патроны "найдете" - в доме или во дворе?", на что тот неожиданно задал вопрос: "Какие патроны? Разве они у тебя есть?".

Из дома изъяли: компьютер; компакт-диски; видеокассеты; флеш-карты; исламскую литературу; подшивки газет (особенно людей в масках почему-то заинтересовали номера "Новой газеты"); примерно 1200 писем, адресованных Фатиме Текаевой из разных стран мира в связи с уголовным делом ее сына; записи и документы, включая и медицинские документы Расула Кудаева.

Изъятие осуществлялось с нарушением процессуальных норм - в протоколе не описывались конкретные изымаемые документы, а писалось одно слово "корреспонденция", "документация". Между тем, изъятые документы, - например, о состоянии здоровья Расула Кудаева накануне его ареста, - необходимы для его защиты в суде. Не был описан состав находящихся в изъятом компьютере файлов. Как после этого можно будет утверждать, какие именно документы были изъяты, какая именно информация находилась на дисках компьютера и т.п.?

Но наиболее тяжкое нарушение закона в ходе обыска состояло в том, что из дома были зачем-то изъяты 524 тома обвинительного заключения по делу Расула Кудаева, выданные Верховным Судом КБР.

Арсен Мокаев обнаружил после обыска, что из дома исчезли также и некоторые предметы, не указанные в качестве изъятых, - например, слесарные инструменты, необходимые ему для работы.

Обыск и изъятие окончились около 18 часов, незадолго до возвращения домой Фатимы Текаевой.

15 февраля у Асена Мокаева проявились симптомы сотрясения головного мозга, - тошнота и рвота.

*   *   *

Есть все основания предполагать, что именно честная и активная позиция, занятая соседями, предотвратила серьезную провокацию в отношении Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева.

Эти действия правоохранительных органов вряд ли можно объясниться реальными подозрениями, будто семья Кудаева на самом деле участвует в каких-либо действиях вооруженного подполья. При постоянной слежке, которую ведут в Нальчике за семьями арестованных после 13 октября 2005 г. людей, такое предположение просто абсурдно. Подобные незаконные действия сотрудников правоохранительных органов, скорее всего, имеют другую цель - любой ценой подавить неприятную им гражданскую активность Фатимы Текаевой.

16 февраля 2008 года

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 21:17

20 января 2017, 21:09

20 января 2017, 20:26

  • Историки назвали мемориал "Ахульго" примером неуместной героизации войны

    Открытый сегодня в Дагестане мемориал "Ахульго", посвященной штурму резиденции Имама Шамиля во время Кавказской войны, напоминает о вражде, а не примирении сторон, заявили опрошенные "Кавказским узлом" историки. Они также указали на присутствие в выставочном зале портретов не связанных со штурмом Ахульго фигур, в том числе Александра I и Владимира Путина.

20 января 2017, 19:52

  • Схрон с боеприпасами найден в Дагестане

    Силовики обнаружили в лесу на территории Буйнакского района устроенный боевиком тайник с патронами и снарядами для гранатомета, сообщило управление МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу.

20 января 2017, 19:21

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии