01 августа 2020, 22:10

"Радио Свобода": местные традиции усложняют жизнь трансгендерных женщин с Кавказа

Трансгендеры с Северного Кавказа не могут переоформить документы и оказываются в России вне закона, так как боятся ехать на родину из-за нетерпимости земляков. В итоге они часто попадают в секс-индустрию и готовы бежать из страны, следует из материала "Радио Свобода" на основе интервью с трансгендерной женщиной из Дагестана.

Ранее "Кавказский узел" писал о проблемах людей с нетрадиционной ориентацией на Северном Кавказе. В частности, авторы доклада о стратегии выживания квир-женщин в июле этого года сделали вывод о том, что у таких жительниц региона мало доступных методов изменения условий жизни, особенно в Чечне и Ингушетии. О том, что для Чечни характерны преследования по признаку сексуальной ориентации, говорится в справке "Кавказского узла" "Убитые за ориентацию — судьба квир-женщин в Чечне". Если гомосексуальных мужчин в республике преследуют силовики, то судьба лесбиянок и трансгендерных женщин целиком находится в руках их родных, которые бывают не менее жестокими, отмечается в этом материале.

Английский термин queer используется для обозначения любой идентичности, не соответствующей традиционной модели сексуального поведения. Термин часто подвергается критике со стороны членов ЛГБТ-сообщества, а также других людей, ассоциирующих слово с его разговорным использованием в качестве оскорбления или желающих отделить себя от квир-радикализма.

Жизнь трансгендеров в России значительно усложнится, если будет принят пакет законопроектов "в целях укрепления семьи" с предложением запретить им менять пол в свидетельстве о рождении, говорится в опубликованной сегодня на сайте «Радио Свобода» статье «"Я тебя проклинаю". Жизнь трансгендерной женщины из Дагестана». В этой статьей указано, что уже сейчас трансгендерные люди с Кавказа оказываются де-факто вне закона - с внешностью, которая не соответствует полу в документах - и трансгендерным женщинам приходится покидать свои семьи, часть из них попадает в секс-индустрию. Такой вывод сделан на основе интервью с трансгендерной женщиной из Дагестана.

Пакет законопроектов "в целях укрепления семьи" подготовлен Временной комиссией Совфеда по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса и внесен 14 июля в Госдуму. В качестве авторов документа выступили сенаторы Елена Мизулина, Александр Башкин, Елена Афанасьева, Римма Галушина, Людмила Нарусова, Максим Кавджарадзе, Маргарита Павлова, сообщила "Парламентская газета" 14 июля.

28-летняя трансгендерная Дэниз, которая родилась мальчиком в маленьком посёлке в Дагестане, рассказала, что сейчас живет в шелтере в Москве, прошла через проституцию и наркозависимость и теперь надеется на эмиграцию.

"Насчёт одежды, внешнего вида: мне всегда нравились длинные волосы, я не любила стричься. Отношение к мальчику жёсткое на Кавказе: мальчик должен вот так ходить, вот так разговаривать, играть с машинками. Мама, родственники, соседи – все смотрят на тебя. Мне казалось, что весь мир против меня. Мама заставляла меня играть в футбол, но дома у меня были свои игрушки, которые я сама делала. Кукла была у меня. Я сделала себе парик из верёвок один раз. Мама нашла, ничего не сказала, просто выбросила", - рассказала Дэниз.

По ее словам, в школе она подверглась травле, а общее непонимание того, что с ней, привело к попытке суицида. "Мне казалось, что я какой-то ребёнок получился бракованный, что я единственная такая в мире. Это очень сложно было, ничего же не знаешь, в школе об этом не говорят. Может, поэтому в 16 лет мне захотелось убить себя", - вспоминает Дэниз.

Она рассказала, что родственники вызвали скорую помощь, подростка положили в детское отделение, и три дня она лежала под капельницами: "Меня никто не спрашивал, почему я так сделала. В школе психолог со мной разговаривала, я даже не помню о чём. Приходил мент в больницу, симпатичный такой, рыжий. Что-то мне дал подписать, и всё. Соцработник и психолог приходили домой, не помню, о чём говорили, видимо, для отметки пришли. Ни мама, никто не спросил, так и забыли об этом".

Через год после школы Дэниз уехала в Москву, где жила у родственницы, пошла учиться в колледж, работала уборщицей. До 22 лет она считала себя геем. "В 24 [года] я ушла от мамы. Собрала вещи и пошла к своей подружке. Говорю: «Принимай». И вот тогда я влилась в эту сферу [секс-работы]", - отметила Дэниз, добавив, что тогда же начала принимать гормоны, и ее внешность стала более женственная.

Еще в 22 года она сказала маме, что не хочет жениться и что ей не нравятся женщины. "Она спросила: «Кто тебе нравится? Мужчины?» Я просто кивнула головой. Она поплакала чуть-чуть, я тоже. «Ну ничего, – говорит, – погуляешь до 27, потом женишься». Я думаю, ну ладно, время есть ещё. Когда пришло время жениться, она всё-таки настояла. Она часто ездит домой, она меня звала – пойдём по врачам, пойдём к мулле, пойдём к знахарке. И она меня заставила сделать фиктивный брак, я в браке до сих пор. Женщине той нужно было получить гражданство, а маме - чтобы показать дома. Фото даже у неё есть, когда мы из ЗАГСа вышли", - рассказала Дэниз.

Она некоторое время жила за границей, но потом вернулась в Россию, и уже здесь столкнулась с угрозами – ей стали приходить смс-сообщения из Дагестана от тех, кто узнал Дэниз в эротическом фильме. "Когда мне стали присылать угрозы, я стала всем писать: в «ЛГБТ-Сеть», «Выход», «Стимул». Сейчас живу в шелтере в Москве, помогаю по дому, наркотики не принимала уже год. Опять начала принимать гормоны, но к врачу не ходила", - рассказала Дэниз.

Она отмечает, что боится закончить так называемый "переход" - полностью сменить пол и поменять документы. "Чтобы поменять паспорт, надо в ЗАГС по месту рождения обращаться. Это не только всё село, вся Россия узнает, у моих родственников будут сложности", - говорит Дэниз.

"Всё меняется, религия набирает обороты в Дагестане. С каждым годом всё больше. Тему эту (трансгендерности) стали обсуждать в последнее время. Говорят, что надо убивать… Трансгендеры, геи, лесбиянки, для них же мы все […] конченые люди, у нас в уме только секс, только разврат, нас как людей не воспринимают. Я думаю, что родственники… Не знаю, могут закрыть, могут насильно поместить в клинику. Мама может всех организовать. Последний раз мы с ней общались месяца три назад, она мне сказала: «Я тебя проклинаю, чтоб ты сдох»", - рассказала Дэниз.

По ее словам, в России ей делать нечего. "Можно сделать операцию, но как жить потом? Надо же работать. В проституцию снова идти я не хочу, а найти работу с мужским паспортом не получится. Я хочу быть собой, просто быть собой. Для этого надо уехать", - заключила Дэниз.

Напомним, в июле 2017 года в докладе о преследовании ЛГБТ на Северном Кавказе были приведены три истории преследования квир-женщин, но отмечалось, что информация о внесудебных казнях над квир-женщинами из Чечни, Ингушетии и Дагестана были известны правозащитникам уже до этого.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Реклама
Лента новостей

11 августа 2020, 09:58

11 августа 2020, 09:23

11 августа 2020, 08:25

11 августа 2020, 07:27

11 августа 2020, 06:29

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей