21 октября 2007, 16:06

Хроника насилия в Чеченской республике. Сентябрь 2007 г.

2 сентября 2007 года

Около 17.40 в г. Карабулак Республики Ингушетия был убит местный житель Апти Долаков, проживавший на ул. Градусова.
Информационные агентства со ссылкой на официальные источники сообщали об уничтоженном в ходе спецоперации бандите. "Проводилась спецоперация по задержанию фигурантов в последних преступлениях. Один уничтожен, один задержан", - сообщил Мусса Медов, министр внутренних дел республики Ингушетия. Убитый – некто Апти Далаков. В свои двадцать он, по данным следствия, уже был активным участником банды. При себе у него была противопехотная граната Ф-1 оборонительного типа. "В городе Карабулак напротив здания бывшего детского сада "Рябинка" Апти Далаков, у которого при себе была граната, оказал вооруженное сопротивление. В результате Далаков убит на месте", - рассказал Павел Беляков, заместитель прокурора республики Ингушетия.

Его сообщник – молодой парень, Илиз Долгиев. В милиции он уже дает показания. По делу проходит как "участник незаконных вооруженных формирований" (Вести.Ру, 3.09.2007).

ПЦ "Мемориал" провел собственное расследование и опросил многочисленных свидетелей этого события.

По словам очевидцев, Апти Долаков вместе товарищами выходил из компьютерного зала, расположенного рядом со школой-гимназией на ул. генерала Осканова, когда рядом с ними остановились два микроавтобуса "Газель": белого и темно-синего цветов без регистрационных номеров с тонированными стеклами. Из них выбежали вооруженные люди в масках (до 30 человек); один или два были одеты в штатскую одежду. Увидев нацеленное на них оружие, молодые люди побежали через дворы ближайших многоэтажных домов в сторону ул. Джабагиева. Раздались выстрелы. Очевидцы утверждают, что неизвестные вели вслед по убегающим прицельный огонь из автоматического оружия "с колена". Было воскресенье, и только по счастливой случайности во дворах не пострадал никто из многочисленных женщин и детей.

Апти Долаков дворами перебежал к ул. Джабагиева, пересек ее и забежал во двор детского сада "Рябинка", где проживают вынужденные переселенцы из Пригородного района РСО-А. Здесь его настигли преследователи. По словам людей, которые проживают на территории детского сада, их было двое: один в камуфляже и маске, другой - в штатской одежде с незакрытым лицом. Один из них крикнул наблюдавшей за ними женщины: "Закрой окно", - и сразу после этого раздались выстрелы. Апти Долаков упал лицом вниз. Человек в штатской одежде подбежал к нему, натянул себе на лицо свою футболку и произвел несколько выстрелов из пистолета, в том числе "контрольный" в голову. Затем, он вложил в руку Апти Долакова какой-то предмет. К этому времени к месту происшествия подошла вторая группа преследователей, обогнувшая детский сад с другой стороны. Со слов местных милиционеров, проводивших в дальнейшем следственные действия, этим "предметом" оказалась граната с выдернутой чекой.

На шум выстрелов к детскому саду подъехали сотрудники ГОВД и бойцы республиканского ОМОН, чья база находится на окраине Карабулака. Они потребовали, чтобы неизвестные представились, и попытались пройти к телу Апти Долакова. В ответ раздались угрозы. Нацелив оружие на ингушских милиционеров и омоновцев, неизвестные кричали: "Не подходите пед...ты, будем стрелять!". Противостояние продолжалось недолго: блокированные неизвестные вызвали по рации подмогу, а какой-то человек в штатской одежде приказал кому-то по рации (очевидно, тому, кто находился в "Газели"), чтобы тот спрятал какую-то сумку. Буквально эта фраза звучала так: "Спрячь сумку, а то сейчас подъедут местные оперативники и будут проблемы". Сотрудник местных силовых структур, который все это слышал, полагает, что речь шла о сумке с оружием, которое намеревались подложить убитому.

У детского сада собралась толпа возмущенных горожан, которые требовали выдать убийц им на расправу. Только благодаря решительным действиям ингушских милиционеров толпу с большим трудом удалось сдержать. Несмотря на то, что к месту убийства на "Уралах", УАЗах, а потом и на БТРах подъехали сотрудники федеральных силовых структур, местные милиционеры разоружили и доставили в ГОВД непосредственных виновников гибели Апти Долакова.

Со слов сотрудников Карабулакского ГОВД, задержанные отказались представиться и объяснить мотивы своих действий. Но при обыске в нижнем белье у них обнаружили удостоверения работников ФСБ. Один из задержанных (он также был в штатской одежде, по национальности – чеченец) имел при себе документы, из которых выходило, что он - "старший лейтенант Морзанашвили Мадор Сергеевич". У четырех русских участников убийства нашли "корочки" с ингушскими фамилиями. В обнаруженном у ингуша удостоверении сотрудника спецслужб была азербайджанская фамилия. У остальных двенадцати задержанных документы были со славянскими, но, вероятно, тоже вымышленными, фамилиями.

Два человека, находившиеся в "Газели", сумели уйти. В брошенном ими микроавтобусе ингушские милиционеры обнаружили Илеза Долгиева, скованного наручниками и с пакетом на голове. По его словам, увидев вооруженных людей, стрелявших вслед убегающему молодому человеку, он попытался укрыться, но был схвачен.

Вскоре в ОВД г. Карабулак прибыли высокопоставленные сотрудники УФСБ по Ингушетии. Они потребовали освобождения задержанных, прекращения всякого расследования в отношении их действий и, что самое главное, приказали вернуть стреляные гильзы и пистолет, из которого был убит Апти Долаков. По словам сотрудников ингушской милиции, высокопоставленный работник ФСБ большего всего был обеспокоен именно этим пистолетом и человеком, который стрелял из него, хотя у убийц изъяли целый арсенал и другого оружия: пистолеты "Стечкина", автоматы и пулеметы. Провести экспертизу этого пистолета на предмет использования его в других нашумевших преступлениях в итоге не позволили.

Несмотря на нежелание офицеров и рядовых сотрудников карабулакской милиции, к вечеру того же дня по приказу министра внутренних дел Ингушетии убийцы были отпущены. По состоянию на утро 3 сентября Илез Долгиев оставался под стражей в здании ГОВД.

4 сентября 2007 года

В 11.00 в г. Аргун сотрудниками Курчалоевского РОВД был задержан житель города, Аюбхан Султанович Маркуев, 1983 г. р., проживающий по адресу: ул. Гагарина, 10 "б", кв. 16.

Как стало известно, Аюбхана арестовали из-за младшего брата Алихана Маркуева, 1988 г. р., который 1 августа 2007 года ушел из дома "в горы" к боевикам. В начале сентября Алихан позвонил Аюбхану по мобильному телефону, и об этом стало известно "силовикам".

4 сентября, примерно в 6.00, к Маркуевым приехали сотрудники Аргунского ГОВД. В доме находилась мать братьев Маркуевых, Хава Джансуева. Пятеро милиционеров осмотрели помещение и сказали хозяйке, что ей нужно проехать с ними в Курчалоевский РОВД.

Хава не знала, что Алихан стал боевиком, - матери он сказал, что едет на море. Сотрудники РОВД сообщили Хаве, что один ее сын ушел в горы, а второй, Аюбхан, собирается это сделать. Матери предложили спасти второго сына и удержать его от необдуманного поступка, для этого попросили привести его в РОВД. Она согласилась, и вместе с милиционерами поехала обратно в Аргун. Хава попросила соседку съездить за сыном в Грозный и привезти его домой. Когда Аюбхан приехал домой, его допросили милиционеры и велели явиться в РОВД. Аюбхан не решался добровольно идти в милицию. Летом 2006 года в сотне метров от дома Аюбхан был похищен неизвестными. Его увезли вечером и до утра избивали, требуя признаться в подрыве туалета с военными. Утром его в тяжелом состоянии, выбросили на окраине с. Белгатой. С тех пор Аюбхан не доверяет вооруженным людям в камуфляжной форме.

В 11.00 из РОВД приехали за Аюбханом, избили его, санкцию на арест не предъявили. Родственники и соседи Маркуева поехали в с. Курчалой и до вечера простояли перед зданием РОВД.

Вечером к собравшимся вышел прикомандированный сотрудник РОВД "Валера" и сказал, что Аюбхана скоро отпустят. Потом он же сказал, что "отпустят завтра утром", а на следующее утро - что Аюбхан привлечен к административной ответственности и задержан на 10 суток решением Шалинского райсуда за якобы оскорбление сотрудника милиции. Все эти 10 суток, пока Аюбхана держали в РОВД, с ним "работали" оперативники. 10 сентября мать видела сына в дежурной части РОВД. У него был раздроблен палец, а на лице имелись множественные ссадины. На исходе срока административного ареста Маркуева передали сотрудникам уголовного розыска и 14 сентября против него возбудили уголовное дело, инкриминируя пособничество НВФ.

Родственники Маркуева обратились за помощью в ПЦ "Мемориал". 14 сентября юрист "Мемориала" принял участие в первом допросе Аюбхана в качестве обвиняемого (до этого допросы велись без адвоката). Во время допроса адвоката вызвал к себе начальник РОВД и вместе с начальником СКМ (службы криминальной милиции), провел "беседу", рассказав о другом адвокате, которого просто убили в Веденском районе.

8 сентября 2007 года

На тропинке, ведущей в лес, между селами Цоцин-Юрт Курчалоевского района и Новый Энгеной Гудермесского района, найден труп женщины с перерезанным горлом. Убита была уроженка с. Мескеты Ножай-Юртовского района Яхита Дадарова, 45 лет.

Где она проживала в последнее время, родственники не знают. Связь с ними она не поддерживала. На место происшествия выезжала оперативная бригада из Курчалоевского РОВД, убийство расследуют следователи из с. Курчалой. Тело было отправлено на экспертизу, после завершения которой 17 сентября было выдано родственникам для захоронения.

Около 5.00 сотрудниками МВД Республики Ингушетия был задержан Мурад Абдул-Кадырович Богатырев, 1970 г. р., проживавший в сборно-щитовом домике в с. Верхние Ачалуки, ул. Бекова. "Силовики" ворвались в вагончик Богатырева, схватили Мурада и увезли его в Малгобекский РОВД. В присутствии отца Богатырева и понятых в вагончике и на прилегающей территории был проведен обыск, ничего противозаконного обнаружено не было. В протоколе обыска сказано, что изъяты только мобильный телефон и сим-карта.

В 8.00 родственники, находившиеся у здания Малгобекского РОВД, увидели, как оттуда выносят раздетый труп Богатырева. Жене убитого сказали, что Мурад скончался от сердечного приступа. Тело родственникам не отдали, заявив, что доставят его в Бюро судебно-медицинской экспертизы по РИ.

Несколько часов спустя, когда жена Богатырева поехала домой, она снова увидела вооруженных людей во дворе у вагончика. Она предложила им ключ, - те не взяли и в вагончик зайти отказались, сказав, что хотят провести обыск только во дворе. В результате, согласно оперативной сводке МВД РИ, при повторном обыске были "обнаружены" патроны к ПК калибра 7,62 - 1092 шт., к АК калибра 7,62 – 37 шт., к АК калибра 5,45 -85 шт., к ПМ калибра 9 мм - 38 шт., граната РПГ-5 - 1 шт., магазин к АК с 30 патронами калибра 5,45. Возбуждено уголовное дело по ст. 317, ч.2 ст.222 УК РФ. Протокол обыска родственникам не выдали, понятых они не видели.

9 сентября 2007 года по 5-му телеканалу в новостном блоке "Сейчас" прошло сообщение о том, что Богатырев был задержан по подозрению в нападении на воинскую часть в Малгобеке 5 сентября, и что после задержания он скончался от сердечной недостаточности. Также было сказано, что он - активный участник незаконных вооружённых формирований, и что через него проходили финансовые потоки боевиков.

По словам жены убитого, что многочисленные соседи и родственники могут подтвердить, что в момент нападения он находился не в Малгобеке, а в Назрани, у родителей. Родственники забрали из морга тело Богатырева, на котором видны многочисленные следы избиений, что зафиксировано видео- и фотосъемкой.

10 сентября 2007 года

Около 20.00 на федеральной трассе Ростов-Баку у поворота на с. Гойты Урус-Мартановского района Чеченской Республики был похищен Вагап Дудаевич Тутаков. Он ехал в машине вместе c другом и дядей в Гойты из с. Серноводск Сунженского района ЧР.

Одновременно брат В. Тутакова, Висхан Дудаевич Тутаков, ехал из Грозного - родственники предполагали встретиться в Гойтах. Его машину остановили у поворота на Гойты вооруженные люди в камуфляжной форме. Они были на четырех машинах ВАЗ-21112, ВАЗ-2110. Старший был в штатской одежде, но с оружием. Они не представились, но спросили, куда едет Висхан Тутаков. Тот ответил, что едет в Гойты. Тогда они потребовали, чтоб он позвонил брату и вызвал его. Висхан отказался, но Вагап Тутаков уже подъехал; его остановили и только у него спросили паспорт. После этого потребовали, чтобы он пересел в их машину, и уехали на восток в сторону Гудермеса. С тех пор о судьбе Вагапа Дудаевича Тутакова его родственникам ничего неизвестно.

Вагап Дудаевич Тутаков, 1957 г. р., родом из с. Орехово Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики. Был музыкантом в ансамбле "Вайнах", работал строителем, в годы перестройки стал предпринимателем. С 1991 г. занялся политической деятельностью, активно поддерживая идею независимости Чеченской Республики от России. В 1995-1996 годах был представителем парламента Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) в РФ. В 1997 году был избран депутатом парламента ЧРИ. В начале второй чеченской войны уехал в Европу, до 2003 года в Страсбурге был представителем парламента ЧРИ при Парламентской Ассамблее Совета Европы. Резко осуждал действия федеральных сил в Чечне и политику России на Северном Кавказе. Выступил против инспирированной Москвой "инициативы" ряда депутатов парламента ЧРИ об отстранении Аслана Масхадова от должности президента ЧРИ. В 2003 году В.Тутаков неожиданно приехал в Москву, а затем и Чечню. По некоторым сведениям, эта поездка состоялась при поддержке Совета Европы, в рамках попыток организации диалога руководства сепаратистов с федеральным центром. Попытка провалилась, диалог не состоялся, и хотя сам Вагап Тутаков тогда не был ни задержан, ни похищен, пострадали другие люди. Родственник, в доме которого он ночевал, был расстрелян представителями какой-то силовой структуры, двое других его родственников были задержаны федеральными силами. В ноябре 2003 года вернувшийся в Страсбург Тутаков заявил о сложении с себя полномочий депутата ЧРИ в связи с "несогласием с действиями депутатских групп разных политических взглядов и парламента в целом". В 2005 году Вагап Тутаков вернулся в Россию, жил преимущественно в Москве. С лета 2007 года он открыто и на законных основаниях проживал в Чеченской Республике.

13 сентября 2007 года

13-14 сентября в Грозном состоялись судебные заседания по делу нижневартовского милиционера Сергея Лапина.

На первом заседании были заслушаны свидетели обвинения: сотрудник прокуратуры Чеченской Республики Саид Баталов и инспектор ГИБДД Аслан Сулейманов. Баталов рассказал, как в январе 2001 года он, приехав вечером в ВОВД Октябрьского района г. Грозный вместе с прокурором города Юрием Пономаревым, обнаружил, что накануне был задержан Зелимхан Мурдалов с двадцатью пакетами наркотического вещества (около шестисот граммов), но был отпущен. Пономарев возмутился, как такое могло произойти, но не получил внятного ответа. Стало ясно, что имела место попытка фабрикации уголовного дела. Более того, в то время как Пономарев и Баталов около сорока минут стояли перед входом в ВОВД, ожидая, пока их пропустят, они успели поговорить с женщинами, стоящими неподалеку. Одна из них сказала, что они ждут освобождения ее сына, Зелимхана Мурдалова, но местные сотрудники силовых структур утверждают, что его там нет, а утром заверяли, что отпустят, как только родители приведут адвоката.

Утром С. Баталов приехал сюда с проверкой. Он увидел в кабинете начальника немолодого чеченца и спросил, какие у того проблемы, но тот ему ответил резко и помощи не попросил.

Запись о том, что Мурдалов находился в ВОВД и был отпущен, стояла в журнале, но пройти незамеченным мимо толпы, в которой были его мать и другие родственники, он никак не мог, другого выхода из ВОВД не было, а территория вокруг заминирована. По факту исчезновения Мурдалова возбудили уголовное дело, и на следующий день на допрос в прокуратуру вызвали нескольких сотрудников ВОВД. "Силовики" приехали на БТРе со своим начальником, Мининым, вели себя агрессивно. Естественно, допрашивать в такой ситуации было трудно, но удалось установить, что с задержанным работали двое сотрудников ВОВД: Журавлев и Лапин. Затем допросили задержанных, и те рассказали, что именно Лапин привел избитого Зелимхана вечером в ВОВД и он же забрал его, умирающего, утром. Ни Журавлева, ни Лапина арестовать не удалось – они срочно уволились и уехали домой в Ханты-Мансийский автономный округ. После настоятельных требований сотрудникам прокуратуры удалось частично осмотреть территорию ВОВД, где были обнаружены трупы двух подростков, матери которых уже несколько дней просили отдать им сыновей.

В то же время Аслан Сулейманов вместе с братом находились на территории ВОВД. За несколько дней до этого их насильно увезли сотрудники Октябрьского ВОВД "для выяснения личности" из дома в пос. Войкова, хотя их паспорта, которые они предъявили, не вызвали подозрений. Несколько дней братьев жестоко избивали, заставляя признаться в преступлениях, которые они не совершали. Потом привлекли в качестве понятых при изъятии наркотиков у Мурдалова. Какие-то пакеты лежали на столе, но что было внутри, Сулеймановы не видели. Конечно, в тех условиях они не могли не подписать протокол. Мурдалов бы чисто одет, никаких следов побоев на нем не было, держался он независимо. Вечером его привели в ИВС. Он был избит так, что не мог держаться на ногах. Всю ночь то вызывали к нему врача, то читали молитву. Утром его забрали сотрудники ВОВД.

С января 2001 года прошло шесть с половиной лет, какие-то детали стерлись из памяти, но в главном показания, данные на прошлом суде, Баталов и Сулейманов повторили.

На следующий день, 14 сентября 2007 года, был допрошен Астемир Мурдалов. Ему было нелегко явиться в суд, - он серьёзно болен. А. Мурдалов снова рассказал о том, что произошло в январе 2001 года, и выразил признательность Баталову, так как тот, фактически, спас Астемиру жизнь, засвидетельствовав факт его нахождения в ВОВД. Если бы не это, он мог бы пропасть, как и его сын. Лапин не посмел задать отцу Зелимхана ни одного вопроса.

После этого встал вопрос, как быть со свидетелями защиты. Они не явились на прошлое заседание. На судебные повестки снова и снова приходят ответы, что одни уволились и их местонахождение неизвестно, другие все время больны. Двое бывших начальников Лапина, - подполковник Минин и майор Прилепин, - находятся в международном розыске.

Защита и прокурор предложили огласить их показания, данные в ходе предварительного следствия, но Лапин настоял на том, чтобы было вынесено решение "о доставлении их приводом".

Следующее судебное заседание назначено на 8 октября.

14 сентября 2007 года

В здании администрации Гудермесского района Чеченской Республики сотрудниками местных силовых структур были задержаны жители с. Комсомольское: Магомед Дубаев, директор госхоза "Возрождение", и его брат Ханпаша Дубаев.

В этот день Магомеда вызвали в администрацию района. Он поехал на служебной машине, за рулем которой сидел Ханпаша. В администрации Дубаеву предложили написать заявление об уходе с занимаемой должности и забрали ключи от служебной машины. После этого Магомеда и Ханпашу забрали сотрудники силовых структур и доставили в РОВД. В тот же день решением суда они были осуждены на семь суток ареста за административные правонарушения. По истечению этого срока Дубаевы вышли на свободу.

Несколькими днями ранее, в с. Центорой был задержан их младший брат, Мааз Дубаев, 35 лет.

Мааз, как и братья, живет в с. Комсомольское на ул. Конституции, но, узнав от знакомых, что его обвиняют в пособничестве незаконным вооруженным формированиям и могу арестовать, он уехал в с. Центорой к родственнику по матери Хайдару Алханову, министру спорта и туризма ЧР. Однако это не помогло: его арестовали вместе с сыном Хайдара Алханова. Арестом руководили начальник охраны Р. Кадырова и командир полка ППС. По некоторым данным, по состоянию на конец сентября 2007 года, задержанные содержатся на одной из баз местных силовых структур в с. Центорой.

Возвращаясь к аресту Магомеда и Ханпаши Дубаевых, следует отметить, что в последнее время местные "силовики" стали часто прибегать к административным арестам. Таким образом они получают возможность работать с подозреваемым без присутствия адвоката. В ходе неофициальных допросов задержанных могут избивать и пытать, а на основании показаний, добытых таким путем, возбуждают уголовные дела (см. сообщение от 4 сентября, - задержание А. Маркуева). Дубаевым повезло – через семь дней их освободили.

Из с. Комсомольское Гудермесского района Чеченской Республики сотрудниками РОВД Курчалоевского района были похищены два местных жителя: Магомед Шамурзаев, проживает на ул. Олимпийская, и Идрис Мужидов.

15 сентября Мужидова, сильно избитого, выбросили у с. Иласхан-Юрт Гудермесского района. Он позвонил родным, и те отвезли его домой.

Через несколько дней отпустили Шамурзаева. Выяснилось, что против него возбуждено уголовное дело, - он обвиняется в пособничестве незаконным вооруженным формированиям. Магомеда отпустили под подписку о невыезде. Примечательно, что начальником криминальной милиции Курчалоевского РОВД работает близкий родственник Магомеда, Байбулат Шамурзаев.

16 сентября 2007 года

В районе с. Пригородное Грозненского (сельского) района Чеченской Республики сотрудниками силовых структур при попытке задержания был убит житель с. Серноводск Сунженского района Рустам Русланович Ибрагимов (фамилия по матери - Вучигов), 22 лет.

Некоторые обстоятельства этой спецоперации удалось узнать от дяди Рустама, Адама Ибрагимова. 16 сентября Рустам на своей машине ВАЗ-21099 выехал из дома в сторону Грозного. 17 сентября, после полудня, родственникам Рустама позвонили из прокуратуры Октябрьского района г. Грозный и предложили забрать труп Рустама. Непосредственно в прокуратуре родственникам заявили, что оперативники получили ориентировку на Рустама и его машину. Машину Ибрагимова попытались остановить в Грозном, но он не подчинился требованиям и попытался скрыться. Сотрудники милиции организовали преследование. В районе с. Пригородное Рустам бросил машину и побежал в сторону леса. По словам сотрудников прокуратуры, Рустам оказал вооруженное сопротивление. "Силовики" открыли по убегающему огонь на поражение и убили его. Труп доставили в прокуратуру Октябрьского района города.

В конце 2005 года Рустам Ибрагимов был арестован, а затем осужден на полтора года лишения свободы по ст. 208 (участие в незаконных вооруженных формированиях) УК РФ. В январе 2007 года он вышел на свободу. Дядя убитого предполагает, что наводку на Рустама дали его бывшие друзья. Объяснять, кто такие "бывшие друзья" Рустама и какую "наводку" они могли дать, Адам Ибрагимов не стал.

Сотрудники местных силовых структур предупредили Ибрагимовых, чтобы они не проводили похоронный обряд. Однако похороны (тезет) были организованы и прошли в доме деда Рустама Ибрагимова.

17 сентября 2007 года

В юридический пункт ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратилась Яхи Несерхоевна Шептукаева, проживающая по адресу: с. Старые Атаги, ул. Майская, 7.

Шептукаева сообщила о грубых нарушениях прав в отношении ее сына, Руслана Мусаевича Шептукаева, осужденного Верховным судом ЧР на 14 лет лишения свободы. 16 сентября Руслан позвонил матери и рассказал ей о том, что в пересыльной тюрьме в г. Челябинск он и еще два чеченца были жестоко избиты. Их личные вещи и канцелярские товары были изъяты.

Противоправные действия в отношении жителей Чеченской Республики принимают острый и систематический характер. Положение осложняется тем, что осужденных в Чечне отправляют, как правило, далеко за пределы региона. Ст. 73 УК РФ определяет, что осужденные должны отбывать наказание в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. Но пункт 4 той же статьи определяет, что лица, осужденные по ст. 126 ч. 2 и 3; ст. 127 ч. 1; ст.ст. 205-206; ст. 208 ч. 1; ст.ст. 209-211; ст. 275; ст.ст. 277-279; ст. 281; ст. 317; ст. 321 ч. 3; ст. 360 ч. 2 УК РФ отбывают наказание в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы. Большое количество приговоров выносится именно по этим статьям, и осужденных отправляют, в основном, в районы Севера, Урала, Сибири и Дальнего Востока. Это затрудняет общение с родственниками, а, следовательно, возможность подать жалобу или рассказать о нарушениях прав заключенных. Таких случаев в последнее время становится все больше. Например, известен случай притеснения жителей Чечни, отбывающих наказание в исправительных учреждениях Мордовии, что подтвердила проверка, проведенная сотрудниками прокуратуры и УФСИН, по инициативе правозащитных организаций ЧР. Это мероприятие было эффективно, но потребовало много времени и усилий правозащитников и государственных служащих высокого уровня. Провести такую проверку во всех колониях невозможно, а жалобы поступают каждый день. Спектр нарушений прав заключенных весьма широк: от непредставления возможности для молитвы до убийств, которые так и не были расследованы. Уровень юридических знаний жителей республики крайне низок. Родственники, получая сообщения о притеснениях и пытках, не знают, к кому обратиться за помощью. Возможности нанять адвоката у них нет, так как абсолютное большинство людей не имеет для этого денег. Сами заключенные часто лишены возможности сделать это, потому что их жалобы на плохие условия содержания не выходят за пределы колонии, задерживаются по приказу начальства, на которое они жалуются. После этого режим их содержания еще более ужесточается.

В с. Гухой Итум-Калинского района Чеченской Республики были задержаны три местных жителя: Тимаев, Мурадов и Бициев. Через три дня их отпустили, и они вернулись домой. Все трое были жестоко избиты. По неподтвержденной информации, задержанные могли содержаться в расположении ОМОН ЧР. В ходе допросов с применением насилия их пытались заставить признаться в совершении покушения на главу администрации с. Гухой Дадаева.

Тимаева, Мурадова и Бициева принуждали сказать, что именно они в ночь на 3 сентября подложили взрывное устройство под сварочный аппарат, стоявший рядом с трактором в двадцати метрах от дома Дадаева. В итоге обвинения никому из троих предъявлены не были – их вина не доказана.

19 сентября 2007 года

19 сентября 2007 года с 10.00 в г. Назрань Республики Ингушетия проходил несанкционированный митинг. Поводом для него послужило похищение накануне в Чечне Магомеда Османовича Аушева, 1982 г. р., и Магомеда Макшариповича Аушева, 1985 г. р., жителей с. Сурхахи Назрановского района РИ. По информации родственников, днем 18 сентября Аушевы на поезде прибыли из Астрахани в Грозный, сели в такси и поехали в Ингушетию. В пос. Черноречье Заводского района г. Грозный такси было блокировано тремя автомобилями, в которых находились люди в камуфляжной форме. Неизвестные без объяснений затолкали мужчин в одну из своих машин и увезли по трассе в направлении Ингушетии. Как только родственники Аушевых узнали о похищении, они сразу же приступили к поискам. В тот же день они выяснили, что примерно в 16.00 машины похитителей через КПП "Кавказ-1" пересекли административную границу Чечни и Ингушетии.

К 15.00 г. Назрань примерно в сотне метров от офиса Датского Совета по беженцам (бывшее здание швейной фабрики "Теймах") на ул. Чеченской, - одной из оживленных улиц города, которую пересекает железная дорога, - собралось до 450 человек (по другим оценкам 150-200 человек). Кроме сурхахинцев, пришли родственники ранее похищенных и убитых жителей Ингушетии, а также случайно подошедшие и подъехавшие люди. Митингующие держали в руках плакаты с надписями: "Перестаньте убивать невинных людей!", "Не трогайте наших детей!", "Верните наших сыновей!".

Больше десятка женщин были вооружены палками. Когда к месту проведения митинга приехал министр внутренних дел республики М. Медов, кто-то из охраны министра попытался забрать у одного из снимающих видеокамеру. Женщины набросились на него и заодно чуть не избили министра и сопровождавших его милиционеров, которые после этого сразу же поспешили уйти.

Тем временем митингующие бетонными блоками перекрыли железнодорожный переезд, закрыв движение автомашин и поездов. По обе стороны от переезда стояли десятки легковых машин и "Газелей", на которых приехали сурхахинцы. К митингующим еще раз приезжал министр внутренних дел и безуспешно пытался уговорить их разойтись. Также к месту митинга приезжали прокурор республики Ю.Н. Турыгин и депутаты парламента РИ.

Люди были настроены очень решительно, говорили, что будут стоять до конца, - до тех пор, пока им не сообщат о судьбе похищенных. Митингующие принесли с собой фляги с водой и молельные ковры, собираясь провести там ночь.

В разговорах с журналистами и правозащитниками митингующие заявляли, что устали от произвола силовых структур, которые похищают молодых мужчин, пытают их и совершают над ними пытки и бессудные казни. Жесткой критике подверглась местная власть во главе с президентом М. Зязиковым, которая ничего не делает, чтобы положить конец этим безобразиям. Свои требования митингующие изложили по местному телевидению: вернуть Аушевых, расследовать другие похищения и убийства жителей Ингушетии, найти и наказать настоящих преступников.

После 18.00 три бронированные автомашины (два "КамАЗа" и "Урал") с сотрудниками силовых структур РИ подъехали и остановились в паре сотен метров от места проведения митинга. Бойцы ОМОН, - некоторые в масках, - встали шеренгой поперек улицы и попытались силой разогнать митинг. Митингующие, подпустив ОМОНовцев метров на 25-30, обрушили на них град камней. "Силовики" стали стрелять в воздух из автоматов. Это не испугало собравшихся: они пошли вперед и оттеснили ОМОНовцев к их машинам. Вскоре камни полетели и в бронированные машины. Одна из машин на большой скорости двинулась на митингующих, - те расступились, пропустили ее и забросали камнями с обеих сторон.

В течение получаса еще дважды предпринимались безуспешные попытки разгона митинга со стрельбой в воздух. В конце концов, ОМОНовцы отступили; несколько "силовиков" получили ушибы и ранения от брошенных камней. У машин были разбиты стекла, помяты двери и т.д. Слухи, что несколько человек из числа митингующих получили огнестрельные ранения, не подтвердились.

Около 21.00, когда страсти поутихли, к митингующим приехал глава администрации Назрани А. Цечоев. Он стал просить людей разойтись по домам, но его не слушали. Спустя некоторое время после отъезда главы администрации снялся с места и ОМОН.

В полночь на месте проведения митинга оставались до 250 человек.

20 сентября 2007 года около 2.00 пришло сообщение, что похищенные найдены. Люди приняли решение разойтись, договорившись после проверки информации вновь собраться в 10.00.

Как выяснилось позднее, похищенные действительно нашлись. Оказалось, что они находятся в РОВД Шатойского района. Утром 20 сентября Магомед Османович и Магомед Макшарипович Аушевы вернулись домой.

Магомеда Османовича Аушева ранее задерживали сотрудники силовых структур. 17 июня 2007 года после нашумевшей в спецоперации в с. Сурхахи, в ходе которой был убит местный житель, Р.Х. Аушев. М.О. Аушев был незаконно задержан, но в тот же день отпущен. В одном из силовых ведомств Северной Осетии он подвергся жестоким пыткам и избиению. Сотрудники силовых структур под угрозой расправы склоняли М. Аушева к сотрудничеству (подробнее см. здесь). После задержания Аушев с адвокатом добровольно являлся в правоохранительные органы для дачи показаний.

По словам освобожденных братьев, хотя большинство из похитителей чисто разговаривали на русском языке, в речи некоторых из них проскальзывали осетинские слова. Аушевых бросили в подвал и поднимали из него для избиений и пыток током. Магомеду Османовичу Аушеву угрожали расстрелом, обвиняя его в том, что он рассказал о попытке своей вербовки во время июньского задержания, и обнародовал номер телефона, по которому должен был после этого выходить на связь. В ночь на четверг их снова посадили в машину и долго куда-то везли. Оказалось, что привезли в с. Шатой (Чеченская Республика), где высадили у районного отдела милиции.

В пос. Гикаловский Грозненского (сельского) района сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель, Сайдязид Закриев.

"Силовики", забравшие Закриева, не представились и не предъявили удостоверений. Похищенного увезли в неизвестном направлении. Родственники предполагают, что похищение может быть связано с расследованием нападения неизвестных на с. Гухой Итум-Калинского района (Закриев уроженец села Гухой).

20 сентября 2007 года

Лагерь бороздиновских беженцев "Надежда" перестал существовать, - второй раз за свою историю, и, видимо, навсегда.

Напомним, что 4 июня 2005 г. в чеченской станице Бороздиновской (Шелковской район) бойцы батальона "Восток" провели жестокую "зачистку", в результате которой были сожжены два дома, два человека убиты, а еще 11 пропали без вести. После этого остальные станичники собрали вещи и разбили палаточный лагерь на территории соседнего Дагестана (Бороздиновская находится всего в пяти километрах от дагестанской границы). Лагерю дали символическое название "Надежда".

Бывшие жители станицы Бороздиновской на протяжении 2 лет безрезультатно пытаются добиться наказания виновных за рейд на их село.

Правозащитники все это время следят за развитием событий вокруг лагеря, информируют о происходящем общественность и представителей государственных структур. По инициативе президента Дагестана Муху Алиева была создана рабочая группа для размещения семей беженцев в сёлах Кизлярского района республики. Для тридцати семи семей, остававшихся в лагере на сегодняшний день, выделены земельные участки под строительства домов в нескольких сёлах – Аверьяновке, Южном, Косякино, Кизлярском. Однако финансовая поддержка для строительства новых домов предусмотрена не была.

Беженцы всеми силами стараются построить камышовые жилища или палатки из старого материала, оставшегося от прежних жилищ в лагере. Практически никто из переселенцев не в состоянии самостоятельно оплатить строительство саманного или кирпичного дома. У них нет финансовых средств для приобретения строительных материалов: цемента, шифера, балок, реек, кирпича. Только стоимость строительных материалов для одного домика из четырёх комнат составляет 90-100 тыс. рублей.

Переселенцы нуждаются во многом, но в первую очередь - в строительных материалах. Им нужно срочно, до наступления зимы, построить себе в поле хотя бы маленькие домики.

Таким образом, беженцев фактически переселили на голую землю. Новое место расселения, по сути, - всё тот же лагерь, они снова в открытом поле, и все их житейские проблемы сегодня точно те же, что год и два назад.

Рабочая группа пока ничего им не обещает, кроме выделения земельных участков, - по 6 соток.

Сотрудник Сети "Миграция и Право" ПЦ "Мемориал" направил письменное обращение президенту РД с просьбой обратиться за помощью в переселении беженцев к Датскому Совету по беженцам или УВКБ ООН на Северном Кавказе, как международным организациям, чья прямая миссия - оказывать помощь людям, оказавшимся в подобных ситуациях.

Правозащитный центр обратился в международные и российские организации с просьбой помочь бороздиновцам. На Северном Кавказе наступили холода, и обитателям камышовых шалашей уже сейчас очень трудно удержать тепло в своих жилищах, которые перемещаются на новое место вместе с ними.

21 сентября 2007 года

Примерно в 21.30. в с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики неизвестные обстреляли машину начальника Сунженского РОВД Шамиля Кацаева.

Машина была обстреляна из подствольного гранатомета и автоматического оружия, когда Кацаев выехал с территории РОВД. На большой скорости машина сумела выехать из зоны обстрела. 20-25 минут нападавшие продолжали обстреливать здание РОВД. Сотрудники милиции и бойцы прикомандированного ОМОНа открыли ответный огонь: так как нападавшие вели обстрел со стороны жилого сектора, то и ответный огонь был направлен в этом направлении.

В ходе перестрелки были ранены три сотрудника милиции (один сотрудник РОВД и два бойца ОМОН). У местного жителя, Адрашида Бациева, от попадания трассирующей пули загорелся стог сена, заготовленный на зиму. Бациевы сумели вывести из огня домашнюю скотину, но хлев сгорел дотла.

Через час после происшествия на улицах с. Серноводск и ст. Ассиновская появились большое количество сотрудников милиции, которые пытались "по горячим следам" установить личности нападавших. Однако действовали они хаотично: так, по словам местных жителей, в ст. Ассиновская после 1.00 сотрудники силовых структур произвольно врывались в дома местных жителей и интересовались наличием в доме молодых людей.

Информация о задержанных не поступала.

22 сентября 2007 года

В Грозном был освобожден Вагап Тутаков. Тутаков до 2003 года - представитель парламента Ичкерии в ПАСЕ, - был похищен 10 сентября в Урус-Мартановском районе (подробнее см. сообщение ПЦ "Мемориал" от 12 сентября 2007 года). На прошлой неделе международные правозащитные организации обратились к российским и чеченским властям с призывом расследовать это преступление и найти похищенного.

До момента освобождения о судьбе похищенного ничего не было известно.

В защиту Вагапа Тутакова выступили также ведущие международные организации, - Хьюман Райтс Вотч, Международная Федерация прав человека, Международная Амнистия, Международная Хельсинкская Федерация. Авторы открытого коллективного письма, адресованного прокурору Чеченской республики В.А. Кузнецову (с копиями президенту ЧР Р.А. Кадырову и Генеральному прокурору РФ Ю. Чайке), выразили серьезную озабоченность судьбой Вагапа Тутакова, и призвали прокурора ЧР обеспечить скорейшее расследование обстоятельств похищения и выяснение места нахождения похищенного.

23 сентября 2007 года

В 6.30 в Барсукинском муниципальном округе г. Назрань сотрудниками ГОВД г. Назрань совместно с сотрудниками мобильного отряда МВД РФ были задержаны братья Эстоевы: Мусса Мурадович, 1974 г. р., и Адам Мурадович, 1987 г. р., проживающие по адресу: ул. Эстоева, 2.

По словам Эстоевых, в 6.00 к ним в дом вошли сотрудники силовых структур и провели несанкционированный обыск. В качестве понятых привлекли двух военнослужащих, которых "силовики" привезли с собой. Ордер хозяевам дома милиционеры не предъявили. В ходе обыска прикомандированные сотрудники милиции оскорбляли хозяев дома. Мусса Эстоев несколько раз сделал им замечание и потребовал, чтобы они вели себя корректно. Один из сотрудника мобильного отряда ударил Муссу по голове. В ответ Мусса ударил милиционера. Муссу и его младшего брата, Адама, вывели из дома, посадили в бронированный а/м УАЗ и увезли в сторону Назрани. Родственникам не сообщили, куда будут доставлены задержанные. Из дома Эстоевых без оформления соответствующих документов изъяли а/м ВАЗ-2107 (регистрационный номер С828ЕЕ, 06-й регион) белого цвета. Сотрудники ГОВД сказали, что машину изымают для проведения дактилоскопической экспертизы в салоне машины.

Эстоевых доставили в здание ГОВД г. Назрань. Допрашивали прикомандированные сотрудники милиции. В ходе допроса братьям надевали на голову черные пакеты, душили, били кулаками и дубинками, унижали, оскорбляли их честь, достоинство и религиозные чувства. Просьба предоставить им адвоката была отклонена. В ходе допросов Эстоевых спрашивали о незнакомых и знакомых людях, о роде деятельности и т.п.

Тем временем родственники Эстоевых самостоятельно установили место содержания братьев. Ближе к вечеру они собрались возле здания МВД РИ и потребовали отпустить задержанных. В противном случае пригрозили массовыми акциями протеста с перекрытием автомобильных и железных дорог.

23 сентября в 22.30 братьев Эстоевых отпустили. Решением мирового судьи за неповиновение сотрудникам милиции они были оштрафованы.

24 сентября в 11.00 Мусса Эстоев забрал с территории ГОВД конфискованный автомобиль. При этом из машины были похищены: автомагнитола "Panasonic", колонки "Kenwood", музыкальные диски на общую сумму 900 рублей; частично повреждена панель приборов; и из бензобака слито 20 литров бензина (Аи-93).

26 сентября Эстоевы обратились с письменными заявлениям в прокуратуру РИ к Ю.Н. Турыгину, к начальнику следственного управления генпрокуратуры РФ по РИ И.Ш. Могушкову. Аналогичные заявления были направлены в ПЦ "Мемориал", АНО "Машр", РОД "ЧКНС". В своих заявлениях они требуют проведения расследования по факту незаконного вскрытия и хищения имущества из машины, наказания сотрудников милиции, порочащих своими действиями профессию, возмещения ущерба и возврат похищенного имущества.

Напомним, что ранее, 21 января 2006 года в г. Назрань возле гостиницы "Асса" предположительно сотрудниками мобильного отряда МВД РФ был похищен Зураб Мурадович Эстоев, 1981 г. р., родной брат Муссы и Адама.

Как впоследствии выяснилось, его отвезли в г. Владикавказ и передали следственной группе генпрокуратуры РФ в ЮФО, которую на тот момент возглавлял К.Е. Криворотов.

Пытками и угрозами Зураба заставили подписать признательные показания в том, что он пять дней находился в лагере боевиков в лесу недалеко от с. Али-Юрт, инкриминировав, таким образом, ст. 208 УК РФ. Его также заставили признаться в незаконном хранении оружия (ст. 222). Но затем, когда Эстоевы поменяли адвоката, Зурабу вменили еще одну статью – 209 (бандитизм). Допрашивали Эстоева в здании УБОП при МВД РСО-Алания, сотрудники этого ведомства.

В настоящее время дело З. Эстоева рассматривается в Верховном суде РИ судом присяжных.

Дело Зураба Эстоева

21 января, около 10.00, в г. Назрань возле гостиницы "Асса", предположительного сотрудниками мобильного отряда МВД РФ, был похищен житель с. Барсуки Зураб Мурадович Эстоев, 1981 г. р., проживающий по адресу: ул. Эстоева, 2.

Последние три месяца он работал инженером в гостинице "Асса". 21 января, примерно в 9.00, на своей машине ВАЗ-21099 Зураб поехал в Назрань на работу. К тому времени в гостинице находились вооруженные люди. На вопрос охранников гостиницы, кто они такие и что им здесь нужно, неизвестные в грубой форме ответили: "Не ваше дело". По словам соседей Эстоевых, в период с 8.00 до 9.00 вооруженные люди приезжали на ул. Эстоева. Часть из них были одеты в камуфляжную форму и в маски. Они приехали на нескольких машинах: ВАЗ-21099, ВАЗ-2110 серебристого цвета, ВАЗ-21015, ВАЗ-2109 темно-синего цвета (регистрационный номер 922 06-й регион) и микроавтобусе "Газель" белого цвета.

Приехав в гостиницу, Зураб приступил к работе, но через несколько минут вышел на улицу по своим делам. Здесь его схватили неизвестные, затолкали в микроавтобус "Газель" и увезли в неизвестном направлении. Машину Эстоева они также забрали. Кто-то из сотрудников гостиницы позвонил по телефону родственникам Эстоева и сообщил им о похищении Зураба. Его родные обратились за информацией в ГОВД г. Назрань. Сотрудники ингушской милиции заявили, что непричастны к данному делу и не знают, кто мог это сделать. Однако ближе к полудню кто-то из сотрудников ГОВД сообщил родственникам Эстоева, что его задержали сотрудники мобильного отряда МВД РФ, дислоцирующиеся в г. Карабулак. После этого родственники обратились за помощью в республиканскую прокуратуру. Там их выслушали, записали информацию и через некоторое время выяснили, что Зураб Эстоев был задержан по указанию руководителя следственной бригады Северо-Кавказской прокуратуры К.Е. Криворотова и доставлен в г. Владикавказ.

В тот же день вечером, около 21.00, брату Зураба, Муссе, на мобильный телефон позвонила женщина, которая представилась адвокатом Региной Туаевой и сообщила, что защищает интересы Зураба. Она предложила встретиться на следующий день во Владикавказе. Мусса приехал в указанное время и встретился с Туаевой возле здания старого паспортного стола. Адвокат заверила в своих намерениях помочь Зурабу, после чего связалась с последним по своему мобильному телефону и дала возможность Муссе поговорить с братом. Зураб рассказал, что его избивают и пытают током, и намекнул, чтобы поменяли адвоката. Разговор был коротким. Туаева не дала возможности говорить долго. Затем Мусса обговорил условия ее работы. Туаева попросила за свои услуги 1000 долл. США. За эти деньги она обещала добиться того, чтобы Зураба перестали бить, перевести его в хорошую камеру, устроить свидание с родными и забрать конфискованную машину. Договаривали на улице, в машине Муссы. Через несколько дней он передал Туаевой 1200 долл. США. Однако никаких документов оформлено не было.

В тот же день адвокат помогла ему забрать машину Зураба и устроила свидание с ним. На свидании Зураб рассказал о том, что его сильно избивали и пытали, в результате чего он вынужден был подписать признательные показания в том, что пять дней находился в лагере боевиков в лесу недалеко от с. Али-Юрт (Ингушетия). Его также заставили подписать обвинение по ст. 222 (незаконное хранение оружия). На теле Зураба действительно были видны следы от побоев (ссадина на лице, разбитая губа и т.п.). Допрашивали Зураба в здании РУБОП г. Владикавказ. На допросах присутствовала адвокат Туаева, но она всякий раз выходила из кабинета, когда Зураб отказывался подписывать бумаги. Как только адвокат удалялась, Эстоева избивали и пытали. Было проведено всего два допроса. Первый допрос вел следователь Северо-Кавказской прокуратуры Закир Гаджиев, второй его коллега, Бабюк. При подписании Зурабом признательных показаний Туаева не присутствовала. По словам Зураба, ему вменялись преступления, предусмотренные ст. 208 УК РФ. Последние слова удивили Муссу, так как Регина Туаева убеждала его в том, что против Зураба выдвинули обвинения по ст. 209, в связи с чем попросила дополнительной оплаты для того, чтобы заменить эту статью на 208.

Через десять дней после свидания с Зурабом его родственники официально уведомили следствие, что отказываются от услуг адвоката Туаевой. Был нанят адвокат коллегии адвокатов РИ Муса Хаматханов. Он добился проведения судмедэкспертизы для его подзащитного и фотографирования побоев. Следователи были недовольны тем, что в дело вступил новый адвокат. Эстоева начали избивать снова, пытаясь таким образом заставить его отказаться от нового адвоката. Во время проведения очередной экзекуции, когда Зураба избивали пять человек, ему дали понять, что могут освободить его, так как они знают, что он не виновен, но только если родственники заплатят выкуп в размере 50 тысяч долларов США. Зураб отказывался менять адвоката, поэтому побои продолжались. Более того, его стали обвинять в преступлениях, предусмотренных в ст. ст. 209 и 222. 31 мая, не выдержав пыток и избиений, Зураб вскрыл себе вены. Ему была оказана экстренная медицинская помощь.

2 июня 2006 года брат Зураба Эстоева, Мусса, с письменным заявлением обратился в ПЦ "Мемориал" с просьбой защитить права его брата и добиться того, чтобы Зураба прекратили избивать и пытать.

27 сентября 2007 года

После 6.00 в с. Сагопши Малгобекского района Республики Ингушетия в ходе проведения совместной спецоперации сотрудниками федеральных и республиканских силовых структур были убиты два местных жителя, братья Галаевы: Саид-Магомед Хасанович, 1983 г. р., и Руслан Хасанович, 1986 г. р., проживавших по адресу: ул. Осканова, 77.

В тот же день пресс-служба МВД РИ заявила, что в ходе спецоперации в с. Сагопши: "...двое боевиков оказали вооруженное сопротивление и были уничтожены. Один из уничтоженных Саит-Магомед Галаев 1983 (позывные "Абдул-Малик") являлся так называемым "эмиром" боевиков по Малгобекскому району Ингушетии".

По словам собеседника агентства, также в ходе спецоперации один предполагаемый участник НВФ был задержан и в отношении него в настоящее время проводятся оперативно-следственные мероприятия.

"В результате проведения спецоперации двое сотрудников при УВД по Курганской области получили ранения различной степени тяжести", - сообщили в пресс-службе. (ИНТЕРФАКС-ЮГ)

28 сентября сотрудники ПЦ "Мемориал" в с. Сагопши встретились с родственниками убитых. По словам матери погибших, Фасимат Галаевой, 1956 г. р., поскольку семья соблюдает мусульманский пост, Уразу, они встали и позавтракали до восхода солнца, а затем разошлись по своим комнатам. Саид-Магомед спал в комнате вместе с женой Мадиной; еще два брата Руслан и Тагир (1982 г. р.) - в отдельной комнате в противоположном конце дома, а мать и младший сын Саид-Ахмед, 11 лет, - в комнате недалеко от входной двери.

Примерно в 6.30 к дому Галаевых подъехали сотрудники силовых структур числом более сотни, на двух БТРах, автомобиле "Урал" и десяти бронированных УАЗах. Дом блокировали со всех сторон, около полусотни человек прошли во двор. Жена Саид-Магомеда заметила военных во дворе и сказала об этом мужу. Сайд-Магомед крикнул братьям, что во дворе военные, и пошел к входной двери. Он не успел выйти из комнаты, - в дом ворвались силовики и открыли прицельный огонь. Были убиты Саид-Магомед и его брат Руслан, тоже подходивший к входной двери. Проснувшаяся от звука выстрелов Фасимат увидела, как в ее комнату, шатаясь, вошел Руслан и упал возле кровати. В другой комнате кричала сноха, которую держали военные. Женщин, Саид-Ахмеда и Тагира вывели на улицу. В комнаты военные бросили по три гранаты, и только после этого заставили Тагира вытащить убитых братьев на улицу. Женщин и ребенка посадили рядом с телами. По словам Мадины, к ним подошел "русский военный" и попросил у нее черный пакет. Мадина сказала, что пакета нет. Он вышел из двора и вскоре вернулся с синим пустым пакетом, сел возле сарая и стал сбрасывать в пакет патроны из своего автоматного рожка, - потом этот пакет с патронами фигурировал в протоколе обыска как обнаруженный в доме Галаевых. Также в протоколе обыска значилось, что в доме были найдены два автомата и другое оружие. Где и при каких обстоятельствах обнаружили оружие, Галаевы не знают, - по их словам у них оружия не было. При обыске они не присутствовали. Тагира, - сразу после того, как он вытащил трупы на улицу, - доставили в Малгобекский РОВД. Через некоторое время туда же доставили Фасимат Галаеву и ее сноху Мадину. Во дворе оставался только Саид-Ахмед. Несколько часов он сидел возле трупов братьев, пока их не забрали военные. Обыск в доме продолжался несколько часов без соблюдения процессуальных норм.

Задержанных допрашивали по отдельности. Допрос вел следователь прокуратуры Адам Султанович Цечоев. На допросе Фасимат возмутилась тем, что без всякой вины убили ее детей. Она спрашивала: - "Где власть?" - "Какая власть?" – ответил следователь, улыбаясь,- "они оказали вооруженное сопротивление".

Тагира спрашивали, откуда в доме оружие, где он и его братья были в ночь на 8 сентября, во время нападения на воинскую часть № 3733, расположенную на окраине Малгобека, интересовались кругом знакомых братьев Галаевых.

Тем временем, возле Малгобекского РОВД собрались до ста родственников и соседей Галаевых, требовали немедленно освободить задержанных и не расходились, пока их требования не были выполнены. В 19.00 из РОВД выпустили Фасимат, в 22.00 – Тагира, еще через полчаса – Мадину.

28 сентября Галаевым выдали трупы братьев, в тот же день их похоронили. Галаевы намерены обратиться в правоохранительные органы с жалобой на противоправные действия сотрудников силовых структур. Их интересы представляет адвокат Магомед Гандаур-эги.

По словам односельчан Галаевых, убитые братья никогда ни в чем противозаконном замешаны не были, вели открытый образ жизни, придерживались традиционного ислама, подрабатывали строительством на частных стройках.

Сентябрь 2007 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 марта 2017, 13:12

28 марта 2017, 13:12

  • Эксперты пояснили причины преследования блогера Лапшина в Азербайджане

    Содержащийся в бакинском СИЗО блогер Александр Лапшин не жалуется на самочувствие и условия содержания, заявил его адвокат. Он полагает, что суд по делу Лапшина начнется не ранее, чем через месяц. Местные эксперты Гаджизаде и Джуварлы рассказали, чем Лапшин не угодил властям. Правозащитник Мамедли считает, что блогер в своих постах об Азербайджане вышел за рамки права на свободу выражения.

28 марта 2017, 12:53

28 марта 2017, 12:11

28 марта 2017, 12:02

Архив новостей
Все SMS-новости