04 марта 2006, 18:45

"Мемориал": назначение Кадырова премьером отражает федеральную политику в Чечне

Рамзан Кадыров назначен на должность председателя правительства Чеченской республики. Указ об этом в субботу в присутствии депутатов Народного собрания и прессы подписал президент Чечни Алу Алханов. Перед этим Народное собрание Чеченской республики одобрило кандидатуру Кадырова на пост председателя правительства Чечни. Депутаты проголосовали за это решение единогласно.

Прокомментировать это назначение "Кавказский узел" попросил члена Совета Правозащитного центра "Мемориал" Александра Черкасова.

"Де-факто Рамзан Кадыров до недавнего времени исполнял обязанности, а Сергей Абрамов был фигурой номинальной. Также и соотношение полномочий Рамзана Кадырова и Алу Алханова де-факто было не в пользу последнего. Сказать, что что-то изменилось коренным образом, вряд ли можно. Местные силовые структуры и так под его контролем. Структуры, так сказать, политические - "Единая Россия" - тоже под его контролем, он являлся или является главой регионального отделения, экономика - под прямым или косвенным контролем его или его людей. Поэтому сказать, что что-то радикально изменилось при избрании вряд ли можно. Выборы в парламент проводились при очень большом влиянии его и его людей. Теперь просто зафиксирована формально сложившаяся реальность. Ничего нового не произошло. По крайней мере, для меня это как новость из Чечни не воспринимается", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Александр Черкасов.

- Став реальным, полноценным политиком, Рамзан Кадыров, по логике вещей, должен проводить и более ответственную политику - хотя бы не позволять себе высказываний, которые приводили в шок, например, по "Датскому совету по беженцам"...

- По-моему, Вы не исходите из сложившейся реальности. Ответственность политика означает, что есть какие-то контролирующие органы, перед которыми ему предстоит отвечать. Здесь же, в общем, получен карт-бланш. А если получен карт-бланш, то больше об ответственности, по-моему, речь не идет. Помните, у Атоса было некое письмо: "То, что сделано предъявителем сего, сделано по моему приказу и во благо Франции"? Считайте, что такое письмо есть. Соединились реальное и декларируемое направления эволюции ситуации в Чечне. Декларируемое - это создание местных органов власти, а реальное - это передача полномочий по силовому решению конфликта местным структурам. Рамзан Кадыров всегда олицетворял второе, а теперь он получил и формальные полномочия. Наоборот, можно сказать, что политика федерального центра четче выражена с назначением Кадырова на эту должность.

- А это правильно для республики, ее народа? Или премьер должен был прийти со стороны?

- Если мы констатируем, что назначение Рамзана Кадырова на эту должность просто четче проявляет политику федерального центра в отношении Чечни последних четырех лет, то вопрос необходимо формулировать следующим образом - а правильна ли была эта политика? На мой взгляд, эта политика сиюминутно показывает, что вроде бы меняется в лучшую сторону, ведь интенсивность конфликта снижается, снижается систематически. Меньше людей гибнет год от года. Меньше людей исчезают. Меньше людей похищают. Меньше исчезает похищенных. Если, скажем, в 2002 году порядка 80 процентов похищенных исчезло, то сейчас примерно половина. Это можно было бы назвать прогрессом, но я замечу, что если взять статистику последних сталинских лет по ситуации в Прибалтике и на Западной Украине, то вы увидите сходную картину. То есть число осужденных по соответствующим статьям в партизанском движении снижалось чуть ли вдвое каждый год. Но, как мы видим, это не решение проблемы, а загон ее вовнутрь. И люди, которые эту политику осуществляли тогда, отчасти это понимали.

Лаврентий Берия за день до своего ареста приехал в "Бутырку" и разговаривал с Йонасом Жямайтисом, лидером литовских "лесных братьев" и подпольным президентом Литвы. Видимо, Берия планировал устраивать ситуацию не только с учетом того, что было навязано силовым путем, но и пытался искать и политическое решение конфликта. Но решение в Литве пришло спустя сорок лет после тех событий. И точно также можно считать локально, кратковременно успешными и действия федерального центра в Чечне. С той разницей, что действия против партизан на Западной Украине с использованием силовых структур - "истребительных отрядов", - сформированных из вчерашних участников вооруженного сопротивления, находилось под контролем и союзных силовых структур, и под контролем политических структур союзного центра. Действия "истребительных отрядов" действительно были эффективными, но при этом они не претендовали на политическую власть.

В Чечне же все совмещено: и эффективное участие местных силовых структур, состоящих в значительной части из вчерашних участников вооруженного сопротивления, и политическая власть. А это вряд ли делает ситуацию более стабильной, и решение вряд ли более долговременно устойчивым, чем то, что было в 40-50 годах в Прибалтике и на Западной Украине.

Конечно, очень трудно сравнивать - время другое. Но речь не идет о том, что ситуация ухудшается. Она плохая, но она плохая по иному.

Когда комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблес говорил о том, что когда он в первый раз здесь был, здесь стреляли пушки, он действительно был первый раз в Чечне зимой 1999-2000 года, когда шли крупномасштабные боевые действия. Но СМИ тогда взяли только эту фразу. А ведь дальше он говорил, что да, уже нет масштабных боевых действий, но есть похищения людей и есть пытки. В этом смысле эволюция продолжается. Мы прошли через этап крупномасштабных боевых действий, мы прошли через этап зачисток, когда, чтобы провести операцию в селе, его блокировали. Прошли через этап, когда кого-то нужно было похитить из села, село не блокировали целиком, а группа являлась ночью и это делала. И пришли к тому, что эти полномочия уже переданы от федеральных структур местным структурам.

Спустя какое-то время в значительной части эти похищенные люди легализуются в официальных силовых структурах и проходят через судебную систему. Правда, там используются пытки, фабрикуются дела. Поэтому ситуацию нельзя считать нормализованной - она изменилась. И эти изменения в какой-то степени олицетворяет Рамзан Кадыров. Следовательно, если считать ошибкой выбор кандидатуры нового премьера, то надо признавать, что ошибочна вся политика федерального центра в Чечне. То есть вы должны поставить под сомнение, что происходящее сейчас в Чечне - есть решение этой проблемы, а не загон ее вглубь.

Автор: Александр Григорьев, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

19 января 2017, 18:35

19 января 2017, 18:18

19 января 2017, 18:04

19 января 2017, 17:43

19 января 2017, 17:34

Архив новостей
Все SMS-новости