04 мая 2005, 20:11

Текст интервью Мусы Оздоева радиостанции "Эхо Москвы"

Радиостанция "Эхо Москвы", 4 мая 2005 года

Ведущие: Владимир Варфоломеев

Гости: Муса Оздоев, депутат народного собрания Ингушетии

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - В столице 14.08 минут, наш сегодняшний гость - депутат парламента Ингушетии, человек, который буквально сутки назад только вышел из заключения Муса Оздоев, Муса, здравствуйте.

М.ОЗДОЕВ - Здравствуйте

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Вас арестовали во время митинга, который в минувшую субботу вы пытались провести в центре Назрани, свидетелем вашего ареста оказался в том числе и я, довольно грубая такая была акция по разгону ваших сторонников и двое человек, заломив вам руки за спину, посадили вас в машину, я помню белая Газель, причем без номеров, а сами люди, которые вас вели, были в масках, поэтому вот я, честно говоря, не могу с уверенностью сказать, кто и за что вас арестовали-то?

М.ОЗДОЕВ - Я действительно сам пытаюсь выяснить, кто и за что меня арестовал. В обшей сложности я провел в ГУВД... меня доставили в ГУВД города буквально, наверное, через полчаса после начала митинга. Митинг был абсолютно санкционирован, все соответствующие бумаги были направлены в соответствующие инстанции, я обратился еще в МВД и ФСБ республики, чтобы обеспечить безопасность от возможных терактов, вся эта работа была проведена на должном юридическом уровне и до сих пор кто меня задержал, даже после того, как я читал рапорта тех, кто якобы меня задерживал при судебном заседании эти люди отказались, что они вообще меня задерживали, так что я до сих пор не могу установить, кто меня в принципе задерживал.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Но вот на площади Согласия в центре Назрани задолго еще до официального начала митинга мы наблюдали огромное количество людей в форме, с оружием, с автоматами, с дубинками, можно было разделить их на такие две основные части - это силы ингушского МВД, которые для нас, гостей из Москвы, довольно легко их было определить и российские подразделения, видимо это были внутренние войска МВД, но вот те, кто выходили в форме без опознавательных знаков, вот например передо мной лежат фотоснимки - черные маски с прорезями, в руках автоматы - вот это кто - ваши или федералы, все-таки?

М.ОЗДОЕВ - Мне трудно сказать, кто это, потому что действительно у нас есть видеосъемка с самого начала митинга вплоть до его завершения, и тех силовых мер, которые применялись не только против меня, но и против других участников митинга. Мне достоверно известно, что за неделю до проведения данного мероприятия руководство республики в лице Зязикова обращалось в МВД России с просьбой выделить дополнительные силы в связи с тем, что возможны беспорядки. Там действительно стояли подразделения внутренних войск России, насколько мне известно, из Моздока, Кабарды, трудно мне сказать...

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - То есть не те, которые постоянно дислоцированы?

М.ОЗДОЕВ - Да, насколько мне известно, где-то дополнительных сил было введено в районе полка, там были бронированные Уралы, там были люди с собаками специально обученными. Но, насколько мне известно, командир этих подразделений отказался к нам подходить и применять против нас какие-либо силовые меры, так как акция носила абсолютно мирный характер. А те, кто захватил меня - это отряд милиции особого... спецназ республиканский, это я уже потом по рапортам определил, которые не давали... я до сих пор не могу установить, кто меня захватывал, мало того, я во время судебного так называемого заседания...

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Ну, вот, хотя бы судили вас по закону?

М. ОЗДОЕВ - Судебное заседание, наверное, в 37-м году такого не было. Дело в том, что больше 12 часов меня вообще продержали в ГУВД города Назрань. Причем начальник ГУВД, исполняющий обязанности Яндиев заверял, что я его гость. Мне из ресторана был доставлен обед. Я, кстати, "Эхо Москвы" дал интервью из его кабинета. На прямой связи со мной постоянно находился Гудков, который мне порекомендовал выйти, он на связи был, я вышел...

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Это лидер Народной партии, депутат Госдумы, да?

М.ОЗДОЕВ - Да. Насколько я знаю точно, после 22 часов, (после того, как я с Гудковым общался, у меня телефон забрали), в районе 22 часов он связывался с прокурором города Назрани Мамиловым, тот заявил ему, что он не располагает информацией, что я вообще арестован и где-то нахожусь. Где-то начиная с 4 часов дня до утра мои родственники понятия не имели, где я нахожусь. Они искали меня и в ФСБ, и прокуратуре, и в ИВС, я знаю. Но меня не могли нигде найти, я был абсолютно изолирован, максимально что я мог сделать - это встать и сесть. Все эти разговоры, что я оказал сопротивление в РУВД Назрани, это выдумано, потому что где-то с десяток человек на меня набросились после того, как я заявил, что я пойду, если нет обвинений против меня. Это было в районе 19 часов. Я сначала вышел из здания. Никто ко мне не притронулся. Когда я попытался сесть в машину и уехать, эта машина была блокирована сотрудниками ГУВД во главе с Яндиевым. Шофера вышвырнули из машины, скрутили руки и держали. В этой машине меня вновь завезли во двор ГУВД. А после того, как я их попросил отпустить этого шофера и машину за ворота, иначе я вообще никуда не пойду, на условиях того, что они его отпускают, я поднялся опять на второй этаж. Но когда мне сказали войти в кабинет, я отказался.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Правда, что судья приезжал к вам в милицию, а не вас возили в суд, как это положено?

М. ОЗДОЕВ - Абсолютно точно, мне не давали писать заявления, потому что в комнате, в которой я находился, был выключен свет. Никаких движений мне не давали сделать, потому что рядом со мной находилось от 10 до 20 сотрудников постоянно. В районе 12 мне заявили о том, что мне надо спуститься вниз, и я спустился. Выяснилось, что тут находится мировой судья Тутаев. Мне показали письмо за подписью федерального судьи Нальгиева без исходящих данных. Не было никаких выходных данных, только подпись одна: ни печати - ничего. На основании этого человек, который называл себя мировой судьей, заявил, что будет вести мое дело.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - А он из другого района, не из Назрани?

М. ОЗДОЕВ - Да, абсолютно не имеет никакого отношения к этому участку. Насколько мне известно, до 12 часов они вообще не могли ни одного судью найти, который согласился бы вообще вести это дело. Я судье объяснил, что у меня никаких приводов, ничего нет. Я хочу выяснить, на каком основании меня задержали, почему я оказался заложником, которого задержала группа в масках.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Ну, в итоге, согласно официальному решению, на трое суток вас посадили за хулиганство в здании милиции? Даже не за митинг, за митинг вы были оправданы.

М. ОЗДОЕВ - Дело в том, что я потребовал пригласить свидетеля, депутата народного собрания Аушева Магомет-Сали Аушева, который находился рядом со мной, я предложил судье посмотреть видеозапись, так как она существует, вел я себя агрессивно или нет. И, мало того, после того, как и в адвокате, и во всем мне было отказано, я тогда потребовал пригласить сотрудника МВД, полковника Долгиева, который во время судебного заседания заявил о том, что я не оказывал никакого сопротивления, вел себя корректно. После чего это дело совершенно отошло на второй план, появилось второе.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Давайте сейчас прервемся. Муса Оздоев - депутат Народного собрания Ингушетии - наш сегодняшний гость. Через одну минуту после новостей мы вернемся в эту студию.

НОВОСТИ.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - 14 часов 18 минут. Наш сегодняшний гость депутат Народного собрания Ингушетии Муса Оздоев. Почему вы уже неоднократно выступаете против существующей у вас в Ингушетии власти? Чем плох президент Зязиков?

М. ОЗДОЕВ - Ну, президент Зязиков - он вообще не президент. Я иначе не могу это назвать, потому что размеры коррупции, хищение бюджетных средств уже просто чудовищные. Я неоднократно обращался к президенту страны. Вообще, смысл данной акции, чтобы федеральный центр увидел то, что Зязиков не контролирует ситуацию в республике. Он может опираться на тех выдвиженцев, которые будут беспрекословно выполнять его приказы. Но проблема заключается в другом. Если за меня есть, кому в конечном итоге постоять, то за него это сделать скоро будет некому. Мне хотелось бы вообще для себя разъяснить, где было это руководство МВД во главе с Зязиковым в ночь с 21 на 22 июня. Где они были? И уже совершенно точно известно, что исполняющий обязанности министра внутренних дел, Хамхоев, с отрядом из более 150 человек охранял коттедж Зязикова. Почему он не пошел на помощь ребятам, которые гибли в том же ГУВД (всего 5 человек защищало), в МВД - с десяток человек? Почему они там такую организованность не проявили? Вся республика, в том числе, и федеральный центр прекрасно знали, что подобного рода акция готовилась, что она в любом случае рано или поздно будет проводиться, всем это было хорошо известно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Ну, элементы бардака, я думаю, везде присутствуют.

М. ОЗДОЕВ - Нет, ну здесь размеры коррупции... У меня официальные ответы из МВД России, где говорится о сотне миллионов хищения бюджетных средств. Есть заключение Счетной палаты - более 800 миллионов хищения и нецелевого использования бюджетных средств. Это хорошо известно всем. Когда все методы воздействия на Зязикова и на то, чтобы федеральный центр обратил внимание на те процессы, которые происходят в республике, исчерпаны, остается одно, причем конституционное право - акция протеста. Выйти и встать на площади и сказать, что происходить. Но меня пытаются все время уличить, что я связан с боевиками, что я сам ваххабит, регулярно идут анонимки.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Мы сейчас об этом поговорим обязательно. Но я хотел бы зацепиться за одну вашу фразу, которую вы сказали, что факты, масштабы этой коррупции очевидны всем. Если всем очевидны, почему в субботу на площадь вышло (мы подсчитали) не более ста человек ваших сторонников? Или, может, не ваших сторонников, но противников Зязикова. Сто человек для республики, население которой несколько сот тысяч.

М. ОЗДОЕВ - Хорошо, объясню. Дело в том, что касается проведения этого митинга, и, как я уже говорил, за неделю до акции были затребованы дополнительные силы. За два дня до митинга появилась листовка: "Мы говорим о том, что мы боремся с коррупцией, хотим изменить ситуацию в республике, требуем от Зязикова искоренить безработицу, хотя бы попытаться" Потому что он заявляет, от 5 до 40 тысяч рабочих мест новых появилось в республике, а там пишут, что мы требуем выхода Ингушетии из состава России. То есть я обратился в МВД, ФСБ, Прокуратуру республики, напрямую связался с Гудковым, так как текст самой листовки был согласован с руководством партии. Это во многом отпугнуло людей. Вы там присутствовали, вы знаете, какая проблема даже была подъехать туда, где я проживаю, где мой офис, то есть практически транспорт был весь парализован. И если группа была более трех человек, их просто не пускали.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Да, в центр нельзя было попасть.

М. ОЗДОЕВ - Весь транспорт - я имею в виду, автобусы, Газели и т.д. со всех населенных пунктов - были блокированы,

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Еще при подъезде к Назрани?

М. ОЗДОЕВ - С выезда даже из населенных пунктов. И им говорилось о том, что они являются пособниками сепаратистов, проверяли их паспортные данные. Но это была очень сильная крупномасштабная акция, так как федеральному центру доложили о том, что тут готовятся беспорядки, штурмы и т.д. На самом деле, Зязиков и окружение прекрасно знали, что эта акция носит мирный характер, мы никакие не экстремисты, мы граждане Российской Федерации. Мало того, сейчас запускаются слухи о том, что меня подкупили осетины, меня поймали с поличным при передаче якобы 40 тысяч долларов. Буквально несколько часов назад мне позвонили из дома, что дана команда любыми путями вновь закрыть Оздоева, подбросив наркотики, оружие. Сейчас готовятся обыски в офисе, у родителей и т.п. Ну, это вообще беспредел идет. Да, они Оздоева могут сломать физически, но дух не сломают никогда.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Довольно много людей, с которыми мы разговаривали в Назрани и в других ингушских городах и селах, говорили нам еще до митинга, что народ на акцию не пойдет. А мы удивлялись, спрашивали, почему. Ведь нельзя назвать ситуацию в республике самой благополучной. Кстати, тут появились новые данные Госкомстата, Ингушетия - самый бедный регион Российской Федерации. И, в общем, бедность она видна, к сожалению, невооруженным взглядом на любой улице. Так вот, нам говорили, да, наверное, Зязиков в чем-то плох, и другой президент был бы хорош, он был бы лучше. Но люди боялись, что если они выйдут на улицу, заявят протест, то это приведет не к снятию Зязикова и замене его на Иванова, Петрова, а к тому, что против республики начнут войну, и Ингушетия станет второй Чечней. Вот, чего боятся люди, поэтому не выходят. Наверное, изменить ситуацию, это переломить, может это и не правда, может это и не так, но в сознании людей, по-моему, почти невозможно. Пример соседней Чечни 15 километров - все там есть.

М. ОЗДОЕВ - Согласен с вами абсолютно. Эта подметная листовка, конечно, не последнюю роль сыграла. Люди готовы выйти на акции. До сих пор можно было, как бы вам сказать, не то, что вожака, а кто возглавит. Я долго ждал, что кто-то на себя возьмет ответственность и пойдет на подобные шаги. Но никто не хотел, я пошел и пойду, если буду жив, до конца. И буду добиваться в любом случае отставки Зязикова. Что касается того, что люди не пойдут на акцию. Понимаете, когда люди молчат, это опаснее, чем когда они говорят. Это намного опаснее. Ситуация действительно взрывоопасная. Молчат, потому что по республике носятся подобного рода мобильные отряды в масках. Могу однозначно сказать, буквально неделю назад был захвачен некто Гиреев. Он сидел в соседней камере со мной. С криками ФСБ его захватили. Местонахождение его не могут установить. Он находится в подвалах МВД республики, где к нему применяются жесточайшие пытки. И все, кто там находится, проходит через это чудовищное. Ну, я про такие пытки даже не слышал. Там, выдирают ногти, перебивают коленные чашечки молотками, пакеты на голову и т.д. - полный набор. До сих пор считалось, что это делает ФСБ. Но я сам свидетель, я видел этих людей, оставшихся в живых пока еще.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Это все было в изоляторе МВД Ингушетии?

М. ОЗДОЕВ - Я шокирован тем, что я увидел. Ни в художественных фильмах, ни в надуманных рассказах то, что творится в МВД республики по команде Хамхоева, исполняющего обязанности министра, и по команде Медова, который являлся главным действующим лицом при моем захвате и разгоне митинга. Ко мне они обратились те, кто там сидит, и сказали - ты выйдешь, ты, наверное, из тех последних, кто скажет правду. Вот, я и говорю эту правду, потому что дал этим людям слово, что если я хотя бы до каких-то СМИ доберусь живым, я это расскажу, чего бы мне это не стоило. Я, вот, рассказываю. Все возможные и невозможные, допустимые пытки там применяются. Это происходит не в подвалах ФСБ республики, а подвалах МВД. Если кто-то сомневается, я знаю фамилии тех, кто в данных момент находится в ИВС республики. Готов с любой комиссией вновь спуститься туда, чего бы мне это ни стоило. И пусть эти люди скажут правду, как их заставляют под пытками. Вот, этого человека пытают и хотят заставить признаться.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Ради чего?

М. ОЗДОЕВ - Ради того, что, якобы, в покушении на Зязикова он участвовал. У него нашли пистолет ТТ. В Ингушетии практически у всех есть оружие, потому что уже ситуация такая, что без него нельзя. У меня есть оружие, оно официально зарегистрировано. У людей есть незарегистрированное.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - То есть, мотивы не политические? Вот, в Чечне люди пропадают, их арестовывают, зачастую пытаются получить какие-то деньги с родственников и т.д. Здесь по-другому?

М. ОЗДОЕВ - Здесь, очевидно, это делалось для того, чтобы показать, какую активную работу ведут органы МВД по выявлению лиц, участвовавших в нападении 21, 22 июня.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Чтобы каждый день звучали отчеты: захвачены еще два ваххабита?

М. ОЗДОЕВ - У меня до сих пор вопрос, где был сам Зязиков и где были герои, которые сегодня изображают из себя мужчин, нападая и захватывая безоружных людей. Где они были, почему не было организовано это сопротивление. Потому это было оскорбление, я считаю, ингушей, в том числе, и федерального центра. В тот день боевики показали, что они в состоянии на юге России захватить любой субъект. Вот, в чем проблема. И виной всему является бездарное руководство Зязикова, ни что иное. Если бы этот человек брал на себя ответственность, принимал бы решение, этого не было бы. Любое событие (мы прекрасно видели события в Беслане) и любые последующие - все это следствие того, что Зязиков абсолютно некомпетентный и не в состоянии руководить республикой. Вот, в чем проблема. Я не исключаю, что при прибытии в Ингушетию я вновь будут арестован. Мне уже сообщили, что, якобы, против меня возбуждается уголовное дело, связанное с тем, что я ударил этого начальника ГУВД города Яндиева.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Который кормил вас обедом?

М. ОЗДОЕВ - Да, который меня кормил обедом. Кстати, который говорил, что я его гость и что у меня проблем в этом здании не будет, пока я у него гость.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Вообще, интересное, неожиданное положение в Ингушетии, задерживают человека, привозят его в милицию и говорят: "Ты, дорогой гость, тут все для тебя, пожалуйста!"

М. ОЗДОЕВ - Так вот это меня больше всего поразило. У человека, у которого не было никаких приводов, никаких наказаний, судебных каких-то изъянов - и, вдруг, мне дают трое суток. Я понимаю, что если бы еще дали штраф. Но если меня задерживают за одно, а сажают за другое - вот что поразительно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - В завершение разговора - вопрос из Интернета от Руслана Льянова. Вопрос следующий: "Какие акции оппозиции ожидаются в ближайшее время, или двухдневное заточение отбило у вас охоту к повторению подобных мероприятий?"

М. ОЗДОЕВ - Акция будет вновь проведена. Она более детально будет проработана. Вот этими действиями то, что они на двое суток меня закрыли, думали напугать - это, в принципе, невозможно. Я не из тех людей, которые испугаются. Я жду от них любого подвоха, любой подлости, если они способны даже женщин и детей пугать, если они такие подразделения силовых структур подтягивают для того, чтобы разогнать, как вы говорите, 100-150 человек было. Но люди просто не успели подойти. Я, как уже говорил, обратился в соответствующие силовые структуры. В том числе и к Геннадию Владимировичу Гудкову по поводу этих подметных листовок. Я хочу объективного расследования. Мне на основании этого сегодня, как мне сообщили, принесли повестки из 6-го отдела МВД республики, из прокуратуры.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Становитесь популярным.

М. ОЗДОЕВ - Да. Я, конечно, пойду на любые допросы в качестве свидетеля. Я готов пойти и в качестве обвиняемого. Но у меня просто, наверное, последняя возможность в открытую сказать о том, что творилось в ИВС республики Ингушетия, о том беспределе в отношении меня. Я сомневаюсь, что у меня будет отныне такая возможность. И хотел бы добавить, что все эти слухи, что за мной стоят Гуцериевы, Аушевы, Келиговы, иные наши обеспеченные граждане - это не соответствует действительности, я абсолютно самостоятельная фигура, даже предупредил Гудкова, если данная акция повредит имиджу партии, я готов выйти из ЦК партии и действовать дальше самостоятельно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ - Спасибо большое. Муса Оздоев - депутат Народного собрания Ингушетии, один из лидеров республиканской оппозиции был сегодня нашим гостем. Но я все-таки надеюсь, что события не будут развиваться по совсем уж плохому сценарию, и мы сможем вас еще увидеть, прежде всего, у нас в студии.

М. ОЗДОЕВ - Поживем - увидим.

Опубликовано 4 мая 2005 года

источник: Радио "Эхо Москвы"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 00:58

28 мая 2017, 23:59

  • Около двух тысяч человек приняли участие в митингах оппозиции в Азербайджане

    Оппозиционные организации Азербайджана провели в День Республики митинги у памятника одному из основателей Азербайджанской демократической республики Мамед Эмину Расулзаде в бакинском пригороде Новханы. На митингах прозвучала критика в адрес властей Азербайджана за нарушение прав человека, коррупцию, забвение целей и ценностей первой Азербайджанской республики, созданной 99 лет назад, передает корреспондент "Кавказского узла".

28 мая 2017, 23:40

28 мая 2017, 22:53

28 мая 2017, 21:53

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей